НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление АС Ярославской области от 06.10.2020 № А82-1190/17

АРБИТРАЖНЫЙ СУД

ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

Кремль, корпус 4, Нижний Новгород, 603082

http://fasvvo.arbitr.ru/ E-mail: info@fasvvo.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда кассационной инстанции

Нижний Новгород

Дело № А82-1190/2017

07 октября 2020 года

Резолютивная часть постановления объявлена 06.10.2020.

Постановление в полном объеме изготовлено 07.10.2020.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Елисеевой Е.В. ,

судей Кузнецовой Л.В., Прытковой В.П.

при участии представителей

от Шмагина Сергея Владимировича: Леоновой А.С. по доверенности от 20.02.2018,

от государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов»:

Миронова Н.В. по доверенности от 08.10.2018

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы

конкурсного управляющего акционерного общества «Булгар банк» –

государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов»

и Шмагина Сергея Владимировича

на определение Арбитражного суда Ярославской области от 11.03.2020  и

на постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 17.07.2020

по делу № А82-1190/2017

по заявлению конкурсного управляющего акционерного общества «Булгар банк»

(ИНН: 1653017160, ОГРН: 1021600003160) –

государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов»

о признании сделок недействительными и

о применении последствий их недействительности

и   у с т а н о в и л :

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) акционерного общества «Булгар банк» (далее – АО «Булгар банк», Банк; должник) конкурсный управляющий должника – государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (далее – Агентство) обратился в Арбитражный суд Ярославской области с заявлением о признании недействительными сделками банковских операций по выдаче Шмагину Сергею Владимировичу (далее – кредитор) денежных средств 22.12.2016 в размере
2 150 000 рублей и 27.12.2016 в размере 20 242 рублей 68 копеек и о применении последствий недействительности сделок.

Заявление конкурсного управляющего основано на статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункте 2 статьи 61.2, пункте 2 статьи 61.3 и статье 189.40 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»
(далее – Закон о банкротстве).

Арбитражный суд Ярославской области определением от 03.10.2018, оставленным без изменения постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 06.03.2019, отказал в удовлетворении заявления конкурсного управляющего, исходя из недоказанности обстоятельств для признания спорных сделок недействительными.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа постановлением от 25.10.2019 отменил определение от 03.10.2018 и постановление от 06.03.2019 и направил спор на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, указав на неполное исследование судами материалов дела и на отсутствие надлежащей правовой оценки доводов сторон относительно вопроса выхода оспариваемых сделок за пределы обычной хозяйственной деятельности, а именно: об осведомленности Шмагина С.В. о финансовом состоянии Банка в момент совершения сделок, периодическом характере совершения подобных сделок, экономической обоснованности снятия денежных средств и о наличии денежных средств на иных счетах Шмагина С.В.

По результатам нового рассмотрения спора суд первой инстанции определением от 11.03.2020, оставленным без изменения постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 17.07.2020, признал недействительной сделкой банковскую операцию от 22.12.2016 по выдаче Шмагину С.В. со счета в АО «Булгар банк» денежных средств в размере 2 150 000 рублей на основании пункта 2 статьи 61.3 и статьи 189.40 Закона о банкротстве, применил последствия недействительности сделки в виде взыскания со Шмагина С.В. в пользу Банка 2 150 000 рублей и восстановления задолженности
АО «Булгар банк» перед кредитором по счету № 40817810610002201128 в указанном размере, а также взыскал с Банка в конкурсную массу должника проценты за пользование чужими денежными средствами, подлежащие начислению на сумму 2 150 000 рублей по ключевой ставке Банка России в размере 6 процентов годовых, с момента вступления в законную силу судебного акта по результатам рассмотрения настоящего спора до фактического погашения задолженности; отказал в удовлетворении остальной части требований, установив, что операция по выдаче Шмагину С.В. денежных средств от 27.12.2016 в размере 20 242 рублей 68 копеек в соответствии с разъяснениями, данными в десятом абзаце пункта 35.3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»   (далее
Постановление № 63), подпадает под действие страхования вкладов на сумму, не превышающую максимальный размер возмещения по такому страхованию.

