НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.05.2018 № А12-33034/2017

ДВЕНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

410002, г. Саратов, ул. Лермонтова д. 30 корп. 2 тел: (8452) 74-90-90, 8-800-200-12-77; факс: (8452) 74-90-91,

http://12aas.arbitr.ru; e-mail: info@12aas.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда апелляционной инстанции

г. Саратов

Дело №А12-33034/2017

23 мая 2018 года

Резолютивная часть постановления объявлена – 21.05.2018 года.

Полный текст постановления изготовлен – 23.05.2018 года.

Двенадцатый арбитражный апелляционный суд в составе

председательствующего судьи Землянниковой В.В.,

судей Комнатной Ю.А., Смирникова А.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Фединой В.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда

на решение Арбитражного суда Волгоградской области от 22 января 2017 года по делу № А12-33034/2017 (судья Кострова Л.В.)

по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Каскад» (ИНН 3444180463, ОГРН 1103444005730, г. Волгоград)

к Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда (ИНН 3444118585, ОГРН 1043400395631, г. Волгоград)

с привлечением в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора: индивидуального предпринимателя Шабанова Владимира Анатольевича (г. Волгоград), индивидуального предпринимателя Захматова Алексея Викторовича (г. Волгоград), индивидуального предпринимателя Тесленко Ирины Сергеевны (г. Волгоград), индивидуального предпринимателя Шиндяпина Сергея Валентиновича (г. Волгоград),

о признании незаконным решения налогового органа.

при участии в судебном заседании:

от Общества с ограниченной ответственностью «Каскад» - Тетерин А.В., доверенность от 11.09.2017 (срок доверенности 1 год);

от Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда – Почевалова Т.С., доверенность № 512 от 18.09.2017 (срок доверенности по 31.12.2018); Мельникова Н.Б., доверенность от 22.12.2017 (срок доверенности по 31.12.2018); Кравц И.А., доверенность № 10 от 10.10.2017 (срок доверенности по 31.12.2018);

от индивидуального предпринимателя Шабанова Владимира Анатольевича - не явился, извещен надлежащим образом;

от индивидуального предпринимателя Захматова Алексея Викторовича - не явился, извещен надлежащим образом;

от индивидуального предпринимателя Тесленко Ирины Сергеевны - не явился, извещен надлежащим образом;

от индивидуального предпринимателя Шиндяпина Сергея Валентиновича - не явился, извещен надлежащим образом.

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «Каскад» (далее - ООО «Каскад», Общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлениемк Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда (далее - ИФНС России по Центральному району г. Волгограда, инспекция, налоговый орган) о признании незаконным решения от 30.06.2017 № 12-11/696.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 22 января 2017 года заявленные ООО «Каскад» удовлетворены, признано незаконным, противоречащим Налоговому кодексу Российской Федерации, решение ИФНС России по Центральному району г. Волгограда от 30.06.2017 № 12-11/696. Кроме того, суд обязал ИФНС России по Центральному району г. Волгограда устранить допущенные нарушения прав и законных интересов ООО «Каскад» путем корректировки налоговых обязательств на суммы налогов, пени, штрафа, доначисление которых признано судом незаконным.

Также суд взыскал с ИФНС России по Центральному району г. Волгограда в пользу ООО «Каскад» государственную пошлину в размере 3000 руб.

Налоговый орган не согласился с принятым решением и обратился в Двенадцатый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований ООО «Каскад» в полном объеме.

ООО «Каскад» представило письменный отзыв на апелляционную жалобу, в котором просит решение Арбитражного суда Волгоградской области от 22 января 2018 года по делу № А12-33034/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобубез удовлетворения.

ИП Шиндяпин С.В. представил письменный отзыв на апелляционную жалобу, в котором просит решение Арбитражного суда Волгоградской области от 22 января 2018 года по делу № А12-33034/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобубез удовлетворения.

ИП Тесленко И.С. представила письменный отзыв на апелляционную жалобу, в котором просит решение Арбитражного суда Волгоградской области от 22 января 2018 года по делу № А12-33034/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобубез удовлетворения.

ИП Шиндяпин С.В., ИП Тесленко И.С., ИП Шабанов В.А., ИП Захматов А.В., в судебное заседание не явились. Надлежащим образом извещены о месте и времени судебного разбирательства путем направления определения, выполненного в форме электронного документа, в соответствии со статьей 186 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации посредством его размещения на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" в режиме ограниченного доступа.

Информация о месте и времени судебного заседания размещена на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (kad.arbitr.ru) 24.04.2018, что подтверждено отчетом о публикации судебных актов на сайте.

Согласно пункту 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения дела, суд рассматривает дело в их отсутствие.

Как следует из материалов дела, в отношении ООО «КАСКАД» Инспекцией ФНС России по Центральному району г. Волгограда проведена выездная налоговая проверка за период 2013 -2015 г.г., по итогам которой составлен акт от 25.05.2017 № 12-11/535 и по которому ООО «КАСКАД» представлены соответствующие возражения.

По результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки Инспекцией вынесено решение от 30.06.2017 № 12-11/696 в соответствии с которым, налогоплательщику за проверяемые налоговые периоды доначислены: налог на прибыль в размере 18 449 337 руб., налог на добавленную стоимость в сумме 68 567 руб., а также доначислены соответствующие пени и штрафы.

На решение ИФНС России по Центральному району г. Волгограда от 30.06.2017 № 12-11/696 Обществом подана апелляционная жалоба, по результатам рассмотрения которой, УФНС РФ по Волгоградской области решением от 11.09.2017 № 966 апелляционная жалоба налогоплательщика оставлена без удовлетворения.

Основанием для доначисления ООО «Каскад» сумм налога на прибыль и пени за проверяемый период послужил вывод налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль по взаимоотношениям с такими контрагентами как индивидуальные предприниматели Захматов А.В., Шабанов В.А., Шиндяпин С.В., Тесленко И.С., а также неправомерное применение налоговых вычетов по НДС в отношении ООО «ТК «Волекс».

Общество с решением инспекции не согласилось, обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным, указывает на реальность взаимоотношений со спорными контрагентами.

Удовлетворяя заявленные требования ООО «Каскад», суд первой инстанции пришел к выводу о том, что налоговым органом в ходе проверки не было собрано достаточно достоверных доказательств в подтверждение заявленных доводов о недобросовестности налогоплательщика и направленности его умысла на получение необоснованной налоговой выгоды в части взаимоотношении со спорными контрагентами.

Суд апелляционной инстанции считает выводы суда первой инстанции обоснованными, в силу следующего.

В соответствии со статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, понесенные налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, право налогоплательщика на уменьшение полученных доходов в целях обложения налогом на прибыль на величину произведенных расходов, непосредственно зависит от представления им соответствующих документов, подтверждающих затраты.

Требования о достоверности учета хозяйственных операций содержатся в законодательстве о бухгалтерском учете и в Налоговом кодексе Российской Федерации, установившем правила ведения налогового учета.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Федеральный закон от 06.12.2011 N 402-ФЗ) каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом. Не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок.

По правилам пункта 2 статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ первичные учетные документы должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа, дата составления документа, наименование экономического субъекта, составившего документ, содержание факта хозяйственной жизни, величина натурального и (или) денежного измерения факта хозяйственной жизни с указанием единиц измерения, наименование должности лица (лиц), совершившего (совершивших) сделку, операцию и ответственного (ответственных) за ее оформление, либо наименование должности лица (лиц), ответственного (ответственных) за оформление свершившегося события, подписи лиц, предусмотренных пунктом 6 статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ, с указанием их фамилий и инициалов либо иных реквизитов, необходимых для идентификации этих лиц.

