НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.10.2019 № 11АП-15070/19

ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

443070, г. Самара, ул. Аэродромная, 11А, тел. 273-36-45

www.11aas.arbitr.ru, e-mail: info@11aas.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

апелляционной инстанции по проверке законности и

обоснованности решения арбитражного суда,

не вступившего в законную силу

24 октября 2019 года                                                                            Дело № А55-29331/2018

г.Самара

Резолютивная часть постановления объявлена 21 октября 2019 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 24 октября 2019 года. 

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Филипповой Е.Г., судей Бажана П.В., Корнилова А.Б.,

при ведении протокола судебного заседания Ахмеджановой Э.М. с участием:

от общества с ограниченной ответственностью «Монолит-строй» - представителей Шелепова В.И. (доверенность от 12.08.2019), Калининой Г.В. (доверенность от 12.08.2019),

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №18 по Самарской области – представителя Быкова В.С. (доверенность от 24.09.2019),

от инспекции Федеральной налоговой службы по Кировскому району г. Самары - представителя Быкова В.С. (доверенность от 24.09.2019),

от третьих лиц: Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области – представителя Быкова В.С. (доверенность от 29.08.2019),

от общества с ограниченной ответственностью «Спецагропром» - представитель не явился, извещено,

от общества с ограниченной ответственностью «Апекс» - представитель не явился, извещено,

            рассмотрев в открытом судебном заседании 21 октября 2019 года апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Монолит-строй»

            на решение Арбитражного суда Самарской области от 24 июля 2019 года по делу №А55-29331/2018 (судья Мешкова О.В.), принятое по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Монолит-строй», г.Самара, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №18 по Самарской области, г. Самара, к инспекции Федеральной налоговой службы по Кировскому району г. Самары, г.Самара, третьи лица: Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области, г.Самара, общество с ограниченной ответственностью «Спецагропром», г.Самара, общество с ограниченной ответственностью «Апекс», г.Самара,

            о признании незаконным решения №19-33/26/27 от 22.06.2018,

У С Т А Н О В И Л:

            Общество с ограниченной ответственностью «Монолит-строй» (далее - ООО  «Монолит-строй», заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №18 по Самарской области (далее - налоговый орган, инспекция), к инспекции Федеральной налоговой службы по Кировскому району г. Самары (далее - ИФНС России по Кировскому району г. Самары) о признании незаконным решения №19-33/26/27 от 22.06.2018 о привлечении в ответственности за совершение налогового правонарушения, как не соответствующего нормам Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ, Кодекс).

            К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Управление Федеральной налоговой службы по Самарской области (далее - УФНС России по Самарской области), общество с ограниченной ответственностью «Спецагропром» (далее - ООО «Спецагропром»), общество с ограниченной ответственностью «Апекс» (далее - ООО «Апекс»).

            Решением Арбитражного суда Самарской области от 24 июля 2019 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

В апелляционной жалобе ООО  «Монолит-строй» просит решение суда отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на реальность хозяйственных операций со спорными контрагентами ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель», ООО «СтройНовация», которая подтверждена доказательствами, представленными заявителем в материалы дела, а также представление налоговому органу всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством, в целях получения налоговой выгоды. Кроме того, общество указывает на недопустимость заключений эксперта № 333 от 23.05.2018 по результатам почерковедческой экспертизы и № 336 от 28.04.2018 по результатам технической экспертизы, а также представленных инспекцией расчетов человеко-часов по табелям учета рабочего времени. По мнению заявителя, инспекцией не доказано выполнение спорных работ самим заявителем.

В отзыве на апелляционную жалобу налоговые органы просят оставить решение суда без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения, ссылаясь на законность и обоснованность обжалуемого решения суда.

На основании ч.5 ст.158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании 25 сентября 2019 года рассмотрение дела было отложено на 11 час 40 мин 21 октября 2019 года, в связи с необходимостью дополнительного исследования материалов дела с учетом приведенных в судебном заседании доводов.

Определением суда от 21 октября 2019 года в составе суда, рассматривающего данное дело, произведена замена судьи Засыпкиной Т.С. на судью Бажана П.В., в связи с его нахождением в очередном ежегодном отпуске, после чего рассмотрение дела было начато заново.

Дело рассмотрено в соответствии с требованиями ст.156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие представителей ООО «Спецагропром», ООО «Апекс», надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства.

В судебном заседании представитель ООО  «Монолит-строй» поддержал доводы апелляционной жалобы, просил решение суда отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Представители налоговых органов возражали против удовлетворения апелляционной жалобы и просили оставить решение суда без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав пояснения представителей ООО «Монолит-строй», налоговых органов, арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта. 

Как следует из материалов дела, 22.06.2018 Межрайонной ИФНС России № 18 по Самарской области (далее -инспекция) по результатам выездной налоговой проверки за период с 31.01.2013 по 31.12.2015 принято решение № 19-33/26/27 о привлечении ООО «Монолит-строй» (далее - налогоплательщик) к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, за неполную уплату налога на прибыль в виде штрафа в размере 2 934 646 руб., НДС в виде штрафа в размере 185 595 руб. Установлена недоимка по налогу на прибыль в сумме 29 022 452 руб., по НДС в сумме 26 120 207 руб., а также начислены соответствующие пени в сумме 22 706 265 руб. Всего по решению дополнительно начислено: 80 969 165 руб. Также предложено внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Основанием доначисления оспариваемых сумм налога на прибыль и налога на добавленную стоимость послужил вывод инспекции о неправомерном завышении расходов по налогу на прибыль и неправомерном применении обществом налоговых вычетов по НДС на основании счетов-фактур, выставленных в его адрес контрагентами ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель», ООО «СтройНовация», ввиду отсутствия реальных хозяйственных операций.

Не согласившись с вышеуказанным решением инспекции, заявитель обратился в УФНС России по Самарской области (далее - Управление) с апелляционной жалобой (вх. № 01-39/089617 от 01.08.2018) и дополнением (вх. № 01-39/100482 от 30.08.2018).

В свою очередь, Управление по результатам рассмотрения апелляционной жалобы ООО «Монолит-строй» принято решение от 12.09.2018 № 03-15/38201@ об оставлении апелляционной жалобы общества без удовлетворения.

В обоснование заявленных требований общество сослалось на то, что доказательств сговора между ним и его контрагентами ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель», ООО «СтройНовация» налоговым органом не установлено, факт участия налогоплательщика в схеме ухода от налогообложения, взаимозависимость и (или) аффилированность с контрагентами также не установлена. Заключая договора с данными контрагентами, общество удостоверилось в их правоспособности, доказательств того, что ООО «Монолит-строй» знало о том, что они являются недобросовестными, не представлено. Контрагентами был уплачен налог по взаимоотношениям с ООО «Монолит-строй».

Общество также указало, что на момент заключения договорных отношений налогоплательщиком были запрошены документы, подтверждающие правоспособность юридических лиц, легитимность исполнительного органа данных организаций, в ходе исполнения договорных отношений запрашивались сведения у контрагентов об отражении последними финансово-хозяйственных операций по взаимоотношениям с проверяемым налогоплательщиком в бухгалтерском учете и их декларирование. Сведения, содержащиеся в вышеуказанных документах, были сопоставлены со сведениями, содержащимися на официальном сайте ФНС России. Факт регистрации юридического лица налоговыми органами подтверждает реальность существования и правоспособность участника гражданского оборота. При заключении с контрагентами договоров банковского счета банки производят идентификацию клиента, что является дополнительным подтверждением того, что от имени контрагентов действуют реально действующие руководители.

По мнению заявителя, к показаниям свидетелей Фирсовой С.Г. по ООО «Строй-Контракт», Кожухова Б.В. по ООО «СтройНовация», Тархановой Е.С. по ООО «Строитель», необходимо отнестись критически ввиду установленных в ходе проверки несоответствий.

Согласно позиции заявителя, довод о наличии у налогоплательщика трудовых ресурсов, за счет которых при более эффективной работ,е исходя из данных человеко-часов по табелю учета рабочего времени и работам, выполненным собственными силами, в соответствии с актами выполненных работ по форме КС-2 и могли быть выполнены контрагентами, противоречит действующему законодательству о налогах и сборах. Довод о возможности выполнения работ своими силами носит предположительный характер.

Также заявитель ссылается на процессуальные нарушения при проведении проверки и экспертиз в ходе мероприятий налогового контроля.

Налоговые органы ссылаются на законность и обоснованность оспариваемого решения, доказанность материалами проверки отсутствия реальности хозяйственных операций общества со спорными контрагентами, получение заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Исследовав и оценив представленные в дело доказательства, доводы лиц, участвующих в деле, суд первой инстанции пришёл к следующим выводам.

Относительно довода налогоплательщика о том, что акт проверки подписан не всеми проверяющими, что является нарушением действующего законодательства, суд первой инстанции исходил из того, что неподписание акта лицом, включенным в состав проверяющих, не лишило налогоплательщика возможности представить возражения на акт проверки, заявления, ходатайства при рассмотрении материалов проверки. Поэтому данное нарушение не является существенным и влекущим отмену принятого решения. Данное обстоятельство, по мнению суда, не привело к существенному нарушению прав налогоплательщика и не влечет безусловного признания незаконным оспариваемого решения.

Пунктом 1 ст. 252 НК РФ предусмотрено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Данное положение во взаимосвязи со ст.  171, 172 НК РФ предполагает возможность применения вычета по НДС при наличии реального осуществления хозяйственных операций и при осуществлении сделок с реальными товарами (работами, услугами).

Подпунктами 1 и 2 ст. 171 НК РФ установлено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные ст. 171 НК РФ налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами.

При этом вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных этой статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

По смыслу главы 21 НК РФ, документы, представляемые налогоплательщиком в инспекцию, должны быть достоверными, непротиворечивыми, содержащиеся в них сведения должны подтверждать реальность хозяйственной операции и иные обстоятельства, с которыми Кодекс связывает право налогоплательщика на налоговые вычеты. Налогоплательщик должен представить достоверные доказательства того, что товары (работы, услуги), в оплату которых перечислены денежные средства, реализованы именно теми контрагентами, в пользу которых произведена оплата. Обязанность по доказыванию правомерности включения сумм в налоговые вычеты лежит на налогоплательщике.

Следовательно, для применения налогового вычета по НДС и включения затрат в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль организаций, налогоплательщик должен представить документы, подтверждающие факт совершения сделки с реальным поставщиком и фактическое несение им расходов на приобретение товаров (работ, услуг). Налоговый орган вправе отказать в предоставлении вычета и не принять расходы по налогу на прибыль организаций, если заявленная к вычету или расходам сумма не подтверждена надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, а сформированный вычет или хозяйственные расходы - нереальны.

В налоговых правоотношениях недопустима ситуация, которая позволяла бы недобросовестным налогоплательщикам с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создавать ситуацию формального наличия права на получение налоговых выгод (в том числе через применение вычетов по НДС).

С учетом разъяснений, содержащихся в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 17.12.1996 № 20-П, от 20.02.2001 № 3-П, от 12.10.1998 № 24-П и в определении от 25.07.2001 № 138-О, возмещение налога должно производиться добросовестному налогоплательщику.

Оценка добросовестности налогоплательщика при получении налоговых выгод предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели, то есть возможность получения налоговых выгод предполагает наличие реального осуществления хозяйственных операций.

Таким образом, в целях подтверждения обоснованности налоговой выгоды должна быть установлена их объективная предметная взаимосвязь с фактами и результатами реальной предпринимательской и иной экономической деятельности, что служит основанием для вывода о достоверности представленных документов.

Из представленных документов и объяснений заявителя следует, что в ООО «Монолит-строй» являлось генподрядчиком по отношению к заказчикам: ООО «Трансгруз», ООО «Великран-Инвест», ООО «Бетон-М», при строительстве объектов в виде жилых многоэтажных домов, многосекционных комплексов жилой застройки, простройбазы, в целях исполнения своих обязательств перед заказчиками обществом привлекались к выполнению подрядных работ различные организации, в том числе ООО «Строй-Контракт», ООО «Строй-Новация», ООО «Строитель».