Не согласившись с состоявшимися судебными актами в части отказа в признании недействительной сделкой банковской операции по выдаче кредитору денежных средств в сумме 20 242 рублей 68 копеек, Агентство обратилось в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить определение от 11.03.2020 и постановление от 17.07.2020 в обжалованной части и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что разъяснения, изложенные в десятом абзаце пункта 35.3 Постановления № 63, применимы лишь к платежам в безналичной форме. Указанные в пункте 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве презумпции применимы только в случае оспаривания расчетных и иных платежей, а не любых банковских операций; наличие картотеки к банковскому счету не может образовывать презумпцию при оспаривании сделок по выдаче наличных денежных средств добросовестным вкладчикам (клиентам) банка, следовательно, отсутствие картотеки к корреспондентскому субсчету филиала АО «Булгар банк», по которому осуществлена операция от 27.12.2016, не является основанием для отказа в признании недействительной сделкой банковской операции по снятию кредитором со счета наличных денежных средств.

По мнению Агентства, операции по выдаче Шмагину С.В. денежных средств от 22.12.2016 и 27.12.2016 представляют собой единую исполнительную сделку, сумма которой превышает порог страхового возмещения. Взаимосвязанные сделки направлены на достижение единой цели по выводу активов из кредитной организации в преддверии отзыва у нее лицензии, совершены заинтересованным по отношению к должнику лицом, осведомленным о его тяжелом финансовом положении. В материалы дела не представлено доказательств разумности и экономической целесообразности совершения банковской операции от 27.12.2016.

Шмагин С.В., не согласившись с судебными актами в части удовлетворенных требований, обратился в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить определение от 11.03.2020 и постановление от 17.07.2020 в обжалованной части и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объеме либо направить спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как полагает заявитель жалобы, при новом рассмотрении спора суды не выполнили указания окружного суда, данные в постановлении от 25.10.2019, и не дали надлежащей правовой оценки доводам кредитора о том, что на момент совершения спорных сделок Шмагин С.В. не являлся контролирующим должника лицом, завершил трудовые отношения с АО «Булгар банк» в 2011 году и 30.03.2016 вышел из состава Совета директоров Банка; снятые со счетов денежные средства были направлены на оплату поставленных товаров и выполненных работ; на иных счетах кредитора оставались денежные средства; банковские операции по внесению и снятию денежных средств носили периодический характер.

По мнению Шмагина С.В., снятие им с банковского счета 2 150 000 рублей одновременно со снятием со счетов в Банке денежных средств несколькими членами семьи бывшего председателя правления АО «Булгар банк» Гайнутдинова Т.Г. не свидетельствует об осведомленности кредитора о финансовых затруднениях должника, поскольку данные банковские операции не признаны недействительными сделками, каких-либо совместных действий Шмагина С.В. и Гайнутдинова Т.Г. суды не устанавливали; Гайнутдинов Т.Г., о правах и обязанностях которого принят судебный акт, не был привлечен к участию в деле в качестве третьего лица. Кроме того, 13.12.2016 Шмагин С.В. внес 4 150 000 рублей на счет в филиале «Булгар» АО «Булгар банк», перевел их на счет ПО «Амаль» в филиале «Казанский» Банка на условиях инвестирования на срок 12 месяцев и впоследствии истребовал лишь половину суммы, размещенной на счете ПО «Амаль», что подтверждает его неосведомленность о тяжелом финансовом положении должника. Таким образом,
Шмагин С.В. при снятии денежных средств с банковских счетов действовал исходя из собственных нужд, а не подозрений в неплатежеспособности Банка, и представил в материалы дела необходимые документы в подтверждение экономической обоснованности совершения спорных операций.

Агентство и Шмагин С.В. в письменных отзывах на кассационные жалобы и их представители в ходе судебного заседания поддержали позиции, приведенные в кассационных жалобах, и отклонили доводы противоположной стороны.

Иные лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационных жалоб, не обеспечили явку представителей в судебное заседание, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения жалоб в их отсутствие.

Законность определения Арбитражного суда Ярославской области от 11.03.2020 и постановления Второго арбитражного апелляционного суда от 17.07.2020 проверена Арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд округа проверяет правильность применения судом первой и апелляционной инстанций норм права, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Изучив представленные в дело доказательства, проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационных жалобах и в отзывах на них, и заслушав представителей Агентства и кредитора, суд округа не нашел правовых оснований для отмены обжалованных судебных актов.

Как следует из материалов дела, Шмагин С.В. (клиент) и АО «Булгар банк» 20.08.2015 заключили договор № Т000004882 об открытии и ведении текущего счета, по условиям которого Банк открыл клиенту текущий счет № 40817810610002201128 в валюте Российской Федерации и обязался принимать и зачислять на счет денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету, не связанных с осуществлением клиентом предпринимательской деятельности, в соответствии с требованиями Банка России и действующего законодательства Российской Федерации.

