НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Четвёртого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2020 № 04АП-4501/20

Четвертый арбитражный апелляционный суд

улица Ленина, дом 100б, Чита, 672000, http://4aas.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г.Чита                                                                               Дело № А19-29730/2018

23 ноября 2020 года  

Резолютивная часть постановления объявлена 18 ноября 2020 года  

Полный текст постановления изготовлен 23 ноября 2020 года            

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Н. А. Корзовой, судей О. В. Монаковой, К. Н. Даровских, при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Е. Ю. Скубиевой,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу публичного акционерного общества «Сбербанк России» на определение Арбитражного суда Иркутской области от 03 августа 2020 года  по делу № А19-29730/2018.

по результатам рассмотрения заявления публичного акционерного общества «Сбербанк России»   (ОГРН 1027700132195, ИНН 7707083893, место нахождения: 117997, город Москва улица Вавилова, 19) к Филиппенко Людмиле Михайловне о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности

в деле по заявлению гражданки Гикавчук Эсьмиры Юсифовны (ИНН 381109560403, СНИЛС 061-136-228 17, дата рождения: 03.02.1981, место рождения: г. Иркутск, адрес: 664050, г. Иркутск) о признании ее банкротом.

В судебное заседание 18.11.2020 в Четвертый арбитражный апелляционный суд лица, участвующие в деле, не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом. Кроме того, они извещались о судебных заседаниях по данному делу судом первой инстанции, соответственно, были осведомлены о начавшемся процессе.  

Руководствуясь частью 3 статьи 156, статьей 123, частью 6 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие надлежащим образом извещенных лиц, участвующих в деле.

Судом установлены следующие обстоятельства.

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 14.01.2019 заявление гражданки Гикавчук Э.Ю. о признании ее банкротом признано обоснованным, в отношении  гражданки Гикавчук Э.Ю. введена процедура реструктуризации долгов гражданина. Финансовым управляющим утверждена арбитражный управляющий Уфимцева Людмила Викторовна.

Публичное акционерное общество «Сбербанк России» (далее – ПАО «Сбербанк России», банк, Сбербанк) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 АПК РФ, к Филиппенко Людмиле Михайловне заявлением  о признании недействительным соглашения об уплате алиментов от 08.10.2018, заключенного между Гикавчук Эсьмирой Юсифовной и Филиппенко Людмилой Михайловной; о применении последствий недействительности сделки в виде обязания Филиппенко Людмилы Михайловны вернуть в конкурсную массу Гикавчук Эсьмиры Юсифовны полученную по соглашению об уплате алиментов от 08.10.2018 сумму в размере 608 000 рублей за период с января 2019 года по июнь 2020 года.

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 03 августа 2020 года по делу № А19-29730/2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Публичное акционерное общество «Сбербанк России», не согласившись с определением суда, обратились в Четвертый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой.

В апелляционной жалобе (с учетом дополнений к ней)  публичное акционерное общество «Сбербанк России» указывает на то, что требования   Сбербанка в размере 1 213 475,48 руб. были включены в третью очередь реестра требований кредиторов Гикавчук Эьмиры Юсифовны.

Факт того, что гражданка Филиппенко Л.М. является матерью должника Гикавчук Э.Ю. и в силу правил пункта 3 статьи 19 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ (далее – Закон о банкротстве) относится к категории заинтересованных лиц по отношению к должнику.

Суд делает вывод, что действующее законодательство не устанавливает запрет на заключение соглашения об алиментах при наличии у плательщика алиментов признаков неплатежеспособности и кредиторской задолженности, а также не ставит в зависимость его заключение от указанных обстоятельств. Также судом указано, что в случае банкротства такого лица требование о взыскании алиментов обладает преференцией перед иными требованиями кредиторов (пункты 2, 3 статьи 213.27 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Сбербанк не согласен с данным выводом суда, так как суд не опровергает факт того, что на момент заключения соглашения об уплате алиментов должник обладал признаками неплатёжеспособности, при этом указывая на то, что нет зависимости в его заключении от обстоятельств банкротства гражданина.

Факт неплатежеспособности должника и недостаточности у него имущества на момент совершения оспариваемой сделки подтверждается материалами дела, а именно на момент совершения сделки 08.10.2018   у Гикавчук Э.Ю. имелись неисполненные обязательства перед ПАО «Сбербанк России», ПАО «Промсвязьбанк», ПАО «Азиатско-Тихоокеанский Банк», которые включены в реестр требований кредиторов Гикавчук Э.Ю.

Отмечает, что суд первой инстанции не учел, что должник не имел денежных средств в объеме, достаточном для удовлетворения требований кредиторов. Следовательно, на момент совершения оспариваемой сделки должник уже обладал признаками неплатежеспособности. Доказательств обратного в материалы дела не представлено.