В ходе налоговой проверки было установлено получение обществом необоснованной налоговой выгоды в виде занижения налоговой базы по НДС ввиду неправомерного применения налоговых вычетов по НДС, а также занижения налоговой базы по налогу на прибыль организаций ввиду неправомерного отнесения расходов по сделкам с контрагентами ООО «Строй-Контракт», ООО «Строй-Новация», ООО «Строитель».

В оспариваемом решении налоговым органом сделан вывод о том, что работы на строительных объектах (бетонирование конструкций и общестроительные работы) выполнены собственными силами ООО «Монолит-строй по следующим основаниям:

- отсутствие трудовых ресурсов у контрагентов ООО «СтройНовация», ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель» (численность 1 чел.);

- отсутствуют перечисления денежных средств физическим лицам по гражданско-правовым договорам за оказанные услуги, выполненные работы;

- проведенный анализ трудозатрат показал, что у ООО «Монолит-строй» достаточно собственных трудовых ресурсов, так как в проверяемом периоде от 76 % до 88% из них были свободны от выполнения работ;

- учредители контрагентов номинальные, не подтверждают ведение финансово-хозяйственной деятельности;

- контрагенты не находились по адресам регистрации;

- ООО «Строитель» прекратило существование, ООО «СтройНовация» находится в стадии присоединения к другому лицу;

- контрагенты не имели имущества и трудовые ресурсы;

- ООО «Монолит-строй» имеет достаточно штатных единиц для выполнения работ своими силами;

- среднесписочная численность работников в 2013 году - 81 чел., в 2014 году - 68 чел., в 2015 году - 65 чел.;

- контрагенты перечисляли минимальные налоги;

- транзитный характер движения денежных средств, отсутствуют перечисления для ведения реальной финансово-хозяйственной деятельности;

- контрагенты 2-го, 3-го звена являются недобросовестными;

- подписи на первичных документах от имени ООО «СтройНовация», ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель» подписаны иными лицами с подражанием его подписи;

- по части документов от имени ООО «СтройНовация» сделать вывод о том, кем выполнена подпись не удалось;

- документы ООО «Монолит-строй», ООО «СтройНовация», ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель» выполнены с использованием одного электрофотографического знакосинтезирующего устройства (принтера ПК, МФУ в режиме принтера) с использованием одного и того же картриджа, при условии, что картридж не заменялся;

- ООО «Монолит-строй» и ООО «Трансгруз» не представили в ходе проверки документы (журнал пропуска на строительные объекты; акты допуска на строительные объекты,   выданные   субподрядным   организациям;   журналы   вводного   инструктажа субподрядных организаций; списки сотрудников субподрядных организаций, проходящих через пропускной пункт на строительном объекте за период 2013-2015 годы), подтверждающие (отражение) участие работников: ООО «СтройНовация», ООО «Строй -Контракт», ООО «Строитель» при выполнении работ на объекте строительства, а представленные ООО «Монолит-строй» общие журналы работ содержат не все страницы журнала (из журналов можно было бы увидеть сведения о выполнении работ в процессе строительства за период 2013-2015 годы ООО «Монолит-строй»).

С учетом вышеизложенных обстоятельств налоговым органом сделан обоснованный вывод, что взаимоотношения ООО «Монолит-строй с контрагентами ООО «Строй-Контракт», ООО «Строй-Новация», ООО «Строитель» направлены на создание искусственного документооборота при отсутствии реальной финансово-хозяйственной сделки с целью завышения налога на добавленную стоимость и минимизации платежей в бюджет.

В соответствии с пунктами 3 и 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - постановление Пленума ВАС РФ № 53) налоговая выгода может быть признана необоснованной в случае, если налоговая выгода получена вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, то есть при отсутствии реальных хозяйственных операций (совершенных налогоплательщиком сделок), исходя из отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности (отсутствие управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств), учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций.

Налоговая выгода на основании пункта 9 постановления Пленума ВАС РФ № 53 не может быть самостоятельной целью деятельности налогоплательщика, оценка обоснованности или необоснованности полученной налогоплательщиком налоговой выгоды (в том числе в виде права на возмещение НДС) производится исходя из оценки направленности совершенных им операций на достижение определенного экономического эффекта. В случае, если судом будет установлено, что целью деятельности налогоплательщика является не достижение экономического эффекта от совершенных им операций, а только получение налоговой выгоды, то вне зависимости от принципов свободы договора или нарушения его контрагентами налоговых обязательств такая выгода будет признана необоснованной.

Доводы заявителя о необоснованности выводов налогового органа и реальности спорных хозяйственных операций отклоняются судом как не обоснованные с учетом следующих установленных судом обстоятельств.

1. В отношении ООО «Строй-Контракт»налоговым органом установлено следующее:

- юридический адрес с 12.10.2011 по настоящее время: 443087, Самарская обл., г.Самара, ул. Ново-Вокзальная, д. 189А офис 317;

- дата регистрации с 12.10.2011 по настоящее время в инспекции Федеральной налоговой службы по Промышленному району г. Самары.;

- вид деятельности: ОКВЭД: 41.20 Строительство жилых и нежилых зданий;

- руководитель - с 12.10.2011 Тищенко Ольга Николаевна, с 30.01.2013 Фазылов Виталий Витальевич, с 01.04.2013 Фирсова Светлана Геннадьевна ИНН 631405012971;

- учредитель (100%) с 12.10.2011 по 29.01.2013 Тищенко Ольга Николаевна, с 30.01.2013 Фазылов Виталий Витальевич ИНН 631405979127;

- по данным ПИК доход численность в 2013 году - 4 чел., а именно: Лапаева Ксения Николаевну период работы с 01 по 04 месяц 2013 года, Тищенко Ольга Николаевна период работы с 01 по 04 месяц 2013 года, Фазылов Виталий Витальевич период работы с 02 по 04 месяц 2013 года, Фирсова Светлана Геннадьевна период работы с 04 по 12 месяц 2013 года. В 2014 году - 1 чел., в 2015 году - 0 чел.;

- выручка от реализации: 2013 год - 164 299 тыс. руб. (налог к уплате - 52 тыс. руб.), 2014 год - 24 350 тыс. руб. (налог к уплате - 9 тыс. руб.);

по данным бухгалтерского учета по счетам 20 «Основное производство» и 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» в 2013 году по подрядчику ООО «Строй-Контракт» отражена сумма расходов: в ООО «Моно-Каркас» - 63471313 руб., ООО «Мега-Строй» - 20 293 664 руб., ООО «Монолит-строй» - 71746117 руб., всего на сумму 155511 тыс.р., что составляет 94,65% выручки, отраженной в налоговой декларации по налогу на прибыль в ООО «Строй-Контракт» (2013 год -164299 тыс.р.);

- по данным бухгалтерского баланса за 2013 год, 2014 год: основные средства в организации - 0;

«Отчет о движении денежных средств» по форме №4 за 2013, 2014 годы содержит нулевые показатели.

При анализе выписок по расчетным счетам установлено, что у ООО «Строй-контракт» и организаций в цепочке перечисления денежных средств (ООО «Магнум», ООО «Вита-Эксперт» и другие) установлено наличие обстоятельств, которые свидетельствуют о «проблемности» организаций:

- отсутствуют расходы на ведение хозяйственной деятельности (оплата за электроэнергию, коммунальные платежи, за покупку программы ПК Estimate 1.8);

- суммы, проходящие через расчетный счет, несопоставимы с оборотами, заявленными организацией в бухгалтерской и налоговой отчетности (значительно превышают);

- движение денежных средств по расчетному счету носит транзитный характер;

- существует несоответствие указаний о проведенной операции (в поле «назначение платежа») по поступившим денежным средствам с последующим их списанием.

Из протокола допроса Фирсовой С.Г. (директор ООО «Строй-Контракт») установлено, что в 2013-2015 годы Фирсова С.Г. находилась в отпуске по уходу за 3 детьми, до этого работала водителем троллейбуса. Знаниями в области экономики (менеджмента) бухгалтерского учета не обладает. ООО «Строй-Контракт» регистрировала по просьбе знакомой Алисы Григорян. Так как являлась номинальным руководителем, то финансово-хозяйственную деятельность не осуществляла, документы не подписывала.

В трудовой книжке отсутствует запись о том, что Фирсова С.Г. была принята на работу в ООО «Строй-Контракт» директором.

Согласно проведенному осмотру местонахождения ООО «Строй-Контракт» по юридическому адресу инспекцией установлено, что вывески, указатели, работники, оборудование ООО «Строй-Контракт» по данному адресу отсутствуют. Собственник помещения ( ИП Копытина А.С.) подтвердил отсутствие организации по данному адресу.

2. В отношении ООО «СтройНовация» инспекцией установлено следующее:

- юридический адрес с 30.10.2013 по 21.09.2015: 443086, Самарская обл., г. Самара, ул. Брошевского, д.18, офис 203;

- состояло на учете с 30.10.2013 по 21.02.2017 в ИФНС России по Октябрьскому району г. Самары., с 21.02.2017 в ИФНС России по Красноглинскому району Самарской области, с 24.11.2016 находится в процессе реорганизации в форме присоединения 24.11.2016;

- вид деятельности: ОКВЭД: 41.20 Строительство жилых и нежилых зданий;

- руководитель - Майоров Артем Михайлович (с 16.03.2015 по настоящее время) учредитель и руководитель 4 организаций;

- учредитель Кожухов Борис Владимирович (с 30.10.2013), руководитель с 30.10.2013 по - 15.03.2015 учредитель - 4, руководителем - 5 организаций;

- по данным ПИК, доход численность 2013 год - 0 чел., 2014 год - 1 чел., 2015 год - 3 чел.;

- по данным налоговой декларации по прибыли: выручка от реализации: 2014 год -427 170 тыс.р. (налог к уплате - 38 тыс. руб.), 2015 год - 783 266 тыс. руб. (налог к уплате -120 тыс. руб.), сумма доходов приближена к сумме расходов;

- по данным бухгалтерского баланса за 2014, 2015 годы: основные средства в организации - 0;

- «Отчет о движении денежных средств» Форма №4 за 2014 год, 2015 год содержит нулевые показатели.

При анализе выписки по расчетному счету ООО «СтройНовация» установлено наличие обстоятельств, которые свидетельствуют о «проблемности» организации:

- отсутствуют расходы на ведение хозяйственной деятельности (оплата за электроэнергию, коммунальные платежи, за покупку программы ПК Estimate 1.8);

- суммы, проходящие через расчетный счет, несопоставимы с оборотами, заявленными организацией в бухгалтерской и налоговой отчетности (значительно превышают);

- движение денежных средств по расчетному счету носит транзитный характер;

- существует несоответствие указаний о проведенной операции (в поле «назначение платежа») по поступившим денежным средствам с последующим их списанием.

В ходе анализа расчетных счетов установлено, что ООО «Монолит-строй» перечисляет денежные средства за СМР в ООО «СтройНовация», затем в фирмы-посредники.

Из протокола допроса Майорова А.М. установлено, что Майоров А.М. является руководителем ООО «СтройНовация» с марта 2015 года по настоящее время. Образование высшее, по специальности менеджер ГС. Организация занималась строительством. Взаимоотношения между ООО «СтройНовация» и ООО «Моно-Каркас» подтверждает, работы проводились на строительстве жилых домов по ул. Мичурина г. Самара.

Из протокола допроса Кожухова Б.В. установлено, что Кожухов Б.В. являлся номинальным руководителем и учредителем ООО «СтройНовация» по просьбе третьих лиц, документы по организации регистрировал сам, так же выдавал доверенность.

3. В отношении ООО «Строитель» инспекцией установлено следующее:

- юридический адрес с 13.11.2012 по 04.03.2016: 443099, Самарская обл., г. Самара, ул. Алексея Толстого, д. 12 офис 15;

- состояло на учете в налоговом органе с 13.11.2012 по 04.03.2016 в Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №18 по Самарской области. Прекратило деятельность при реорганизации в форме присоединения 04.03.2016 к ООО «СПЕЦАГРОПРОМ» ИНН6317091760;

- вид деятельности: ОКВЭД: 41.20 Строительство жилых и нежилых зданий.

