НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2014 № 09АП-2291/2014

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

127994, Москва, ГСП-4, проезд Соломенной cторожки, 12

адрес электронной почты: info@mail.9aac.ru

адрес веб.сайта: http://www.9aas.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

№ 09АП-2291/2014

г. Москва                                                                                Дело № А40-111750/13

 24 февраля 2014 года

Резолютивная часть постановления объявлена 18 февраля 2014 года

Постановление изготовлено в полном объеме 24 февраля 2014 года

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

Председательствующего судьи Н.О. Окуловой

Судей В.Я. Голобородько, Р.Г. Нагаева

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи М.А. Прозоровской

рассмотрев в открытом судебном  заседании апелляционную жалобу

ИФНС России № 2 по г. Москве

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 05 декабря 2013 года

по делу № А40-111750/13, принятое судьей Л.А. Шевелёвой

по заявлению ООО «Русские Башни»

(ИНН: 7702760453, 129090, г. Москва, ул. Щепкина, д. 33)

к ИФНС России № 2 по г. Москве

(ИНН: 7702143179, 129110, г. Москва, ул. Б. Переяславская, д. 16)

о признании недействительными решения № 20065 от 28.02.2013 в части и решения № 1966 от 18.02.2013

при участии в судебном заседании:

от заявителя – Иващенко Н.С. по дов. № 39 от 24.05.2013, Леонов Е.М. по дов. № 40 от 24.05.2013, Шибаева Е.В. по дов. № 7 от 28.05.2013

от заинтересованного лица – Хрулев А.С. по дов. № 05-12/03846 от 15.03.2013, Морозов Д.В. по дов. № 05-12 от 02.12.2013

У С Т А Н О В И Л:

ООО «Русские Башни» (далее - заявитель, общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы № 2 по г. Москве (далее - заинтересованное лицо, инспекция, налоговый орган) о признании недействительными решения № 20065 от 28.02.2013 г. «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части отказа в применении налоговых вычетов по НДС в сумме 7 755 590 руб., доначисления НДС в размере 556 834 руб., отказа в возмещении сумм НДС в размере 7 406 836 руб., начисления соответствующих сумм пени и штрафа, предложения внести соответствующие исправления в документы бухгалтерского и налогового учета, и решения № 1966 от 28.02.2013 г. «Об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению».

Решением Арбитражного суда города Москвы от 05 декабря 2013 года заявленные требования удовлетворены в полном объеме.

Не согласившись с принятым решением, заинтересованное лицо подало апелляционную жалобу, в которой просит отменить решение суда, отказать в удовлетворении заявленных требований, указывая то, что обжалуемый судебный акт принят с нарушением норм материального и процессуального права, без учета доводов налогового органа, фактических обстоятельств и доказательств, на которые ссылается инспекция.

Заявителем представлен отзыв на апелляционную жалобу, в котором он, не соглашаясь с ее доводами, просит решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представители сторон поддержали свои правовые позиции по спору.

Законность и обоснованность принятого решения проверены судом апелляционной инстанции в порядке ст.ст.266, 268 АПК РФ.

Изучив представленные в деле доказательства, заслушав представителей сторон, рассмотрев доводы апелляционной жалобы и отзыва, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения решения арбитражного суда, принятого в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах и обстоятельствами дела, и удовлетворения апелляционной жалобы, исходя из следующего.

Как установлено судом первой инстанции, ИФНС России № 2 по г. Москве была проведена камеральная налоговая проверка уточненной налоговой декларации по НДС за 2 квартал 2012 года, представленной ООО «Русские Башни».

По результатам рассмотрения Акта камеральной налоговой проверки от 10 декабря 2012 года № 49/37145 и возражений налогоплательщика от 16 января 2013 года № RT-2013/002, инспекцией были вынесены следующие решения: решение от 28.02.2013 № 20065 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» (далее – решение № 20065) и решение от 28.02.2013 № 1966 «Об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению» (далее – решение № 1966.

Не согласившись с указанными решениями, налогоплательщик обратился в вышестоящий налоговый орган с апелляционной жалобой № RT-2013/089 от 22.03.2013 г.

Решением УФНС России по г. Москве № 21-19/043702 от 29.04.2013 г. решение инспекции № 20065 было частично изменено.

Таким образом, с учетом решения УФНС России по г. Москве, решениями инспекции заявителю: отказано в применении налоговых вычетов по НДС в сумме 7 755 590 руб.; доначислен НДС в размере 562 594 руб.; отказано в возмещении сумм НДС в размере 7 406 836 руб.; начислены соответствующие суммы пени и штрафа; предложено внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Не согласившись с позицией инспекции, налогоплательщик обратился в Арбитражный суд города Москвы с настоящим заявлением.

Арбитражный апелляционный суд, исследовав и оценив представленные в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи, считает, что судом первой инстанции полно и всесторонне установлены обстоятельства по делу и им дана надлежащая правовая оценка.

Как следует из материалов дела, общество осуществляет строительство и развитие телекоммуникационной инфраструктуры на территории РФ – антенно-мачтовых сооружений связи, с целью последующего размещения на них оборудования операторов сотовой связи.

В налоговой декларации по НДС за 2 квартал 2012 года налогоплательщик заявил налоговый вычет по НДС в общей сумме 8 491 610 руб., который сформировался, в основном, за счет приобретения товаров (работ, услуг), связанных со строительством антенно-мачтовых сооружений (далее – АМС).

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заявителем соблюдены все необходимые условия для принятия НДС к вычету.

В обоснование апелляционной жалобы инспекция приводит доводы о том, что поскольку АМС не переведены на учет в качестве объектов основных средств на счет 01 или не учтены на счете 07 «Оборудование к установке», АМС не введены в эксплуатацию и АМС не используются для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения НДС, то налогоплательщик необоснованно принял к вычету НДС в размере 7 755 590 руб. Данные доводы инспекция приводит в отношении двух типов договоров, заключенных обществом: договоры поставки (контрагент – ООО «Трансмаст СПб»), договоры подряда (контрагенты – ООО «ИСТ», ООО «ПИК»).

Данные доводы инспекции рассмотрены судом апелляционной инстанции и отклоняются в связи со следующим.

Как правильно отмечено судом первой инстанции, исходя из положений ст. ст. 171, 172 НК РФ для применения налоговых вычетов по НДС по общему правилу необходимо одновременное соблюдение следующих условий: 1) наличие счетов-фактур (п. 1 ст. 172 НК РФ); 2) принятие товаров (работ, услуг) на учет (п. 1 ст. 172 НК РФ); 3) приобретение товаров (работ, услуг) для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения НДС (п. 2 ст. 171 НК РФ).

Кроме того, НК РФ установлены специальные нормы в отношении возмещения налога, предъявленного подрядными организациями при проведении капитального строительства.

Как следует из положений п. 6 ст. 171 НК РФ, п. 1 ст. 172 НК РФ, п. 5 ст. 172 НК РФ, для получения налогового вычета при осуществлении капитального строительства должны быть выполнены следующие условия: налогоплательщиком получены от контрагентов счета-фактуры (п. 1 ст. 172 НК РФ); оформлены первичные учетные документы, подтверждающие факт выполнения работ (оказания услуг) – п. 1 ст. 172 НК РФ; выполненные работы (оказанные услуги) приняты на учет (п. 6 ст. 171 НК РФ, п. 5 ст. 172 НК РФ, п. 1 ст. 172 НК РФ).

Все указанные выше условия для применения налоговых вычетов по НДС были соблюдены налогоплательщиком.

В ходе налоговой проверки налогоплательщиком представлены все необходимые для принятия НДС к вычету счета-фактуры, что не оспаривается и налоговый органом.

В соответствии с п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав.

