НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.06.2019 № А40-222734/18

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

127994, Москва, ГСП-4, проезд Соломенной cторожки, 12

адрес электронной почты: 9aas.info@arbitr.ru

адрес веб.сайта: http://www.9aas.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

№ 09АП-28065/2019

№ 09АП-28066/2019

№ 09АП-28067/2019

г. Москва Дело № А40-222734/2018

01 июля 2019 года

Резолютивная часть постановления объявлена 24 июня 2019 года

Постановление изготовлено в полном объеме 01 июля 2019 года

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Верстовой М.Е.

судей: Башлаковой –Николаевой Е.Ю. , Петровой О.О.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Гусевой А.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы

НБ «Траст» (ПАО), Банка «Финансовая Корпорация Открытие» (ПАО), Центрального Банка Российской Федерации

на решение Арбитражного суда г. Москвы от «05» апреля 2019г. по делу № А40-222734/2018, принятое судьёй К.Г. Мороз

по иску НБ «Траст» (ПАО)

к ООО «Рост Инвестиции»,

третьи лица: Центральный Банк Российской Федерации, ООО «Управляющая компания Фонда консолидации банковского сектора», Банк «Финансовая Корпорация Открытие» (ПАО), Olekit Investments Ldt, Любенцов К.В., Шишханов М.О., Лукин А.А., Волченко А.Ю., Гуцериев С.М., Гуцериев М.С., Гуцериев С.С., Миракян А.В., Попов С.Г., Андриянкин О.В.

о признании сделки по увеличению уставного капитала ООО «Рост Инвестиции» недействительной и применении последствий недействительности сделки

при участии в судебном заседании:

от истца: представители Рябчикова М.В. – по доверенности от 28.05.19, Кравцова Е.В. – по доверенности от 18.10.2018, , Беседовская И.Е. – по доверенности от 18.10.2018, Стасюк И.В. – по доверенности от 18.10.2018.

от ответчика: Стадник М.В.- по доверенности от 12.02.2018.

от третьих лиц:

от Любенцова К.В. – Зубков В.С. по доверенности от 19.10.2018;

от Лукина А.А. – Мхальчук Ю.С. по доверенности от 28.12.2018;

от Андриянкина О.В.- Свирин И.В. – по доверенности от 20.12.2018

от Шишханова М.О. – Батанов Е.Г. – по доверенности от 12.12.2018, Сафонова А.И. – по доверенности от 29.12.2018, Савельев С.Л.- по доверенности от 12.12.2018

от: Банка «Финансовая Корпорация Открытие» (ПАО) – Шастин Д.Ю. по доверенности от 19.07.2018.

от Olekit Investments Ldt - Халяпов П.П. – по доверенности от 08.02.2019.

от ООО «Управляющая компания Фонда консолидации банковского сектора» - Ткаченко Е.В. – по доверенности от 09.01.2019.

от: ЦБ РФ - Авакян А.Р.- по доверенности от ОВР 19-011/17 от 17.01.2019.

У С Т А Н О В И Л:

Национальный банк «ТРАСТ» (ПАО) (далее – истец) обратился в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к Обществу с ограниченной ответственностью «Рост Инвестиции» о признании сделки по увеличению уставного капитала ООО «РОСТ ИНВЕСТИЦИИ» в размере 205 000 000 000 руб. недействительной; о применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с ответчика 205 000 000 000 руб., восстановления размера номинальной стоимости доли Банка «ТРАСТ» (ПАО) в ООО «Рост Инвестиции» в размере 2 497 500 руб.

К участию в деле, в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены - Банк России, ООО «УК ФКБС», ПАО Банк «Открытие», Olekit Investments Ltd/Олекит Инвестментс Лтд (Великобритания), Olekit Investments Ltd/Олекит Инвестментс Лтд (Кипр), а также члены Совета директоров АО «РОСТ БАНК», а именно: Шишханов Микаил Османович, Лукин Александр Александрович, Волченко Александра Юрьевна, Гуцериев Саид Михайлович, Гуцериев Микаил Сафарбекович, Гуцериев Саит-Салам Сафарбекович, Миракян Авет Владимирович, Попов Сергей Георгиевич, Андриянкин Олег Владимирович.

Решением Арбитражного суда города Москвы 05.04.2019 по делу № А40-222734/2018 в удовлетворении иска отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, истец, Банк «Финансовая Корпорация Открытие» (ПАО) и Центральный Банк Российской Федерации подали апелляционные жалобы, в которых просят отменить решение Арбитражного суда города Москвы и принять новый судебный акт об удовлетворении иска.