- руководитель и учредитель (100%) - Тарханова Елена Сергеевна ИНН 631218798875 (массовый учредитель - 47 организаций, руководитель - 41организаций);

- по данным ПИК доход численность: 2013 год - 1 чел., 2014 год - 1 чел., 2015 год - 1 чел.;

- по данным налоговой декларации по прибыли: выручка от реализации: 2014 год -20 342 тыс. руб. (налог к уплате - 53 тыс. руб.), 2015 год - 10 188 тыс. руб. (налог к уплате - 25 тыс. руб.);

- по данным бухгалтерского учета по счетам 20 «Основное производство» и 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» в 2015 год по подрядчику ООО «Строитель» отражена сумма расходов в ООО «Моно-Каркас» - 3 381 749 руб., ООО «Мега-строй» - 6 806 733 руб., всего на сумму 10 188 тыс. руб., что составляет 100% выручки в ООО «Строитель» (2015 год - 10 188 тыс. руб.);

- по данным бухгалтерского баланса за 2014 год, 2015 год: основные средства в организации - 0;

- «Отчет о движении денежных средств» по форме №4 за 2014 год, 2015 год содержит нулевые показатели.

При анализе выписки по расчетному счету ООО «Строитель» установлено наличие обстоятельств, которые свидетельствуют о «проблемности» организации:

- отсутствуют расходы на ведение хозяйственной деятельности (оплата за электроэнергию, коммунальные платежи, за покупку программы ПК Estimate 1.8);

- суммы, проходящие через расчетный счет, несопоставимы с оборотами, заявленными организацией в бухгалтерской и налоговой отчетности (значительно превышают);

- движение денежных средств по расчетному счету носит транзитный характер;

- существует несоответствие указаний о проведенной операции (в поле «назначение платежа») по поступившим денежным средствам с последующим их списанием.

Инспекцией был проведен анализ бухгалтерского счета 58 «Финансовые вложения», из которого следует, что в 2014 год ОАО «Сбербанк России» выданы векселя ООО «Монолит-строй» на сумму 2 285 000 руб., которые, в свою очередь, переданы в ООО «Строитель», в 2015 год ООО «Трансгруз» выдан собственный вексель ООО «Монолит-строй» на сумму 3 334 247 руб. 79 коп. (акт приема-передачи векселей № б/н от 25.02.2015 номиналом 3 334 247 руб. 79 коп. во исполнение обязательств по договору генерального строительного подряда № 16 от 01.09.2011 за выполненные работы), который передан в ООО «Строитель» (акт приема-передачи векселей № б/н от 25.02.2015, основание: вексель передан в счет оплаты строительно-монтажных работ по договору № 02/14М-С от 09.01.2014 на объекте «Жилой дом со встроено-пристроенными нежилыми помещениями и подземно-надземным паркингом, расположенный по адресу ул. Садовая/Вилоновская, дом 176/44 в Ленинском районе г. Самара).

Согласно опросу руководителя Тархановой Б.С. следует, что Тарханова Б.С. не имеет финансового и юридического образования, навыками менеджмента не обладает, паспорт не теряла, некоторые организации регистрировала, но никакого отношения к финансово- хозяйственной деятельности этих организаций не имеет. О фактически осуществляемой деятельности организаций ничего не знает, с поставщиками и покупателями не общалась, доверенности для заключения договоров, подписания документов не выдавала. Кто фактически осуществлял деятельность в качестве директора, главного бухгалтера, не знает, заработную плату не получала. Договоры, счета-фактуры, товарные накладные, акты выполненных работ не подписывала. Расчетные счета в банке открывала, но расчетно-платежные документы не подписывала, распоряжение на изготовление факсимильной печати подписи не давала.

Заявитель утверждает, что изготовление актов выполненных работ, составленных между ООО «Монолит-строй» (генподрядчик) и ООО «Трансгруз» (заказчик), а также актов выполненных работ, составленных между заявителем и спорными контрагентами с использованием одного принтера ПК, МФУ в режиме принтера не свидетельствуют о согласованности действий заявителя со спорными контрагентами, а лишь определяет производственную необходимость.

В рамках выездной налоговой проверки было установлено, что согласно полученным сведениям у ООО «Центр по ценообразованию в строительстве» программное обеспечение для составления сметной документации «Estimate 1.8» ООО «Монолит-строй», а также спорными контрагентами не приобреталось права на использование программного обеспечения «Estimate 1.8», право на использование программного обеспечения «Estimate 1.8» было приобретено ООО «Трансгруз». Таким образом, по мнению налогоплательщика изготовление актов выполненных работ на печатных устройствах обусловлено объективными условиями производственной деятельности заявителя. Соответственно оформленные от ООО «Строй-Контракт, ООО «Строитель», ООО «СтройНовация» счета-фактуры содержат все предусмотренные пунктами 5и 6 ст. 169 НК РФ реквизиты и сведения.

Судом первой инстанции данные доводы заявителя отклонены ввиду следующих обстоятельств.

В ходе налоговой проверки установлено, что по данным информационных ресурсов СПАРК интернет установлено, что ООО «Мега-Строй» является организацией группы компаний ООО «Трансгруз», в которую входят 30 компаний, в том числе ООО «Моно-Каркас» и ООО «Монолит-строй».

Учредителем (совладельцем) является Волков Эдуард Игоревич, доля в уставном капитале: ООО «Трансгруз», ООО «Мега-Строй», ООО «Моно-Каркас», ООО «Монолит-строй» -100%.

Административно-управленческий аппарат: ООО «Мега-Строй», ООО «Моно­Каркас», ООО «Монолит-строй» осуществляет деятельность в помещении находящемся по адресу г.Самара, ул. Водников д.60, который является юридическим адресом ООО «Трансгруз».

Москалев А.В. является директором ООО «Мега-Строй», ООО «Моно-Каркас», ООО «Монолит-строй». Соловьева Л.Ю. является главным бухгалтером: ООО «Мега-Строй», ООО «Моно-Каркас», ООО «Монолит-строй».

Таким образом, ООО «Трансгруз» и ООО «Мега-Строй», ООО «Моно-Каркас», ООО «Монолит-строй» являются взаимозависимыми лицами (в силу подпункта 2 пункта 2 статьи 105.1 НК РФ).

Доля выручки ООО «Монолит-строй» в общей сумме доходов, полученных от сделок ООО «Трансгруз», составляет за 2013 год - 100%, за 2014 год - 100%, за 2015 год -59,6%, ООО «Великран-Инвест» за 2015 год - 37,7%, ООО «Бетон-М» за 2015 год - 2,6%.

Кроме того, инспекцией проведен анализ всех представленных ООО «Монолит-строй» актов выполненных работ (КС-2), полученных от ООО «СтройНовация», ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель» и выставленных в адрес ООО «Трансгруз». В ходе анализа выявлено, что все представленные КС-2 были сформированы с помощью программного комплекса «Estimate 1.8».

В связи с этим налоговым органом у правообладателя данного программного продукта ООО «Центр по ценообразованию в строительстве» ИНН 6315527666 КПП631501001 были запрошены документы (информация), подтверждающие приобретение программы «Estimate 1.8» ООО «Трансгруз», а также ООО «Мега-строй» и ООО «СтройНовация», ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель».

ООО «Центр по ценообразованию в строительстве» сообщило, что ООО «Трансгруз» имеет право на использование ПК «Estimate 1.8» с 2005 года, а ООО «Моно-каркас» и ООО «СтройНовация», ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель» не приобретали права на использование ПК «Estimate 1.8» для составления сметной документации.

Исходя из сведений 2-НДФЛ по ООО «СтройНовация», ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель» (субподрядчик) не имели достаточных трудовых ресурсов для выполнения бетонных и общестроительных работ, также при анализе выписки банка за 2013-2015 годы не установлены перечисления денежных средств физическим лицам по гражданско-правовым договорам за оказанные услуги, выполненные работы.

Как показал анализ табелей учета рабочего времени за период 2013 -2015 годы, у ООО «Монолит-строй» имелось достаточно штатных единиц для выполнения работ своими силами для ООО «Трансгруз».

При этом налогоплательщик не представил журналы пропуска на строительные объекты, акты допуска на строительные объекты, выданные субподрядным организациям, журналы вводного инструктажа субподрядных организаций; списки сотрудников субподрядных организаций проходящих через пропускной пункт на строительном объекте за период 2013-2015годы.

Почерковедческой экспертизой подписей руководителей ООО «Стройновация», ООО «Строитель», ООО «Строй-контракт» установлено, что подписи в представленных ООО «Монолит-строй» документах выполнены не руководителями данных организаций, а неустановленными лицами.

Техническая экспертиза изъятых у ООО «Монолит-строй» документов установила, что документы из ООО «Стройновация», ООО «Строитель», ООО «Стройконтракт», выставленные в адрес ООО «Монолит-строй» и документы из ООО «Монолит-строй», выставленные в адрес ООО «Трансгруз», выполнены с использованием одного электрофотографического знакосинтезирующего устройства (принтера ПК, МФУ в режиме принтера). А так же среди документов, представленных по трем постановлениям № 40 по материалам проверки ООО «Монолит - строй», № 42 по материалам проверки ООО «Мега-строй», №44 по материалам проверки ООО «Моно­каркас», имеются документы, которые также выполнены с использованием одного электрофотографического знакосинтезирующего устройства (принтера ПК, МФУ в режиме принтера).

Следует также отметить, что в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки, представленных возражений, ознакомления проверяемого лица с постановлениями о назначении почерковедческой экспертизы, технической экспертизы документов, ознакомления проверяемого лица с экспертизами, со стороны ООО «Моно­каркас», ООО «Мега-строй», ООО «Монолит-строй» представителем по доверенности б/н от 29.03.2018 являлся адвокат Шелепов Василий Ильич (удостоверение №2828, выдано Управлением Министерства юстиции РФ по Самарской области 16.12.2013, рег. номер 63/2548).

Кроме того, Шелепов В.И. присутствовал в ИФНС по Ленинскому району г.Самары на допросе руководителя ООО «СтройНовация» Майорова А.М., что подтверждается ордером №003029 от 01.082017 (приложение к протоколу б/н от 01.08.2017), выданного Коллегией адвокатов «Коган и партнеры».

На основании вышеизложенного данные факты указывают на согласованность действий между ООО «Трансгруз» и ООО «Моно-каркас», ООО «Мега-строй», ООО «Монолит-строй», а также отсутствие реальности хозяйственных операций по взаимоотношениям общества с ООО «Стройновация», ООО «Строитель», ООО «Строй-контракт», целью которых является получение заявителем необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль организаций и применения налоговых вычетов по НДС.

Статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) установлено, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Оценка добросовестности налогоплательщика при получении налоговых выгод предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели, то есть возможность получения налоговых выгод предполагает наличие реального осуществления хозяйственных операций.

В целях подтверждения обоснованности налоговой выгоды должна быть установлена их объективная предметная взаимосвязь с фактами и результатами реальной предпринимательской и иной экономической деятельности, что служит основанием для вывода о достоверности представленных документов.

В налоговых правоотношениях недопустима ситуация, которая позволяла бы недобросовестным налогоплательщикам с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создавать ситуацию формального наличия права на получение налоговых выгод (в том числе через уменьшение налоговых баз включением необоснованных расходов и применением вычетов по налогу на добавленную стоимость).

При этом в силу ст. 65 АПК РФ доказывание обстоятельств, послуживших основанием для принятия акта налоговым органом, возлагается на последнего, что, однако, не исключает обязанности налогоплательщика доказать те обстоятельства, на которые он ссылается в обоснование своих возражений.

Между тем само по себе заключение сделки с организацией, имеющей идентификационный номер налогоплательщика, банковские счета и юридический адрес, не является безусловным основанием для получения налоговой выгоды, если в момент выбора контрагента налогоплательщик надлежащим образом не проверил полномочия представителей сделки; доказательств того, что общество при заключении договоров и их исполнении оценило полномочия лиц, подписавших первичные документы, деловую репутацию спорных контрагентов, их платежеспособность, наличие у контрагентов необходимых для исполнения обязательства ресурсов (имущества, транспортных средств, материальных запасов, трудовых ресурсов), а также налоговые риски, в том числе риск отказа в получении налогового вычета, в материалы дела не представлено.

Таким образом, налогоплательщиком не доказано, что им в проверяемом периоде была проявлена должная степень осторожности и осмотрительности при выборе данных спорных контрагентов.