В ходе налоговой проверки заявителем представлены все счета-фактуры, на основании которых НДС по приобретенным товарам, работам (услугам) был принят к вычету во 2 квартале 2012 года.

Инспекция не оспаривает сам факт наличия счетов-фактур на общую сумму НДС, подлежащую вычету согласно данным второй уточненной налоговой декларации по НДС за 2 квартал 2012 года в размере 8 491 610 руб.

При этом претензия инспекции к счетам-фактурам, выставленным ООО «ИСТ» (на сумму 957 813 руб.) и ЗАО «Русские Башни» (на сумму 906 192 руб.) в рамках договоров генерального подряда на общую сумму 1 864 005 руб., связана исключительно с переквалификацией налоговым органом данных договоров в договоры купли-продажи АМС и договоры монтажа АМС.

Как правильно отмечено судом первой инстанции, в соответствии с пп. 7 п. 5 ст. 169 НК РФ в счете-фактуре указывается цена (тариф) за единицу измерения по договору (контракту). Во всех счетах-фактурах, представленных заявителем цена указана в соответствии с заключенными договорами, что инспекцией не оспаривается.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что счета-фактуры оформлены в соответствии с требованиями ст. 169 НК РФ, в том числе, в соответствии с требованиями п.п. 5-7 п. 5 ст. 169 НК РФ. На наличие в счетах-фактурах иных «дефектов», кроме неверной, по мнению налогового органа, цены, в решении № 20065 не указывается.

Согласно п. 1 ст. 172 НК РФ вычетам подлежат только суммы НДС, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории РФ, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав и при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии с абз. 3 п. 1 ст. 172 НК РФ вычеты сумм налога, предъявленных продавцами налогоплательщику при приобретении основных средств, оборудования к установке, производятся в полном объеме после принятия на учет данных основных средств, оборудования к установке.

Согласно положениям ст.ст. 171, 172 НК РФ условием для применения вычета «входного» НДС по приобретенным работам (услугам) является сам факт принятия их к учету. При этом НК РФ не содержит каких-либо ограничений в отношении того, на каком счете бухгалтерского учета должна быть отражена та или иная операция.

Приобретенные товары (работы, услуги), суммы НДС по которым составляют 7 755 590 руб. (в вычете которых отказал налоговый орган), были приняты заявителем на учет по счету 08 «Вложения во внеоборотные активы» и по счету 10.08 «Строительные материалы» (металлоконструкции, приобретенные по договорам поставки), что подтверждается соответствующими карточками счета 08 и карточками счета 10, представленными в материалы дела.

Инспекцией не оспаривается сам факт принятия к учету товаров (работ, услуг), по которым в вычете НДС заявителю отказано.

Довод  инспекции о том, что право на вычет по всем счетам-фактурам может возникнуть только либо после ввода основных средств в эксплуатацию и их учета на счете 01 «Основные средства», либо после учета металлоконструкций на счете 07 «Оборудование к установке», рассмотрен судом апелляционной инстанции и подлежит отклонению в связи со следующим.

Как следует из материалов дела, ООО «Русские Башни» были заключены договоры с ООО «Трансмаст СПб» поставки от 18.10.2011 № 097/Т, от 24.04.2012 № 032/Т, от 21.05.2012 № 037/Т.

Права и обязанности по договору поставки от 28.02.2012 № 18/Т были уступлены заявителю соглашением от 20.04.2012 № 1.

В соответствии с п. 1.1. договоров поставки, поставщик обязуется произвести и поставить металлоконструкции – башни связи, на основании утвержденных заказчиком проектов.

Заявитель по договорам поставки приобретал не готовые объекты основных средств, а металлоконструкции. Металлоконструкции приняты к учету в качестве материалов и переданы в качестве давальческого сырья подрядным организациям. В свою очередь, подрядные организации строили объекты основных средств, используя полученные от заявителя металлоконструкции.

Факт принятия к учету металлоконструкций, как было указано выше, подтверждается карточками счета 10.

Кроме того, в соответствии со ст.ст. 51, 55 Градостроительного кодекса РФ при строительстве сооружений связи необходимо получить разрешение на строительство и разрешение на ввод в эксплуатацию.

Таким образом, АМС являются имуществом, права на которое необходимо соответствующим образом зарегистрировать, а также получить указанные выше разрешения на строительство и на ввод в эксплуатацию.

В качестве примера заявитель представил в материалы дела разрешительную документацию на строительство и ввод в эксплуатацию по одной из АМС.

Таким образом, учитывая на счете 10 приобретенные по договору поставки металлоконструкции, налогоплательщиком были соблюдены требования НК РФ, касающиеся вычета НДС.

В отношении отказа в вычете НДС по договорам подряда, инспекция приводит доводы о том, что ООО «ИСТ» не является производителем металлоконтрукций, у ООО «ИСТ» отсутствует управленческий и технический персонал, основные средства, складские помещения. Инспекция указывает на то, что работы по изготовлению и окраске опор ООО «ИСТ» не выполнялись, поскольку согласно ГТД опоры ввозились готовые и окрашенные. На этом основании инспекция фактически переквалифицирует договоры генерального подряда в договоры купли-продажи.

Данные доводы рассмотрены судом апелляционной инстанции и подлежат отклонению в связи со следующим.

Заявителем с ООО «ИСТ» были заключены договоры генерального подряда от 24.10.2011 № RT-2011-10/047, от 24.10.2011 № RT-2011-10/052.

Права и обязанности по договорам от 20.06.2011 № 2011-06/026, от 20.06.2011 № 2011-06-027 с ООО «ПИК» были уступлены ООО «Русские Башни» соглашениями от 28.04.2012 № 2012-04/029  и от 28.04.2012 № 2012-04/030 соответственно.

По указанным договорам заявитель не приобретал готовые объекты основных средств.

В соответствии с п. 1.1. данных договоров генподрядчики выполняют землеустроительные, проектно-изыскательские, проектные и строительно-монтажные работы, необходимые и достаточные для строительства, ввода в эксплуатацию и последующего оформления права собственности заказчика на АМС.

Перечень производимых работ по договорам генерального подряда подробно описан в п. 2.3. договоров.

В результате заключения и исполнения договоров генерального подряда появляются новые объекты основных средств, которых ранее не существовало. При этом возводится фундамент, проводятся изыскательские работы, работы по подключению объектов к электрическим сетям. Использование металлоконструкции без комплекса этих работ невозможно, и обратное инспекцией не доказано.

Как правильно указал суд первой инстанции, действительная общая воля сторон при заключении договоров генерального подряда была направлена на строительство АМС из строительных материалов, изделий и конструкций, закупаемых генеральными подрядчиками. Договоры между заявителем и подрядчиками заключены в соответствии с главой 37 ГК РФ «Строительный подряд». Пунктом 1 ст. 745 ГК РФ установлено, что обязанность по обеспечению строительства материалами, в том числе деталями и конструкциями, или оборудованием несет подрядчик, если договором строительного подряда не предусмотрено, что обеспечение строительства в целом или в определенной части осуществляет заказчик. Договорами генерального подряда установлено, что обеспечение строительства материалами осуществляет подрядчик (п. 7.1.).

Кроме того, подрядчики размещали заказы на производство башен у третьих лиц, указывали адрес и место установки башни. Таким образом, в действительности имело место строительство АМС.

В соответствии с п. 1.2. Положение по бухгалтерскому учету долгосрочных инвестиций (утв. письмом Минфина РФ от 30.12.1993 № 160) под долгосрочными инвестициями понимаются затраты на создание, увеличение размеров, а также приобретение внеоборотных активов длительного пользования (свыше одного года), не предназначенных для продажи, за исключением долгосрочных финансовых вложений в государственные ценные бумаги, ценные бумаги и уставные капиталы других предприятий.

