НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление АС Волго-Вятского округа от 22.06.2020 № А11-9529/16

145/2020-6610(1)

АРБИТРАЖНЫЙ СУД
ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

Кремль, корпус 4, Нижний Новгород, 603082 

 http://fasvvo.arbitr.ru/ E-mail: info@fasvvo.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда кассационной инстанции 

Нижний Новгород Дело № А11-9529/2016 

Резолютивная часть постановления объявлена 22.06.2020.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе: 

председательствующего Новикова Ю.В.,  судей Бердникова О.Е., Шутиковой Т.В., 

при участии представителей
от заявителя: Романова А.В., доверенность от 22.03.2019,

от заинтересованного лица: Мартынова Н.В., доверенность от 14.01.2020 (до перерыва),  Шуровой Н.А., доверенность от 14.01.2020 (после перерыва), 

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы
общества с ограниченной ответственностью «БЕКО» и

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 13 по Владимирской области 

на решение Арбитражного суда Владимирской области от 29.12.2018 и
на постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2019
по делу № А11-9529/2016

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «БЕКО»
(ИНН: 7804157910, ОГРН: 1027802512671)

о признании частично недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной  налоговой службы № 13 по Владимирской области от 16.06.2016 № 5 

и у с т а н о в и л :

общество с ограниченной ответственностью «БЕКО» (далее – Общество) обратилось в Арбитражный суд Владимирской области с заявлением, уточненным в порядке, установленном в статье 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании незаконным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по  крупнейшим налогоплательщикам по Владимирской области (в настоящее время Межрай- онная инспекция Федеральной налоговой службы № 13 по Владимирской области; далее –  Инспекция) от 16.06.2016 № 5 о привлечении к ответственности за совершение налогового 


правонарушения в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Владимирской области (далее – Управление) от 26.09.2016 № 13-15-05/10088@ и решения  Федеральной налоговой службы от 28.02.2017 № СА–4-9/3635@. 

Решением суда от 29.12.2018 заявленное требование удовлетворено частично: решение Инспекции признано недействительным в части доначисления 29 394 695 рублей налога на добавленную стоимость, 29 963 372 рублей налога на прибыль организаций,  91 282 403 рублей налога на имущество, а также соответствующих сумм пеней и штрафов.  В удовлетворении остальной части заявленного требования отказано. 

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2019 решение  Арбитражного суда Владимирской области оставлено без изменения. 

Общество и Инспекция не согласились с принятыми судебными актами и обрати- лись в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационными жалобами. 

Инспекция считает, что суды неправильно применили статьи 169, 171, 172, 252  Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) и постановление Пленума  Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».  По мнению налогового органа, совокупность представленных им доказательств подтвер- ждает создание Обществом формального документооборота с ООО «Мэрдин Плюс», ООО  «Мэрдин Стар» и ООО «Рус. ЛЛС» в цельях завышения расходов и уменьшения подлежа- щего уплате налога на прибыль при отсутствии реальных сделок с данными контрагента- ми. Данные организации осуществляли деятельность исключительно в интересах налогоплательщика. Подписи в актах, выставленных от имени указанных организаций, выполнены не Дал Мехмет Шахом, а иным лицом. 