Заявитель апелляционной жалобы считает, что сделка была совершена с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, была направлена на выведение имущества из конкурсной массы. Каких-либо доказательств, исключающих данные выводы или безусловно свидетельствующих об обратном, материалы дела не содержат.

Совокупность условий для признания оспариваемой сделки недействительной по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве материалами делами установлена.

С учетом указанных обстоятельств публичное акционерное общество «Сбербанк России» просит отменить определение Арбитражного суда Иркутской области от 03.08.2020 об отказе в удовлетворении заявления Сбербанка о признании сделки недействительной, вынести новое определение, признать недействительным соглашения об уплате алиментов от 08.10.2018, заключенное между Гикавчук Эсьмирой Юсифовной и Филипенко Людмилой Михайловной, применить последствия недействительности сделки в виде обязания Филипенко Людмилы Михайловны вернуть в конкурсную массу Гикавчук Эсьмиры Юсифовны полученную по соглашению об уплате алиментов от 8 октября 2018 г. сумму в размере 608 000 рублей.

Отзывы на апелляционную жалобу не поступил.

Рассмотрев доводы апелляционной жалобы, исследовав материалы дела, проверив правильность применения норм материального и соблюдения норм процессуального права в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между Гикавчук Э.Ю. (дочь) и Филиппенко Л.М (мать) заключено соглашение об уплате алиментов от 08.10.2018 № 38АА2752006, по условиям которого Гикавчук Э.Ю. обязалась выплачивать на содержание своей нетрудоспособной матери Филиппенко Л.М алименты ежемесячно в размере 38 000 рублей не позднее 25 числа каждого месяца в течение 10 лет (пункт 1). Выплата денежных средств производится безналичным путем посредством перевода на карту, открытую на имя Филиппенко Л.М (пункт 2).

Из представленных в материалы дела выписок по расчетному счету Филиппенко Л.М следует, что во исполнение обязательств по уплате алиментов в период с января 2019 года по июнь 2020 года Гикавчук Э.Ю. на счет Филиппенко Л.М перечислены денежные средства в общей сумме 608 000 рублей.

Конкурсный кредитор ПАО «Сбербанк России», оспаривая соглашение об уплате алиментов от 08.10.2018 № 38АА2752006 на основании  пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, полагая, что названное соглашение заключено заинтересованными лицами менее чем за 2 месяца до подачи Гикавчук Э.Ю. в арбитражный суд   заявления о признании ее банкротом, с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов и уменьшения конкурсной массы должника, обратился в суд первой инстанции с вышеуказанным заявлением.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходил из того, что установленный соглашением об уплате алиментов от 08.10.2018 размер алиментных обязательств должника Гикавчук Э.Ю. перед гражданкой Филиппенко Л.М. (нетрудоспособной матерью), является обоснованным и соразмерным принятым обязательствам исходя из установленных по делу фактических обстоятельств.

Суд указал, что сам факт того, что гражданка Филиппенко Л.М. является матерью должника Гикавчук Э.Ю. и в силу правил пункта 3 статьи 19 Закона о банкротстве относится к  категории заинтересованных лиц по отношению к должнику, не является безусловным основанием для признания судом факта совершения гражданами оспариваемой сделки с целью причинения вреда кредиторам должника, поскольку, как Гикавчук Э.Ю., так и Филиппенко Л.М., являются самостоятельными, совершеннолетними, дееспособными гражданами, проживающими раздельно, и не несущими друг за друга ответственность по обязательствам перед третьими лицами. Действующее законодательство не устанавливает запрет на заключение соглашения об алиментах при наличии у плательщика алиментов признаков неплатежеспособности и кредиторской задолженности, а также не ставит в зависимость его заключение от указанных обстоятельств.

С данными выводами суда первой инстанции соглашается апелляционный суд и полагает необходимым отметить следующее.

Согласно пункту 1 статьи 61.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»  от 26.10.2002 №127-ФЗ (далее - Закон о банкротстве) сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.

В силу пункта 1 статьи 213.32 Закон о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника-гражданина по основаниям, предусмотренным статьей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, может быть подано финансовым управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, а также конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер его кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его заинтересованных лиц.

Данное условие соблюдено, требование банка составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора.

В силу пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

В силу правовой позиции, указанной в  пункте 9 постановления  Пленума Высшего Арбитражного Суда  Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств (с учетом пункта 6 настоящего Постановления).

Судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Заявление о признании должника несостоятельным (банкротом) принято к производству суда 10.12.2018. Оспариваемое соглашение об уплате алиментов заключено 08.10.2018. Указанное означает, что по общему правилу,  для признания его недействительным достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Следовательно, оспариваемый договор должен быть квалифицирован в качестве подозрительной сделки.