В судебном заседании Девятого арбитражного апелляционного суда представители заявителей поддержали доводы апелляционных жалоб, просили решение суда отменить, иск удовлетворить.

Представитель ответчика возражал против удовлетворения апелляционных жалоб, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, жалобы – без удовлетворения, представил письменный отзыв на жалобы.

От третьих лиц также поступили отзывы на апелляционные жалобы.

Девятый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело по правилам статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив доводы апелляционной жалобы, исследовав и оценив представленные доказательства, считает подлежащим отмене решение суда Арбитражного суда города Москвы на основании следующего.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», для признания сделки недействительной по приведенному основанию необходима совокупность следующих обстоятельств: сделка должна быть совершена с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов; в результате ее совершения такой вред был причинен; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки. В случае недоказанности хотя бы одного из названных обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Согласно приказу Центрального Банка Российской Федерации № ОД-2724 от 20.09.2017 в отношении АО «РОСТ БАНК» (реорганизован в форме присоединения к Банку «ТРАСТ» (ПАО)) назначена временная администрация по управлению кредитной организацией сроком на 6 (шесть) месяцев.

Руководителем временной администрации назначен Кузнецов А.В.

До назначения временной администрации АО «Рост Банк» получило от публичного акционерного общества «Бинбанк» межбанковский кредит в размере 205 000 000 000 руб.

Денежные средства, полученные по межбанковскому кредиту, АО «Рост Банк» направило на увеличение уставного капитала дочернего общества «Рост Инвестиции» (в котором являлось участником с долей 99,9%) с 2 500 000 руб. до 205 002 500 000 руб., путем внесения денежных средств в сумме 205 000 000 000 руб.

Согласно протоколу № 16 от 05.09.2017 заседания Совета директоров АО «Рост Банк» принято решение об одобрении дополнительного вклада в уставный капитал дочернего общества в размере 180 000 000 000 руб., путем внесения денежных средств на расчетный счет ООО «Рост Инвестиции».

Денежные средства вносились следующими платежами:

1 300 000 000 руб. - 11.09.2017;

107 800 000 000 руб. - 12.09.2017;

26 100 000 000 руб. - 13.09.2017;

44 800 000 000 руб. - 14.09.2017.

В последующем на заседании Совета директоров АО «Рост Банк» 15.09.2017 согласно протоколу № 23 дополнительно было принято решение об одобрении дополнительного вклада в уставный капитал ООО «Рост Инвестиции» в размере 25 000 000 000 руб., путем внесения денежных средств на расчетный счет ООО «Рост Инвестиции».

Денежные средства вносились единовременно 15.09.2017.

Сведения об увеличении доли уставного капитала зарегистрированы в едином государственном реестре юридических лиц 04.10.2017 (запись 7177748669278).

Таким образом, АО «Рост Банк» увеличило свою долю участия до 99,9999988%.

Банк «Траст» (ПАО) указывает на то, что совершение сделки в виде внесения денежных средств в уставный капитал дочернего общества преследовало цель вывод активов из АО «Рост Банк», а в последующем и из ООО «Рост Инвестиции», поскольку банк не получил равноценного встречного предоставления: сделав вклад в уставный капитал ответчика в размере 205 млрд. руб., банк в результате заведомо недобросовестных действий бенефициаров банка (незамедлительный вывод активов из ООО «Рост Инвестиции») получил встречное предоставление заведомо меньшее, в связи с чем, причинен вред имущественным интересам истца, указывая на притворность сделки по увеличению уставного капитала дочернего общества, ссылаясь на нормы статей 10, 167, 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 27.12.2018) «О несостоятельности (банкротстве)».

Судом апелляционной инстанции установлено следующее.

Согласно бухгалтерскому балансу Банка на 1 января 2017 года суммарная стоимость активов Банка - 547 967 331 000 руб., суммарная стоимость пассивов - 611 386 565 000 руб., размер чистых активов - «минус» 63 419 234 000 руб., убыток Банка за 2016 год составил 3 077 154 000 руб., убыток за 2015 год -51 581 866 000 руб.

С 2014 года в отношении Банка предпринимались меры по предупреждению банкротства и действовал План участия ГК «Агентство по страхованию вкладов» по предупреждению банкротства.

Несмотря на тот факт, что Банк являлся владельцем 99,9% долей в уставном капитале ООО «Рост Инвестиции», 05.09.2017 Совет директоров Банка принял решение об увеличении уставного капитала ООО «РОСТ ИНВЕСТИЦИИ» до 205 млрд. рублей за счет привлеченного от ПАО «БИНБАНК» краткосрочного (не более 30 дней) кредита в размере 205 млрд. рублей.