Общество считает, что суды неправильно применили нормы материального и процессуального права. Налогоплательщик указывает на то, что страховые премии по договору комплексного страхования коммерческих кредитов соответствуют критериям, установ- ленным в статье 252 Кодекса, подлежат учету в составе расходов при исчислении налога  на прибыль на основании подпункта 7 пункта 1 статьи 263 Кодекса, поскольку объектом  страхования являются имущественные интересы, страхование которых относится к иму- щественному страхованию (статья 929 Гражданского кодекса Российской Федерации). По  мнению Общества, суммы безнадежной дебиторской задолженности подлежат учету в составе внереализационных расходов в периоде проведения инвентаризации, поэтому правомерно учтены при определении налоговой базы за 2013 год. Суд первой инстанции не- верно указал на то, что представленные Обществом первичные документы не могут слу- жить надлежащими доказательствами отгрузки продукции спорным контрагентам и воз- никновения дебиторской задолженности. Налоговый орган, установив неправомерное  включение безнадежной дебиторской задолженности в состав расходов за 2013 год, обязан  был учесть спорные расходы при определении суммы убытков прошлых лет. Налогоплательщик на основании статьи 283 Кодекса вправе перенести убытки на будущее и в силу  пункта 1 статьи 54 Кодекса вправе исправить ошибку прошлых лет в текущем налоговом  периоде. Общество не согласно с выводом судов о завышении расходов по амортизации  административно-бытовых зданий для работников предприятия, поскольку данные объекты правомерно учтены в составе пятой амортизационной группы. Спорные здания приоб- ретены как сборно-разборные, допускающие перемещение и последующую неоднократ- ную сборку. Перенос зданий без фундаментов возможен ввиду отсутствия жесткой нераз- рывной связи с фундаментом. Регистрация права собственности, получение разрешений на  строительство и на ввод в эксплуатацию носят заявительный характер и не подтверждают  наличие у спорных объектов признаков недвижимого имущества. Подведенные к зданиям  коммуникации не входят в их состав и являются самостоятельными объектами. Несораз-


мерность ущерба назначению зданий при их переносе суды не исследовали. Налоговый орган не провел экспертизу по вопросу наличия у спорных объектов признаков объекта не- движимости. 

Общество в отзыве на кассационную жалобу Инспекции указало на отсутствие оснований для отмены принятых судебных актов в части, обжалуемой налоговым органом. 

Инспекция в отзыве на кассационную жалобу указала на законность решения и постановления судов первой и апелляционной инстанций в части, обжалуемой Обществом. 

В порядке, установленном в статье 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, определением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от  02.03.2020 произведена замена судьи Бердникова О.Е. на судью Новикова Ю.В., рассмотрение кассационных жалоб определено в составе председательствующего Новикова Ю.В.,  судей Шемякиной О.А., Шутиковой Т.В. 

Определением суда от 23.03.2020 произведена замена судьи Шемякиной О.А. на су- дью Бердникова О.Е. 

После замены судей рассмотрение кассационных жалоб начато с начала.

Рассмотрение кассационных жалоб откладывалось в порядке статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации до 15.06.2020 (определения Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.03.2020, 24.03.2020, 23.04.2020, 20.05.2020). 

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской  Федерации в судебном заседании 15.06.2020 объявлялся перерыв до 13 часов 15 минут  22.06.2020. 

Представитель налогового органа в судебных заседаниях поддержал доводы кассационной жалобы и указал на отсутствие оснований для отмены принятых судебных актов в  части, обжалуемой налогоплательщиком. 

Представитель Общества в судебном заседании подержал доводы, изложенные в  кассационной жалобе, и отзыве на кассационную жалобу Инспекции. 

Законность принятых судебных актов проверена Арбитражным судом Волго- Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. 

Как установили суды, и это не противоречит материалам дела, Инспекция провела  выездную налоговую проверку в отношении ООО «БЕКО» по вопросам правильности ис- числения и своевременности уплаты налогов, в том числе налога на прибыль организаций,  налога на добавленную стоимость за период с 01.01.2012 по 31.12.2013, по результатам ко- торой составила акт от 25.01.2016 № 1. 

Рассмотрев материалы проверки и возражения налогоплательщика, налоговый орган  принял решение от 16.06.2016 № 5 о привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной пунктами 1, 3 статьи 122 Кодекса, в  виде штрафа в общей сумме 22 899 551 рубля. Данным решением налогоплательщику  предложено уплатить налоги в общей сумме 174 546 060 рублей и соответствующие суммы пеней, а также уменьшить налог на прибыль организаций, завышенный на 18 256 481  рубль с учетом включения в расходы доначисленного налога на имущество организаций,  уменьшить излишне возмещенный налог на добавленную стоимость в размере 9 792 524  рублей и внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета, в том числе уменьшить остаток неперенесенного убытка по налогу на прибыль организаций за 2011 год на 2 500 000 рублей. 