Относительно представленных заявителем в материалы дела судебных актов (определение Арбитражного суда Самарской области от 24.05.2013 по делу № А55-22008/2012 о включении требований ООО «СТРОЙ-КОНТРАКТ» в сумме 3 810 999 руб. 67 коп. в реестр требований кредиторов должника - ООО «Самарасетьстрой»; решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 12.05.2016 по делу № А56-12581/2016 о взыскании с ООО «Премиум» в пользу ООО «СтройНовация» 2 850 000 руб. неосновательного обогащения) суд первой инстанции отметил следующее.

В определении Арбитражного суда Самарской области от 24.05.2013 по делу №А55-22008/2012 не указаны идентификационный номер налогоплательщика и государственный регистрационный номер ООО «СТРОЙ-КОНТРАКТ» - юридического лица.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 12.05.2016 по делу № А56-12581/2016 удовлетворен иск ООО «СтройНовация» (представ. Головачев Е.В.), ОГРН. 1136316010490, ИНН: 6316192099 о взыскании с ООО «Премиум» неосновательного обогащения в сумме 2 850 000 руб. по основаниям ошибочности перечисления денежных средств за оборудование.

Между тем заявитель не обосновал, какое в данном случае правовое значение имеет данный судебный акт. При том, что обращение в суд от имени спорного контрагента по указанному спору не характеризуют его как организацию, ведущую реальную хозяйственную деятельность, обладающую необходимыми для выполнения работ ресурсами, и также не свидетельствует о проявлении заявителем должной осмотрительности.

Наличие данного судебного акта говорит лишь о наличии юридического лица в системе госрегистрации лиц, характеризует его как участника спора и не характеризует организацию как добросовестного налогоплательщика, имеющего деловую репутацию и возможность реального выполнения спорных работ.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 12.02.2008 № 12210/07, в случае недобросовестности контрагентов покупатель несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений, поскольку в силу требований налогового законодательства он лишается возможности произвести налоговые вычеты либо воспользоваться льготным порядком исчисления налогооблагаемой базы ввиду отсутствия надлежаще оформленных документов.

Негативные последствия выбора недобросовестных контрагентов лежат на налогоплательщике. Заявляя о своем праве на налоговые вычеты, общество несет корреспондирующую этому праву обязанность представления налоговому органу достоверных сведений, а также доказательств проявления надлежащей степени осмотрительности в предпринимательской деятельности. Недостаточная степень осмотрительности заявителя при выборе своих контрагентов и негативные последствия данного выбора не могут быть переложены на бюджет в виде необоснованного предъявления к вычету налога на добавленную стоимость.

Между тем в ходе проверки налоговым органом установлено, что оспариваемые контрагенты фактически не имели на момент проведения спорных работ необходимых ресурсов, в том числе персонала для осуществления спорных работ, что также установлено судом в ходе судебного разбирательства.

Анализ табелей учета рабочего времени за период 2013-2015 года и актов выполненных работ формы КС-2, выполненных собственными силами для ООО «Трансгруз», с учетом общепринятого производственного календаря за период 2013 -2015 годы показал, что в данном периоде в штатном расписании № 7 от 18.02.2013, утвержденном приказом от 18.02.2013 № 4, предусмотрены следующие должности: производитель работ, мастер строительных и монтажных работ, монтажник наружного трубопровода, монтажник 4-го разряда, монтажник по монтажу стальных и железобетонных конструкций, машинист башенного крана, механик по обслуживанию башенных кранов, газосварщик, электромонтер, плотник - бетонщик, арматурщик-бетонщик, каменщик, подсобный рабочий.

Основную часть рабочего персонала по данным табелей учета рабочего времени, расчетным ведомостям составляли: плотники-бетонщики, арматурщик-бетонщик, каменщики.

Из табелей учета рабочего времени видно, что у всех работников ООО «Монолит-строй», в том числе и у плотников бетонщиков, 8-часовой рабочий день, пятидневная рабочая неделя, выходные дни - суббота, воскресенье.

В результате анализа табелей рабочего времени и актов выполненных работ формы КС-2 за 2013 -2015 годы установлено, что при расчете ч/часов из расчета 8-часового рабочего времени и пятидневной рабочей неделе по табелю рабочего времени ООО «Монолит-строй» ч/часы составили большее количество, чем по актам выполненных работ собственными (своими) силами формы КС-2.

Из проведенного анализа следует, что в 2013 году - 82 %, т.е. 54 чел. (106317,334638/1970), в 2014 году - 76%, т.е. 43 чел. (83760,06/1970), в 2015 году - 88%, 50 чел. (97870,633086/1971) составляли сотрудники ООО «Монолит-строй», которые были свободны и не были задействованы на других работах (исходя из сведений представленных табелей), а это основная часть рабочего персонала ООО «Монолит-строй».

Из произведенных расчетов и анализов следует, что у ООО «Монолит-строй» достаточно единиц и рабочего времени для выполнения работ (бетонирование и общестроительные работы) на строительных объектах, на которых были привлечены «проблемные» подрядчики: ООО «СтройНовация», ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель».

Таким образом, работы на строительных объектах (бетонирование и общестроительные работы) выполнены собственными силами ООО «Монолит-строй».

Заявитель не согласен с доводами инспекции о наличии у налогоплательщика достаточного трудового ресурса для выполнения работ, заявленных по операциям со спорными контрагентами.

Между тем в ходе проверки инспекцией были выявлены обстоятельства, подтверждающие факт отсутствия реальности хозяйственных операций и мнимость сделок с ними, так как контрагенты не имели необходимых условий для достижения результатов соответствующий экономической деятельности, а представленные документы представляют собой искусственный документооборот.

Из протоколов допроса: № 170 от 02.09.2016 Тархановой Е.С. по ООО «Строитель», № б/н от 05.10.2017 Кожухова Б.В. по ООО «СтройНовация», № 36 от 20.01.2017 Фирсовой С.Г. по ООО «Строй-Контракт» следует, что данные лица отрицают руководство, оформление финансово-хозяйственных документов, подписание договоров, счетов-фактур, актов выполненных работ и т.д.

Кроме того, Кожухов Борис Владимирович был осужден 12.08.2014 228 ч. 2 УК РФ сроком на 3 года ИК особого режима.

В ходе допроса руководитель ООО «Монолит-строй» Александр Васильевич Москалев ответил, что оформление финансово-хозяйственных сделок с ООО «СтройНовация» происходило по адресу: г. Самара ул. Водников, д.60 (офис ООО «Монолит-строй»). Представителями являлись Кожухов, Майоров, других фамилий не назвал. Также Москалев ответил, что представители приезжали сами по адресу: г. Самара, ул. Водников, 60. А так же при подписании договора Москалев А.В. удостоверялся в личности директора ООО «СтройНовация», а именно проверял паспорт.

Так как Кожухов Б.В. отбывал наказание в ИК, он не мог находится по адресу: ул. Водников, д.60 в г. Самара, представить паспорт и сдавать работы ООО «Монолит-строй».

Фирсова С.Г.  в 2013  году находилась в декретном отпуске за 3  детьми. Специального образования у неё не имеется. Из трудовых книжек, следует, что Фирсова С.Г. не являлась сотрудником ООО «Строй-Контракт», а Кожухов Б.В. не являлся сотрудником ООО «СтройНовация».

По утверждению ООО «Монолит-строй, Кожухов В.Б., Фирсова С.Г., Тарханова Е.С. могли выписать доверенность.

Однако все акты выполненных работ, счета-фактуры подписаны от имени Кожухова В.Б., Фирсовой С.Г., Тархановой Е.С. Проведенная экспертиза почерка подтверждает, что подписи на актах и счетах-фактурах выполнены неустановленными лицами, а не Кожуховым Б.В., Фирсовой С.Г., Тархановой Е.С. соответственно.

Исходя из сведений 2-НДФЛ по ООО «СтройНовация», ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель» (субподрядчик) не имели достаточных трудовых ресурсов для выполнения бетонных и общестроительных работ, также при анализе банковских выписок за 2013, 2014, 2015 годы не установлено перечислений денежных средств физическим лицам по гражданско-правовым договорам за оказанные услуги, выполненные работы.

Из протокола осмотра №1538 от 17.11.2016 по ООО «СтройНовация» установлено что организация не находится по адресу регистрации, №1761/09 от 06.09.2017 по ООО «СтройКонтракт» установлено, что организация не находится по адресу регистрации.

Почерковедческой экспертизой подписей руководителей ООО «СтройНовация», ООО «Строитель», ООО «Строй-Контракт» установлено, что подписи в представленных ООО «Монолит-строй» документах выполнены не руководителями данных организаций, а неустановленными лицами.

Техническая экспертиза изъятых у ООО «Монолит-строй» документов установила, что документы из ООО «СтройНовация», ООО «Строитель», ООО «Строй-Контракт», выставленные в адрес ООО «Монолит-строй», и документы из ООО «Монолит-строй», выставленные в адрес ООО «Трансгруз», выполнены с использованием одного электрофотографического знакосинтезирующего устройства (принтера ПК, МФУ в режиме принтера). А также среди документов, представленных по трем постановлениям №40 по материалам проверки ООО «Монолит -строй», №42 по материалам проверки ООО «Мега-строй», №44 по материалам проверки ООО «Моно­каркас» от 06.04.2018, имеются документы, которые также выполнены с использованием одного электрофотографического знакосинтезирующего устройства (принтера ПК, МФУ в режиме принтера).

ООО «Монолит-строй» не доказало, что сотрудники ООО «Строй-Контракт», ООО «СтройНовация», ООО «Строитель» находились на строительных объектах и выполняли работы.

Кроме того, по требованию инспекции о представлении документов не были представлены журналы вводного инструктажа не представлены, в связи с утилизацией. Общие журналы работ представлены в ходе проверки, но они содержат не все страницы. Также не представлены журналы пропуска на строительный объект, с ссылкой на то, что охрану осуществлял заказчик. На строительных объектах был пропускной режим, что подтверждается протоколами допроса руководителя и сотрудников ООО «Монолит-строй». Акты допуска на строительные объекты, выданные субподрядным организациям, отсутствуют, в связи с утилизацией.

Вышеописанные документы могли подтвердить присутствие сотрудников проблемных контрагентов на строительных объектах и выполнение ими конкретных работ, сроки выполнения.

От ООО «Трансгруз» получен ответ, что журнал пропуска и акт допуска на каждый объект строительства, а также общий журнал работ по строительному объекту ведет генподрядчик ООО «Монолит- строй» и ООО «Трансгруз» они не передавались.

Однако ООО «Монолит-строй» ни в ходе выездной проверки, ни в ходе судебных заседаний не представило эти документы и пояснения, тем самым не подтвердив присутствие сотрудников проблемных организаций на строительной площадке и выполнение ими бетонных и общестроительных работ.

Анализ трудозатрат ООО «Монолит-строй» за период 2013-2015 годы показал, что у налогоплательщика было достаточно штатных единиц для выполнения работ своими силами для ООО «Трансгруз».

ООО «Монолит-строй» представил табели учета рабочего времени, в котором отражено время нахождения каждого сотрудника в период с 2013 года по 2015 года при 8 часовом рабочем дне и 5 дневной рабочей неделе и акты всех выполненных работ (формы № КС-2) собственными силами в период 2013-2015 года.

В ходе проверки из табеля учета рабочего времени были выбраны чел. -часы, отработанные сотрудниками на работах по бетонированию и общестроительных работах.

Также были выбраны человеко-часы отраженные в актах выполненных работ (формы № КС-2) собственными силами по бетонированию и общестроительным работам.

Показатели чел.-час по табелям и актам сверены, в результате чего установлена значительная разница:

- за 2013 год - 106317,334638 чел. час. (60469,334638 чел. - час, если в расчет брать только бетонщиков и каменщиков)- 82% от общего количества чел/час., отработанных по табелю;

- за 2014 год - 83760,0596529 чел. - час (46864,0596529 чел. - час., если в расчет брать только бетонщиков и каменщиков)- 76% от общего количества чел/час., отработанных по табелю ООО «Монолит-строй»;

- за 2015 год - 97870,633086 чел. - час.( 61318,633086 чел. -ч ас, если в расчет брать только бетонщиков и каменщиков)- это 89% от общего количества чел/час., отработанных по табелю ООО «Монолит-строй».