Уменьшению налогооблагаемой прибыли на сумму произведенных расходов должен предшествовать факт совершения расходной хозяйственной операции, подтвержденный надлежаще оформленными и содержащими достоверную информацию первичными бухгалтерскими документами.

Пунктами 1 и 2 статьи 171 НК РФ предусмотрено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на полагающиеся налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с НК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг).

В соответствии с пунктом 2 статьи 169 НК РФ в целях принятия НДС к вычету или возмещению счет-фактура должна соответствовать требованиям пунктов 5, 6 указанной статьи. Выставленные с нарушением данного порядка счета фактуры, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету.

Согласно пунктам 5 и 6 статьи 169 НК РФ в счете-фактуре должны быть указаны наименование, адрес и идентификационные номера налогоплательщика и покупателя, счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

В соответствии с нормами статьями 11, 143 НК РФ плательщиками НДС являются юридические лица, образованные в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Таким образом, для получения налогового вычета необходима совокупность следующих условий: наличие счетов-фактур, принятие указанных товаров (работ, услуг) на учет, а также строгое соответствие выставленных счет-фактур требованиям пунктов 5, 6 статьи 169 НК РФ.

При этом, представление налогоплательщиком документов как в обоснование налоговых вычетов по НДС, так и расходов по налогу на прибыль не является само по себе достаточным основанием для получения соответствующей налоговой выгоды, если налоговым органом доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Такие разъяснения содержатся в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. № 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

В связи с этим, при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Так, налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки установлено, что Обществом в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль за 2013, 2014, 2015 г.г. были включены расходы за аренду оборудования, которое передано ИП Захматовым А.В. в соответствии с договором аренды оборудования от 01.07.2011 № 2/1 от 01.01.2013 № 1/1/13, а также ИП Шабановым В.А. в соответствии с договором аренды оборудования от 01.07.2013 № 1/3/13.

По результатам выездной налоговой проверки, налоговый орган пришёл к выводу о том, что за период 2013-2015 г.г. налогоплательщиком получена необоснованная налоговая выгода по налогу на прибыль от хозяйственных операций по аренде кондитерского оборудования у предпринимателей Захматова А.В. и Шабанова В.А.

Налоговым органом установлена следующая совокупность обстоятельств указывающих на получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды:

расходы за аренду кондитерского оборудования превышают стоимость самого оборудования в несколько раз, что свидетельствует об экономической необоснованности понесенных расходов проверяемым налогоплательщиком;

отсутствие правоустанавливающих документов у ИП Захматова А.В. и Шабанова В.А, подтверждающих правовые основания сдачи в аренду оборудования;

взаимозависимость ООО «Каскад» с ИП Захматовым А.В. и Шабановым В.А., отношения между которыми оказывают влияние на условия и экономические результаты их деятельности;

применение специального режима налогообложения;

основным (единственным) арендатором оборудования у ИП Захматова А.В. и Шабанова В.А. является ООО «Каскад»;

отсутствие расходов по содержанию и текущему ремонту за оборудования переданного в аренду;

рыночная стоимость сдаваемого в аренду оборудования не соответствует его техническому состоянию в связи со значительным естественным износом;

значительные арендные платежи за аренду кондитерского оборудования при наличии аналогичного оборудования числящегося на балансе проверяемой организации.

Таким образом, установив совокупность вышеуказанных обстоятельств получения необоснованной выгоды, и не отрицая факта реальности осуществления хозяйственных операций по аренде кондитерского оборудования, налоговым органом при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль расходы по аренде оборудования были исключены в полном объеме.

Однако, как обосновано указал суд первой инстанции, отказывая ООО «Каскад» в принятии расходов по аренде кондитерского оборудования в полном объеме при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль, налоговым органом не была принята во внимание правовая позиция Президиума ВАС РФ, изложенная в постановлении от 03.07.2012 № 2341/12.

Так, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03.07.2012 N 2341/12 указано, что определение размера налоговых обязательств при наличии сомнений в обоснованности налоговой выгоды должно производиться с учетом реального характера сделки и ее действительного экономического смысла; в случае недостоверности представленных документов и предположений о наличии в действиях налогоплательщика умысла на получение необоснованной налоговой выгоды либо непроявление должной осмотрительности при выборе контрагента реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль подлежит определению, исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичным сделкам.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 3 постановления от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление N 53) указал, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). При этом в пункте 7 постановления N 53 установлено, что если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

Таким образом, определение размера налоговых обязательств, при наличии сомнений в обоснованности налоговой выгоды, должно производиться с учетом реального характера сделки и ее действительного экономического смысла.

Следовательно, при принятии инспекцией решения, в котором содержались предположения о наличии в действиях налогоплательщика умысла на получение необоснованной налоговой выгоды либо не проявлении должной осмотрительности при выборе контрагента, реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат, при исчислении налога на прибыль подлежит определению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичным сделкам.

Иной правовой подход влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль.

Из вышеизложенного следует, что при установлении в ходе налоговой проверки обстоятельств, свидетельствующих о получении необоснованной налоговой выгоды, когда реальность хозяйственной операции не подвергается сомнению, налоговый орган не вправе при определении налоговой базы по налогу на прибыль полностью исключать произведенные налогоплательщиком расходы по спорным операциям.

Налоговый орган вправе лишь уменьшить сумму расходов по спорным операциям до размера уровня рыночных цен, если у налогового органа имеются достаточные доказательства о несоответствии стоимости приобретенных товаров (работ, услуг) уровню рыночных цен.

При этом необходимо учитывать, что при определении налоговой базы с учетом цены товара (работы, услуги), примененной сторонами сделки для целей налогообложения, указанная цена признается рыночной, если федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов, не доказано обратное (пункт 3 статьи 105.3 НК РФ).

Таким образом, установив предполагаемую совокупность обстоятельств о получении ООО «Каскад» необоснованной налоговой выгоды и не подвергая сомнению реальность хозяйственных операций по аренде кондитерского оборудования, налоговый орган не вправе был исключать в полном объеме из состава расходов суммы арендной платы, поскольку это привело к искажению действительных налоговых обязательств налогоплательщика по налогу на прибыль.

Судебная коллегия приходит к выводу, что в ходе налоговой проверки не было установлено несоответствия стоимости услуг по аренде оборудования уровню рыночных цен, следовательно, в силу пункта 3 статьи 105.3 НК РФ, договорная стоимость услуг по аренде кондитерского оборудования должна признаваться рыночной, и ее размер должен учитываться в полном объеме при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль, что исключает доначисление соответствующих сумм налогов, пени, штрафов.

Обоснованность расходов (экономическая оправданность) является необходимым условием для их учета в целях налогообложения, и наоборот, отсутствие экономической оправданности расходов исключает возможность учитывать произведенные расходы при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль.

Как следует из решения инспекции, одним из обстоятельств получения необоснованной налоговой выгоды указана экономическая необоснованность понесенных расходов по признаку превышения сумм расходов за аренду кондитерского оборудования над стоимостью самого оборудования.

Вместе с тем, в Определениях Конституционного Суда РФ от 16.12.2008 N 1072-0-0, от 04.06.2007 N 320-О-П и от 04.06.2007 N 366-О-П указано, что расходы являются оправданными и экономически обоснованными, если они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. При этом имеет значение лишь цель и направленность такой деятельности, а не ее результат. Целесообразность, рациональность, эффективность финансово-хозяйственной деятельности вправе оценивать лишь налогоплательщик единолично, поскольку он осуществляет деятельность самостоятельно и на свой риск. Так, исходя из принципа свободы предпринимательской деятельности, суды не призваны проверять экономическую целесообразность принимаемых налогоплательщиком решений в сфере бизнеса.