В соответствии с правовой позицией, приведенной в  пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2018 № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан», внесудебное соглашение об уплате алиментов может быть признано недействительным по заявлению финансового управляющего, кредиторов должника, чьи требования признаны арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, обоснованными и по размеру отвечают критерию, указанному в пункте 1 статьи 213.32 Закона о банкротстве, в той части, в которой предоставление, причитающееся получателю алиментов, превосходит его разумно достаточные потребности, чем причиняется ущерб интересам иных кредиторов (статья 61.2 Закона о банкротстве, статьи 10 и 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Разрешая вопрос о недействительности соглашения об уплате алиментов по основаниям, связанным с нарушением этим соглашением прав и законных интересов кредиторов, арбитражный суд проверяет, была ли направлена сделка на достижение противоправных целей в момент ее совершения.

В свете данных разъяснений суд первой инстанции правомерно проверил сделку на наличие признаков, предусмотренных пунктами 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, статьи 10 и 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка).

Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Для признания сделки недействительной на основании указанной нормы не требуется, чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки, поэтому неравноценность встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки.

В соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

На основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве может быть оспорена также сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику на момент ее заключения было известно, что у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения.

Судам необходимо учитывать, что по правилам упомянутой нормы могут оспариваться только сделки, в принципе или обычно предусматривающие встречное исполнение; сделки же, в предмет которых в принципе не входит встречное исполнение (например, договор дарения) или обычно его не предусматривающие (например, договор поручительства или залога), не могут оспариваться на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, но могут оспариваться на основании пункта 2 этой статьи (разъяснения, приведенные в пункте 8 постановления  Пленума Высшего Арбитражного Суда  Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

В этой связи основания для применения пункта 1 статьи 61.2            Закона о банкротстве отсутствуют.

На основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Исходя из правовой позиции, указанной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).

Для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:

а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 настоящего Постановления).

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества

В силу разъяснений, изложенных в  пункте 6 постановления  Пленума Высшего Арбитражного Суда  Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» согласно абзацам второму - пятому пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:

а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым - пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абзацах тридцать третьем и тридцать четвертом статьи 2 Закона о банкротстве.

Неплатежеспособность - прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное (абзац тридцать четвертый статьи 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Недостаточность имущества - превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника (абзац тридцать третий статьи 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Для квалификации подобного рода сделки в качестве недействительной необходимо установить, что согласованный размер алиментов носил явно завышенный и чрезмерный характер, чем был причинен вред иным кредиторам гражданина. При этом необходимо исходить не из относительного (процентного) показателя согласованного сторонами размера алиментов, а из абсолютной величины выделенных должником  денежных средств  (для чего необходимо установить уровень доходов плательщика алиментов). В случае если такая сумма явно превышает разумно достаточные потребности лица, в пользу которого выплачиваются алименты,  в материальном содержании, то соглашение может быть признано недействительным в части такого превышения, но в любом случае с сохранением в силе соглашения в той части, которая была бы взыскана при установлении алиментов в судебном порядке (статья 81 Семейного кодекса Российской Федерации. Если же признак явного превышения размером алиментов уровня, достаточного для удовлетворения разумных потребностей, не доказан, то такое соглашение не может быть квалифицировано в качестве причиняющего вред остальным кредиторам должника (определение Верховного Суда Российской Федерации от 27.10.2017 N 310-ЭС17-9405 (1,2).

В соответствии с пунктом 1 статьи 87 Семейного кодекса Российской Федерации трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них.

Согласно положениям статьи 87 Семейного кодекса Российской Федерации при отсутствии соглашения об уплате алиментов алименты на нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей взыскиваются с трудоспособных совершеннолетних детей в судебном порядке. Размер алиментов, взыскиваемых с каждого из детей, определяется судом исходя из материального и семейного положения родителей и детей и других заслуживающих внимания интересов сторон в твердой денежной сумме, подлежащей уплате ежемесячно.

На основании статьи 99 Семейного кодекса Российской Федерации соглашение об уплате алиментов (размере, условиях и порядке выплаты алиментов) заключается между лицом, обязанным уплачивать алименты, и их получателем, а при недееспособности лица, обязанного уплачивать алименты, и (или) получателя алиментов - между законными представителями этих лиц. Не полностью дееспособные лица заключают соглашение об уплате алиментов с согласия их законных представителей.

В силу пункта 1 статьи 100 Семейного кодекса Российской Федерации соглашение об уплате алиментов заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. Согласно пункту 2 статьи 100 Семейного кодекса нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов имеет силу исполнительного листа.