Из выше изложенного следует, что основная часть персонала ООО «Монолит-строй» была не занята в работах.

Инспекцией были проанализированы все акты выполненных работ формы № КС-2 и субподрядных организаций и собственными силами, выбраны все трудозатраты по всем видам работ.

Как видно из актов выполненных работ собственными силами формы № КС-2: бетонными работами в 2013 году были заняты всего 12 человек, в 2014 году - 13 человек, в 2015 году - 6 человек.

В сметах-актах, сформированных сметным отделом на основании актов приемки выполненных работ строительных участков, указывается объем выполненных работ в натуральном и стоимостном выражении с учетом сметно-нормативной стоимости единицы работ, накладных расходов и сметной прибыли.

В верхнем поле сформированных документов указывается общая сметно-нормативная трудоемкость СМР (трудозатраты на весь объем выполненных СМР по акту).

Из произведенных расчетов следует, что у ООО «Монолит-строй» было достаточно единиц и рабочего времени для выполнения работ (бетонирование и общестроительные работы) на строительных объектах, на которые были привлечены «проблемные» подрядчики: ООО «СтройНовация», ООО«Строй-Контракт», ООО «Строитель».

По поручению о допросе, направленному в Межрайонную ИФНС № 16 по Самарской области №07-14/1307 от 29.11.2017, представлен протокол допроса № 15­12/469 от 19.12.2017 входящий № 01-11/1441дсп от 20.12.2017 на Савинова Сергея Александровича, который пояснил, что график работы сменный 1 (с 8.00-17.00), 2 (с 15.00-22.00), смена, 5-ти дневная рабочая неделя, иногда выходил в субботу, плотники-бетонщики, каменщики, арматурщики-бетонщики к выполнению своих обязанностей тоже привлекались сверхурочно, по решению руководителя общества.

Согласно табелям учета рабочего времени за 2013-2015 годы период работы Савинова С.А. составил с января по февраль 2013 года - производитель работ на строительной площадке ул. Центральная,  с марта 2013  года  по август 2014 года­ производитель работ на строительной площадке ул. Мичурина. На дату проведения допроса Савинов С.А. сообщил, что работает в ООО «Монолит-строй» производителем работ (прораб).

С марта 2013 года согласно табелю учета рабочего времени по август 2014 года на объекте Мичурина Савинов С.А. работал с ООО «Строй-Контракт», ООО «Стройновация», ООО «Строитель», тогда как в марте, апреле, мае, июне, июле 2013 года выполнения работ собственными силами не было, только субподрядными.

На вопрос № 14: «Вступали ли во взаимоотношения с подразделениями субподрядных организаций для решения оперативных вопросов производственной деятельности, входящей в компетенцию производителя работ (прораба), если да то назовите ФИО сотрудников ООО «Строитель», ООО «СтройНовация», ООО «Строй-Контракт»», ответил, что не располагает данной информацией, хотя в вопросе № 9 «Скажите, какой был режим рабочего дня, привлекались ли Вы лично и плотники-бетонщики, каменщики и арматурщики-бетонщики к выполнению своих обязанностей сверхурочно?» ответ был дан.

Таким образом, в марте 2013 года не задействованных на других объектах бетонщиков, каменщиков и арматурщиков-бетонщиков (свободных) было в количестве 33 человека, в апреле - 44 человека, в мае 37 человек, в июне - 33 человека, в июле - 38 человек, чего вполне хватило бы для выполнения работ по бетонированию без привлечения контрагента ООО «Строй-Контракт».

В мае 2014 года было свободно 35 человек, в июне 33 человека, в июле 44 человека, в августе 36 человек, чего хватило бы для выполнения работ по бетонированию, без привлечения недобросовестных контрагентов ООО «СтройНовация», ООО «Строитель».

По поручению о допросе, направленному в Межрайонную ИФНС № 16 по Самарской области № 07-14/1268 от 24.11.2017, представлен протокол допроса № 271 от 11.12.2017 на Салимова Хабибулло Хамидовича, который показал, что режим работы - шесть рабочих дней, воскресенье выходной, с 8-00 до 21 -00. В момент моей работы работников других организаций я не встречал. Выполняли работы по заливке бетоном каркаса здания. Занимались заливкой бетоном каркаса здания.

Согласно табелям учета рабочего времени за 2013-2015 годы период работы Салимова Х.Х. составил с января по март 2013 года - арматурщик-бетонщик на строительной площадке ул. Центральная.

В феврале 2013 года, марте 2013 года на объекте «Центральный» по представленным документам, якобы, работал ООО «Строй-Контракт».

По поручению о допросе, направленному в ИФНС по Красноглинскому району г.Самары № 07-14/1276 от 24.11.2017, представлен протокол допроса № 776 от 26.12.2017 (входящий № 01-11/1470дсп от 28.12.2017) на Павлова Сергея Витальевича, который показал, что режим рабочего времени пятидневка, 1-ая и 2-ая смена. В выходные выходили очень редко, работы по бетонированию на объекте: «Жилой дом со встроено-пристроенными нежилыми помещениями и подземно-надземным паркингом, расположенный по адресу: ул. Садовая/Вилоновская, д. 176/д.44 в Ленинском районе г. Самара» в 2013, 2014, 2015 годы выполняли только сотрудники нашей организации. ООО «Монолит-строй» выполняло на объекте работы по возведению монолитных каркасов зданий». Согласно табелю рабочего времени он работал весь год на Вилоновской только в разных должностях, хотя сам указал 2 объекта (Гастелло, Калужская).

Согласно табелям учета рабочего времени за 2013-2015 годы период работы Павлова С.В. составил с января по июль 2013 года - мастер строительных и монтажных работ, с августа по декабрь 2013 года - производитель работ на строительной площадке ул. Вилоновская.

Таким образом, вышеизложенные обстоятельства доказывает, что выполнение работ по бетонированию и общестроительные работы для ООО «Трансгруз» выполнялись сотрудниками ООО «Монолит-строй», а не ООО «Строй-контракт», ООО «СтройНовация», ООО «Строитель».

Согласно ранее представленным суду расчетам человеко-часов за период 2013-­2015 годы, установлено, что бетонными и общестроительными работами было занято в 2013 году - 12 человек, в 2014 году - 13 человек, в 2015 году - 6 человек, остальные плотники-бетонщики, каменщики, арматурщики-бетонщики (что видно из всех представленных документов ООО «Монолит-строй») были не заняты:

- 2013 год - 32 , 32, 33, 44, 37, 33, 42, 40, 30, 32, 29, 31;

- 2014 год - 29, 22, 26, 38, 35, 33, 44, 36, 45, 16, 11, 12

-2015 год - 23, 19, 19, 18, 32, 31, 32, 30, 48, 50, 48, 53.

По утверждению заявителя, свободные от бетонирования и общестроительных работ сотрудники налогоплательщика осуществляли следующие работы в рамках договоров генерального строительного подряда с ООО «Трансгруз» (заказчик - застройщик): а) своевременное устранение недостатков и дефектов, выявленных при приемке работ; б) возведение собственными силами временные сооружения и осуществление временных подсоединений коммуникаций на период выполнения работ на строительной площадке и подсоединений вновь построенных коммуникаций в точках подключения; в) обеспечение в ходе строительства выполнения на строительной площадке необходимых мероприятий по технике безопасности, противопожарной безопасности; г) сдача работ заказчику-застройщику; д) работы по обеспечению подрядчиков подъездными путями (временные дороги из щебня или плит (бетон и т.п.).

Однако в ходе налоговой проверки всех договоров подряда, заключенных ООО «Монолит-строй» с субподрядными организациями, установлено, что своевременное устранение недостатков и дефектов, выявленных при приемке работ является обязанностью «подрядчика», а не «генподрядчика».

В ходе судебных заседаний заявитель пояснил, что сотрудниками ООО «Монолит-строй» возводились именно нетитульные временные сооружения.

Между тем согласно Федерального закона от 06 декабря 2011 года № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее - Закон № 402-ФЗ) для обобщения информации о затратах производств, которые являются вспомогательными (подсобными) для основного производства организации, предназначен счет 23 «Вспомогательные производства». Этот счет используется, в частности, для учета затрат производств, обеспечивающих возведение (временных) нетитульных сооружений. Затраты строительной организации по возведению временных (нетитульных) объектов в зависимости от срока полезного использования объекта затем списываются с кредита счетов учета затрат на производство либо в дебет счета 01 «Основные средства», либо в дебет счета 10 «Материалы». Названные счета предназначены для учета этих видов активов планом счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и инструкцией по его применению, утвержденными приказом Минфина России от 31 октября 2000 года № 94н.

Согласно статье 9 Закона № 402-ФЗ каждый факт хозяйственной жизни должен оформляться первичным учетным документом, соответственно, возведение и последующая разборка временного (нетитульного) сооружения также должны быть оформлены документально.

Строительная организация должна принять решение либо использовать унифицированные формы первичных документов для учета приемки законченного строительства временного (нетитульного) сооружения (акт о сдаче в эксплуатацию временного (нетитульного) сооружения (форма № КС-8).) либо утвердить свои собственные формы первичных учетных документов (п.4 ст.9 Закона № 402-ФЗ).

Поскольку временное (нетитульное) сооружение возводится временно и в дальнейшем будет подвергнуто разборке и демонтажу, в акте указывается ожидаемый возврат материалов, должность лица, ответственного за их возврат, ожидаемые расходы по разборке. Для оформления разборки временных (нетитульных) сооружений может применяться акт о разборке временных (нетитульных) сооружений (форма № КС-9). Этот же документ служит для принятия к учету материалов, полученных от разборки временного сооружения.

Принятие к учету материалов, подлежащих учету после разборки временного (нетитульного) сооружения, отражается по дебету счета 10 «Материалы» в корреспонденции с кредитом счета 91 «Прочие доходы и расходы».

Доходы в виде стоимости полученных материалов или иного имущества при демонтаже, разборке, ликвидации выводимых из эксплуатации основных средств, в соответствии с пунктом 13 статьи 250 НК РФ, признаются внереализационными доходами.

В бухгалтерском и налоговом учете ООО «Монолит-строй» не отражены операции по отражению прямых расходов, связанных с работами по возведению нетитульных сооружений; принятие к учету временных сооружений; по передаче сооружения в эксплуатацию; по разбору временных сооружений. Данный факт подтверждают главные книги.

В учетной политике ООО «Монолит-строй» не предусмотрен порядок учета временных (нетитульных) сооружений ни в целях бухгалтерского, ни в целях налогового учета; не прописаны ни учет расходов по возведению временных сооружений, ни формы первичных документов по возведению и разборке временных сооружений, ни учет материалов для данных работ. В налоговых регистрах и налоговых декларациях по налогу на прибыль не отражены внереализационные доходы в виде стоимости полученных материалов или иного имущества при демонтаже, разборке, ликвидации выводимых из эксплуатации основных средств, в соответствии с пунктом 13 статьи 250 НК РФ

Кроме того, при анализе актов выполненных работ КС-2, выставленных ООО «Монолит-строй» в адрес ООО «Трансгруз», отдельной строкой выделена сумма за «временные здания и сооружения с надбавкой 1,2%».

Однако из актов, полученных от всех субподрядных организаций, установлено, что данная строчка также присутствует, что свидетельствует о возведении субподрядными организациями временных зданий и сооружений.

Таким образом, ООО «Монолит-строй» не представило документального подтверждения выполнения работ по возведению и разборке временных сооружений собственными силами.

Необходимые мероприятия по технике безопасности, противопожарной безопасности проводятся на начальных этапах строительства.

Сдача работ заказчику-застройщику не входит в должностные обязанности бетонщика и каменщика, является обязанностью прорабов. Кроме того, при анализе актов выполненных работ КС-2 установлено, что на документах при сдаче работ имеются подписи только прорабов и начальника строительного участка.

Работы по обеспечению подрядчиков подъездными путями (временные дороги из щебня или плит (бетон и т.п.) проводятся на начальной стадии строительства и без соответствующей техники выполнить такие работы не возможно. А у ООО «Монолит-строй» основные средства (спецтехника) отсутствовали, а договоры аренды заключались только на аренду башенных кранов, мачтовых подъемников. Другой техники ООО «Монолит-строй» не арендовало, что подтверждается главной книгой, счетом 26 «Общехозяйственные расходы».