При этом ПАО «БИНБАНК» также как и АО «РОСТ БАНК» находился под контролем Шишханова М.О., Гуцериева М.С., Гуцериева С.С.

Внесение денежных средств банка в уставный капитал ООО «Рост Инвестиции» повлекло нарушение обязательных нормативов и требований, установленных статьями 62-70 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», рассчитываемых на основании Инструкции ЦБ РФ № 180-И от 28.06.2017:

норматива ликвидности банка (НЗ) (в связи с невозможностью Банка оперативно получить от ООО «Рост Инвестиции» денежные средства для возврата межбанковского кредита);

норматива использования собственных средств банков для приобретения акций (долей) других юридических лиц (HI2) (Банки не вправе вкладывать в уставный капитал одного юридического лица более, чем 25% собственных средств);

норматив максимального размера риска на связанное с банком лицо (Н25).

Обстоятельства, связанные с существенным нарушением нормативов банка, связанных с инвестициями в дочерние и зависимые общества банка, указано Банком России в Плане участия в осуществлении мер по предупреждению банкротства АО «Рост Банк» от 14.03.2018 (стр. 6), утв. решением Совета директоров Банка России от 14 марта 2018 года.

Увеличение уставного капитала ООО «РОСТ ИНВЕСТИЦИИ» происходило в результате 5 (пяти) денежных переводов с 11 по 15 сентября 2017 года.

Денежные средства незамедлительно в день их поступления на расчетный счет ООО «РОСТ ИНВЕСТИЦИИ» списывались и перечислялись иностранным компаниям, либо направлялись на приобретение у банков (АО «Рост Банк», ПАО «Бинбанк») ликвидных активов для незамедлительной передачи этих активов иностранным компаниям.

По итогам реализации всей схемы на балансе ООО «Рост Инвестиции» остались приобретенные активы общей стоимостью 4 рубля (оценены на дату совершения каждой из сделок в период с 11 по 20 сентября 2017 года).

На балансе Банка вместо 205 млрд. рублей остались доли ООО «Рост Инвестиции», действительная стоимость которых составила 4 рубля.

Анализ документов показал, что все иностранные компании, использованные в представленной схеме и на счета которых были выведены денежные средства Банка, подконтрольны бывшим руководителям и собственникам Банка.

Сделки по расходованию денежных средств заключались ответчиком не на торгах, а напрямую с контрагентами, стоимость приобретаемых ценных бумаг обусловлена не объективными показателями, а субъективным выбором участников сделки.

На нестандартный характер этих сделок также указывает то, что все согласования условий сделок и их исполнение со стороны ответчика и иностранных компаний из разных юрисдикции произведено в течение нескольких дней.

Ряд иностранных компаний выпустили ценные бумаги за несколько дней до покупки.

Обстоятельства совершения и исполнения сторонами спорных сделок свидетельствуют об отсутствии добросовестности в действиях участников сделок.

Бывшие руководители Банка в процессе рассмотрения дела в суде первой инстанции не представили никаких пояснений, раскрывающих экономический смысл действий по расходованию денежных средств, равно как и не опровергли того, что решения о расходовании денежных средств от имени ООО «Рост Инвестиции» принимались руководством Банка.

В результате всех операций Банком потрачено 205 млрд. рублей, приобретены 200 акций Olekit (Кипр), 500 акций Olekit (Великобритания), 2010 акций (100% пакет) Lariena. Стоимость приобретенных компаний по представленному в дело отчету оценщика составляет суммарно 4 (четыре) рубля.

Из переписки сотрудников АО «Рост Банк» и ПАО «Бинбанк» следует, что:

решения о совершении многомиллиардных сделок и проведение платежей ООО «Рост Инвестиции» осуществлялись внутри Банка;

при направлении поручений сотрудники Банка указывали на действия в интересах акционеров Банка;

используемые иностранные компании ранее создавались Банком, что было известно сотрудникам Банка.

Таким образом, можно говорить о том, что все сделки от имени ООО «Рост Инвестиции» совершались по указанию руководителей и контролирующих АО «Рост Банк» лиц.

Следствием совершенных сделок стал финансовый крах двух банков и введение временной администрации в АО «Рост Банк» и ПАО «Бинбанк» на основании приказа Центрального Банка РФ № ОД-2723 и приказа Центрального Банка РФ № ОД-2724 от 20 сентября 2017 года.