Все произведенные организацией расходы изначально предполагаются обоснованными. Доказать их необоснованность должны именно налоговые органы.

Таким образом, исходя из правовых позиций Конституционного суда РФ, налоговый орган в ходе проверки при решении вопроса относительно экономической обоснованности затрат по аренде кондитерского оборудования, должен был установить или опровергнуть направленность затрат налогоплательщика на получение дохода, однако этого не сделал.

Кроме того, из решения ИФНС следует, что основным (единственным) арендатором оборудования у ИП Захматова А.В. и Шабанова В.А. является ООО «Каскад».

Однако, как правомерно указано судом первой инстанции, в ходе налоговой проверки фактов не использования Обществом арендуемого оборудования в предпринимательской деятельности не установлено.

В ходе осмотров производственных помещений при осуществлении мероприятий налогового контроля, фактов отсутствия в них арендованного оборудования налоговым органом также установлено не было.

Таким образом, из содержания решения ИФНС следует, что налоговым органом не оспаривается сам факт использования арендованного оборудования в предпринимательской деятельности налогоплательщика, доказательства обратного в материалах налоговой проверки отсутствуют.

Более того, инспекция в оспариваемом решении не оспаривает действия налогоплательщика по увеличению производственных мощностей направленных на увеличение объемов производства продукции производимой ООО «Каскад», однако способ привлечения производственных мощностей ставит под сомнение действия налогоплательщика, так как сама стоимость аренды не обусловлена экономических смыслом.

В связи с чем, судом первой инстанции обосновано отмечено, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата (пункт 3 Определения Конституционного Суда РФ от 04.06.2007 №366-0-П).

При этом, рыночная стоимость услуг по аренде оборудования инспекцией в ходе выездной налоговой проверки, не устанавливалась.

При указанных обстоятельствах, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что иные вменяемые налогоплательщику обстоятельства получения необоснованной налоговой выгоды, такие как: отсутствие правоустанавливающих документов на кондитерское оборудование, взаимозависимость ООО «Каскад» с ИП Захматовым А.В. и Шабановым В.А., применение специального режима налогообложения, ООО «Каскад» является основным (единственным) арендатором оборудования у предпринимателей, отсутствие расходов по содержанию и текущему ремонту оборудования переданного в аренду, не соответствие рыночной стоимости сдаваемого в аренду оборудования его техническому состоянию, значительность арендных платежей за аренду кондитерского оборудования при наличии аналогичного оборудования числящегося на балансе проверяемой организации), как в отдельности, так и в своей совокупности не опровергают презумпцию обоснованности расходов налогоплательщика и не доказывают факта неиспользования арендованного оборудования в предпринимательской деятельности налогоплательщика.

Судом правомерно отмечено, что доначисление Обществу налогов Инспекцией осуществлено исключительно по факту необоснованности (экономической неоправданности) расходов, и не связано с несоответствием отраженных ООО «Каскад» в налоговом учете операции по аренде оборудования их действительному экономическому смыслу.

Кроме того, общество отметило, что договор аренды оборудования № 2/1 от 01.07.2011 уже был предметом исследования в предыдущей налоговой проверки на соответствие указанных в нем хозяйственных операций действующему налоговому законодательству, нарушений установлено не было.

Довод Инспекции об экономической необоснованности понесенных расходов за аренду оборудования в связи с превышением размера арендной платы над стоимостью самого оборудования, судебной коллегией признается необоснованным, в связи со следующим.

Основным потребителем производимой ООО «КАСКАД» продукции является контрагент ЗАО «ТАНДЕР» (торговая сеть магазинов «Магнит»), сотрудничество с которым осуществлялось как до проверяемого периода на основании договора № ГК/60/4988/10 от 29.10.2010, так и в проверяемом периоде на основании договора ГК/1406/12 от 01.01.2013.

Как пояснил налогоплательщик, после вступления в договорные отношения с ЗАО «ТАНДЕР», доля производимой и поставляемой продукции для данного контрагента в общем объеме производства ООО «КАСКАД» стала составлять от 80% до 95%, а общий объем производимой кондитерской продукции за непродолжительный период времени вырос в три раза с 127 000 кг. до 368 000 кг.

Кратное увеличение спроса на производимую налогоплательщиком продукцию, повлекло соответствующее увеличение объемов производства и как следствие потребовало дополнительных финансовых вложений связанных с расширением производства, а именно - средства для закупки сырья, переоборудования производственных площадей, дополнительное оборудование.

Для налогоплательщика с незначительным уставным фондом, кратное увеличение объемов производства способствовало возникновению существенного дефицита оборотных средств, исходя из чего, ООО «КАСКАД» вынуждено было привлекать заемные денежные средства.

Общество пояснило, что существовало два направления получения внешних заимствований - банковские кредиты и займы у учредителей. В рассматриваемый период получение кредитов у банковских организаций не представлялось возможным по двум причинам - отсутствие достаточного обеспечения у заемщика и кризис 2014 г. (отсутствие фактической возможности получения кредита в банке несмотря на обеспечение). Таким образом, в период 2013-2015 г.г. предприятие осуществляло операции по привлечению средств в основном через займы от учредителей, за три года было получено дополнительно 17 410 000 руб.

Анализ движения денежных средств по расчетному счету ООО «Каскад» за проверяемый период свидетельствует о значительной доле заимствования в обороте, существенном дефиците оборотных средств, который за проверяемый период составил 301 088 044.48 руб.

Истец пояснил, что систематическая нехватка оборотных средств, не позволяла налогоплательщику приобретать соответствующее оборудование в полном объеме, исходя из чего, аренда оборудования являлась дополняющим компромиссным вариантом в сложившейся ситуации (исходя из невозможности кредитоваться и не желания учредителей дальше вносить займы в связи с риском потери средств в случае снижения объемов поставок или потери контракта от покупателя)

Кроме того, налогоплательщик не оспаривает, что ООО «Каскад» за период 2013-2015 г.г. приобретало часть требуемого оборудования в собственность, проводило текущий ремонт помещений, показывало прибыль и оплачивало налоги, несмотря на имеющуюся задолженность перед учредителями.

Однако, Инспекцией указанные обстоятельства в ходе проверки, не исследовались.

Таким образом, утверждение инспекции о возможности приобретения истцом оборудования взамен арендованного сделано без учета наличия финансовой возможности Общества на его приобретение.

Более того, самостоятельным основанием для принятия решения об аренде оборудования, являлись также условия договора с ЗАО «ТАНДЕР», согласно которым срок действия договора ограничивался одним годом, который мог ежегодно пролонгироваться на этот же срок по взаимному согласию сторон.

Таким образом, заключение договора с ЗАО «ТАНДЕР» привело к значительному расширению объемов производимой продукции, однако сам налогоплательщик на протяжении всего времени постоянно находится в состоянии правовой и экономической неопределенности относительно продолжения договорных отношений с данным контрагентом на следующий год. Прекращение хозяйственной деятельности с ООО «ТАНДЕР» реально ставило бы под сомнение экономическую целесообразность дальнейшей деятельности общества.

В данной ситуации приобретение оборудования (на баланс предприятия), необходимость в котором может отпасть на следующий год в связи с резким сокращением объемов закупок, является высоко рисковой сделкой, экономическая оправданность которой более чем не очевидна, и наоборот, аренда оборудования, в сложившихся обстоятельствах является наиболее предпочтительным вариантом.