По данному договору со счета 22.12.2016 осуществлена выдача Шмагину С.В. денежных средств в размере 2 150 000 рублей, после чего остаток на счете составил
749 рублей 98 копеек.

Шмагин С.В. (клиент) и АО «Булгар банк» заключили договор от 15.12.2014
№ Т000004031 об открытии и ведении текущего счета, согласно которому Банк открыл клиенту текущий счет № 40817810800050000437 в валюте Российской Федерации и обязался принимать и зачислять на счет денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету, не связанных с осуществлением клиентом предпринимательской деятельности, в соответствии с требованиями Банка России и действующего законодательства Российской Федерации.

По данному договору со счета 27.12.2016 осуществлена выдача Шмагину С.В. денежных средств в размере 20 242 рублей 68 копеек, после чего остаток на счете составил 0,00 рублей.

Приказами Центрального Банка Российской Федерации от 16.01.2017 № ОД-73 и ОД-74 у АО «Булгар банк» отозвана лицензия на осуществление банковских операций, назначена временная администрация по управлению Банком.

Арбитражный суд Ярославской области определением от 01.02.2017 возбудил дело о несостоятельности (банкротстве) АО «Булгар банк»; решением от 02.03.2017 признал Банк несостоятельным (банкротом), открыл в отношении его имущества конкурсное производство и возложил функции конкурсного управляющего должника на Агентство.

Посчитав, что банковские операции привели к оказанию предпочтения
Шмагину С.В., как одному из кредиторов Банка, и направлены на причинение вреда имущественным правам иных кредиторов должника, Агентство оспорило законность данных сделок на основании статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 61.2, пункта 2 статьи 61.3 и статьи 189.40 Закона о банкротстве.

Суды первой и апелляционной инстанций не нашли оснований для признания сделок по выдаче Шмагину С.В. денежных средств недействительными в соответствии со статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.В указанной части лица, участвующие в деле, судебные акты не обжаловали.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 61.3 и статьей 189.40 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора в течение одного месяца до даты назначения Банком России временной администрации по управлению кредитной организацией, может быть признана арбитражным судом недействительной, если она влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения в удовлетворении требований этого кредитора перед другими кредиторами.

По общему правилу ответчик по заявлению о признании предпочтительной сделки недействительной имеет право возражать по мотиву совершения данной сделки в рамках обычной хозяйственной деятельности (пункт 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве).

Особенность оспаривания сделок при банкротстве кредитных организаций заключается в том, что, помимо признаков предпочтения, обязанность доказать выход сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности (нетипичность сделки) по общему правилу изначально возлагается на заявителя, в рассматриваемом случае – на конкурсного управляющего (пункт 4 статьи 189.40 Закона о банкротстве). Такое регулирование обусловлено тем, что появление у банка в предбанкротный период финансовых затруднений не исключает возможности осуществления до определенного момента обычной хозяйственной деятельности. При этом на стороне ответчика, являющегося контрагентом банка, всегда будут возникать объективные сложности в представлении доказательств, подтверждающих соответствующий критический момент приостановки операций из-за недостатка ликвидности.

Вместе с тем согласно пункту 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве предполагается (пока не доказано иное), что сделка вышла за пределы обычной хозяйственной деятельности при наличии хотя бы одного из следующих условий:

1) оспариваемый платеж был осуществлен кредитной организацией через корреспондентский счет (субсчет) с нарушением очередности, установленной Гражданским кодексом Российской Федерации, при наличии других распоряжений клиентов, номинированных в той же валюте и не исполненных в срок из-за недостаточности денежных средств на указанном корреспондентском счете (субсчете) этой кредитной организации, либо если доказано, что клиент, осуществивший оспариваемый платеж, или получатель платежа знал о наличии других таких неисполненных распоряжений по иному корреспондентскому счету (субсчету) этой кредитной организации;

2) клиент или получатель платежа является заинтересованным либо контролирующим лицом по отношению к кредитной организации;

3) назначение либо размер оспариваемого платежа существенно отличается от ранее осуществленных клиентом платежей с учетом его предшествующих отношений с кредитной организацией, и клиент не может представить разумные убедительные обоснования этого платежа, и размер платежа или совокупность платежей клиента, совершенных в течение одного операционного дня, превысили один миллион рублей, а для платежей, совершенных в иностранной валюте, превысили сумму, эквивалентную одному миллиону рублей по курсу Центрального банка Российской Федерации, установленному на дату платежа.