Долгосрочные инвестиции связаны с осуществлением капитального строительства в форме нового строительства, а также реконструкции, расширения и технического перевооружения действующих предприятий и объектов непроизводственной сферы.

Из изложенного следует, что СМР предполагают создание нового объекта.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о том, что переквалификация капитального строительства в приобретение готовых объектов основных средств не соответствует действительности и не основана на нормах гражданского, налогового и бухгалтерского законодательства, является обоснованным.

В отношении довода инспекции о том, что металлоконструкции, приобретенные контрагентами заявителя для последующего возведения АМС, были уже изготовлены и окрашены, поэтому выполнение работ по изготовлению и покраске не требовалось, а значит, и не производилось, суд апелляционной инстанции полагает необходимым отметить следующее.

Инспекция не учитывает, что изготовление опоры предполагает крепление каркаса опоры на основу фундамента, после чего производится окраска в местах креплений и соединений опоры с основой фундамента и конструкциями башни.

Договорами генерального подряда с контрагентами было предусмотрено выполнение работ по изготовлению и окраске опор, указанные работы были приняты заявителем на учет, контрагенты подтвердили факт выполнения указанных работ.

Актами сдачи-приемки работ от 28.04.2012 № 2012-10/052, от 28.04.2012 № 2012-10/047, от 31.10.2011 № 1-06/026, от 31.10.2011 № 1-06/027, стороны подтверждают факт выполнения указанных работ, их передачу подрядчиками и принятие заявителем.

Как было указано выше, приобретенные СМР были приняты заявителем на учет, что подтверждается регистрами бухгалтерского учета по счету 08 «Вложения во внеоборотные активы», что также не оспаривается и самим налоговый органом.

Учитывая на счете 08 приобретенные по договорам генерального подряда СМР, заявителем были соблюдены требования НК РФ, касающиеся вычета НДС.

Кроме того, как указывает заявитель, аналогичный вопрос о правомерности налоговых вычетов, применяемых заявителем, уже рассматривался УФНС РФ по г. Москве при вынесении в отношении заявителя решения № 21-19/124486 от 23.12.2011г. по апелляционной жалобе на решение № 9712 от 05.10.2011 по результатам камеральной проверки декларации по НДС за 4 квартал 2010 г. и решения № 21-19/124487 от 23.12.2011 по апелляционной жалобе на решение № 14226 и № 1807 от 05.10.2011 по результатам камеральной проверки декларации по НДС за 1 квартал 2011 г. В пункте 1 каждого из вышеуказанных решений Управлением сделан вывод о том, что право на применение налоговых вычетов возникает у налогоплательщика по мере получения счетов-фактур и документов, подтверждающих выполнение работ, и не зависит от окончания строительства объекта, ввода его в эксплуатацию и момента перехода права собственности на возведенный объект.

Более того, построенные ООО «ИСТ» объекты введены заявителем в эксплуатацию во втором квартале 2012 и учтены на балансе заявителя в качестве объектов основных средств. Данный факт подтверждается соответствующими актами приема-передачи основных средств по форме ОС-1 и карточками счета 01, представленными в материалы дела.

В соответствии с п. 2 ст. 171 НК РФ условием для вычета НДС является приобретение товаров (работ, услуг) для осуществления операций, подлежащих обложению НДС. Данное условие заявителем также было соблюдено.

Основным видом деятельности, для целей которого создано ООО «Русские Башни», является предоставление в аренду операторам связи АМС. Поэтому все операции, связанные с возведением АМС, преследуют единственную цель – последующую сдачу АМС в аренду операторам связи и получение прибыли. Это обстоятельство подтверждается Уставом общества, представленным в материалы дела.

Кроме того, доказательством того, что металлоконструкции (СМР) приобретены для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения, является заключение обществом договоров об оказании услуг, копии которых представлены заявителем в материалы дела.

Таким образом, документально подтверждено как намерение, так и фактическое использование заявителем приобретенных металлоконструкций, работ (услуг) в облагаемых НДС операциях.

Услуги по ряду счетов-фактур, в вычете НДС по которым отказано инспекцией, не связаны со строительством АМС или приобретением металлоконструкций, а относятся к текущей деятельности общества, в связи с чем доводы налогового органа правомерно отклонены судом первой инстанции

Так, по счетам-фактурам ООО «РУСЭНЕРГОСБЫТ» № 1/01010/1142 от 31.05.2012 (НДС 5 541,26 руб.), № 1/01010/1290 от 31.05.2012 (НДС 4 012,94 руб.) была приобретена электроэнергия, связанная с оказанием услуг операторам связи по ряду АМС, учтенным в составе основных средств заявителя в 1-2 кв. 2012 г. (счета-фактуры, акты, акты по форме ОС-1, карточки счета 01).

Счета-фактуры № 877 от 30.06.2012 г. (НДС 11 366,68 руб.), от 31.05.2012 № 852 (НДС 11 500,22 руб.), от 30.04.2012 № 851 (НДС 10 655,98 руб.) были выставлены ЗАО «Русские Башни» по договору № 2011-05/030 от 30.05.2011 за оказанные услуги по субаренде офиса.

Таким образом, даже если руководствоваться позицией налогового органа, отказ в вычете НДС по указанным выше счетам-фактурам на общую сумму 43 077,08 руб. является неправомерным.

Услуги по ряду счетов-фактур, в вычете НДС по которым отказывает налоговый орган, были оказаны в отношении АМС, уже учтенных заявителем в качестве объектов основных средств. В обоснование указанного обстоятельства заявителем представлена подробная таблица с обоснованием расчетов.

Указанные выше счета-фактуры, справки о стоимости выполненных работ, акты о приемке выполненных работ, акты по форме ОС-1, карточки счета 01 представлены в материалы дела.

Таким образом, как правильно отмечено судом первой инстанции, даже если руководствоваться позицией налоговый органа, отказ в вычете НДС по указанным выше счетам-фактурам на общую сумму 1 274 339,82 руб. является неправомерным.

Доводы инспекции о том, что целью заключения сделок с ООО «Трансмаст СПб», ООО «ИСТ», ООО «ПИК» являлось получение необоснованной налоговой выгоды, для чего заявителем была создана схема, направленная на получение необоснованной налоговой выгоды, также отклоняется судом апелляционной инстанции как необоснованные.

В отношении ООО «Трансмаст СПб» инспекция указывает на то, что фактическим производителем башен связи (опор) является не ООО «Трансмаст СПб», а иные компании; заявитель, имея такую возможность, заключил договоры не напрямую с производителем, а с поставщиком, что привело к завышению стоимости башен по сравнению с их таможенной стоимостью; выставленные счета-фактуры являются «дефектными», поскольку в них указана несоответствующая действительности стоимость башен; заявитель не принял на учет башни в качестве ОС (счет 01), либо на счет 07 в качестве оборудования к установке; недобросовестность поставщиков 2-го и 3-го уровней.

В отношении ООО «ИСТ» и ООО «ПИК», инспекция указывает на то, что организации не выполняли работы по изготовлению металлоконструкций, окраске опор, не осуществляли доставку опор; у контрагентов 1-го уровня отсутствует технический и управленческий персонал, основные средства, производственные активы, складские помещения и транспортные средства; фактическим производителем башен связи (опор) являются не контрагенты 1-го уровня, а иные компании; в счетах-фактурах не указана стоимость башен, а в случае с башнями, ввозимыми на территорию РФ, - номера ГТД; отсутствуют документы от контрагентов 1-го уровня на приобретение и доставку башен, счета-фактуры по СМР не подтверждают поставку башен; заявитель не принял на учет башни в качестве ОС (счет 01), либо на счет 07 в качестве оборудования к установке; заявитель заключил договоры не напрямую с производителем, что привело к завышению стоимости башен по сравнению с их таможенной стоимостью.