ООО «Каскад» пояснило, что, имея оборудование как арендованное, так и приобретенное в собственность, он создавал разумный экономический баланс, между поддержанием договорных отношений с контрагентом на должном уровне, надлежащем исполнении заемных обязательств перед учредителями и риском наступления неблагоприятных имущественных последствий вследствие прекращения взаимоотношения с ЗАО «ТАНДЕР».

Считая экономически неоправданным продолжение аренды оборудования начиная именно с 2013 г., налоговым органом не принято во внимание, что замена арендованного оборудования на покупное потребовало бы затрат на демонтаж и монтаж нового оборудования и как следствие частичную остановку производства и снижение объемов производства, уменьшения ассортимента предлагаемой продукции, что могло повлечь отказ ЗАО «ТАНДЕР» от договорных обязательств на следующий срок, поскольку ввиду большой конкуренции в данном сегменте рынка, найти замену поставщика продукции не составит большого труда.

Доводы налогового органа об отсутствии правовых оснований у ИП Захматова А.В. и Шабанова В.А. для сдачи оборудования в аренду по причине не представления правоустанавливающих документов на оборудование и отсутствие в договорах сведений о собственнике имущества, правомерно не приняты судом первой инстанции, поскольку в рассматриваемом случае не имеют правового значения.

Кроме того, согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ изложенной в информационном письме от 17.11.2011г. № 148, при оценке доводов налоговых органов о налоговых последствиях признания договора недействительным следует исходить того, что по смыслу пункта 1 статьи 54 НК РФ налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершенные во исполнение этих сделок финансово-хозяйственные операции.

Также, суд первой инстанции правомерно согласился с позицией заявителя о том, что согласно пункту 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 сама по себе взаимозависимость участников сделок не может служить основанием для признания налоговой выгодой необоснованной.

Также, применение специального режима налогообложения ИП Захматовым А.В. и ИП Шабановым В.А., передача учредителями (Захматовым А.В. и Шабановым В.А.) в аренду оборудования только Обществу, не свидетельствует о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды.

Доводы инспекции о том, что учредители ООО «Каскад» извлекали прибыль только от сдачи в аренду оборудования ООО «Каскад», также правомерно отклонены судом, поскольку налоговая проверка в отношении предпринимателей не осуществлялась.

Не подтверждение факта расходов по ремонту имущества другой стороной, само по себе не может свидетельствовать о получении налоговой выгоды проверяемым налогоплательщиком, поскольку последний не может влиять на процесс сохранности и своевременного представления другой стороной договора (предпринимателями) подтверждающих документов по расходам.

Заявитель пояснил, что осуществление расходов по содержанию и текущему ремонту за оборудования, переданного в аренду не может быть в рассматриваемом случае возложено на Общество. Согласно статьи 616 ГК РФ, арендатор обязать поддерживать имущество в исправном состоянии, производить текущий ремонт, в свою очередь на арендодателе лежит обязанность по осуществлению капитального ремонта имущества.

Более того, из протокола допроса вполне определено следует, что предприниматели производили затраты на капитальный ремонт, однако документальное подтверждение данных затрат представить не смогли, поскольку выбранная система налогообложения в виде УСН с объектом налогообложения «доходы» не предполагает ведения учета затрат в целях уменьшения налоговой базы по УСН.

Каких-либо данных свидетельствующих о том, что капитальный ремонт оборудования производило ООО «Каскад», в ходе налоговой проверки не установлено.

Доводы инспекции о том, что рыночная стоимость сдаваемого в аренду оборудования не соответствует его техническому состоянию в связи со значительным естественным износом, судебная коллегия также находит основанными на предположениях.

Истец правомерно отметил, что в ходе поверки при обследовании производственных помещений налоговым органом не устанавливалось техническое состояние арендуемого оборудования, соответствующих экспертиз и получения соответствующих технических заключений о текущем состоянии оборудования от компетентных организаций получено не было.

Доводы ИФНС о значительных арендных платежах за аренду кондитерского оборудования при наличии аналогичного оборудования, числящегося на балансе истца, основаны на предположениях.

В ходе осуществленной налоговой проверки (включая осмотры производственных помещений) фактов отсутствия или не использования в производственной деятельности в проверяемом периоде какого-либо арендуемого оборудования установлено не было.

Кроме того, Обществом в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, были включены затраты налогоплательщика по оплате услуг по переработке давальческого сырья на основании договора о переработке давальческого сырья № 1/16/12 от 31 января 2012 г., заключенного с ИП Шиндяпиным Сергеем Валентиновичем.

По мнению налогового органа, им выявлена совокупность обстоятельств, позволяющих сделать вывод о том, что ООО «Каскад» осуществляло финансово-хозяйственные взаимоотношения с ИП Шиндяпиным С.В., применяющим упрощенную систему налогообложения, с целью получения необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль, а именно:

- ИП Шиндяпин С. В. оказывает услуги по производству продукции на территории в производственном помещении ООО «Каскад», а также на оборудовании проверяемого налогоплательщика;

- отсутствие документов, подтверждающих передачу готовой продукции в адрес проверяемого налогоплательщика;

- отсутствие расходов у ИП Шиндяпина С.В., необходимых для оказания услуг по производству продукции;

- основным (единственным) заказчиком услуг, оказываемых Шиндяпиным С.В., является ООО «Каскад»;

- отношения между проверяемым налогоплательщиком и ИП Шиндяпиным С.В., могут оказывать влияние на условия и экономические результаты их деятельности;

- работники ИП Шиндяпина С. В. являлись бывшими работниками ООО «Каскад»;

- показания свидетелей противоречат данным представленным проверяемой организацией и ИП Шиндяпиным С.В.;

- применение специального режима налогообложения.

Однако, названные доводы инспекции суд первой инстанции признал несостоятельными, основанными на предположениях, результатах неполно проведенной проверки.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции, в связи со следующим.

Как следует из решения налогового органа, в соответствии с договором о переработке давальческого сырья № 1/16/12 от 31 января 2012 г., давалец (ООО «Каскад») поручает, а переработчик (ИП Шиндяпин С.В.) обязуется выполнить согласно условиям настоящего Договора работы по переработке давальческого сырья (далее - сырье) в кондитерскую продукцию (далее - готовая продукция) в ассортименте, количестве и качестве согласно приложениям к настоящему Договору, а Давалец обязан принять продукцию и оплатить ее.

Передача сырья осуществляется в месте производства готовой продукции по адресу: г. Волгоград, ул. Бетонная, д. 5 на основании накладных или актов приема - передачи.

Для выполнения работ по договору, ООО «Каскад» передало ИП Шиндяпину С.В. оборудование в составе: печь хлебопекарная - 1 шт., тележка гидравлическая OK 20-W - 1 шт., ТО ТОМ-200м - 2 шт., миксер планетарный - 1 шт., печь ПК-2 (орешница) - 5 шт., тестомесильная машина ТММ 140 - 1 шт., тележки для противней - 8 шт., противни кондитерские - 265 шт.

В договоре поименованы условия:

Оборудование находится в месте производства готовой продукции по адресу: г. Волгоград, ул. Бетонная, д. 5.

Оборудование предоставляется Переработчику по мере необходимости, на основании его потребностей.

Давалец не утрачивает право пользования Оборудованием в собственных целях, при этом, приоритет на использование Оборудования принадлежит Переработчику.

Переработчик не вправе использовать Оборудование в целях, не связанных с исполнением договора о переработке давальческого сырья № 1/16/12 от 31.01.2012 г.

Плата за пользование Оборудованием не взимается.

Техническое обслуживание Оборудования производится Давальцем.

В соответствии с условиями договора, ООО «Каскад» отражало в своем учете списание сырья в производство, а затем показывало в учете затраты на оплату работ переработчика.