Решением Управления от 26.09.2016 № 13-15-05/10088@ и решением Федеральной  налоговой службы от 28.02.2017 № СА-4-9/3635@ апелляционная жалоба Общества частично удовлетворена. 


ООО «БЕКО» не согласилось с решением Инспекции в редакции решений Управления и Федеральной налоговой службы и обратилось в арбитражный суд с заявлением о  признании решения налогового органа частично недействительным. 

Руководствуясь статьями 11, 38, 143, 146, 168, 171, 172, 247, 252, 256, 258, 259,  259.1, 263, 265, 266, 270, 272, 313 Кодекса, статьями 2, 63, 128, 130, 929–933 Гражданского  кодекса Российской Федерации, статьями 1, 50, 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации, статьями 11, 30 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», статьей 4 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», Законом Российской  Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 № 1 «О клас- сификации основных средств, включаемых в амортизационные группы», пунктом 26 По- ложения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденным приказом Министерства финансов Российской Федерации от  29.07.1998 № 34н, определениями Конституционного Суда Российской Федерации от  24.01.2008 № 33-О-О и от 05.03.2009 № 468-О-О, постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными  судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», суд первой  инстанции удовлетворил заявленное Обществом требование частично. 

Первый арбитражный апелляционный суд дополнительно руководствовался статьей  253 Кодекса, статьей 223 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 8, 12  Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», оставил решение  Арбитражного суда Владимирской области без изменения. 

Рассмотрев кассационные жалобы, Арбитражный суд Волго-Вятского округа при- шел к следующим выводам. 

В силу статьи 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций (далее в главе 25 Кодекса – налог) признается прибыль, полученная налогоплательщиком. 

Прибылью в целях главы 25 Кодекса признается для российских организаций, не  являющихся участниками консолидированной группы налогоплательщиков, – полученные  доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса. 

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Кодекса в целях главы 25 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса). 

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в  случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные)  налогоплательщиком. 

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты,  оценка которых выражена в денежной форме. 

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвер- жденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской  Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового обо- рота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведе- ны соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произ- веденные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, про- ездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления  деятельности, направленной на получение дохода. 


Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 1 постановления от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения  налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – Постановление № 53) разъяснил, что  представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформ- ленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды (получения налогового вычета, уменьшения налоговой базы)  является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в таких документах, неполны, недостоверны или противоречивы. 

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, ес- ли для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным  экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономиче- скими или иными причинами (целями делового характера) (пункт 3 Постановления № 53). 

Суды установили и материалам дела не противоречит, что в ходе проверки Инспекция пришла к выводу о неправомерном включении в состав расходов при исчислении  налога на прибыль за 2012 – 2013 годы затрат по договорам возмездного оказания услуг,  заключенным с ООО «Мэрдин Плюс», ООО «Мэрдин Стар», ООО «Рус. ЛЛС» (далее –  группа «Мэрдин»), в общей сумме 131 130 525 рублей. 

Общество в обоснование расходов представило договоры по оказанию услуг по  предоставлению работников для выполнения сборочных операций и акты выполненных  работ. 

В отношении договоров налоговый орган установил, что они составлены только на  русском языке (в то время как иные договоры составляются на двух языках), их тексты за  один и тот же период идентичны, в реквизитах указан ИНН ООО «Мэрдин Плюс». Акты  приемки-сдачи работ не содержат детализации выполненных работ (исполнитель, место,  сроки выполнения работ). 