Согласно условиям договоров с субподрядными организациями (п.4 «Обеспечение выполнения работ материалами и оборудованием», п. 4.3) подрядчик обязуется обеспечить приемку, разгрузку подъем и складирование прибывающих на объект материалов и оборудования. В случае необходимости ООО «Монолит-строй» (генподрядчик) предоставляет подрядчику услуги башенного крана на безвозмездной основе.

Начальник сметно-договорного отдела Митрошина В.А. в ходе допроса на вопрос «Назовите, чем занимались сотрудники, не вошедшие в расчет? Какие же объемы (работы) выполняли оставшиеся чел- часы, на каких участках?» ответила: «все вошли».

Следовательно, со слов начальника сметно-договорного отдела Митрошиной В.А., все работы, проведенные сотрудниками ООО «Монолит-строй», вошли в акты выполненных работ формы № КС -2 для ООО «Трансгруз» и других работ они не выполняли.

Представленные ООО «Монолит-строй» трудовые договоры и должностные инструкции не доказывают выполнения самих работ, а лишь устанавливают обязанности, которые должны выполнять сотрудники.

Из всех опрошенных бетонщиков никто не назвал своей обязанностью принятие материалов, сдача работ, разравнивание грунта, возведение подъездных путей.

Таким образом, ООО «Монолит-строй» не представило документальных и бухгалтерских подтверждений и не доказало, чем именно занималась основная часть сотрудников (плотники-бетонщики, арматурщики-бетонщики и каменщики).

Во всех КС-2, выставленных ООО Монолит-строй в адрес ООО «Трансгруз», отдельной строкой указана сумма за «временные здания и сооружения с надбавкой 1,2%». Однако и в актах, полученных от всех субподрядных организаций, предусмотрена данная строчка, что подтверждает самостоятельное возведение субподрядными организациями временных зданий и сооружений.

Совокупность проведенных контрольных мероприятий установила выполнение работ на строительных объектах собственными силами ООО «Монолит-строй», невозможность реального выполнения работ вышеуказанными контрагентами, создание фиктивного документооборота с целью уклонения от налогообложения.

Таким образом, в ходе выездной налоговой проверки установлена совокупность обстоятельств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, с использованием проблемных контрагентов ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель», ООО «СтройНовация».

По данным бухгалтерского учета по счетам 20 «Основное производство» и 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» в 2013 году по подрядчику ООО «Строй-Контракт» отражены суммы расходов: в ООО «Моно­Каркас» - 63471313 руб., ООО «Мега-строй» - 20293664 руб., ООО «Монолит-строй» -71746117 руб., всего на сумму 155511 тыс.р., что составляет 94,65% выручки, отраженной в налоговой декларации по налогу на прибыль в ООО «Строй-Контракт» (2013 год - 164299 тыс.р.).

По данным бухгалтерского учета по счетам 20 «Основное производство» и 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» в 2014 году по подрядчику ООО «Строитель» отражена сумма расходов: в ООО «Моно-каркас» - 10240225 руб., в ООО «Монолит-строй» - 4762074 руб., в ООО «Мега-строй» - 0 руб., всего на сумму 15002 тыс.р., что составляет 73,75% выручки, отраженной в налоговой декларации по налогу на прибыль в ООО «Строитель» (2014 год - 20342 тыс.р.).

В 2013 году 94,65 % составляла выручка ООО «Строй-Контракт» только ООО «Монолит-строй», ООО «Моно-каркас», ООО «Мега-строй».

В 2014 году 73,75% составила выручка (ООО «Строитель») только ООО «Монолит-строй», ООО «Моно-каркас», ООО «Мега-строй».

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что данные организации были использованы для фиктивного документооборота с целью уклонения от налогообложения.

На неоднократные вопросы суда о том, что же курировал, контролировал, осуществлял приемку работ со стороны контрагентов, представитель общества сослался на то, что общество работало непосредственно с руководителями организаций-контрагентов, однако из протоколов допроса следует, что они отрицают данные обстоятельства и причастность к хозяйственной деятельности организаций.

Суд первой инстанции критически оценил показания Кожухова Б.В., полученные адвокатом уже во время судебного разбирательства при допросе его в качестве свидетеля, согласно которым Кожухов Б.В. кардинальным образом изменил свои показания. При этом они противоречат результатам почерковедческой экспертизы, а также иным доказательствам, в совокупности свидетельствующим о невозможности осуществления им реальной хозяйственной деятельности. Согласно подтвержденным данным из правоохранительных органов, полученным налоговым органом, Кожухов Б.В. вел асоциальный образ жизни, неоднократно был осужден, в том числе за преступления, связанные с наркотиками, также был осужден с реальным лишением свободы.

То обстоятельство, что в места лишения свободы непосредственно был приглашен нотариус для фиксации принятого Кожуховым Б.В. решения о возложении обязанностей директора на другое лицо, не свидетельствует о реальной возможности Кожухова Б.В. фактически осуществлять предпринимательскую деятельность, заключать договоры и исполнять их, выполнять спорные строительные работы.

Также суд первой инстанции критически оценил показания Майорова А.М., который стал директором ООО «СтройНовация» после Кожухова Б.В., а также доводам заявителя о том, что фактически в период осуждения Кожухова Б.В. деятельность от имени ООО «СтройНовация» осуществлял Майоров А.М.

Представленные на проверку документы в период руководства Кожухова Б.В. составлены от имени Кожухова Б.В., указания на то, что их подписывал Майоров А.М. по доверенности не представлено и в документах не обозначено.

То обстоятельство, что Майоров А.М. в ходе допроса подтвердил факт взаимоотношений ООО «СтройНовация» с заявителем, опровергается совокупностью представленных и собранных налоговым органом доказательств, подтверждающих, что ООО «СтройНовация» реально спорные работы не выполняло, а их выполнял сам заявитель.

Довод заявителя о том, что отсутствие в штате контрагента достаточного количества работников не является доказательством его недобросовестности, так как гражданское законодательство предполагает привлечение поставщиком товаров, работ, услуг третьих лиц для исполнения обязательств по договору, несостоятелен, основан лишь на предположениях, а не фактах.

Суд первой инстанции отклонил довод заявителя о том, что ООО «Монолит-строй» выполнило все установленные статьями 169, 171, 172, 252 НК РФ требования, необходимые для предъявления к вычету сумм НДС и уменьшения налогооблагаемой прибыли, представив первичные документы, касающиеся взаимоотношений со спорными контрагентами. Оформление операций с вышеуказанными контрагентами в бухгалтерском учете налогоплательщика не свидетельствует об их реальности, а подтверждает лишь выполнение обязанностей по формальному учету хозяйственных операций. Сделки между указанными организациями создают только видимость приобретения субподрядных работ, не имеют какой-либо экономической оправданности и имитируют внешнее соответствие действий налогоплательщиков требованиям налогового законодательства. Реально действительной целью заключенных сделок налогоплательщиками являлось не приобретение и реализация работ, а необоснованное получение налоговой выгоды в виде завышения расходов в целях уменьшения суммы налога на прибыль и завышения вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость.

Суд первой инстанции  не согласился с доводами заявителя о том, что инспекцией неправомерно оценивается эффективность деятельности налогоплательщика по поводу привлечения к выполнению работ указанных контрагентов. Добытые налоговым органом в ходе проверки сведения и доказательства, в совокупности с произведенным анализом задействованной при выполнении рабочей силы самого налогоплательщика, при одновременном отсутствии и непредставлении налогоплательщиком и его контрагентами по встречной проверке доказательств и сведений о том, какие конкретно работники контрагента либо привлеченные им лица выполняли спорные работы, непредставление данных о том, кто курировал, контролировал, принимал участие в сдаче-приемке работ от имени контрагентов, указывают на мнимость данных сделок с контрагентами ООО «СтройНовация», ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель», что является доказательством получения ООО «Монолит-строй» необоснованной налоговой выгоды.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, вывод о том, что налогоплательщик знал, либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Критикуя показания свидетелей, экспертные заключения, иные представленные инспекцией доказательства, общество так и не представило достоверных и убедительных доказательств того, каким образом фактически выполнялись работы спорными контрагентами, каких лиц на каждом объекте выделили ООО «СтройНовация», ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель», имели ли данные лица соответствующее образование и квалификацию, допуски к работам и т.д., как происходило взаимодействие организаций, кто курировал работы и был ответственным перед заявителем за выполняемые работы. Вся позиция заявителя строится формальной критике добытых инспекцией доказательств без представления реальных доказательств отсутствия формального документооборота.

Доводы заявителя о том, что его не интересовало, кто выполнял работы, поэтому он не может назвать конкретных лиц, не является убедительным, поскольку с позиции налогового законодательства налогоплательщик должен осознавать налоговые последствия совершаемых действий, осуществляемой предпринимательской деятельности, обязан иметь доказательства, имеющие значение для исчисления налогов и подтверждения спорных обстоятельств в случае необходимости, в том числе в ходе проверки.

Доводы общества о том, что работы выполнены и приняты заказчиками, не опровергают позиции инспекции, поскольку имеет значение не факт выполнения работ и оказания услуг сам по себе, а причастность к этому конкретных организаций: ООО «СтройНовация», ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель».

Перечисленные обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, свидетельствуют о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Значимым доказательством, которое послужило основанием для признания о необоснованности налоговой выгоды - это невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учётом времени, местонахождения имущества и объёма материальных ресурсов, экономически необходимых для выполнения работ и оказания услуг.

Довод заявителя о необходимости в рассматриваемом случае проведения налоговым органом расчетного метода на основании п.п.7 п.1 ст. 31 НК РФ, суд первой инстанции отклонил как ошибочный, основанный на неправильном применении данной нормы права к рассматриваемым обстоятельствам дела по следующим основаниям.

На основании подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ право налогового органа определять суммы налогов, подлежащие внесению налогоплательщиками в бюджет расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру (обследованию) производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

Наделение налоговых органов правом исчисления налогов расчетным путем направлено на реализацию целей и задач налогового контроля, осуществление которых не должно иметь произвольных оснований, так и на создание дополнительных гарантий прав налогоплательщиков и обеспечение баланса публичных и частных интересов.

В то же время обязанность доказывания обоснованного отнесения в состав расходов при исчислении налога на прибыль затрат, произведенных в связи с оказанием работ (услуг), лежит на налогоплательщике.

В свою очередь, на налоговом органе лежит бремя доказывания необоснованности расходов, учтенных налогоплательщиком при исчислении налога.

При этом условием учета понесенных расходов является возможность на основании имеющихся у налогоплательщика документов сделать однозначный вывод о том, что хозяйственные операции по выполнению конкретных работ (оказанию услуг) совершены, расходы на приобретение работ (услуг) фактически произведены и связаны с предпринимательской деятельностью.

В данном случае ввиду отсутствия реальных хозяйственных операций налогоплательщика со спорными контрагентами - ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель»,  ООО «СтройНовация»,  реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат не может быть определен исходя из рыночных цен с применением предусмотренного пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ расчетного метода.

Следовательно, ссылка заявителя на подпункт 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ необоснованна. Данная норма не подлежит применению в условиях формального документооборота и при отсутствии реальных хозяйственных операций с конкретными юридическими лицами.

Таким образом, у налогового органа отсутствовали правовые основания для применения расчетного метода при определении налоговых обязательств общества, поскольку применение указанного способа определения налоговых обязательств возможно только в случае подтвержденной реальности хозяйственных отношений, тогда как в данном случае реальность хозяйственных отношений между обществом и его контрагентами - ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель», ООО «СтройНовация» отсутствует.

При этом факт выполнения спорных работ и их передача заказчику сам по себе не может повлечь принятия в состав затрат суммы, перечисленной налогоплательщиком по формальным документам проблемному контрагенту.

В силу требований статьей 169, 171, 172, 252 НК РФ, право налогоплательщика на налоговые вычеты обусловлено не только фактическим несением затрат при приобретении товаров (работ, услуг), но и наличием первичных документов, содержащих достоверную информацию.

Выводы инспекции об отсутствии реальности спорных хозяйственных операций основаны на совокупности представленных в материалы проверки доказательств, свидетельствующих о получении обществом необоснованной налоговой выгоды, с учетом показаний допрошенных в качестве свидетелей работников общества, которые подтвердили выполнение работ собственными силами.