Доказательств, опровергающих доводы Общества в указанной части, инспекция в ходе проверки не добыла, суду не представила.

Судом правомерно отмечено, что тот факт, что ИП Шиндяпин С.В. оказывает услуги по производству продукции на территории ООО «Каскад», а также на оборудовании проверяемого налогоплательщика, то, что основным (единственным) заказчиком услуг, оказываемых ИП Шиндяпиным С.В., является ООО «Каскад», не свидетельствует о противоправности действий ИП Шиндяпина и ООО «Каскад», и необоснованном получении налоговой выгоды.

В ходе проверки инспекцией установлено, что у ИП Шиндяпина С.В. в 2013 году работало - 17 человек, в 2014 году - 15 человек, в 2015 - 18 человек.

При этом, бывшими сотрудниками ООО «Каскад» являлись только несколько человек: Богатый А.Б., Сидоренко Т.Н., Мухамеджанова Л.В., Гайворонская И.Г. и Пилюгин П.А. (по данным акта выездной налоговой проверки), что составляет небольшой процент об общей численности сотрудников ИП Шиндяпина С.В.

Заявитель пояснил, что данные сотрудники были приняты на работу в 2012 году, так как являлись специалистами в производстве именно тех видов продукции, которые стали производится ИП Шиндяпиным С.В., и которые перестало производить ООО «Каскад».

Гайворонская С.В. и Мищенко А.П. не являлись бывшими работниками ООО «Каскад», а осуществляли свою деятельность по совместительству, при этом они в ходе проверки опрашивались, и из их показаний следует, что их трудовые обязанности у ИП Шиндяпина С.В. и в ООО «Каскад» были разграничены.

Довод налогового органа о наличии противоречий в показаниях сотрудников проверяемой организации и ИП Шиндяпиным также является несостоятельным.

Сотрудники ИП Шиндяпина С.В. - Данилова И.А., Шамина Е.А, Заметалина А.А, Сеидова Р.А., Кабалюк А.А подтвердили тот факт, что они работают у ИП Шиндяпина С.В., изготавливают кондитерские изделия «Восточные сладости мучные «Орешки с вареной сгущенкой», заработную плату им выплачивал ИП Шиндяпин С.В., место их работы было обособленно от цехов ООО «Каскад». Тот факт, что мастер Макарова С.Е. и зав.производством Белякова Е.В. следили за технологическим процессом полностью соответствует условиям договора о переработке, заключенного с ИП Шиндяпиным С.В., так как давалец должен проверять качество работы переработчика. Свидетель Гайворонская С.С. подтвердила, что в процессе работы у ИП Шиндяпина С.В. ею сдавалась готовая продукция, изготовленная ИП Шиндяпиным С.В. - орешки и печенье сдобное.

Свидетели Ляшенко С.М., Кисилева Г.А., Никифорова О.В., Николаева М.В., Сапрыкин М.В., являющиеся сотрудниками ООО «Каскад», подтвердили, что с помощью тестоотсадочной машины ими изготавливались все виды печенья из песочного теста, в том числе печенье «Домашнее» и «Ленинградское». Данные показания не противоречат позиции налогоплательщика.

Документы, подтверждающие передачу готовой продукции в адрес ООО «Каскад», были представлены предпринимателем в ходе проверки.

Факт несения предпринимателем затрат на выплату заработной платы и уплату соответствующих отчислений во внебюджетные фонды налоговый орган не оспаривает.

Сырье и оборудование было предоставлено давальцем, изготовление продукции на территории ООО «Каскад» было совершенно оправдано с точки зрения производственного процесса.

Свидетель Мищенко А.П. подтвердил, что в период его работы у ИП Шиндяпина С.В. он осуществлял наладку и ремонт используемого им оборудования, соответственно, содержание оборудования осуществлялось за счет ИП Шиндяпина С.В.

Более того, ИП Шиндяпин С.В. применяет упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения «доходы», и, соответственно, учет расходов не ведет.

Доводы Инспекции о том, что отношения между проверяемым налогоплательщиком и ИП Шиндяпиным С.В., могут оказывать влияние на условия и экономические результаты их деятельности, суд первой инстанции правомерно признал несостоятельными в силу следующего.

В соответствии со ст. 105.1. НК РФ если особенности отношений между лицами могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых этими лицами, и (или) экономические результаты деятельности этих лиц или деятельности представляемых ими лиц, указанные в настоящем пункте лица признаются взаимозависимыми для целей налогообложения.

Инспекцией установлено, что ИП Шиндяпину С.В. принадлежит доля, соответствующая 5% уставного капитала ООО «Каскад». Доказательств, свидетельствующих о том, что указанное обстоятельство повлияло на результаты хозяйственной деятельности указанных лиц на стоимость оказанных услуг, налоговый орган в ходе проверки не добыл и суду не представил.

Как следует из разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в пункте б Постановления от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", такое обстоятельство, как взаимозависимость участников сделок, само по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Применение специального режима налогообложения контрагентом о получении истцом необоснованной налоговой выгоды также не свидетельствует.

Довод налогового органа о формальности хозяйственных операций Общества с ИП Шиндяпиным С.В., и получении ООО «Каскад» необоснованной налоговой выгоды основаны на результатах неполно проведенной проверки, а также на предположениях.

Налоговый орган располагал первичными документами, подтверждающими, что ИП Шиндяпин С.В. получал от ООО «Каскад» давальческое сырьё, из которого производились конкретные виды продукции, реализованные впоследствии третьим лицам. Доказательств, что фактически изготовителем продукции являлось иное лицо, инспекция не представила.

Налогоплательщик пояснил, что разделение производства разных видов продукции с различными технологиями производства имеет свое экономическое обоснование и не имеет противоправного характера. Трудовые отношения с работниками оформлялись каждым участником договора переработки давальческого сырья самостоятельно, выдача заработной платы также производилась в каждом обществе самостоятельно, функции руководителя выполняют разные лица.

Ассортимент кондитерских изделий изготовляемых ИП Шиндяпиным С.В. предусматривал использование ручного труда, при этом спрос на эту продукцию был подвержен резким сезонным колебаниям, исходя из чего при колебании спроса в сторону его уменьшения, возникала бы потеря занятости работников участвующих в производственном процессе посредством ручного труда.

Перетрудоустроить данных работников внутри самого общества не представлялось бы возможным, исходя из чего, экономическая целесообразность требовала сокращения численности штата данных работников, что приводило бы к выплатам соответствующих пособий, компенсаций предусмотренных Трудовым кодексом РФ.

Далее, увеличение сезонного спроса на ассортимент кондитерских изделий, изготовляемых с использованием ручного труда, запускало бы обратный процесс, и требовало увеличения соответствующей численности работников, которых еще необходимо было обучить, учитывая специфику производства кондитерской продукции.

Как указывает заявитель, подобный волнообразный процесс требовал значительной затратной составляющей (учитывая выплаты сокращаемым работникам), приводил к необоснованно излишнему администрированию и постоянно создавал угрозу качества производимой продукции, что в конечном итоге могло привести к потере основных заказчиков продукции и сокращению объемов производства.

В свою очередь, ООО «Каскад» налоговому органу был представлен расчет рентабельности продукции ООО «Каскад» и аналогичной продукции изготавливаемой из давальческого сырья ИП Шиндяпиным С.В. за 2013 - 2015 годы, показатели которого налоговым органом не оспаривались.

Общество указало, что техническое дооснащение ООО «Каскад» в конечном итоге привело к сокращению объемов ассортимента продукции требующей участия ручного труда, что в свою очередь привело к снижению объемов продукции из давальческого сырья, изготовляемой ИП Шиндяпиным С.В.