Инспекция установила, что в Едином государственном реестре налогоплательщиков  в качестве основного вида деятельности контрагентов указана организация перевозок гру- зов; руководителем организаций является Дал Мехмет Шах; организации не имеют имущества и транспортных средств, документы по запросу налогового органа не представили,  применяли упрощенную систему налогообложения; согласно анализу движения денежных  средств по расчетным счетам значительная часть денежных средств поступала от Общества и иных взаимозависимых организаций с назначениями платежа «оплата по счету за  погрузочно-разгрузочные работы», «пополнение оборотных средств на ведение хозяй- ственной деятельности» и «возврат оборотных средств», впоследствии значительная часть  денежных средств обналичивалась или поступала на карточку руководителя группы «Мэрдин». 

Акты выполненных работ, счета, счета-фактуры составляли Ракова О.В. и Гришухи- на Л.Н., которые числились в спорных организациях, но их рабочее место находилось на  территории Общества. 

Дал Мехмет Шах в ходе допроса пояснил, что в 2012 – 2013 годах работал на территории ООО «БЕКО», но числился генеральным директором ООО «Мэрдин Плюс»,  ООО «Мэрдин Стар», ООО «Рус. ЛЛС», которые созданы по предложению Общества для  уменьшения налогов и в целях избежания проблем с миграционной службой; подтвердил  снятие денежных средств с расчетных счетов и их частичную передачу третьим лицам по  просьбе ООО «БЕКО». 

На основании изложенного Инспекция пришла к выводам о том, что акты приемки- сдачи работ не подтверждают осуществление расходов по услугам предоставления персо- нала, движение денежных средств направлено на перераспределение оборотных средств  между организациями, имеющими единую схему управления расчетными счетами, что в 


совокупности свидетельствует о создании Обществом схемы для получения необоснованной налоговой выгоды в виде завышения расходов, учитываемых в целях налогообложения.  

Исследовав и оценив представленные в дело доказательства в совокупности и взаи- мосвязи, приняв во внимание регистрацию спорных контрагентов задолго до взаимоотно- шений с налогоплательщиком, наличие у них трудовых ресурсов для исполнения заклю- ченных с Обществом договоров и уплату ими страховых взносов за работников (в основ- ном иностранных граждан), осуществление организациями расходов, характерных для ре- альной хозяйственной деятельности, суды пришли к выводу о том, что налоговый орган не  опроверг реальность исполнения указанными организациями договоров, а также не дока- зал, что работников данных контрагентов нанимало непосредственно Общество либо что  работы выполнены силами работников налогоплательщика. 

При таких обстоятельствах, установив, что достоверность представленных Обществом первичных документов не опровергнута, суды правомерно указали на отсутствие  оснований для признания полученной ООО «БЕКО» налоговой выгоды необоснованной и  признали решение Инспекции недействительным в данной части. 

Доводы Инспекции, изложенные в кассационной жалобе, не опровергают сделанные  судами выводы, направлены на переоценку доказательств и установленных судом факти- ческих обстоятельств дела, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса  Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции. 

Кассационная жалоба Инспекции не подлежит удовлетворению.

Согласно пункту 2 статьи 38 Кодекса под имуществом в Кодексе понимаются виды  объектов гражданских прав (за исключением имущественных прав), относящихся к иму- ществу в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. 

В соответствии с пунктом 1 статьи 263 Кодекса расходы на обязательное и добровольное имущественное страхование включают страховые взносы по всем видам обяза- тельного страхования, а также по следующим видам добровольного имущественного страхования: добровольное страхование иного имущества, используемого налогоплательщиком при осуществлении деятельности, направленной на получение дохода (подпункт 7);  другие виды добровольного имущественного страхования, если в соответствии с законодательством Российской Федерации такое страхование является условием осуществления  налогоплательщиком своей деятельности (подпункт 10). 

В пункте 6 статьи 270 Кодекса установлено, что при определении налоговой базы не  учитываются расходы в виде взносов на добровольное страхование, кроме взносов, указанных в статьях 255, 263 и 291 Кодекса. 

Как следует из подпункта 3 пункта 2 статьи 929 Гражданского кодекса Российской  Федерации по договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахо- ваны следующие имущественные интересы: риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в  том числе риск неполучения ожидаемых доходов – предпринимательский риск (статья  933). 