Поскольку обществом была допущена неуплата налогов на прибыль и НДС в проверяемые периоды, налоговый орган правомерно дополнительно начисли и предложил их к уплате в оспариваемом решении, а также правомерно на основании ст. 75 НК РФ начислил и предложил к уплате пени по налогам в связи с их несвоевременной уплатой.

Кроме того, обществом допущено налоговое правонарушение в виде неуплаты указанных налогов, в связи с чем он правомерно привлечен к ответственности, предусмотренной ст. 122 НК РФ в виде штрафа.

По общему правилу, согласно п. 1 ст. 113 НК РФ за совершение налогового правонарушения невозможно привлечение к ответственности налогоплательщика, если прошло три года и более с момента его совершения или со следующего дня после окончания налогового периода, в котором оно (правонарушение) было совершено, и до момента вынесения решения о привлечении к ответственности.

Особое правило начала течения сроков исковой давности установлено в отношении налоговых правонарушений, предусмотренных ст. 120 НК РФ «Грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения» и ст. 122 НК РФ «Неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора)».

В соответствии с п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 п. 1 ст. 113 НК РФ устанавливает, что срок привлечения к ответственности в отношении налоговых правонарушений, предусмотренных ст. 122 НК РФ, отсчитывается со следующего дня после завершения налогового периода, в котором было совершено указанное правонарушение.

Проверка проведена за 2013-2015 годы. Оспариваемым решением от 22.06.2018 налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности по налогу на прибыль за 2014 и 2015 годы, по НДС за 1-4 кв. 2015 года.

По налогу на прибыль за 2014 год срок уплаты 30.03.2015, следовательно, срок давности привлечения к налоговой ответственности, исчисляемый со следующего дня после завершения налогового периода, в котором совершено правонарушение (30.06.2015), на момент принятия решения (22.06.2018) не истек. Аналогичная ситуация по НДС.

Таким образом, решением от 22.06.2018 № 19-33/26/27 налогоплательщик правомерно привлечен к ответственности в соответствии с п. 1 ст. 122 НК РФ по НДС за 1-4 квартал 2015 года, по налогу на прибыль за 2014-2015 годы.

Налогоплательщик в обоснование заявленных требований указывает, что заключение эксперта не может быть использовано в качестве доказательства, поскольку получено с нарушением ст. 95 НК РФ, ссылаясь на следующие обстоятельства:

1. Постановлением № 39 от 06.04.2018, инспекцией назначена почерковедческая экспертиза, проведение экспертизы поручено эксперту ООО «Межрегиональная лаборатория судебных экспертиз и исследований» (ООО «МЛСЭ») - Богачевой Марине Александровне.

В соответствии с протоколом инспекции №39 от 09.04.2018 об ознакомлении проверяемого лица с постановлением о назначении почерковедческой экспертизы и о разъяснении его права, налогоплательщик в лице директора Москалева А.А. и адвоката Шелепова В.И. ознакомлен постановлением от 06.04.2018 № 39, проверяемому лицу разъяснены права, предусмотренные п.7 ст.95 НК РФ, от налогоплательщика в лице директора Москалева А.В. подано заявление, согласно которому Москалев А.В. директор ОО «Монолит-строй»:

- заявил отвод эксперту Богачевой М.А. ввиду наличия личных неприязненных отношений, что, безусловно, повлияет на объективность выводов эксперта;

- просил назначить почерковедческую экспертизу в одном из следующих учреждений (Федеральное бюджетное учреждение самарская лаборатория судебных экспертиз Министерства юстиции РФ, ООО «Блиц эксперт», ООО «Регион 63»;

- просил дать разрешение на участие при производстве экспертизы директору Москалеву А.А. и представителю налогоплательщика Шелепову В.И.

Кроме того, было вынесено постановление о назначении технической экспертизы № 40 от 06.04.2018, составлен протокол № 40 от 09.04.2018 об ознакомлении проверяемого лица с постановлением о назначении технической экспертизы и о разъяснении его права. Проведение данной экспертизы поручено эксперту ООО «Межрегиональная лаборатория судебных экспертиз и исследований» (ООО «МЛСЭ») Набокиной Елене Сергеевне.

В соответствии с протоколом инспекции №40 от 09.04.2018 об ознакомлении проверяемого лица с постановлением о назначении технической экспертизы и о разъяснении его права, налогоплательщик в лице директора Москалева А.А. и адвоката Шелепова В.И. ознакомлен с постановлением от 06.04.2018 № 40, проверяемому лицу разъяснены права, предусмотренные п.7 ст.95 НК РФ, от налогоплательщика в лице директора Москалева А.В. подано заявление, согласно которому Москалев А.В. директор ООО «Монолит-строй»:

- заявил отвод эксперту Набокиной Елене Сергеевне ООО «МЛСЭ», так как данный эксперт работает в ООО «МЛСЭ» вместе с Богачевой М.А., с которой у Москалева А.А. личные неприязненные отношения, что, безусловно, повлияет на объективность выводов эксперта;

- просил назначить почерковедческую экспертизу в одном из следующих учреждений (Федеральное бюджетное учреждение самарская лаборатория судебных экспертиз Министерства юстиции РФ, Федеральная лаборатория судебной экспертизы, Поволжская экспертиза судебной экспертизы);

- просил дать разрешение на участие при производстве экспертизы директору Москалеву А.А. и представителю налогоплательщика Шелепову В.И.

Инспекция письмом от 15.06.2018 № 19-24/10322 довела до сведения налогоплательщика, что должностными лицами налогового органа не дано разрешение на участие в экспертизе руководителю ООО «Монолит-строй» Москалеву А.В. и представителю налогоплательщика Шелепову В.И., а также то, что налогоплательщик вправе просить о назначении экспертизы из числа указанных им лиц, но не выбора организации, в которой должна быть произведена экспертиза.

В то же время заявленный отвод экспертам Богачевой М.А, Набокиной Е.С. не был рассмотрен налоговым органом ни при назначении экспертизы, ни в ходе ее производства, что является прямым нарушением пп.1 п.7 ст. 95 НК РФ и свидетельствует о нарушении процедуры назначения экспертизы.

При этом, заявитель обращает внимание, что заявленный отвод экспертам Богачевой М.А, Набокиной Е.С., к беспристрастности, которой у руководителя налогоплательщика возникли объективные сомнения, и явился основанием для обращения с просьбой назначить проведение экспертизы в ином экспертном учреждении.

2. Протокол об ознакомлении налогоплательщика с изменениями в постановление № 39 от 06.04.2018 о назначении почерковедческой экспертизы от 17.05.2018 в соответствии с пунктом 6 ст. 95 НК РФ налоговым органом не составлялся, что лишило налогоплательщика возможности реализовать свое право на отвод эксперту Орлову Г.А.

Кроме того, в дополнение к вышеуказанному доводу заявитель указывает на то, что изменения в постановление № 39 от 06.04.2018 о назначении почерковедческой экспертизы от 04.05.2018, а также само письмо ООО «МЛСЭ» исх. № 1483а от 03.05.2018 было направлено налоговым органом в адрес налогоплательщика 18.05.2018 по средствам почтового отправления и получено заявителем 22.05.2018, а сама почерковедческая экспертиза была окончена 23.05.2018 в 10:00, что, объективно, исключало возможность налогоплательщика реализовать свое право, предусмотренное п.7 ст.95 НК РФ на отвод эксперту Орлову Г.А.

Между тем вышеуказанные доводы заявителя не полной мере соответствуют действительности.

Одной из форм проведения налогового контроля являются налоговые проверки, при их осуществлении налоговые органы вправе привлекать экспертов, которые относятся к субъектам, способствующим контрольной деятельности налоговых органов (статья 87, подпункт 11 пункта 1 статьи 31 НК РФ).

По смыслу статьи 95 НК РФ, порядок проведения экспертизы, которая назначается в случае, если для возникающих вопросов требуются специальные познания в науке, искусстве, технике или ремесле, предусматривает дополнительные гарантии соблюдения прав и законных интересов налогоплательщика, в том числе право заявлять отвод эксперту, представлять дополнительные вопросы и знакомиться с заключением эксперта.

Экспертиза назначается постановлением должностного лица налогового органа, осуществляющего выездную налоговую проверку, если иное не предусмотрено НК РФ. В постановлении указываются основания для назначения экспертизы, фамилия эксперта и наименование организации, в которой должна быть произведена экспертиза, вопросы, поставленные перед экспертом, и материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта (п. 3 ст. 95 НК РФ).

Согласно п. 6 ст. 95 НК РФ должностное лицо налогового органа, которое вынесло постановление о назначении экспертизы, обязано ознакомить с этим постановлением проверяемое лицо и разъяснить его права, предусмотренные п. 7 названной статьи, о чем составляется протокол.

В соответствии с п. 7 ст. 95 НК РФ при назначении и производстве экспертизы проверяемое лицо имеет право:

1) заявить отвод эксперту;

2) просить о назначении эксперта из числа указанных им лиц;

3) представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта;

4) присутствовать с разрешения должностного лица налогового органа при производстве экспертизы и давать объяснения эксперту;

5) знакомиться с заключением эксперта.

В письме ФНС России от 12.04.2013 № АС-4-2/6717 отмечено, что по смыслу п. 6 ст. 95 НК РФ налогоплательщику сообщается информация о наличии предусмотренных в п. 7 ст. 95 НК РФ прав, которыми он может воспользоваться. При этом, поскольку в НК РФ механизм реализации данных прав не указан, порядок использования указанных прав реализуется налогоплательщиком самостоятельно.

В вышеуказанном письме ФНС России отмечено, что налогоплательщик может реализовать свои права, предусмотренные п. 7 ст. 95 НК РФ, посредством соответствующих заявлений и ходатайств, которые указываются либо непосредственно в протоколе об ознакомлении проверяемого лица с постановлением о назначении экспертизы и о разъяснении его прав (форма протокола утверждена приказом ФНС России от 08.05.2015 №ММВ-7-2/189@), либо в письменном обращении на имя должностного лица налогового органа, постановлением которого назначена экспертиза.

НК РФ не содержит перечня оснований, по которым налогоплательщиком может быть заявлен отвод, исходя из анализа законодательства, в том числе арбитражного процессуального (ч. 1 ст. 23 АПК РФ), эксперт не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он:

- лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности;

- находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя;

- делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела.

Соответственно аналогичные обстоятельства могут послужить основанием для отвода эксперта в рамках налоговых правоотношений.

В данном случае, заявленный отвод экспертов Богачевой М.А, Набокиной Е.С. по основаниям личных неприязненных отношений не подтвержден никакими доказательствами, и не подходит под критерии, установленные для отводов исходя из ч. 1 ст. 23 АПК РФ.

При этом письмом от 15.06.2018 № 19-24/10321 инспекция правомерно и обоснованно отказала в удовлетворении просьбы налогоплательщика о назначении экспертов из числа предложенных им лиц, поскольку п. 7 ст. 95 НК РФ налогоплательщику не предоставлено право выбора организации, в которой должна быть произведена экспертиза; инспекция при выборе эксперта не ограничена кандидатурами, предложенными налогоплательщиком.

Налоговый кодекс РФ не обязывает налоговый орган поручать проведение экспертизы именно лицу, предложенному налогоплательщиком, право окончательного выбора лежит на налоговом органе. При этом заключение эксперта может быть признано недопустимым доказательством, если экспертизу фактически проводил иной эксперт, нежели указанный в постановлении, и налогоплательщик не извещался о замене эксперта, что лишает налогоплательщика права в его выборе, а также нарушает его право заявить отвод, а также в случае, если фамилия эксперта не была указана в постановлении и не была доведена до сведения налогоплательщика.

В данном случае экспертиза проведена ООО «Межрегиональная лаборатория судебных экспертиз и исследований»: экспертом Богачевой М.А. с 11.04.2018 по 03.05.2018 и экспертом Орловым Г.А. с 21.05.2018 по 23.05.2018.

Заявитель не отрицает, что представитель налогоплательщика Шелепов В.И. в соответствии с протоколом 39 от 09.04.2018 был ознакомлен с постановлением о назначении почерковедческой экспертизы от 06.04.2018 и тем же протоколом ему разъяснены права, предусмотренные пунктом 7 статьи 95 НК РФ.