Сделка по увеличению уставного капитала выступила ключевой частью «схемы» (способом) по выводу денежных средств из Банка.

Поскольку денежные средства в размере 205 млрд. руб. перечислены Банком под предлогом увеличения уставного капитала ООО «Рост Инвестиции», данная сделка совершена с целью причинения вреда кредиторам Банка, совершена со злоупотреблением правом, в связи с чем, является недействительной на основании статьи 61.2 Закона о банкротстве, статей 10, 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно абзацу первому пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка); неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Апелляционная коллегия считает ошибочными выводы суда:

суд первой инстанции счел, что пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве к сделке по внесению имущества в уставный капитал 100% дочернего общества не применим, поскольку, утрачивая собственность на внесенное в уставный капитал имущество, Банк (материнская компания) взамен приобретает единоличное корпоративное право управлять дочерней компанией, которой теперь принадлежит это имущество — и потому экономически стоимость доли дочернего общества презюмируется равной стоимости внесенных активов.

Такое внесение не может причинять вреда кредиторам Банка (материнской компании), ибо изменился состав имущества материнской компании, но не его стоимость.

Абзацы второй и пятый пункта 8 постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 года № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве») предусматривают, что, помимо того, что неравноценность встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки, также на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве может быть оспорена сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должник, на момент ее заключения было известно, что у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения.

Внесение денежных средств в качестве дополнительного вклада в свое общество (где участник обладает долей в размере 100%) означает:

прекращение права на денежные средства, внесенные в качестве вклада;

потенциальное увеличение рыночной стоимости доли участника.

Следовательно, эквивалентным будет такое внесение, в результате которого рыночная стоимость доли увеличится минимум на сумму, использованную в качестве дополнительного вклада.

Если сохранение денежных средств в дочернем обществе или их эквивалентный обмен заранее не предполагался, то этого достаточно для объявления сделки по увеличению уставного капитала состоявшейся на условиях неравноценности.

Применительно к увеличению уставного капитала единственным участником встречным предоставлением в пользу должника является разница между рыночной стоимостью доли единственного участника до увеличения уставного капитала и рыночной стоимостью такой доли после увеличения. При изменении рыночной стоимости доли на величину, существенно меньшую, чем было внесено денежных средств, имеются основания для признания сделки недействительной по п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

В данном случае суд не должен был ограничиваться формальным подходом исходя из стоимости доли, зафиксированной документально (размер уставного капитала, зафиксированный в Уставе, сведениях в ЕГРЮЛ либо по данным бухгалтерского баланса), а должен был исследовать вопросы реальной (рыночной) стоимости доли исходя из всех обстоятельств совершения сделки.

В противном случае формальный подход суда о неприменении ст. 61.2 Закона о банкротстве к сделкам внесения вклада в уставный капитал необоснованно снижает средства защиты должников, столкнувшихся с неэквивалентной трансформацией ликвидного актива (денежных средств) в изменение стоимости другого актива - доли в уставном капитале. Такой подход не отвечает смыслу оспаривания сделок должника, предполагающему восстановление имущественной массы до уровня, имевшего место до совершения соответствующей сделки (группы взаимосвязанных сделок).

Понятием имущественной массы охватывается не только ее состав и формальная стоимость по документам, но и реальная рыночная стоимость. В частности, в соответствии с абзацем 34 статьи 2 Закона о банкротстве под вредом, причиненным имущественным правам кредиторов, понимается не только уменьшение размера имущества, но и уменьшение его стоимости (подобный подход продемонстрирован в определении ВС РФ от 25.01.2018 № 301-ЭС17-13352).

Любые действия и сделки, предусматривающие выдачу и изменение состава конкурсной массы должника, либо влекущие перераспределение имущества должника в ущерб интересам его кредиторов могут быть признаны недействительными на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, в том числе если эти сделки и действия выходят за пределы сделок, совершаемых с добросовестными контрагентами в рамках обычной хозяйственной деятельности.

Предоставление защиты подобным сделкам привело бы к возможности уменьшения стоимости конкурсной массы действиями аффилированных лиц (должник и его дочернее общество) без упрощенного порядка оспаривания соответствующих действий со стороны заинтересованных лиц (арбитражный управляющий, кредиторы и др.).

Как следует из правовой позиции, изложенной в Определении ВС РФ от 25.01.2018 № 301-ЭС17-13352, размер причитающегося кредиторам удовлетворения определяется не номинальной, а рыночной стоимостью доли участия, следовательно, применение средств защиты против неэквивалентных предоставлений из конкурной массы предполагает сравнение рыночной стоимости принадлежащей должнику доли до и после совершения соответствующей операции.