Суды установили, что Инспекция в ходе проверки пришла к выводу о том, что Общество в 2012 – 2013 годах в нарушение пункта 1 статьи 252, пункта 6 статьи 270, подпункта 10 пункта 1 статьи 263 Кодекса неправомерно учло в составе расходов 16 773 561  рубль затрат на страхование коммерческих кредитов по договору комплексного страхования коммерческих кредитов от 11.01.2011 № 2888250/14-11, заключенному с ЗАО «Кофас  Рус Страховая Компания», так как данный вид страхования не включен в перечень видов  добровольного страхования, расходы по которым учитываются при исчислении налоговой 


базы по налогу на прибыль организаций. Общество также перенесло убыток в сумме  2 500 000 рублей, составляющий расходы в виде страховых взносов по договорам страхования коммерческих (торговых) кредитов за 2011 год. 

Суды правомерно указали на то, что страхование коммерческих (торговых) кредитов  не является обязательным видом страхования. 

Предпринимательский риск, который может быть застрахован, является признаком  предпринимательской деятельности и не подпадает под понятие «имущество». Страхование коммерческих кредитов является страхованием имущественного права и не относится  к видам добровольного страхования, расходы на которые учитываются для целей налогообложения прибыли организаций в силу статьи 263 Кодекса. 

На основании изложенного суды правомерно отказали в признании недействительным решения Инспекции в данной части. 

Довод Общества о том, что объектом страхования по спорному договору являются  имущественные интересы, страхование которых относится к имущественному страхова- нию (статья 929 Гражданского кодекса Российской Федерации), был предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций и получил надлежащую правовую оценку. 

В соответствии с пунктом 2 статьи 253 Кодекса расходы, связанные с производством  и (или) реализацией, подразделяются на: материальные расходы; расходы на оплату труда;  суммы начисленной амортизации; прочие расходы. 

Согласно пункту 1 статьи 256 Кодекса амортизируемым имуществом в целях главы 25 Кодекса признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные  объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на  праве собственности (если иное не предусмотрено главой 25 Кодекса), используются им  для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации.  Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования  более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 40 000 рублей. 

Амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных  активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика. Срок полезного  использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями  настоящей статьи и с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правитель- ством Российской Федерации (пункт 1 статьи 258 Кодекса). 

На основании пункта 3 статьи 258 Кодекса амортизируемое имущество объединяет- ся в амортизационные группы: пятая группа – имущество со сроком полезного использования свыше 7 лет до 10 лет включительно; седьмая группа – имущество со сроком полезного использования свыше 15 лет до 20 лет включительно. 

Классификация основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвер- ждается Правительством Российской Федерации (пункт 4 статьи 258 Кодекса). 

На основании пункта 9 статьи 258 Кодекса налогоплательщик имеет право включать  в состав расходов отчетного (налогового) периода расходы на капитальные вложения в  размере не более 10 процентов (не более 30 процентов – в отношении основных средств,  относящихся к третьей – седьмой амортизационным группам) первоначальной стоимости  основных средств (за исключением основных средств, полученных безвозмездно), а также  не более 10 процентов (не более 30 процентов – в отношении основных средств, относящихся к третьей – седьмой амортизационным группам) расходов, которые понесены в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевоору-


жения, частичной ликвидации основных средств и суммы которых определяются в соответствии со статьей 257 Кодекса. 

В пункте 4 статьи 259 Кодекса установлено, что начисление амортизации по объектам амортизируемого имущества, в том числе по объектам основных средств, права на которые подлежат государственной регистрации в соответствии с законодательством Российской Федерации, начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором  этот объект был введен в эксплуатацию, независимо от даты его государственной регистрации. 

Согласно пункту 1 статьи 259.1 Кодекса при установлении налогоплательщиком в  учетной политике для целей налогообложения линейного метода начисления амортизации,  а также при применении линейного метода начисления амортизации в отношении объектов амортизируемого имущества в соответствии с пунктом 3 статьи 259 Кодекса применя- ется порядок начисления амортизации, установленный настоящей статьей. 