Заявитель и третье лицо пояснили, что несмотря на то, что производство и оборудование ИП Шиндяпина С.В. и ООО «Каскад» находились в одном здании, цеха были обособлены друг от друга, персонал обеих организаций располагается отдельно друг от друга. Факт обособления имущества подтверждается протоколами допроса свидетелей из числа работников как ИП Шиндяпина С.В., так и ООО «Каскад».

Также, Обществом в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль были включены расходы по оплату услуг по контролю качества на основании договора на оказание услуг по контролю качества от 01 июля 2013 г., заключенного с ИП Тесленко Ириной Сергеевной.

По мнению налогового органа, имеется совокупность обстоятельств, позволяющих сделать вывод о том, что ООО «Каскад» осуществляло финансово-хозяйственные взаимоотношения с ИП Тесленко И.С., применяющей упрощенную систему налогообложения, с целью получения необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль, а именно:

- ИП Тесленко И. С. является бывшим сотрудником ООО «Каскад»;

- ИП Тесленко И.С. оказывает услуги на территории в производственном помещении ООО «Каскад»;

- работники ИП Тесленко И. С. являлись бывшими работниками ООО «Каскад» и ИП Шиндяпина С.В.;

- выполнение услуг, оказываемых ИП Тесленко И.С. не требует специальных навыков и знаний, выполнялись работниками проверяемой организации в непрерывном процессе производства;

- отсутствие документов, подтверждающих списание брака на производстве, установленного ИП Тесленко И.С.;

- проверяемое лицо самостоятельно (отдельно) оплачивает услуги за производственный контроль производимой продукции;

- отношения между проверяемым налогоплательщиком и ИП Тесленко И.С., могут оказывать влияние на условия и экономические результаты их деятельности;

- применение специального режима налогообложения;

- основным (единственным) заказчиком услуг, оказываемых ИП Тесленко И.С., является ООО «Каскад»;

- необоснованное включение в состав контролируемой продукции готовой продукции, произведенной ИП Шиндяпиным С. В.

- отсутствие расходов у ИП Тесленко И.С., необходимых для оказания услуг ООО «Каскад»;

- налоговая отчетность сдается бухгалтером проверяемого лица.

Однако, названные доводы инспекции суд первой инстанции признал несостоятельными, основанными на предположениях, результатах неполно проведенной проверки.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции, в связи со следующим.

Так, из материалов дела усматривается, что между ООО «Каскад» и ИП Тесленко И.С. 01.07.2013 был заключен договор на оказание услуг по контролю качества, в соответствии с которым, исполнитель (ИП Тесленко И.С.) оказывает услуги по контролю качества сырья, приобретаемого заказчиком (ООО «Каскад»), и качества продукции, производимой заказчиком, в том числе: разрабатывает политику в области качества и безопасности производимой продукции; разрабатывает порядок и правила приема сырья, тары и упаковки; разрабатывает иные документы, которые необходимы для планирования процедур по контролю качества и проведению соответствующих мероприятий; участвует в мероприятиях по стандартизации процессов и результатов; проводит контрольные мероприятия при принятии сырья, тары и упаковки, утвержденные Заказчиком; проводит контрольные мероприятия при принятии готовой продукции перед выпуском с предприятия, утвержденные Заказчиком; проводит испытания образцов сырья и продукции; проводит оценку управления качеством с последующим контролем на основе надзора за управлением качества и испытаний образцов, полученных от Заказчика и открытого рынка; документально фиксирует каждый случай отклонения от стандартов качества и выявляет его причину; осуществляет контроль качества в иных формах, то есть осуществляет любую деятельность, включающую в себя проведение измерений, экспертиз, испытаний или оценки одной или нескольких характеристик сырья и продукции Заказчика и сравнение полученных результатов с установленными требованиями для определения, достигнут ли необходимый уровень качества; выполняет иные действия, связанные с предметом настоящего договора.

Кроме того, как указывает заявитель, ИП Тесленко И.С. выполняла более широкий спектр функций, связанных с политикой качества ООО «Каскад», чем указано в акте проверки: она не только обеспечивала контроль качества уже на стадии производства, но разрабатывала мероприятия, направленные на улучшение самого технологического и производственного процесса.

Заявитель пояснил, что ООО «Каскад» постоянно осуществляет деятельность, основанную на анализе, произведенном ИП Тесленко И.С., результаты которой позволяют идентифицировать возможности для улучшения и области потенциального улучшения методов работы организации, планирование действий по оценке знаний работников, что связано с регулярной оценкой полномочий персонала, в чем также принимает непосредственное участие ИП Тесленко И.С.

С помощью контроля качества поступающего сырья и постоянного процесса мониторинга и оценки качества сырья и поставок, осуществляемого ИП Тесленко И.С., было произведено распределение поставщиков товаров и услуг в порядке их приоритетности по качеству поставляемого сырья, что значительно улучшило показатели качества сырья.

Доводы общества о том, что привлечение ИП Тесленко И.С. существенно улучшило экономическое положение ООО «Каскад» за счет улучшения важнейших показателей качества продукции и снижения уровня дефектности изготавливаемой продукции, налоговым органом не опровергнуты.

Более того, налоговым органом приведены данные по увеличению объема выпускаемой продукции с 3 387 676,98 кг. в 2013 году до 3 787 762 кг. в 2015 году. По мнению заявителя, это связано с увеличением заказов от покупателей, что напрямую связано с улучшением качества выпускаемой продукции.

Также приведены данные по количеству отбракованной продукции, а именно за полгода 2013 года отбраковано 415,3 кг, в 2014 году отбраковано 8 245,3 кг., а в 2015 году - 967,9 кг. В 2013 году коэффициент в % отбракованной продукции в среднем составлял 0,313, в 2014 году - 0,11, а в 2015 году - 0,024, то есть % отбракованной продукции снизился в 13 раз по сравнению с началом действия договора с ИП Тесленко И.С.

Заявитель также отмечает, что существенным обстоятельством является и то, что ИП Тесленко И.С. осуществляла независимый контроль качества. В соответствии с заключенным с ней договором, ООО «Каскад» (в том числе его сотрудники) не вправе предпринимать каких бы то ни было действий в целях ограничения круга вопросов, подлежащих выяснению при проведении контрольных мероприятий. Оплата услуг ИП Тесленко И.С. не ставилась в зависимость от выводов исполнителя, в том числе и в том случае, если не согласуются с позицией работников ООО «Каскад». ООО «Каскад» не вправе было давать рекомендации ИП Тесленко И.С. о ходе и способе выполнения работ в рамках договора.

Из содержания актов, представленных ООО «Каскад» по взаимоотношениям с ИП Тесленко И.С., следует, что все обязательные реквизиты, установленные статьей 9 Закона о бухгалтерском учете, в них имеются.

Сами по себе акты являются первичными учетными документами, на основании которых произведенная хозяйственная операция принимается к бухгалтерскому учету, предъявление к содержанию актов дополнительных, отсутствующих в законодательстве требований является излишним государственным регулированием и противоречит целям и методам налогового контроля.

Непосредственное выявление и установление бракованной продукции в соответствии с договором осуществляли работники ИП Тесленко И.С., что подтверждается показаниями работников ИП Тесленко И.С. - Волковой А.Н., Новиковой Н.С., Сидоренко Т.Н.