Однако на основании письма ООО МЛСЭ № 1483а от 03.05.2018 в постановление № 39 от 06.04.2018 внесены изменения 04.05.2018. Проведение экспертизы поручается Орлову Григорию Андреевичу.

Как следует из представленных инспекцией объяснений и материалов, представитель ООО «Мега-строй» Шелепов В.И. по телефону был приглашен в ИФНС России по Ленинскому району г. Самары на 17.05.2018 для вручения изменения в постановление №39 от 04.05.2018 о назначении почерковедческой экспертизы от 04.05.2018.

В п. 41 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 отмечено, что в ст. 101 НК РФ нет оговорок о необходимости извещения проверяемого лица исключительно какими-либо определенными способами, в частности путем направления по почте заказного письма с уведомлением о вручении или вручения его адресату непосредственно.

Следовательно, допустимо извещать налогоплательщика о назначении рассмотрения материалов проверки посредством телефонограммы.

В свою очередь, представитель ООО «Монолит-строй» Шелепов В.И., явившись в ИФНС России по Ленинскому району г. Самары, отказался от ознакомления с изменениями, внесенными в постановление № 39 от 04.05.2018 о назначении почерковедческой экспертизы и от подписания протокола об ознакомлении проверяемого лица с изменениями в данное постановление от 17.05.2018.

Данный факт подтверждается журналом учета посетителей на 17.05.2018 (время посещения 12 час 14 мин, ознакомление окончено 12 час 26 мин).

В связи с этим ИФНС России по Ленинскому району г. Самара 17.05.2018 отправила изменения от 04.05.2018 в постановление о назначении почерковедческой экспертизы от 06.04.2018 по ТКС, а ООО «Монолит-строй» получило 17.05.2018, что подтверждается извещением АО ПФ СКБ Контур о получении электронного документа и подтверждением даты отправки.

Кроме того, в судебном заседании представитель ООО «Монолит-строй» Шелепов В.И. утверждал, что при отказе представителем налогоплательщика в получении документов требуется фиксация данного факта понятыми.

Между тем данный довод является необоснованным, поскольку согласно п. 1 ст. 98 НК РФ при проведении действий по осуществлению налогового контроля в случаях, предусмотренных НК РФ, вызываются понятые. В частности, понятые могут быть вызваны для участия в осмотре, выемке документов и предметов.

Пунктом 5 ст. 98 НК РФ определено, что понятые обязаны удостоверить в протоколе факт, содержание и результаты действий, производившихся в их присутствии.

Таким образом, согласно НК РФ участие понятых не требуется при отказе налогоплательщика от ознакомления с постановлением о назначении почерковедческой экспертизы.

На основании вышеизложенных обстоятельств, утверждения заявителя о допущенном налоговым органом нарушении п. 7 ст. 95 НК РФ необоснованны.

Заявитель ссылается на показания заслушанной судом в качестве свидетеля Богачевой М.А., из которых следует, что она действительно участвовала в проведении почерковедческой экспертизы, назначенной налоговым органом, ей было подготовлено заключение по результатам проведенной экспертизы, которое было предъявлено руководителю экспертного учреждения Набокиной Е.С., однако согласно показаниям свидетеля выводы, сделанные в экспертном заключении Богачевой М.А. не устроили налоговый орган и Набокиной Е.С. было предложена внести соответствующие изменения. Поскольку Богачева М.А. отказалась это сделать, у них возник конфликт с руководителем, и в настоящее время Богачева М.А. и Набокина Е.С. не сотрудничают друг с другом. О том, что заключение по результатам почерковедческой экспертизы в итоге был составлен экспертом Орловым Г.А., Богачева М.А. не знала. Согласно показаниям Богачевой М.А. по некоторым вопросам она сделала аналогичные выводы, что и в представленном ей на обозрении заключении Г.А., однако по ряду вопросов ей были сделаны не категоричные, а вероятностные выводы по поставленным вопросам.

Показания Богачевой М.А. противоречат показаниям допрошенной судом в качестве свидетеля Набокиной Е.С., которая показала суду, что основанием для замены эксперта послужило не выполнение экспертом Богачевой М.А. обязанности по составлению экспертного заключения в срок, установленный для проведения экспертизы.

Заключение, которое было составлено согласно показаниям Богачевой М.А., не было представлено в ходе судебного разбирательства ни свидетелем, ни заявителем, который не обращался с ходатайством об истребовании данного документа, а также его наличие и существование опровергаются показаниями Набокиной Е.С. и Орлова Г.А., допрошенных судом в качестве свидетелей.

В дополнении к заявлению относительно проведения экспертиз налогоплательщик приводит доводы о том, что экспертом Орловым Г.А. в течение двух суток было выполнено исследование 448 документов по 3 самостоятельным экспертизам, в том числе произведено исследование всех условно-свободных, экспериментальных образцов подписей и почерков и сопоставление их между собой и спорными подписями, что является физически невозможным при должном подходе и соблюдении заявленных экспертом методических рекомендаций, что объективно ставит под сомнение достоверность выводов, изложенных в заключении.

Относительно данных доводов заявителя, суд первой инстанции пришёл к следующим выводам.

В соответствии со статьей 8 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее - Закон № 73-ФЗ) эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

В силу положений статьи 16 Закона № 73-ФЗ эксперт обязан провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. В заключении, должны быть отражены объекты исследований, содержание и результаты исследований с указанием примененных методов, оценка результатов исследований, выводы и их обоснование.

Экспертиза после замены эксперта была поручена Орлову Григорию Андреевичу, имеющему высшее образование по специальности «Эксперт-криминалист», специальную подготовку.

При таких обстоятельствах заключение эксперта ООО «Межрегиональная лаборатория судебных экспертиз и исследований», выполненное экспертом Орловым Г.А., соответствует законодательству, является надлежащим доказательством.

Кроме того, эксперт ООО «Межрегиональная лаборатория судебных экспертиз и исследований» Г.А. Орлов в судебное заседании дал исчерпывающие объяснения по вопросам представителей заявителя о ходе и методике исследований, а также о возможности проведения исследований по 3 самостоятельным экспертизам в столь короткий срок.

Доводы заявителя о невозможности одновременного проведения двух видов экспертизы по трем организациям, являющимся самостоятельными налогоплательщиками, с учетом наличия лишь одного экземпляра оригинала документов, отклонены судом первой инстацнии, поскольку в рассматриваемом случае это было возможно, поскольку экспертиза проводилась в одном экспертном учреждении ООО «Межрегиональная лаборатория судебных экспертиз и исследований», оригиналы документов, исходя из показаний опрошенных судом в качестве свидетелей экспертов Набокиной, Орлова и Богачевой , находились в специальной комнате у руководителя экспертной организации, и экспертам предоставлялся по мере необходимости доступ к данным документам.

Налогоплательщик указывает, что при проведении технической экспертизы экспертом использовались документы, не имеющие отношения к выездной налоговой проверке проверяемого налогоплательщика, с которыми налогоплательщик не был ознакомлен, сведениями о которых не располагал.

Однако из заключения эксперта следует, что среди представленных документов в рамках данного исследования имеются группы документов ООО «СтройНовация», ООО «Строитель», ООО «Стройконтракт», выставленные в адрес ООО «Мега-строй» и документы, выставленные ООО «Мега-строй» в адрес ООО «Трансгруз». Следовательно, указанные документы имеют отношение к выездной налоговой проверке и к деятельности проверяемого лица.

Таким образом, выводы по результатам почерковедческой экспертизы не противоречат как показаниям допрошенных в ходе проверки лиц, от имени которых были оформлены первичные документы, так и иным добытым инспекцией в ходе контрольных мероприятий доказательствам и сведениям. Иные доводы заявителя были оценены судом, однако они не опровергают правильность выводов налогового органа, изложенных в оспариваемом решении.

В рассматриваемом случае налоговым органом и судом в ходе судебного разбирательства установлена совокупность обстоятельств, указывающая на нереальность хозяйственных операций между ООО «Монолит-стройи ООО «Строй-Контракт», ООО «Строй-Новация», ООО «Строитель», направленная на получение необоснованной налоговой выгоды в виде налоговых вычетов по НДС.

С учетом вышеизложенного в удовлетворении заявленных обществом требований суд первой инстанции отказал.

Доводы апелляционной жалобы о реальности хозяйственных операций заявителя со спорными контрагентами ООО «Строй-Контракт», ООО «Строитель», ООО «СтройНовация» судом апелляционной инстанции не принимаются, поскольку они не подтверждены надлежащими доказательствами.

Ссылка заявителя на представление в материалы дела, а также налоговому органу всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством, необоснованна, так как судом первой инстанции сделал правомерный вывод об оформлении заявителем искусственного документооборота в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

Доводы апелляционной жалобы о недопустимости заключений эксперта № 333 от 23.05.2018 по результатам почерковедческой экспертизы и № 336 от 28.04.2018 по результатам технической экспертизы, а также представленных инспекцией расчетов человеко-часов по табелям учета рабочего времени суд апелляционной инстанции отклоняет, соглашаясь с выводами суда первой инстанции, сделанными по результатам их оценки с учетом совокупности доказательств, представленных налоговым органом в материалы дела. Экспертные заключения, по мнению суда апелляционной инстанции, являются допустимыми доказательствами, поскольку существенных нарушений в ходе экспертизы, которые бы повлекли необъективность, неполноту и недостоверность сделанных экспертами выводов, не было допущено. При этом суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что инспекцией доказана возможность выполнения спорных работ самим заявителем.

            Представленные суду апелляционной инстанции копии нотариально заверенного протокола адвокатского опроса Майорова А.М. б/н от 17 октября 2019 года с нотариально заверенным заявлением о подлинности его подписи, ксерокопии протокола опроса Кожухова Б.В. б/н от 23 мая 2019 года суд апелляционной инстанции не может принять во внимание, исходя из того, что в данном случае нотариально заверенные протоколы допросов физических лиц не являются надлежащим доказательством, опровергающим информацию о деятельности юридических лиц, основанные на добытых инспекцией в ходе проверки документах. Нотариус, свидетельствуя подлинность подписи, не удостоверяет факты, изложенные в документе, а лишь подтверждает, что подпись сделана определенным лицом.

            Оценка добросовестности налогоплательщика при получении налоговых выгод предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели, то есть возможность получения налоговых выгод предполагает наличие реального осуществления хозяйственных операций.

            С учетом изложенного суд апелляционной инстанции полагает, что совокупность собранных по делу доказательств свидетельствует о нереальности хозяйственных операций между обществом и его контрагентами в спорный период времени и о направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды.

            Доводы апелляционной жалобы относительно необходимости применения инспекцией расчетного метода на основании подп.7 п.1 ст.31 НК РФ суд апелляционной инстанции не принимает, поскольку при исчислении налога прибыль необходимым условием для признания понесенных налогоплательщиком расходов является действительное совершение хозяйственных операций, которые повлекли затраты налогоплательщика. Между тем в данном случае налоговым органом доказано, что у заявителя отсутствовала необходимость (потребность) в услугах вышеуказанных контрагентов, у которых к тому же не имелось необходимых для выполнения субподрядных работ материальных и технических ресурсов, ввиду наличия собственных ресурсов и трудовых сил для их выполнения.

Доводы, приведенные в апелляционной жалобе, являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции, который дал им правильную оценку. Указанные доводы не опровергают обстоятельств, установленных судом первой инстанции при рассмотрении дела, и не могут поставить под сомнение правильность применения им норм материального и процессуального права.

Иных доводов, являющихся основанием в соответствии со ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для отмены либо изменения решения суда первой инстанции, в апелляционной жалобе не приведено.

На основании изложенного решение суда от 24 июля 2019 года следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу заявителя - без удовлетворения.

Согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы по уплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 269-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд            

П О С Т А Н О В И Л:

            Решение Арбитражного суда Самарской области от 24 июля 2019 года по делу №А55-29331/2018 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Арбитражный суд Поволжского округа.

Председательствующий                                                                      Е.Г. Филиппова

Судьи                                                                                                     П.В. Бажан

                                                                                                                А.Б. Корнилов