В силу пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации к недви- жимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки,  участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых  без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения,  объекты незавершенного строительства. 

В соответствии с Классификацией основанных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от  01.01.2002 № 1, к седьмой амортизационной группе относятся деревянные, каркасные и  щитовые, контейнерные, деревометаллические, каркасно-обшивные и панельные, глино- битные, сырцовые, саманные и другие аналогичные здания. 

Суды установили и материалам дела не противоречит, что Общество 24.12.2012 вве- ло в эксплуатацию административно-бытовые здания. Данные объекты учтены в составе  основных средств и признаны амортизируемым имуществом, относящимся к 5 амортизационной группе со сроком полезного использования 120 месяцев. Амортизационные от- числения по административно-бытовым зданиям включены в состав расходов по налогу на  прибыль с декабря 2012 года. 

Инспекция в ходе проверки по результатам анализа актов приемки в эксплуатацию  законченного строительством объекта, оформленных на административно-бытовые здания  для работников предприятия (АБК 1-5), установила, что фундамент зданий представляет  собой ленточный монолит, наружные и внутренние стены выполнены в виде стеновых па- нелей по стальному каркасу, перекрытия сборные металлические, крыша шатровая, кровля  из профнастила. 

Налоговый орган пришел к выводу о том, что наличие у административно-бытовых  зданий монолитного ленточного фундамента свидетельствует о невозможности разобрать  и передвинуть их, в связи с чем административно-бытовые здания для работников предприятия за инвентарными номерами 1020026, 1020027, 1020028, 1020029, 1020030,  1020008, 1020031 подлежат учету в составе седьмой амортизационной группы. 

Исследовав и оценив представленные в дело доказательства в совокупности и взаи- мосвязи, в том числе разрешения на строительство и ввод объектов в эксплуатацию, тех- нические паспорта, приняв во внимание, что налогоплательщик при приемке в эксплуатацию административно-бытовых зданий определил первую группу капитальности, являю- щейся группой, в которую входят здания, созданные из наиболее прочных материалов, за- регистрировал право собственности на спорные объекты, согласно проектной документа- ции возможность перемещения спорных объектов основных средств без ущерба их назначению отсутствует, а также учитывая, что передвижные и временные строения не являются предметом технической инвентаризации в порядке, применяемом для объектов капи-


тального строительства (пункт 1.5 Рекомендаций по технической инвентаризации и регистрации зданий гражданского назначения, принятых Росжилкоммунсоюзом 01.01.1991),  суды пришли к выводу, что спорные здания являются объектами капитального строительства, неразрывно связаны с участком, на котором возведены, и не могут быть свободно пе- ремещены. Принадлежность данных зданий к сборно-разборным и передвижным объектам  опровергается представленными в дело доказательствами. 

На основании изложенного суды правомерно указали на отсутствие оснований для  отнесения административно-бытовых зданий к сборно-разборным и передвижным объектам и для учета их в составе пятой амортизационной группы, что привело к завышению в  составе расходов амортизационных отчислений по данным объектам. Кроме того, с учетом  положений пункта 1 статьи 259 Кодекса и даты ввода объектов в эксплуатацию  (24.12.2012) основания для учета амортизационных отчислений в составе расходов в де- кабре 2012 года отсутствовали. 

Доводы Общества о наличии оснований для отнесения спорных зданий к пятой  амортизационной группе были предметом рассмотрения судов первой и апелляционной  инстанций и отклонены на основе оценки представленных в дело доказательств. Установ- ленные судами фактические обстоятельства и сделанные на их основе выводы соответ- ствуют материалам дела, им не противоречат и не подлежат переоценке судом кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. 

Согласно пункту 1 статьи 265 Кодекса в состав внереализационных расходов, не  связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. 

В целях главы 25 Кодекса к внереализационным расходам приравниваются убытки,  полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, суммы  безнадежных долгов, а в случае, если налогоплательщик принял решение о создании ре- зерва по сомнительным долгам, суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств  резерва (подпункт 2 пункта 2 статьи 265 Кодекса). 