Как пояснил заявитель, именно на основании представленных ИП Тесленко И.С. данных о выявленном браке, должностные лица ООО «Каскад» ежемесячно оформляли первичный бухгалтерский документ (акт о браке на производстве) для отражения содержащихся в нем сведений в бухгалтерском и налоговом учете общества, исходя из чего сведения о браке содержащиеся в отчетах ИП Тесленко И.С. соответствуют сведениям, содержащимся в актах ООО «Каскад» о браке на производстве, именно такая последовательность учета хозяйственных операций соответствует требованиям действующего законодательства.

Тот факт, что ИП Тесленко И.С. являлась бывшим сотрудником ООО «Каскад», о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям с ИП Тесленко И.С., не свидетельствует.

Судом первой инстанции установлено, что ИП Тесленко И.С., действительно, являлась бывшим сотрудником ООО «Каскад», однако в рамках своих трудовых обязанностей она не выполняла те функции, которые были предусмотрены заключенным с ней договором. ООО «Каскад» было известно о наличии у нее профессиональных навыков, знаний и опыта, и, самое главное, наличие деловых качеств, позволяющих предположить, что она может оказывать услуги по контролю качества независимо, объективно, и действуя исключительно в интересах ООО «Каскад», невзирая на личные отношения с членами коллектива. Именно по этой причине, единственным заказчиком ИП Тесленко И.С. было только ООО «Каскад», так как в противном случае ИП Тесленко И.С. не могла бы лично осуществлять надлежащий контроль за производственным процессом.

Оказание ИП Тесленко И.С. Обществу услуг по контролю качества непосредственно на территории ООО «Каскад» в процессе непрерывного производства, соответствовало условиям договора и о фиктивности взаимоотношений не свидетельствует.

Доводы налогового органа о неправомерности включения в расходы по контролю качества продукции, изготавливаемой ИП Шиндяпиным С.В. суд первой инстанции обосновано признал несостоятельными.

Заявителем правомерно отмечено, что ИП Шиндяпин С.В. не изготавливал собственную продукцию, а занимался переработкой давальческого сырья по заказу ООО «Каскад», и вся произведенная им продукция являлась собственностью ООО «Каскад» и реализовывалась непосредственно ООО «Каскад».

Выводы налогового органа об отсутствии у сотрудников ИП Тесленко И.С. специальных навыков и знаний, и об отсутствии специального образования в области технологических процессов по производству кондитерских изделий со ссылкой на проект профессионального стандарта, также основаны на результатах неполно проведенной проверки.

Судом первой инстанции правомерно отмечено, что налоговым органом не учитывалось наличие соответствующего профессионального образования и навыков непосредственно у самой Тесленко Ирины Сергеевны, как лица, осуществляющего руководство всей системой контроля качества ООО «Каскад».

В соответствии с Письмом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 04.04.2016 № 14-0/10/В-2253 только работодатель определяет содержание трудового договора с учетом статьи 57 ТК РФ, должностные обязанности работников, при этом профессиональный стандарт может быть применен только как рекомендательный методический документ.

Налогоплательщик не может требовать от ИП Тесленко И.С.применения в своей деятельности профессиональных стандартов, поскольку указанный предприниматель является самостоятельным работодателем, более того, заключение с ней договора не предполагало вмешательства ООО «Каскад» в принятие решений о наличии достаточных профессиональных знаний ее сотрудников.

Ссылка инспекции на должностные инструкции заведующего складом, заведующего производством и технолога, как на наличия у Общества своих специалистов, обладающих навыками и знаниями, необходимыми для организации производства кондитерских изделий, а также контроля качества производимой продукции, является ошибочной. Ни в одной из приведенных налоговым органом инструкций нет такой трудовой функции, как контроль качества.

В соответствии с показаниями Кисилевой Г.А., Ляшенко С.М., Николаевой М.В., Сапрыкина М.В. - они выполняют свои трудовые функции по обеспечению качества продукции непосредственно в процессе выпечки, в соответствии с показаниями Макаровой Ю.С., она обеспечивает отбраковку лома печенья, образовавшегося в процессе автоматической фасовки, также как и Дмитриева И.Ф.

Показания свидетеля Прокофьевой О.В. также не могут служить достаточным основанием для вывода о том, что контроль качества выполнялся силами работников ООО «Каскад». Нет никаких противоречий в том, что и технолог, и сменные мастера являются лицами, ответственными за технологическим процессом производства продукции.

Судом правомерно отмечено, что налоговым органом не проанализированы представленные в ходе проверки журналы качества готовой продукции и журналы входного контроля сырья, заполняемые ежедневно (кроме нерабочих дней). Все журналы заполнены лично ИП Тесленко И.С. и только ее подпись является основанием для принятия сырья и выпуска готовой продукции для дальнейшей реализации.

Все инструкции по приемке сырья, упаковки, тары, порядок и правила приема сырья, тары и упаковки, политика предприятия в области производства качественной и безопасной продукции, положение об учете некондиционного товара, регламенты взаимодействия между подразделениями, были разработаны непосредственно ИП Тесленко И.С. В соответствии с разработанными локальными актами в управлении производством действительно принимают участие и зав.производством, и технолог, и сменные мастера, и рабочие производственных цехов. В соответствии с приказом ИП Тесленко И.С. от 01.07.2013 г. контролеры ежедневно докладывают директору ООО «Каскад» итоги проверки за предыдущие смены, а технолог докладывает о причинах производства некондиционной продукции.

Судом также правомерно отмечено, что налоговым органом в ходе проверки не были допрошены сменные мастера Тюнина Л.В., Датская А.Г., Гордина О.А. и другие, на которых ссылались другие свидетели, не была допрошена зав.производством Белякова Е.В, на которую ссылалось большинство свидетелей.

Доводы инспекции о том, что ООО «Каскад» самостоятельно оплачивало услуги за производственный контроль производимой продукции НП «Фонд продовольственной безопасности» являются несостоятельными, поскольку указанная организация осуществляет лабораторные исследования производимой продукции, а не ежедневный контроль качества. Это самостоятельная функция, которая не входила в предмет договора с ИП Тесленко И.С.

Доводы налогового органа об отсутствии у ИП Тесленко И.С. расходов, необходимых для оказания услуг по производству продукции основаны на результатах неполно проведенной проверки.

Суд первой инстанции обосновано признал несостоятельным довод налогового органа об отсутствии документов, подтверждающих списание брака на производстве, установленного ИП Тесленко И.С., так как данный вывод сделан налоговым органом исключительно на том основании, что стоимость брака на производстве должна была списываться на счет 28 «Брак в производстве», однако в ходе анализа оборотов по этому счету стоимость забракованной продукции отсутствует. При этом налоговым органом не осуществлен анализ счета 91.2 «Прочие расходы», оборотно-сальдовые ведомости по которому были представлены в ходе проверки, из которых следует, что отбракованная продукция списывалась в полном объеме, в полном соответствии с актами ИП Тесленко И.С.

Довод ИФНС о том, что ведение учета, составление налоговой отчетности и ведение кадровой работы производилось Адиневой А.Н., которая являлась работником ИП Тесленко И.С. по совместительству, и основным место работы которой было ООО «Каскад», достаточным и безусловным доказательством получения Обществом необоснованной налоговой выгоды признан быть не может.

В подтверждение правомерности применения налоговых вычетов по ООО «ТК Волекс», Обществом в налоговый орган был предъявлен для проверки пакет документов в соответствии с требованиями НК РФ, подтверждающий правомерность принятия к вычету сумм НДС.

Как следует из оспариваемого решения налогового органа, основанием для доначисления налога на добавленную стоимость послужили выводы инспекции о неправомерном применении налогоплательщиком налоговых вычетов по НДС по сделкам с контрагентом ООО «ТК Волекс».