На основании данных выводов инспекцией признан необоснованным налоговый вычет по НДС по хозяйственным отношениям с ООО «Трансмаст СПб» в размере 1 785 801 руб., по хозяйственным отношениям с ООО «ИСТ»  в размере 957 813 руб., по хозяйственным отношениям с ЗАО «Русские Башни» в размере 906 192 руб. (по договорам с ООО «ПИК», права и обязанности по которым были переданы заявителю ЗАО «Русские Башни»). В общей сложности по указанным доводам инспекцией отказано заявителю в вычете сумм НДС в размере 3 649 806 руб.

Как следует из материалов дела, заявитель подтвердил реальность хозяйственных операций по договорам поставки, заключенным с ООО «Трансмаст СПб», и договорам подряда, заключенным с ООО «ИСТ» и ООО «ПИК».

Как было указано выше, условия для применения вычета по НДС, установленные ст.ст. 171, 172 НК РФ, заявителем были соблюдены.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлениях Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 № 18162/09, от 20.11.2007 № 9893/07, для признания за налогоплательщиком права на вычет НДС требуется подтверждение факта совершения реальных хозяйственных операций. При недоказанности того обстоятельства, что хозяйственные операции по возмездному приобретению товаров в действительности не совершались, в признании правомерности вычета НДС не может быть отказано. В постановлении Президиума ВАС РФ от 09.03.2010 № 15574/09 также было указано о недопустимости отказа компании в вычетах, если расходы носили реальный характер по реальным хозяйственным операциям, имеющим деловую цель и экономическую обоснованность.

Как следует из материалов дела, заявителем были заключены с ООО «Трансмаст СПб» договоры поставки № 097/Т от 18.10.2011 г., № 032/Т от 24.04.2012 г., № 037/Т от 21.05.2012 г.

Права и обязанности по договору поставки от 28.02.2012 № 18/Т были уступлены заявителю соглашением от 20.04.2012 № 1.

В ходе проведения налоговой проверки Заявитель представлял Налоговый органу все необходимые первичные документы по указанным договорам поставки, что инспекцией и не оспаривается.

В материалы дела заявителем были представлены следующие документы по указанному эпизоду: копии договора поставки от 18.10.2011 № 097/Т с приложением, счета-фактуры от 25.05.2012 № 174, счета-фактуры от 01.06.2012 № 181, счета-фактуры от 19.06.2012 № 197, счета-фактуры от 22.06.2012 № 205; договора поставки от 24.04.2012 № 032/Т с приложением, счета-фактуры от 19.06.2012 № 199; договора поставки от 21.05.2012 № 037/Т с приложением, счета-фактуры от 27.06.2012 № 209; договора поставки от 28.02.2012 № 18/Т с приложением, соглашения от 20.04.2012 № 1 о передаче прав и обязанностей, счета-фактуры от 15.05.2012 № 159, счета-фактуры от 30.05.2012 № 178, платежных поручений от 10.04.2012 № 188, от 18.05.2012 № 284, от 01.06.2102 № 340, от 28.06.2012 № 416.

В дальнейшем полученные от поставщика башни связи передавались генеральным подрядчикам, которые выполняли землеустроительные, проектно-изыскательские, проектные и строительно-монтажные работы, необходимые и достаточные для строительства, ввода в эксплуатацию и последующего оформления права собственности заказчика на АМС.

Факт передачи башен связи подрядчикам подтверждается товарными накладными, товарно-транспортными накладными, накладными на отпуск материалов на сторону, также представленными в материалы дела.

В дальнейшем указанные выше АМС используются для целей предоставления в аренду операторам для размещения телекоммуникационного оборудования (т.е. для целей уставной деятельности общества).

Оплата приобретенных по договорам поставки металлоконструкций подтверждается платежными поручениями, перечисленными выше.

Карточки счета 10 подтверждают факт принятия Заявителем к учету указанных металлоконструкций.

Кроме того, Заявителем, как было указано выше, заключены договоры оказания услуг с заказчиками, что подтверждает использование приобретенных работ (услуг) в облагаемой НДС деятельности, также по этим договорам получена выручка, что подтверждается материалами дела.

В настоящий момент все приобретенные заявителем по указанным договорам металлоконструкции после осуществления соответствующих строительно-монтажных работ приняты на учет в качестве объектов основных средств по счету 01, что подтверждается карточками счета 01, актами о приеме-передаче здания (сооружения) представленными в материалы дела.

Таким образом, заявитель не только подтвердил наличие деловой цели и реальность приобретения металлоконструкций по договорам поставки, но и фактически получил доходы по этим операциям.

В обоснование своего довода о сокрытии реальной стоимости АМС инспекция ссылается на показания Нелюбова Д.В., Селфа Гарта Кейблла. Однако, данные показания были получены при проведении допросов в ходе иной налоговой проверки (за другой налоговой период и в отношении другого юридического лица - ЗАО «Русские Башни»). В силу ч. 1 ст. 67 АПК РФ арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу. Таким образом, судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что протоколы, на которые ссылается налоговый орган, не имеют отношения к рассматриваемому делу.

Кроме того, анализ протоколов по существу показывает, что изложенные в них показания не опровергают позицию заявителя. Из протоколов допросов следует, что ЗАО «Русские Башни» заключало договоры генерального подряда со строительными организациями для реализации проектов по возведению АМС под ключ, согласно которым генеральные подрядчики выполняли работы с использованием самостоятельно приобретенных материалов и конструкций. ООО «Русские Башни» приобретало материалы и металлоконструкции самостоятельно, специального персонала для доставки и строительства этих конструкций не требовалось, поскольку доставка осуществлялась не своими силами, а строительство осуществлялось специально привлеченными для этого подрядчиками. Решение о том, каким именно образом осуществлять строительство (проект по возведению АМС), является правом налогоплательщика. Попытка инспекции оценить целесообразность и эффективность осуществляемой налогоплательщиком деятельности противоречит позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении КС РФ от 04.06.2007 № 320-О-П. Выбранный Заявителем способ реализации проекта по возведению АМС не свидетельствует о получении им необоснованной налоговой выгоды и/или сокрытии реальной стоимости металлоконструкций.

Таким образом, поскольку реальность хозяйственных операций заявителя подтверждена, налогоплательщик правомерно применил налоговые вычеты по счетам-фактурам, выставленными контрагентом первого уровня.

Заявитель по договорам генерального подряда заказывал землеустроительные, проектно-изыскательские, строительно-монтажные работы, включая вспомогательные работы и услуги, результатом которых должно было быть строительство (возведение) АМС.

В дальнейшем указанные АМС использовались для целей предоставления в аренду операторам для размещения телекоммуникационного оборудования (т.е. для целей уставной деятельности общества).

Между обществом и контрагентами были заключены договоры генерального подряда. При проведении мероприятий налогового контроля обществом были представлены в инспекцию среди прочих первичных документов указанные договоры, акты по форме КС-2 (что отражено в самом Решении № 20065) и иные первичные документы, подтверждающие выполнение и оплату произведенных работ.