Предусмотренные в пункте 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве презумпции выхода сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности являются опровержимыми. Бремя доказывания совокупности условий, составляющих любую из презумпций, лежит на оспаривающем сделку лице. Бремя опровержения данных презумпций и доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, лежит на другой стороне сделки.

При этом следует учесть, что в пункте 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве не приведен исчерпывающий перечень всех случаев выхода сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности, а установлены только соответствующие презумпции. Поэтому о выходе сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности могут свидетельствовать иные обстоятельства, в том числе указанные в пункте 35.3 Постановления № 63, в частности, если клиент ввиду аффилированности с сотрудниками кредитной организации располагал недоступной другим информацией о делах кредитной организации и в момент совершения оспариваемого платежа знал о вероятном принятии в ближайшем будущем Банком России решения об отзыве (аннулировании) у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций.

В силу первого и второго абзацев пункта 2 статьи 19 Закона о банкротстве заинтересованными лицами по отношению к должнику – юридическому лицу признаются руководитель должника, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе указанные лица, освобожденные от своих обязанностей в течение года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве или до даты назначения временной администрации финансовой организации (в зависимости от того, какая дата наступила ранее).

В рассмотренном случае спорные банковские операции совершены 22.12.2016 и 27.12.2016, то есть в течение одного месяца до даты отзыва у АО «Булгар банк» лицензии и назначения Банком России временной администрации по управлению Банком (16.01.2017).

Суды установили, что Шмагин С.В. вышел из состава Совета директоров Банка в пределах года до даты назначения временной администрации, то есть по смыслу пункта 2 статьи 19 Закона о банкротстве на момент совершения спорных сделок являлся заинтересованным по отношению к должнику лицом. После выхода из Совета директоров АО «Булгар банк» Шмагин С.В. заключил с Банком договор срочного банковского вклада для сотрудников от 17.10.2016, по условиям которого Банк принял от кредитора, как своего сотрудника, на срочный вклад денежные средства на льготных условиях. Одновременно со Шмагиным С.В. 22.12.2016, накануне перечисления Банком                          179,2 миллиона рублей в качестве вывода активов на счет ООО «Нордгрупп» по договорам цессии от 15.12.2016 и 22.12.2016, со счетов в Банке сняли денежные средства в крупном размере иные аффилированные с ним лица – близкие родственники бывшего председателя правления АО «Булгар банк» Гайнутдинова Т.Г., после чего у Банка возникли затруднения с проведением операций клиентов. Из предписаний Банка России от 22.04.2016, 28.12.2016, 30.12.2016 и 10.01.2017 о принятии в отношении АО «Булгар банк» ограничительных мер, следует существенное снижение оборотов и остатков денежных средств на корреспондентском счете Банка, в том числе на субсчетах его филиалов, открытых в структурных подразделениях Банка России. Согласно отчетности по форме 0409350 по состоянию на 29.12.2016 имелся значительный объем неисполненных Банком требований кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам. После доначисления временной администрацией резервов пассивы (обязательства) Банка превышали его активы на 914 168 000 рублей; на дату отзыва лицензии стоимость активов Банка составляла 531 369 000 рублей при обязательствах в размере 1 445 537 000 рублей.

С учетом изложенного суды пришли к выводу о том, что АО «Булгар банк» по состоянию на 22.12.2016 обладал признаками неплатежеспособности и недостаточности имущества, о чем Шмагин С.В., как аффилированное по отношению к должнику лицо, был осведомлен.

Как установили суды, требования Шмагина С.В. по договорам банковского счета подлежали включению в состав первой очереди реестра требований кредиторов должника в порядке очередности, предусмотренной в подпункте 2 пункта 3 статьи 189.92 Закона о банкротстве. При этом на дату совершения спорных банковских операций у АО «Булгар банк» имелись неисполненные денежные обязательства перед иными кредиторами, требования которых впоследствии были включены в первую очередь реестра требований кредиторов Банка; денежных средств на иных счетах у Шмагина С.В. фактически не имелось. Установить факт расходования кредитором на оплату поставленных товаров и выполненных работ именно снятых со счетов денежных средств не представляется возможным.