Оценив во взаимосвязи представленные участниками процесса доказательства и установленные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что налоговым органом в ходе проведения налоговой проверки доказательства получения заявителем необоснованной налоговой выгоды по НДС установлены не были и в ходе судебного разбирательства соответствующие доказательства суду первой инстанции не представлены.

Данные выводы суда первой инстанции судебная коллегия апелляционной инстанции считает обоснованными, по следующим основаниям.

Судом первой инстанции установлено, что спорный контрагент на момент хозяйственных операций с обществом являлся самостоятельными юридическим лицом, состоял на налоговом учете, руководителем являлось лицо, указанное в качестве такового в ЕГРЮЛ.

Все представленные обществом налоговому органу документы подписаны уполномоченными лицами, имеющими право на их подписание. Иное налоговым органом не доказано.

В ходе проверки налоговым органом экспертиз подписей на первичных документах спорным контрагентом не назначалось, ходатайств о назначении таких экспертиз инспекцией в суде первой инстанции не заявлялось.

При этом, как обоснованно указано судом первой инстанции, факт неявки исполнительного органа (директоров) контрагента на допрос в налоговый орган не свидетельствует о том, что информация, изложенная в первичных документах, не соответствует действительности.

Отсутствие организации по юридическому адресу не может быть проконтролировано налогоплательщиком, так как никаких установленных законом прав на проверку таких фактов у сторон по сделке нет. Данные факты должны быть установлены заранее в процессе регистрации юридического лица, как налогоплательщика и при присвоении ему ИНН.

Также, налоговый орган указывает на то, что в ходе проверки установлено, что у организации отсутствуют материальные и трудовые ресурсы, необходимые для оказания работ (услуг). Численность работников контрагента составляет 1 человек. У «ТК Волекс» отсутствуют в собственности и аренде имущество, транспортные средства, необходимые для осуществления финансово-хозяйственной деятельности.

Однако, судом первой инстанции также дана оценка данному доводу налогового органа. При этом, суд первой инстанции обоснованной указал на то, что отсутствие у контрагента управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, не являются квалифицирующими признаками возможности (невозможности) ведения соответствующей предпринимательской деятельности. Орган контроля в ходе проверки доказательств направленности деятельности заявителя на получение необоснованной налоговой выгоды, фиктивности заключенного договора со спорным контрагентом, отсутствия реальных затрат общества за оказанные услуги от контрагента не добыл.

Ссылку Инспекции на то, что из анализа расчетного счета ООО «ТК Волекс» следует, что расчетный счет организации используется исключительно для транзита и обналичивания денежных средств, судебная коллегия считает необоснованной, поскольку налоговым органом в материалы дела не представлены доказательства, свидетельствующие о том, что между контрагентом и заявителем имелся какой-либо сговор, а также доказательств того, что действия общества в части взаимоотношений по договору перевозки не были направлены на получение экономического эффекта в результате осуществления им реальной предпринимательской деятельности.

Достаточных и достоверных доказательств причастности заявителя к последующему распоряжению контрагентом поступившими на его счет денежными средствами, налоговый орган суду также не представил.

При таких обстоятельствах, неподтвержденность позиции налогового органа, исходя из презумпции добросовестности налогоплательщиков, свидетельствует о представлении Обществом документов, которые не содержат недостоверных сведений, неточностей и противоречивостей.

Инспекцией в ходе проверки не установлена совокупность обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности заявителя и в правомерности заявленной им налоговой выгоды, доводы налогового органа являются вероятностными, отражают лишь предположение инспекции, и не имеют правового значения и обоснования.

Представленные инспекцией доказательства бесспорно не свидетельствуют о создании участниками сделки искусственного оборота, фиктивности первичных документов; предположения налогового органа в совокупности с доказательствами, положенными инспекцией в основу оспариваемого решения в целом не подтверждают необоснованность заявленной налогоплательщиком налоговой выгоды.

По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности.

Из материалов дела следует, что действия общества и его контрагента направлены на извлечение прибыли, указанные выше хозяйственные операции обусловлены реальными и разумными экономическими и коммерческими соображениями, а совершение операций обусловлено реальными обстоятельствами хозяйственной деятельности рассматриваемых организаций.

Незначительность показателей налоговой и бухгалтерской отчетности контрагента Общества, на которую указывает инспекция, неисполнение контрагентом требований о предоставлении документов по встречной проверке, равно как и получение контрагентом на расчетный счет денежных средств в значительном размере, в вину Обществу, являющемуся самостоятельным налогоплательщиком, поставлены быть не могут. Заявляя о транзитном характере движения денежных средств по расчетному счету контрагента, налоговый орган не принимает во внимание значительные суммы поступлений на расчетный счет контрагента, перечислений на расчетные счета различных организаций, в том числе, за оказание транспортных услуг.

Инспекцией в ходе проверки в нарушение ст. 100, 101 НК РФ не добыто и не представлено доказательств того, что заявитель участвовал в получении выгоды в результате обналичивания денежных средств, либо знал о неправомерных действиях контрагента.

Таким образом, исследовав материалы дела, проанализировав собранные по делу доказательства и доводы сторон в совокупности, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что налоговым органом в ходе проверки не было собрано достаточно достоверных доказательств в подтверждение заявленных доводов о недобросовестности заявителя при заключении сделок со спорными контрагентами и направленности его умысла на получение необоснованной налоговой выгоды. Напротив, в обоснование своей позиции инспекция представила противоречивые доказательства, ссылалась на неполно исследованные обстоятельства. Выявленная судом первой инстанции неполнота проведенной налоговой проверки не может быть восполнена в рамках судебного разбирательства. Доводы Общества об отсутствии в его действиях умысла на получение необоснованной налоговой выгоды налоговым органом в нарушение статей 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должным образом не опровергнуты.

Судебная коллегия считает обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что налоговым органом в материалы дела не представлено доказательств совершения заявителем и его контрагентами согласованных действий, направленных исключительно на создание оснований для получения налоговой выгоды.

Судебная коллегия признаёт обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что Инспекцией не доказано наличие условий, при которых налоговая выгода может быть признана необоснованной, как это разъяснено пунктом 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.2006 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды". Доказательств умышленных, согласованных действий сторон в целях уклонения от уплаты налогов налоговым органом также не представлено.

Таким образом, установленные судами первой и апелляционной инстанций обстоятельства в совокупности свидетельствуют о реальности спорных хозяйственных операций и отсутствии формального документооборота по рассматриваемым сделкам.

Исследовав материалы дела, проанализировав собранные по делу доказательства и доводы сторон в совокупности, суд приходит к выводу, что налоговым органом в ходе проверки не было собрано достаточно достоверных доказательств в подтверждение заявленных доводов о недобросовестности заявителя и направленности его умысла на получение необоснованной налоговой выгоды. Напротив, материалами дела подтверждается реальность сделок со спорными контрагентами.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что судом первой инстанции требования налогоплательщика о признании недействительным решения инспекции обоснованно удовлетворены.

Доводы заявителя апелляционной жалобы получили надлежащую правовую оценку суда первой инстанции и не опровергают законности и обоснованности принятого им судебного акта.

Оснований для иной правовой оценки доказательств, представленных в материалы дела, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Арбитражный суд Волгоградской области полно выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела, его выводы соответствуют этим обстоятельствам, нормы материального права применены правильно.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены судебного акта, судом первой инстанции не допущено.

При указанных обстоятельствах, апелляционная жалоба Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Волгоградской области от 22 января 2017 года по делу № А12-33034/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Поволжского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объёме через арбитражный суд первой инстанции, принявший решение, в порядке, предусмотренном статьями 275-276 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий В.В. Землянникова

Судьи Ю.А. Комнатная

А.В. Смирников