В данном случае внесение дополнительного вклада единственным участником не влечет за собой каких бы то ни было дополнительных благ для участника, т.к. степень контроля остается прежней (близкой к 100%), речь может идти только об увеличении рыночной стоимости доли.

К вопросу об увеличении рыночной стоимости доли и соотношения такого увеличения с потраченными денежными средствами следует принимать во внимание:

абсолютную ликвидность денежных средств по сравнению с долей в непубличном обществе;

невозможность извлечь денежные средства из дочернего общества в те же сроки, что и денежные средства на счету в банке;

отсутствие у участника полномочий по оперативному управлению дочерним обществом и контролю за использованием денежных средств с возможностью блокирования их расходования;

возможный сговор руководителей Банка, призванных контролировать дочернее общество от имени участника, и руководителя дочернего общества, реализуемый в виде бесконтрольного вывода полученных активов.

Обмен наиболее ликвидного актива (денежных средств) на потенциальное увеличение рыночной стоимости доли, обладающей меньшей ликвидностью, уже само по себе предполагает применение дисконта к получаемому эффекту за счет снижения ликвидности.

В нашем деле имеет место ситуация, когда на самом деле материнская компания не получает реального права управлять передаваемыми активами, поскольку такая передача является лишь первым этапом задуманной руководством Банка схемы, в силу которой полученные ООО «Рост Инвестиции» деньги моментально выводятся из этой компании и в результате Банк (как материнская компания) получает корпоративные права в отношении активов существенно меньшей стоимости чем внесенные деньги.

Существенным является вопрос о том, на достижение каких целей планировало руководство дочернего общества направить полученные денежные средства. Иными словами, план деятельности дочернего общества имеет значение для определения стоимости доли в уставном капитале. Если такими целями является обмен полученных денежных средств на неравноценные активы, то изменение рыночной стоимости доли будет еще сильнее (наряду с эффектом ухудшения ликвидности).

Также суд апелляционной инстанции не соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что «при внесении денежных средств в уставный капитал ответчика Банк получал встречное предоставление в виде увеличения стоимости принадлежащей ему доли в уставном капитале ответчика, стоимость доли истца увеличивалась на сумму, совпадающую с суммой внесенных денежных средств».

Понятие действительной стоимости доли участника общества определено статьей 14 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», согласно которой она соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли.

Размер чистых активов общества рассчитывается на основании данных бухгалтерского баланса общества.

В соответствии с Приказом Минфина России от 28.08.2014 № 84н (ред. от 21.02.2018) «Об утверждении Порядка определения стоимости чистых активов» (Зарегистрировано в Минюсте России 14.10.2014 № 34299), чистые активы общества с ограниченной ответственностью определяются как разность между величиной принимаемых к расчету активов организации и величиной принимаемых к расчету обязательств организации.

В соответствии с положениями ФЗ «О бухгалтерском учете» предполагается достоверность данных оформления фактов хозяйственной жизни общества в бухгалтерском балансе.

Между тем, по итогам реализации схемы на балансе общества остались активы общей рыночной стоимостью 4 рубля, при вкладе Банка в уставный капитал ООО «Рост Инвестиции» в размере 205 млрд. рублей.

Согласно приказа Минфина России от 10.12.2002 № 126н (ред. от 06.04.2015) «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет финансовых вложений» ПБУ 19/02» (Зарегистрировано в Минюсте России 27.12.2002 № 4085) и соответствующим Положением по бухгалтерскому учету «Учет финансовых вложений» при выявлении несоответствия отраженной в бухгалтерской отчетности стоимости текущей рыночной стоимости должен внести соответствующие корректировки оценки объектов учета на дату фактического приобретения и постановки на учет.

Приобретенные финансовые вложения (еврооблигации, облигации, ИФИ и пр.) ООО «Рост Инвестиции» надлежало учитывать в бухгалтерской отчетности по их рыночной стоимости непосредственно на дату их приобретения.

При этом согласно п. 4 ст. 30 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» если стоимость чистых активов общества останется меньше его уставного капитала по окончании финансового года, следующего за вторым финансовым годом или каждым последующим финансовым годом, по окончании которых стоимость чистых активов общества оказалась меньше его уставного капитала, общество не позднее чем через шесть месяцев после окончания соответствующего финансового года обязано принять одно из следующих решений: 1) об уменьшении уставного капитала общества до размера, не превышающего стоимости его чистых активов; 2) о ликвидации общества.