Указанные документы также были представлены заявителем в материалы дела, а именно: по ООО «ИСТ»: копии договора генерального подряда от 24.10.2011 № RT-2011-10/047 с приложениями и дополнительными соглашениями, счета-фактуры от 28.04.2012 № РБ00000001, акта о приемке выполненных работ от 28.04.2012 № 2012-10/047, справки о стоимости выполненных работ и затрат от 28.04.2012 № 2012-10/047; договора генерального подряда от 24.10.2011 № RT-2011-10/052 с приложениями и дополнительными соглашениями, счета-фактуры от 28.04.2012 № РБ00000002, акта о приемке выполненных работ от 28.04.2012 № 2012-10/052, справки о стоимости выполненных работ и затрат от 28.04.2012 № 2012-10/052; платежных поручений от 28.05.2012 № 318, от 28.05.2012 № 319, от 28.05.2012 № 320, от 28.05.2012 № 321; по ООО «ПИК»: копии договора генерального подряда от 20.06.2011 № 2011-06/026 с приложениями, счета-фактуры от 31.10.2011 № 00000031, акта о приемке выполненных работ от 31.10.2011 № 1-06/026, справки о стоимости выполненных работ и затрат от 31.10.2011 № 1-06/026; договора генерального подряда от 20.06.2011 № 2011-06-027 с приложениями, счета-фактуры от 31.10.2011 № 00000030, акта о приемке выполненных работ от 31.10.2011 № 1-06/027, справки о стоимости выполненных работ и затрат от 31.10.2011 № 1-06/027, соглашения от 28.04.2012 № 2012-04/029, соглашения от 28.04.2012 № 2012-04/030, счета-фактуры от 01.05.2012 № 1036, товарной накладной от 01.05.2012 № 1037, акта от 01.05.2012 № 1037, счета-фактуры от 01.05.2012 № 1037, товарной накладной от 01.05.2012 № 1038, акта от 01.05.2012 № 1038, платежных поручений от 05.12.2012 № 1030, от 05.12.2012 № 1031.

Инспекция указывает на то, что в счетах-фактурах не указана стоимость башен, а также номера ГТД, отсутствуют документы от контрагентов 1-го уровня на приобретение и доставку башен, счета-фактуры по СМР не подтверждают поставку башен, заявитель не принял на учет башни на счете 01 или счете 07. Данные доводы связаны с переквалификацией заинтересованным лицом договоров генерального подряда в договоры купли-продажи и договоры монтажа башен и правомерно отклонены судом первой инстанции.

Оплата произведенных контрагентами работ подтверждается платежными поручениями, представленными в материалы дела. Регистры бухгалтерского учета по счету 08, подтверждают факт принятия заявителем к учету соответствующих работ, приобретенных у контрагентов.

Кроме того, заявителем, как было указано выше, заключены договоры оказания услуг с заказчиками, что подтверждает использование приобретенных работ (услуг) в облагаемой НДС деятельности, также по этим договорам получена выручка.

Таким образом, заявитель не только подтвердил наличие деловой цели и реальность произведенных строительно-монтажных работ по возведению АМС, но и фактически получил доходы по этим операциям.

Поскольку реальность хозяйственных операций обществом подтверждена, налогоплательщик правомерно применил налоговые вычеты по счетам-фактурам, выставленными контрагентами 1-го уровня.

Довод о том, что подрядчики не выполняли работы по изготовлению металлоконструкций, окраске опор опровергается представленными документами.

Как правильно отмечено судом первой инстанции, в решении № 20065 не приведено данных о неисполнении подрядчиками заявителя своих налоговых обязательств. Налогоплательщик проявил должную осмотрительность при выборе поставщиков.

Заключение и исполнение договоров поставки, а также подряда не привело к потерям бюджета, поскольку применение заявителем налоговых вычетов по НДС соответствовало начисление НДС поставщиками.

Как следует из п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», неотъемлемым элементом рассмотрения дел о налоговой выгоде является проверка факта осуществления всех необходимых налоговых платежей всеми участниками хозяйственных операций, порождающих право на налоговую выгоду.

Президиум ВАС РФ в постановлении от 28.10.2008 № 6272/08 подчеркнул, что все участники сделок определяют объекты налогообложения и налоговую базу по налогу и указал, что увеличение налоговых вычетов налогоплательщиком само по себе не означает получения им необоснованной налоговой выгоды, так как каждый участник сделок несет свою долю налогового бремени исходя из стоимости реализованных товаров.

В рассматриваемой ситуации заявитель перечислил оплату, включая стоимость работ и НДС, а поставщик (подрядчики) должны были учесть соответствующие суммы при формировании налоговой базы по НДС.

Инспекцией не представлено доказательств, свидетельствующих о неисполнении поставщиками (подрядчиками) налоговых обязательств.

Довод инспекции об отсутствии у компаний–подрядчиков технического и управленческого персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений и транспортных средств, сам по себе не может являться достаточным основанием для вывода о том,  что заявителем получена необоснованная налоговая выгода. Гражданское законодательство не запрещает генеральным подрядчикам привлекать подрядчиков и субподрядчиков для выполнения соответствующих работ, а также самостоятельно закупать материалы, необходимые для выполнения таких работ.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановление Президиума ВАС РФ от 08.06.2010 № 17684/09, налоговый орган обязан доказать то, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и, исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующих договоров, знал или должен был знать об указании контрагентами недостоверных сведений или о подложности представленных документов.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 № 18162/09, должная осмотрительность налогоплательщика проявляется в удостоверении правоспособности поставщиков и их надлежащей государственной регистрации в качестве юридических лиц.

Как следует из постановления Президиума ВАС РФ от 09.03.2010 № 15574/09, должная осмотрительность проявляется, если налогоплательщик при заключении договора проверил факт государственной регистрации контрагента, ознакомившись с соответствующими сведениями реестра, содержащимися в базе, размещенной на сайте Федеральной налоговой службы

Если на момент заключения договоров контрагенты налогоплательщика прошли государственную регистрацию, состояли на налоговом учете, документы от имени поставщиков подписаны лицами, указанными в ЕГРЮЛ в качестве руководителя, суды правомерно приходят к выводу о проявлении налогоплательщиком должной осмотрительности при выборе таких контрагентов.

В пункте 12 приказа ФНС России от 30.05.2007 № ММ-3-06/33@ при проявлении должной осмотрительности налогоплательщикам рекомендовалось исследовать информацию о государственной регистрации контрагента в ЕГРЮЛ по официальному сайту ФНС России.

До заключения договоров поставки и подряда заявителем был проверен факт государственной регистрации контрагентов в ЕГРЮЛ в качестве юридических лиц по сайту Федеральной налоговой службы России http://egrul.nalog.ru.

В настоящее время информация о подрядных организациях также содержится на указанном сайте (распечатки с сайта представлены в материалы дела).

Кроме того, заявителем представлены иные документы, подтверждающие проявление должной осмотрительности при выборе контрагентов, а именно: по ООО «Трансмаст СПб» - выписка из ЕГРЮЛ; свидетельство о государственной регистрации юридического лица от 01.04.2009; свидетельство о постановке на налоговый учет от 01.04.2009; решение участника № 2 от 25.08.2009; решение участника № 3 от 29.07.2010; уведомление Петростата от 12.11.2010 № 84921СНИ; по ООО «ИСТ» - копии Устава, утвержденного на основании Протокола № 1 Общего собрания Учредителей Общества от 12.08.2010, договора об учреждении от 12.08.2010; выписки из ЕГРЮЛ; свидетельства о государственной регистрации юридического лица серии 50 № 012341360 от 24.08.2010; протокола № 2/2011 общего собрания участников об избрании Генерального директора; приказа № 7 от 16.05.2011 о вступлении в должность генерального директора; свидетельства о постановке на налоговый учет серии 50 № 012364002 от 24.08.2010; письма Мособлстата от 23.09.2010 № 606-Б; выписка из списка участников на 10.09.2012; копия паспорта генерального директора; свидетельство СРО от 17.08.2012 о допуске к определенным видам работ; по ООО «ПИК» - копии Устава, утвержденного Решением участника от 10.09.2010; выписки из ЕГРЮЛ; свидетельства о государственной регистрации юридического лица серии 78 № 006785229 от 23.05.2008; решения о назначении генерального директора от 19.07.2011, приказа о переводе работника на другую работу; свидетельства о постановке на налоговый учет от 23.05.2008; уведомления Петростата от 26.05.2008 № МАЕ356.