Как правильно указал суд первой инстанции, представленное в материалы дела соглашение об уплате алиментов от 08.10.2018 заключено сторонами в письменной форме и удостоверено нотариусом. В силу положений статьи 103 Семейного кодекса Российской Федерации размер алиментов, уплачиваемых по соглашению об уплате алиментов, определяется сторонами в этом соглашении; размер алиментов, устанавливаемых по соглашению, не может быть ниже размера алиментов, который мог быть установлен в судебном порядке.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 104 Семейного кодекса Российской Федерации способы и порядок уплаты алиментов по соглашению об уплате алиментов определяются этим соглашением; алименты могут уплачиваться в долях к заработку и (или) иному доходу лица, обязанного уплачивать алименты; в твердой денежной сумме, уплачиваемой периодически; в твердой денежной сумме, уплачиваемой единовременно; путем предоставления имущества, а также иными способами, относительно которых достигнуто соглашение.

Как следует из представленных в материалы дела доказательств,  необходимость в заключении оспариваемого соглашения обусловлена состоянием здоровья нетрудоспособной гражданки Филиппенко Л.М (матери должника), являющейся инвалидом третьей группы, требующей постоянного ухода, получения медицинской помощи, в том числе покупки лекарственных препаратов, продуктов питания, оплаты услуг сиделки и иных текущих расходов (коммунальных услуг, оплата за квартиру, в которой проживает Филиппенко Л.М и тд.), что подтверждается справками, эпикризами и выписками лечебных учреждений, представленными в материалы дела, а также гражданско-правовым договором от 15.05.2018 на оказание услуг  сиделки, в соответствии с которым стоимость услуг сиделки составляет 25 000 рублей в месяц.

При этом, как установил суд первой инстанции,  ежемесячное денежное содержание Филиппенко Л.М. в виде страховой пенсии по старости согласно справке  УПФР  в  Ленинском  районе  города   Иркутска от 12.09.2019  составляет 8 970 рублей; в 2018 году (период совершения оспариваемой сделки) размер страховой пенсии по старости, подлежащей выплате ежемесячно, составлял 8 379 рублей 08 копеек и единовременная выплата по категории «Инвалид» (3 группа) – 998 рублей 32 копейки, иного подтвержденного надлежащими документальными доказательствами дохода гражданка Филиппенко Л.М не имеет.

С учетом данных обстоятельств суд первой инстанции обоснованно указал, что  критерием для установления третьей группы инвалидности является нарушение здоровья человека со II степенью выраженности стойких нарушений функций организма (в диапазоне от 40 до 60 процентов), обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами (пункт 13 Приказа Минтруда России от 27.08.2019 № 585н "О классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы" (зарегистрировано в Минюсте России 18.11.2019 № 56528).

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что в рассматриваемом случае необходимость заключения соглашения об алиментах накануне  подачи заявления о признании должника банкротом, с учетом приведенных обстоятельств, раскрыта и подтверждена документально, наличие у должника  намерения содержать своего нетрудоспособного, нуждающегося в помощи родителя исключительно в рамках соглашения об уплате алиментов обоснованно.

На основании изложенного, суд первой инстанции обоснованно указал, что оспариваемое соглашение не может быть признано недействительной сделкой на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

По общему правилу, добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются (пункт 5 статьи 10 ГК РФ).

В силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации (пункт 1 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Из пояснений должника и ответчика следует, что оспариваемое соглашение от 08.10.2018 заключено сторонами в целях обеспечения гарантированной финансовой поддержки нетрудоспособной нуждающейся в помощи матери.

В этой связи  исходя из материального и семейного положения должника Гикавчук Э.Ю. и ее матери Филиппенко Л.М., установленного в ходе судебного разбирательства факта нетрудоспособности последней, состояния здоровья Филиппенко Л.М., финансового состояния и потребностей в должном уходе, необходимостью получения медицинской помощи, приобретения дорогостоящих лекарственных средств, продуктов питания, суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о том, что соглашение об уплате алиментов от 08.10.2018 отвечает требованиям закона, а установленный на основании данного соглашения размер алиментных обязательств Гикавчук Э.Ю. перед Филиппенко Л.М. обоснован надлежащими, относимыми, допустимыми и достаточными доказательствами, поэтому отсутствуют основания и для признания оспариваемого соглашения по общим основаниям, предусмотренным статьями 10, 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Все остальные доводы заявителя апелляционной жалобы учтены судом апелляционной инстанции при принятии настоящего судебного акта, однако, существенного влияния  на выводы суда не имеют с учетом фактически установленных обстоятельств.

Нарушений норм материального и процессуального права при принятии обжалуемого судебного акта, которые в соответствии со статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могли бы повлечь его отмену, судом апелляционной инстанции не установлено, в связи с чем определение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения, апелляционная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. ст. 258, 268-272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л:

Определение Арбитражного суда Иркутской области от 03 августа 2020 года  по делу № А19-29730/2018 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение месяца в кассационном порядке в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа путем подачи кассационной жалобы через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья                                                      Н.А. Корзова

Судьи                                                                                               О.В. Монакова

                                                                                                                       К.Н. Даровских