При достоверном отражении данных по счетам бухгалтерского учета ООО «Рост Инвестиции» действительная стоимость доли Банка в уставном капитале общества на дату перечисления каждого транша в счет увеличения уставного капитала составляет отрицательную величину, поскольку в обмен на выведенные денежные средства на баланс ООО «Рост Инвестиции» поступал актив рыночной стоимостью не более 1 рубль.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о пропорциональном увеличении рыночной стоимости доли Банка в уставном капитале общества является необоснованным, поскольку доля Банка не только не увеличивалась, наоборот, ООО «Рост Инвестиции» обязано было уменьшить размер уставного капитала до стоимости, соответствующей рыночной стоимости актива — 4 рублей.

В соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.

Что касается знания контрагента о цели причинения вреда, то предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом, либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника (абзац первый пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве)

В настоящем деле спорной является сделка между основным и дочерним обществом, при совершении сделки в условиях неплатёжеспособности или недостаточности имущества должника предполагается, что имеет место и цель причинения вреда, и знание о такой цели со стороны дочернего общества.

При установлении вреда имущественным правам кредиторов, необходимо учитывать, что:

невозможность установления точного размера вреда не должно препятствовать признанию сделки недействительной;

причинение вреда в результате последующих сделок, не являющихся предметом самостоятельного оспаривания, не препятствует признанию сделки недействительной, если такие сделки предполагались изначально, а оспариваемая сделка создавала условия для их реализации;

к заявителю применяется пониженный стандарт доказывания, предполагающий представление убедительных косвенных доказательств, на первый взгляд свидетельствующих о причинении вреда;

- неопровержение участниками процесса косвенных доказательств истца будет
свидетельствовать об истинности таких утверждений.

Истцом представлены все имеющиеся в его распоряжении доказательства, касающиеся обстоятельств совершения оспариваемой сделки и последующих сделок. Если участники процесса не согласны были с представленными истцом доказательствами или располагали подтвержденными сведениями, опровергающими позицию истца, такие лица должны были раскрыть соответствующие доказательства. Лица, располагающие доказательственной базой, не вправе пользоваться своим привилегированным положением и скрывать доказательства.

В подобной ситуации бремя доказывания переносится на сторону, в сфере контроля которой находится доказательственная база. Истцу не доступна доказательственная база по вопросам:

окончательной судьбы денежных средств и активов (ценных бумаг), переданных иностранным компаниям или перечисленных на расчетные счета в иностранные банки;

наличия активов и реальной хозяйственной деятельности у компаний Foaliri Trading Ltd., Farimal Trading Ltd., Fleargate Enterprises Ltd., Kospente Holdings Ltd.; указанные компании имели связи с третьими лицами и контролировались ими: Шишхановым М.О., Гуцериевым М.С., Гуцериевым С.С;

наличия не учтенных в отчетах об оценке активов компаний Olekit Investments Ltd. (Кипр), Olekit Investments Ltd. (Великобритания), Niverson Holdings Ltd., Balamer Holdings Ltd., Lariena Investments Ltd. на период совершения спорных сделок; указанные компании на момент совершения сделок принадлежали третьим лицам Шишханову М.О., Гуцериеву М.С., Гуцериеву С.С.

Третьи лица на момент совершения сделок выступали бенефициарными владельцами Банка, ООО «Рост Инвестиции» и всех иностранных компаний, участвующих в цепочке сделок.

Сделка по внесению средств в уставный капитал может быть оспорена по основаниям, указанным в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, если умысел при совершении данной сделки состоял в растрате внесенного имущества.

Законодательство о банкротстве и правоприменительная практика не исключает возможность оспаривания по мотиву совершения сделки со злоупотреблением правом сделки по увеличению уставного капитала единственным участником путем внесения дополнительного вклада денежными средствами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Апелляционная коллегия установила, что спорная сделка по увеличению уставного капитала совершена при следующих обстоятельствах:

с 2014 года в отношении Банка принимались меры по финансовому оздоровлению со стороны Банка России;

сделка совершена накануне введения Банком России временной администрации;

Банк привлек деньги по краткосрочному (30 дней) межбанковскому кредиту у ПАО «Бинбанк», контролируемого теми же лицами (бывшими руководителями Банка);

- краткосрочные деньги были потрачены на увеличение уставного капитала
дочерней компании (ООО «Рост Инвестиции»);

увеличение уставного капитала нарушило банковские нормативы достаточности средств и фактически прекратило деятельность Банка;

денежные средства расходовались незамедлительно в день их поступления на расчетный счет ООО «Рост Инвестиции»;