Те факты, что все контрагенты заявителя являются действующими юридическими лицами и что все первичные документы с их стороны подписаны уполномоченными лицами, инспекцией также не оспаривается.

Указанные организации не являются для заявителя дочерними, материнскими или иными взаимозависимыми лицами, в связи с чем заявитель не знал и не мог знать о каком-либо возможном ненадлежащем поведении контрагентов.

Таким образом, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что заявитель проявил должную осмотрительность при заключении и исполнении договоров поставки и подряда.

В апелляционной жалобе инспекция также приводит довод о том, что стоимость металлоконструкций, по которой заявитель приобрел их у ООО «Трансмаст СПб», является завышенной по сравнению со стоимостью, указанной в ГТД при ввозе в РФ металлоконструкций, у зарубежного производителя башен, известного заявителю.

Аналогичный довод инспекция приводит в отношении того, что стоимость подрядных работ (фактически переквалифицированных инспекцией в покупку башен) является завышенной по сравнению с таможенной стоимостью металлоконструкций, определенных в ГТД при их ввозе на территорию РФ.

Данные доводы рассмотрены судом апелляционной инстанции и подлежат отклонению в связи со следующим.

Как правильно отмечено судом первой инстанции, сравнение стоимости металлоконструкций, приобретенных обществом у ООО «Трансмаст СПб» со стоимостью металлоконструкций иностранного производства является некорректным, поскольку по данным договорам заявителем приобретались металлоконструкции российского производства, имеющие иные технические характеристики. Информацию о рыночных ценах на башни российского производства налоговый орган в Решении № 20065 не приводит.

Вместе с тем, таможенная стоимость, отраженная в ГТД, не может являться рыночной ценой, учитывая совершенно различное определение таможенной стоимости ввозимого товара и рыночной цены продажи этого товара на внутреннем рынке России.

Так, фактурная стоимость по ГТД не включает в себя обязательные таможенные платежи и налоги, уплаченные при ввозе, расходы на сопровождение таможенного оформления, коммерческую прибыль продавцов, поэтому ее нельзя сравнивать с ценой реализации товара на внутреннем рынке.

Налогоплательщик не ограничен законодательными предписаниями относительно приобретения товаров по цене, идентичной таможенной стоимости данного товара.

Следовательно, указание налогового органа на наличие различий в таможенной стоимости и последующей цене покупки на внутреннем рынке не является основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Указание инспекции на завышенные цены на строительство АМС по сравнению с таможенной стоимостью, указанной в ГТД при таможенном оформлении для ввоза на территорию РФ, также не может указывать на необоснованный характер налоговой выгоды.

Как уже было указано выше, таможенная стоимость, отраженная в ГТД, не может являться рыночной ценой.

Даже если предположить, что речь идет о цене товара, а не работ, то фактурная стоимость по ГТД не включает в себя обязательные таможенные платежи и налоги, уплаченные при ввозе, расходы на сопровождение таможенного оформления, коммерческую прибыль продавцов, поэтому ее нельзя сравнивать с ценой реализации товара на внутреннем рынке.

По одному из договоров генерального подряда, заключенному заявителем с ООО «ИСТ», данным подрядчиком была приобретена металлоконструкция российского производства. Сравнение инспекцией ее стоимости со стоимостью металлоконструкций иностранного производства, обладающими иными техническими характеристиками, является необоснованным.

Как правильно отмечено судом первой инстанции, налоговый орган не имел права осуществлять контроль цен по рассматриваемым сделкам общества.

Основанием к выводу о том, приобретал ли заявитель металлоконструкции (СМР) по завышенной цене, является оценка соответствия цены их приобретения уровню рыночных цен на данный вид товара.

Вместе с тем, 01.01.2012 вступил в силу Федеральный закон от 18.07.2011 № 227-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием принципов определения цен для целей налогообложения».

Согласно п. 6 ст. 4 данного Федерального закона, положения статей 20 и 40 Налогового кодекса Российской Федерации со дня вступления в силу настоящего Федерального закона применяются исключительно к сделкам, доходы и (или) расходы по которым признаны в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

В соответствии с п. 1 ст. 105.3 НК РФ для целей НК РФ цены, применяемые в сделках, сторонами которых являются лица, не признаваемые взаимозависимыми, а также доходы (прибыль, выручка), получаемые лицами, являющимися сторонами таких сделок, признаются рыночными.

Пунктом 1 ст. 105.17 НК РФ предусмотрено, что проверка полноты исчисления и уплаты налогов в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами проводится федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов, по месту его нахождения.

При этом контроль соответствия цен, примененных в контролируемых сделках, рыночным ценам не может быть предметом выездных и камеральных проверок.

Кроме того, согласно пп. 4) п. 4 ст. 105.3 НК РФ федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов, при осуществлении налогового контроля проверяется полнота исчисления и уплаты НДС только в случае, если одной из сторон сделки является организация (индивидуальный предприниматель), не являющаяся (не являющийся) налогоплательщиком налога на добавленную стоимость или освобожденная (освобожденный) от исполнения обязанностей налогоплательщика по налогу на добавленную стоимость.

В рассматриваемой ситуации, как общество, так и его поставщики являются плательщиками НДС.

Таким образом, исходя из указанных выше положений НК РФ, суд первой инстанции правильно указал, что налоговый орган не имел права проверять рыночность цены приобретения металлоконструкций заявителем и на этом основании отказывать в налоговом вычете по НДС.

В обоснование апелляционной жалобы инспекция приводит доводы о недобросовестности поставщиков 2-го и 3-го уровней по хозяйственным отношениям с ООО «Трансмаст СПб», а также  ссылается на сайт SIA “Belmast” по подрядчикам ООО «ИСТ» и ООО «ПИК». По мнению налогового органа, поставщики 2-го и 3-го уровней по хозяйственным отношениям с ООО «Трансмаст СПб» являются организациями, имеющими признаки «фирм-однодневок», предназначенными для «транзита» денежных средств и неоправданного завышения стоимости башен. При этом, инспекция не опровергает реального существования этих организаций.

Данные доводы инспекции рассмотрены судом апелляционной инстанции и подлежат отклонению в связи со следующим.

Как правильно отмечено судом первой инстанции, обстоятельства деятельности контрагентов второго и третьего уровней не относятся к предмету настоящего дела, поскольку в соответствии с п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Таким образом, Пленум ВАС РФ указывает на необходимость оценки достоверности сведений, содержащихся в документах, представленных налогоплательщиком в обоснование права на получение налоговой выгоды, но при этом в указанном постановлении не содержится указания на необходимость подтверждения налогоплательщиком обоснованности налоговой выгоды, на которую претендует его контрагент.

Соответственно, ссылки инспекции на наличие у контрагентов второго и третьего уровней признаков «фирм-однодневок», не могут свидетельствовать о необоснованности налоговой выгоды налогоплательщика, поскольку заявитель не приобретал ни товары, ни работы, ни услуги у данных организаций.

Кроме того, в силу п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

В п. 5 названного Постановления указано на то, что о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о «групповой согласованности операций», не обусловленных «разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями)».

Инспекцией не представлено доказательств и не приведено доводов о взаимозависимости или аффилированности заявителя и ООО «Трансмаст СПб» или каких-либо контрагентов данного поставщика.

Кроме того, не приведены доказательства, свидетельствующие о том, что заявитель каким-либо образом влиял или мог повлиять на действия указанных лиц.

Инспекция приводит довод только о том, что заявитель и ЗАО «Русские Башни» являются взаимозависимыми организациями.

Факт взаимозависимости с ЗАО «Русские башни» заявителем не оспаривается.