Установив, что банковская операция от 22.12.2016 по выдаче Шмагину С.В. денежных средств в размере 2 150 000 рублей привела к предпочтительному удовлетворению его требований относительно требований иных кредиторов должника, выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, суды правомерно признали данную операцию недействительной сделкой на основании пункта 2 статьи 61.3 и статьи 189.40 Закона о банкротстве.

Между тем суды не усмотрели оснований для признания недействительной сделки по выдаче Шмагину С.В. 27.12.2016 денежных средств в размере 20 242 рублей 68 копеек.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в абзаце десятом пункта 35.3 Постановления № 63, не может быть признан недействительным на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве платеж, произведенный по счету (вкладу) физического лица, на который распространяется страхование вкладов, на сумму, не превышающую максимальный размер возмещения по такому страхованию, если после такого платежа на счете (вкладе) не осталось денежных средств.

Суды приняли во внимание совершение указанной сделки на незначительную сумму, не превышающую страхового возмещения в размере 1 400 000 рублей, установленном Федеральным законом от 23.12.2003 № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации», после чего денежных средств на счете кредитора № 40817810800050000437 не осталось. При этом Шмагин С.В. сумму страхового возмещения не получил.

Таким образом, с учетом приведенных разъяснений Постановления № 63, оспариваемая сделка от 27.12.2016 могла быть признана недействительной лишь в размере, превышающем установленный размер страхового возмещения (1 400 000 рублей).

Довод Агентства о том, что операции по выдаче Шмагину С.В. денежных средств от 22.12.2016 и 27.12.2016 представляют собой единую исполнительную сделку, обоснованно отклонен судом апелляционной инстанции со ссылкой на совершение двух сделок неоднотипного характера в различных структурных подразделениях Банка, в одном из которых при этом отсутствовала картотека к корреспондентскому субсчету.

Ссылка Агентства в обоснование приведенных доводов на судебную практику не может быть принята во внимание, поскольку названные заявителем жалобы судебные акты приняты по делам, обстоятельства которых не идентичны обстоятельствам, установленным в рамках настоящего спора.

Довод Шмагина С.В. о неправильной оценке судами представленных доказательств подлежит отклонению, поскольку вопрос относимости, допустимости и достоверности доказательств разрешается судами первой и апелляционной инстанций в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств спора и входит в круг вопросов, рассмотрение которых не относится к компетенции суда, рассматривающего дело в порядке кассационного производства.

Не может быть принят во внимание и довод Шмагина С.В. о неправомерном непривлечении судом первой инстанции к участию в споре в качестве третьего лица бывшего председателя правления АО «Булгар банк» Гайнутдинова Т.Г., о правах и обязанностях которого, по мнению кредитора, принят судебный акт.

Суд первой инстанции правильно определил круг лиц, участвующих в деле, и правомерно не усмотрели оснований, предусмотренных частью 1 статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для привлечения к участию в обособленном споре Гайнутдинова Т.Г. в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. Правоотношения Банка, Шмагина С.В. и Гайнутдинова Т.Г. не входили в предмет исследования в рамках настоящего обособленного спора, суды не сделали каких-либо выводов о правах и обязанностях последнего, что исключает необходимость привлечения его к участию в данном споре.

Суд округа не выявил допущенных судами двух инстанций процессуальных нарушений, которые привели к принятию неправильных судебных актов, в связи с чем могли бы являться основанием для их отмены (часть 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Доводы заявителей кассационных жалоб свидетельствуют об их несогласии с установленными по делу фактическими обстоятельствами и с оценкой судами доказательств. Переоценка доказательств и установленных судами предыдущих инстанций фактических обстоятельств дела в силустатьи 286Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

Обжалованные судебные акты приняты при правильном применении норм права, содержащиеся в них выводы не противоречат установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии счастью 4 статьи 288Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных актов, суд округа не установил.

Кассационные жалобы не подлежат удовлетворению.

Согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статье 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации государственная пошлина за рассмотрение кассационных жалоб относится на заявителей.

Руководствуясь статьями 286, 287 (пунктом 1 части 1) и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Ярославской области от 11.03.2020 и постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 17.07.2020 по делу № А82-1190/2017 оставить без изменения, кассационные жалобы конкурсного управляющего акционерного общества «Булгар банк» – государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» и Шмагина Сергея Владимировича без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

           Председательствующий

Е.В. Елисеева

Судьи

Л.В. Кузнецова

В.П. Прыткова