на поступившие деньги приобретались ликвидные активы у АО «Рост Банк» и ПАО «Бинбанк» для их последующей передачи офшорным компаниям; приобретались ценные бумаги компаний, аффилированных руководству Банка, деньги перечислялись на счета в иностранных банках;

все сделки, заключенные от имени АО «Рост Инвестиции», связаны с компаниями, аффилированными руководству Банка;

ряд иностранных компаний, чьи ценные бумаги приобретены, выпустили их (провели эмиссию) за несколько дней до покупки;

в результате всех операций Банком потрачено более 194 млрд. рублей, приобретены 200 акций Olekit (Кипр), 500 акций Olekit (Великобритания), 2010 акций (100% пакет) Lariena;

- стоимость приобретенных компаний по представленному в дело отчету оценщика составляет суммарно 4 (четыре) рубля.

Судебная практика придерживается позиции, согласно которой совершение сделки со злоупотреблением правом нарушает запрет, установленный в пункте 1 статьи 10 ГК РФ, в связи с чем такая сделка может быть признана недействительной по мотиву нарушения требований закона (пункт 7 постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 года № 25, информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 года № 127, Обзор судебной практики ВС РФ № 1 за 2015 год, утв. Президиумом ВС РФ 04.03.2015).

Ключевым для квалификации сделки в качестве совершенной со злоупотреблением правом является осуществление права в противоречии с его назначением.

Поскольку внесение дополнительного вклада не было продиктовано повышением прибыльности ООО «РОСТ ИНВЕСТИЦИИ», а имело иную цель - вывод активов Банка в преддверии прихода временной администрации, указанная сделка по внесению дополнительного вклада совершена Банком со злоупотреблением правом (п. 1 ст. 10 ГК РФ).

Само по себе использование Банком права в противоречии с его назначением предполагает проявление действительных целей Банка использования такого права за пределами соответствующей сделки, а сама сделка со злоупотреблением правом является средством достижения таких целей.

Апелляционная коллегия соглашается с мнением истца, что цель спорной сделки по увеличению уставного капитала направлена на передачу имущества Банка - денежных средств в сумме 205 миллиардов рублей иностранным компаниям, подконтрольным собственникам Банка, с предоставлением неравноценного встречного исполнения. Соответственно, сделка совершена со злоупотреблением правом.

Таким образом, законодательство о банкротстве и правоприменительная практика не исключают возможность оспаривания по мотиву совершения сделки со злоупотреблением правом (ст. 10, 168 ГК РФ) сделки по увеличению уставного капитала.

Сделка по увеличению уставного капитала ООО «РОСТ ИНВЕСТИЦИИ» совершена со злоупотреблением правом, поскольку сделка вышла за рамки обычной хозяйственной деятельности Банка, а также отсутствовали разумные экономические причины ее совершения.

Положения статей 61.1 и 61.2 Закона о банкротстве говорят о возможности оспаривания в рамках дела о банкротстве только сделок должника.

Вместе с тем, судебная практика в целях защиты прав и интересов должника и возможности восстановления положения должника (например, при необходимости реституции, когда через цепочку сделок и технических компаний необходимо вернуть актив в пользу должника) выработала подход, в соответствии с которым возможно оспаривание цепочки взаимосвязанных сделок, в том числе совершенных третьими лицами, с целью наиболее быстрого возврата актива непосредственно должнику в порядке реституции.

Таким образом, возможность оспаривания цепочки сделок является способом, который позволит должнику наиболее быстро и в одном судебном споре восстановить свое положение (например, при возврате должнику недвижимости или иного реального актива в порядке виндикации от лица, которому актив был передан по цепочке).

Однако сама по себе возможность должника использовать данный способ не должна трактоваться судами ограничительно, сужая право истца на заявление иска об оспаривании непосредственно самой сделки должника, при совершении которой Банку причинен ущерб.

В настоящем споре Банк не столкнулся с ситуацией, когда имущество продано по заниженной цене и необходимо возвращать этот конкретный актив. В связи с указанным имеются все основания для оспаривания только сделки внесения вклада в уставный капитал на основании ст. 61.2 Закона о банкротстве, статей 10 и 168 ГК РФ.

Условия недействительности сделки определяются на момент ее совершения, и потому сами по себе последующие сделки не могут стать причиной ее недействительности, равно как неоспаривание последующих сделок не может повлиять на квалификацию первой сделки как действительной.

В абзаце 3 пункта 12 постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан» указано, что разрешая вопрос о недействительности соглашения об алиментах по основаниям, связанным с нарушением этим соглашением прав и законных интересов кредиторов, арбитражный суд проверяет, была ли направлена сделка на достижение противоправных действий в момент ее совершения.