Вместе с тем, налоговый орган не указывает, каким образом данное обстоятельство само по себе могло повлиять на получение заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Таким образом, в данном случае налоговым органом не доказаны ни факт аффилированности или взаимозависимости между заявителем, с одной стороны, и поставщиками заявителя, поставщиками второго и третьего уровней, с другой стороны, ни наличие у заявителя информации о каких-либо нарушениях, допущенных со стороны своих контрагентов.

Следовательно, предположения инспекции о ненадлежащем исполнении налоговых обязательств поставщиками второго и третьего уровней не могут опровергать право заявителя на налоговый вычет по НДС.

Также инспекцией не представлено доказательств наличия факта участия заявителя в искусственном увеличении участников по торговым операциям с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Неисполнение поставщиками второго или третьего уровней налоговых обязанностей и обстоятельства создания этих поставщиков как юридических лиц не находятся в причинной связи с реализацией налогоплательщиком права на налоговую выгоду.

Факт приобретения металлоконструкций не напрямую у иностранного продавца, а также заключение договоров генерального подряда обусловлено рядом коммерческих обстоятельств.

Вопрос заключения сделок по более выгодным ценам напрямую через производителей в условиях того, что заявитель приобретал металлоконструкции по рыночной цене, является исключительно оценкой эффективности и целесообразности экономической деятельности общества.

Налоговое законодательство не использует понятия «экономическая целесообразность» и не регулирует порядок ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не подлежала оценке инспекцией или судом с точки зрения их целесообразности, эффективности, рациональности.

Согласно п. 9 постановления Пленума ВАС РФ № 53, установление наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Довод инспекции о том, что информация, размещенная на сайте http://belmast.lv, подтверждает наличие тесных деловых взаимосвязей между компанией БЕЛМАСТ (Латвия) и заявителем, приведших к получению обществом необоснованной налоговой выгоды, является необоснованным.

Как следует из письма ответа на обращение ЗАО «Русские Башни» от 29.03.2013 № 29.03.13 компания БЕЛМАСТ компанией БЕЛМАСТ по заказу подрядчиков производились металлоконструкции (материалы) для многих российских компаний в отсутствие прямых договорных отношений, а информация на сайте о конечных потребителях размещалась в рекламных целях, что опровергает позицию инспекции о наличии тесных деловых связей, влекущих за собой получение заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Реальная и добросовестная экономическая деятельность общества подтверждается как вышеперечисленными первичными документами по конкретным сделкам, так и иными документами: согласно бухгалтерскому балансу заявителя за 2012 г. балансовая стоимость основных средств в 2011 г. составляла 32 771 тыс. р., в 2012 г. – 372 603 тыс. р.

           Единственным участником общества 26.10.2012 было принято Решение № 8 о внесении вклада в имущество общества  без увеличения уставного капитала в размере 30 млн. долл. США.

Кроме того, и сам налоговый орган подтверждает факт реальной и добросовестной деятельности общества, указывая в решении № 20065, что заявитель строит новую телекоммуникационную инфраструктуру антенно-мачтовых сооружений … для размещения на них оборудования операторов сотовой телефонной связи, перечисляя при этом адреса, по которым ведется строительство АМС.

Согласно п. 3.1 ст. 100 НК РФ к акту налоговой проверки прилагаются документы, подтверждающие факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленных в ходе проверки.

Вместе с тем, инспекцией к Акту не было приложено ни одного доказательства, подтверждающего выводы о том, что ООО «Трансмаст СПб» не является фактическим производителем башен связи, а поставщики ООО «Трансмаст СПб» являются фирмами, обладающими признаками «фирм-однодневок»;  у ООО «ИСТ» и ООО «ПИК» отсутствуют необходимые условия для достижения результатов экономической деятельности в силу отсутствия управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

Неприложение к Акту проверки копий доказательств, собранных в ходе проверки, на которых основаны выводы проверяющих, лишает налогоплательщика права представить полноценные (более полные) возражения (объяснения), и, следовательно, в силу п. 14 ст. 101 НК РФ является безусловным основанием для признания судом решения налогового органа недействительным.

Таким образом, инспекция, ссылаясь на причастность общества к схеме незаконного изъятия НДС из бюджета с участием указанных выше поставщиков, не привела ни одного доказательства такой причастности ни в акте налоговой проверки, ни в решениях.

Также в апелляционной жалобе инспекция приводит доводы о том, что НДС в размере 179 280 руб. доначислен в связи с тем, что заявитель сдавал в аренду ОАО «МегаФон» места на АМС по цене ниже, чем установлено ценовой политикой самого заявителя; заявитель сдавал в аренду ОАО «МегаФон» места на АМС по цене ниже, чем взял АМС у ОАО «МегаФон» в аренду.

Рассчитав разницу в доходах общества в ситуации, как если бы заявитель сдавал в аренду ОАО «МегаФон» места на АМС по ценам, указанным в ценовой политике, и ценам, по которым заявитель фактически сдавал в аренду указанные места ОАО «МегаФон», налоговый орган установил занижение налоговой базы по НДС в размере 996 000 руб. и доначислил обществу указанную выше сумму НДС.

Данные доводы рассмотрены судом апелляционной инстанции и отклоняются в связи со следующим.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о наличии у заявителя деловой цели и намерения получить доходы от сдачи в аренду мест на АМС по договорам, заключенным с ОАО «МегаФон».

Размер платы, которую заявитель взимает за аренду мест на АМС, установлен ценовой политикой.

По ценам, установленным в ценовой политике, заявитель сдает в аренду места на АМС различным операторам связи, на что указывает и сам налоговый орган, и что подтверждается, например, договорами, заключенными с ОАО «МегаФон» № RT-2011-09/016, № RT-2011-09/026, № RT-2011-09/021 (договоры с соответствующими счетами-фактурами, платежными поручениями, карточками счета 62 представлены в материалы дела).

Согласно п. а) ст. 1 указанных договоров, предметом данных договоров является осуществление заявителем комплекса мероприятий для строительства Объекта (т.е. комплекса технологических ресурсов, включая вышку (высотную металлическую опору для размещения антенн), предназначенных для размещения оборудования заказчика) и принятие заказчиком во временное пользование элементов вышки для размещения своего оборудования.

Таким образом, как правильно установил суд первой инстанции, по вышеперечисленным договорам заявитель сдает в аренду места на собственных АМС, которые, в соответствии с условиями договоров, обязуется построить.

Налоговый орган, ссылаясь на занижение обществом цены сдачи в аренду мест на АМС, ни в решении, ни в апелляционной жалобе не приводит ссылок на конкретные договоры, заключенные заявителем.

В проверяемом периоде, в том числе, в соответствии с условиями договоров №№ LA_MGF_LEN2018-2012/0007, LA_MGF_LEN2014-2012/0008, LA_MGF_LEN2015-2012/0009, LA_MGF_LEN2021-2012/0010, RT 2011-12/097, RT 2011-12/085 (вместе со счетами-фактурами, актами, платежными поручениями, карточками счета 62), арендодатель (ОАО «МегаФон») предоставляет в аренду заявителю за плату во временное владение и пользование АМС (п. 2.1.) и в то же время уплачивает заявителю платежи за оказание услуг по допуску и техническому обслуживанию используемых элементов, на которых размещено оборудование арендодателя (п. 6.3.).

Таким образом, по данным договорам, общество, взяв в аренду у ОАО «МегаФон» соответствующие АМС в целом, сдает места на этих АМС ОАО «МегаФон», необходимые для размещения оборудования данного оператора связи.

Указанная договорная конструкция подробно описана и самим налоговым органом в п. 1.1.4.1. на стр. 3-5 Решения № 20065.

Предоставление в аренду указанных мест на АМС по данным договорам ОАО «МегаФон», не исключает возможности сдачи оставшихся мест на данных АМС для размещения оборудования иных операторов связи и, соответственно, получения прибыли.

При этом налоговый орган необоснованно, без ссылки на какие-либо доказательства утверждает в своем решении, что на рассматриваемых АМС, исходя из веса находящегося на них оборудования и технических характеристик самих АМС, другое оборудование (оборудование другого оператора со сходными характеристиками) разместить невозможно.

Данный довод противоречит не только фактическим обстоятельствам проведенной проверки, но и выводам, к которым пришел и сам налоговый орган.

Так, например, на стр. 3 Решения № 20065 указано, что на рассматриваемой АМС размещено оборудование ОАО «МегаФон» общим весом 192 кг, при максимально разрешенном весе размещаемого на АМС оборудования в 325 кг. Аналогичные выводы содержатся на стр. 4 Решения № 20065.

Более того, сам налоговый орган на стр. 5 Решения № 20065 отмечает, что Заявитель по договору аренды «…с ОАО ВымпелКом № 4/СЗР от 01.06.2012 … сдает в аренду ОАО «ВымпелКом» места на следующих АМС … №LEN2012 … №LEN2013 … указанные АМС взяты в аренду ООО «Русские Башни» у ОАО «МегаФон» по дог. № RT2011-12/097 … по дог. № RT2011-12/085…».

В подтверждение данного факта, обществом в материалы дела представлены: копия договора от 01.06.2012 № 4/СЗР с соответствующими дополнительными соглашениями и первичными документами, заключенного с ОАО «ВымпелКом», а также договоры с иными операторами связи (договор пользования объектом № DБС-4072/2012-МТС, договор № SA_RST_LEN2013/0219), в соответствии с которыми общество получает арендную плату за сдачу в аренду мест на АМС в размере, соответствующей ценовой политике.

Таким образом, учитывая сумму уплаченной ОАО «МегаФон» арендной платы, размер полученной от ОАО «МегаФон» платы за оказание услуг по допуску и техническому обслуживанию используемых элементов, полученных по данным договорам, а также доходы от сдачи в аренду мест на АМС ОАО «ВымпелКом» и иным операторам связи, заявитель в итоге получает прибыль от совокупности данных операций.

Налоговый орган не имел оснований для доначисления заявителю НДС исходя из того, что цены по договорам аренды, являются, по его мнению, заниженными.

Как было указано выше, инспекция доначисляет налогоплательщику НДС на том основании, что, цена, по которой общество сдает ОАО «МегаФон» в аренду места на АМС, является ниже установленной в ценовой политике цены за сдачу в аренду места на башне аналогичной категории.

Суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что налоговый орган не имел права доначислять заявителю НДС по указанным выше основаниям.

Следовательно, налоговый орган не имел права проверять цену сдачи в аренду заявителем мест на арендуемых АМС.

В отношении доначисления НДС по безвозмездно оказанным ЗАО «Русские Башни» услугам суд апелляционной инстанции полагает необходимым отметить следующее.

В Решении № 20065 инспекция (с учетом изменений, внесенных Решением УФНС России по г. Москве) доначисляет налогоплательщику НДС в размере 34 560 руб. со стоимости услуг по размещению оборудования, безвозмездно оказанных заявителем ЗАО «Русские Башни» в течение 2 месяцев на АМС № VNO1015 «Божеватово» и VNO1011 «Снарево».

Налоговый орган доначисляет Заявителю НДС исходя из стоимости услуг по размещению оборудования в 48 000 р. (2 месяца × 2 АМС × 48 000 р. × 18 %).

Суд апелляционной инстанции полагает, что судом первой инстанции правомерно не принят такой порядок определения суммы доначисления НДС в данной части.

В соответствии с п. 2 ст. 154 НК РФ при реализации товаров (работ, услуг) на безвозмездной основе налоговая база определяется как стоимость указанных товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному ст. 105.3 НК РФ.

Статьей 105.3 НК РФ установлены правила корректировки цены до рыночных цен.

Вместе с тем, рыночная цена подобных оказанным ЗАО «Русские Башни» услуг инспекцией в решении и апелляционной жалобе не приводится.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно принял довод заявителя о том, что рыночной ценой в данном случае может быть признана цена, установленная при оказании услуг операторам связи.

Заявителем оказываются услуги по вышеуказанным АМС по цене 40.000,00 р. без НДС в месяц за один объект (договоры с ОАО «Мегафон» № RT2011-09/007 от 01.12.2011 и RT2011-09/010 от 01.12.2011). Следовательно, налоговая база должна быть увеличена на сумму: 40 000 р. × 2 мес. × 2АМС = 160 000 р. Сумма налога к доначислению должна составлять 28 800 руб. Следовательно, доначисление НДС в размере 5 760 руб. является необоснованным.

Судом первой инстанции также правомерно не принята позиция инспекции о том, что право на вычет НДС по счетам-фактурам, выставленным ООО «РУСЭНЕРГОСБЫТ», Горьковская железная дорога – филиал ОАО «РЖД», ЗАО «МБЦ», Северо-Кавказская дирекция инфраструктуры СП Северо-Кавказской железной дороги – филиала ОАО «РЖД» не подтверждено,так как услуги, оказанные данными организациями, непосредственно связаны с АМС, находящимися у ЗАО «Русские Башни».

Отказ в налоговом вычете по НДС по указанному выше доводу правильно признан судом первой инстанции необоснованным в связи со следующим.

Налоговый орган в своем решении указывает на то, что счета-фактуры от поставщиков, по которым отказано в вычете, указаны в п. 1.3.3.2.1. акта налоговой проверки. При этом такого пункта в акте налоговой проверки нет.

Кроме того, если сложить суммы НДС по счетам-фактурам поставщиков, указанным на стр. 9-10 решения, то итоговая сумма НДС будет равна 139 879,87 руб., что на 51 957,13 руб. меньше, чем сумма отказа в налоговом вычете.

Заявитель представил в материалы дела копии документов по указанным выше поставщикам. Ссылки на которые приведены в обжалуемом решении суда первой инстанции.Все указанные выше договоры были заключены заявителем, а не ЗАО «Русские Башни». Также и все первичные документы по данным договорам были подписаны уполномоченными представителями именно заявителя.

Заявитель в материалы дела представил также акты по форме ОС-1 и карточки счета 01, которыми подтверждается принадлежность АМС  заявителю.

Необходимо также отметить, что налоговый орган, указывая на тот факт, что АМС, по которым были оказаны услуги, принадлежат не заявителю, а ЗАО «Русские Башни», не приводит ни одного доказательства в обоснование своего вывода.

Вместе с тем, как правильно отмечено судом первой инстанции, неприложение к акту проверки копий доказательств, собранных в ходе проверки, на которых основаны выводы проверяющих, лишает налогоплательщика права представить полноценные (более полные) возражения (объяснения), и, следовательно, в силу п. 14 ст. 101 НК РФ является безусловным основанием для признания судом решения налогового органа недействительным.

С учетом изложенного, суд первой инстанции пришёл к обоснованному выводу о том, что заявленные требования являются обоснованными и подлежат удовлетворению в полном объёме.

            Нормы материального права были правильно применены судом первой инстанции. Нарушений норм процессуального права, которые могли бы повлечь отмену судебного акта, судом не установлено.

Апелляционной инстанцией рассмотрены все доводы апелляционной жалобы, однако они не опровергают выводы суда, положенные в основу решения, и не могут служить основанием для отмены решения и удовлетворения апелляционной жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 110, 266 - 269, 271 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации

П О С Т А Н О В И Л:

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 05 декабря 2013 года по делу № А40-111750/13 оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления в полном объеме в Федеральный арбитражный суд Московского округа.

Председательствующий судья:                                                                 Н.О. Окулова

Судьи:                                                                                                                      В.Я. Голобородько

Р.Г. Нагаев

Телефон справочной службы суда – 8 (495) 987-28-00.