Аналогичная позиция отражена и в сложившейся судебной практике, а именно, определении СКЭС ВС от 11.02.2019 № 305-ЭС 16-20779(32), в котором ВС посчитал недействительной только первую сделку, несмотря на то, что истец не просил признать недействительными все последующие взаимосвязанные сделки.

Статьей 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определено, что доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

Арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу (статья 67 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами (статья 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В качестве доказательств неравноценности спорной сделки истцом представлены в материалы дела отчет от 18.02.2019 № 220-1/11-2019 об оценке рыночной стоимости 2010 обыкновенных именных бездокументарных акций, составляющих 100% уставного капитала LARIENA INVESTMENTS LTD, составленный ООО «АБН-Консалт» и отчет от 11.03.2019 № 220-2/11-2019 об оценке рыночной стоимости облигаций Farimal Trading Limited, Foaliri Trading Limited, Olekit Investments Ltd (Cy), Olekit Investments Ltd (Uk), пакетов обыкновенных именных бездокументарных акций Olekit Investments Ltd (Cy) в количестве 100 шт. и Olekit Investments Ltd (Uk) в количестве 500 шт., составленный ООО "АБН-Консалт".

Согласно данным отчетам стоимость акций компаний Lariena Investments Ltd, Olekit Investments Limited (Кипр) и Olekit Investments Limited (Великобритания), составляет в общей стоимости 4 рубля.

В подтверждение своей позиции относительно рыночной стоимости активов истцом представлены достаточные доказательства, к которым относятся отчет об оценке рыночной стоимости и положительное заключение саморегулируемой организации.

Согласно статье 12 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, составленном по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или в судебном порядке не установлено иное.

Между истцом и ответчиком достигнуто соглашение по фактическим обстоятельствам спора (далее также - «соглашение»).

В судебном заседании 25 марта 2019 г. в письменной форме указанное соглашение приобщено к материалам дела.

Апелляционная коллегия на основании пункта 1 части 1 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации приходит к выводу о том, что Решение Арбитражного суда города Москвы от 05 апреля 2019 года по делу № А40-222734/2018 подлежит отмене, с принятием по делу нового судебного акта об удовлетворении иска и применении последствий недействительности сделки.

На основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы по оплате госпошлины относятся на ответчика.

Руководствуясь статьями 176, 266-268, пунктом 1 части 1 статьи 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

П О С Т А Н О В И Л:

Решение Арбитражного суда города Москвы от «05» апреля 2019г. по делу № А40-222734/2018 отменить.

Исковые требования удовлетворить.

Признать недействительной сделку Акционерного общества «РОСТ БАНК» по оплате увеличения уставного капитала Общества с ограниченной ответственностью «РОСТ ИНВЕСТИЦИИ» за счет дополнительного взноса участника общества в размере 205 000 000 000,00 рублей осуществленного следующими платежами:

- 1 300 000 000,00 рублей-11.09.2017;

- 107 800 000 000,00 рублей - 12.09.2017;

- 26 100 000 000,00 рублей - 13.09.2017;

- 44 800 000 000,00 рублей - 14.09.2017.

- 25 000 000 000,00 рублей - 15:09.2017.

Применить последствия недействительности сделки:

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «РОСТ ИНВЕСТИЦИИ» в пользу Публичного акционерного общества «Национальный банк «ТРАСТ» денежные средства в размере 205 000 000 000,00 рублей.

Восстановить размер уставного капитала Общества с ограниченной ответственностью «РОСТ ИНВЕСТИЦИИ» - 2 500 000,00 рублей;

Восстановить размер номинальной стоимости доли Публичного акционерного общества «Национальный банк «ТРАСТ» в Обществе с ограниченной ответственностью «РОСТ ИНВЕСТИЦИИ» - 2 497 500,00 рублей.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «РОСТ ИНВЕСТИЦИИ» в пользу НБ «Траст» (ПАО) судебные расходы по оплате госпошлины в сумме 9 000 руб.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «РОСТ ИНВЕСТИЦИИ» в пользу Банка «Финансовая Корпорация Открытие» (ПАО) судебные расходы по оплате госпошлины по апелляционной жалобе в сумме 3 000 руб.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражном суде Московского округа.

Председательствующий судья: М.Е. Верстова

Судьи: Е.Ю. Башлакова-Николаева

О.О. Петрова

Телефон справочной службы суда – 8 (495) 987-28-00.