На основании пункта 2 статьи 266 Кодекса безнадежными долгами (долгами, нере- альными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым ис- тек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с  гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его  исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации. 

Суды установили и материалам дела не противоречит, что Инспекция в ходе проверки пришла к выводу о том, что Общество в 2013 году неправомерно включило в состав  внереализационных расходов 15 387 302 рубля дебиторской задолженности ООО «Дельта- Трейд», ООО «ЕвроКонтур-Мир», ООО «Народный магазин «Норд», ООО «Технобайк»,  ООО «Уральский Вал», ликвидированных в 2010 – 2011 годах. 

Отказывая в признании решения Инспекции недействительным в данной части, су- ды правомерно указали на то, что основания для списания во внереализационные расходы  безнадежных долгов возникают в том налоговом периоде, когда наступили обстоятельства,  с которыми налоговое законодательство связывает право на уменьшение налогооблагае- мой прибыли на сумму безнадежных долгов (в данном случае – исключение юридических  лиц из Единого государственного реестра юридических лиц). 

Неисполнение Обществом установленной в статьях 8, 12 Федерального закона от  21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» обязанности по проведению инвентаризации обязательств в 2010 и 2011 годах не может рассматриваться в качестве основания для  невключения дебиторской задолженности ликвидированной организации в состав внереа-


лизационных расходов того налогового периода, в котором произошла ликвидация организаций. 

На основании изложенного суды пришли к выводу о том, что Общество неправомерно включило в состав внереализационных расходов в 2013 году дебиторскую задол- женность. 

При этом суд первой инстанции отклонил довод Общества о необходимости перене- сения убытков предприятия на 2013 год в случае списания спорных долгов в расходы в  2010 – 2011 годах, указав, что определение периода списания убытков прошлых лет является правом налогоплательщика (пункт 2 статьи 283 Кодекса) и налоговый орган не имеет  права самостоятельно за налогоплательщика определить период списания. 

В суде апелляционной инстанции ООО «БЕКО» также указывало на то, что налоговый орган, установив завышение расходов по налогу на прибыль в 2013 году на сумму неправомерно включенных в состав внереализационных расходов сумм безнадежной ко  взысканию дебиторской задолженности, должно было определить действительный размер  налоговых обязательств и исследовать вопрос о занижении расходов исходя из наличия у  Общества неперенесенного на проверяемый период убытка прошлых лет. Суд апелляционной инстанции в постановлении правовой оценки данному доводу не дал. 

Вместе с тем суды не учли следующее.

Согласно пункту 2 статьи 87 Кодекса целью камеральной и выездной налоговых  проверок является контроль за соблюдением налогоплательщиком, плательщиком сборов,  плательщиком страховых взносов или налоговым агентом законодательства о налогах и  сборах. 

В ходе рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель  руководителя) налогового органа устанавливает, совершало ли лицо, в отношении которого был составлен акт налоговой проверки (участник (участники) консолидированной группы налогоплательщиков), нарушение законодательства о налогах и сборах (подпункт 1  пункта 5 статьи 101 Кодекса). 

В соответствии с пунктом 8 статьи 101 Кодекса в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совер- шенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они  установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, под- тверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение  о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые  правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные  правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявлен- ной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф. 

На основании пункта 1 статьи 283 Кодекса налогоплательщики, понесшие убыток  (убытки), исчисленный в соответствии с главой 25 Кодекса, в предыдущем налоговом периоде или в предыдущих налоговых периодах, вправе уменьшить налоговую базу текуще- го отчетного (налогового) периода на всю сумму полученного ими убытка или на часть  этой суммы (перенести убыток на будущее). 

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в  определении от 28.02.2020 № 309-ЭС19-21200, установленный законодательством о налогах и сборах порядок должен обеспечивать надлежащую реализацию прав и законных ин- тересов налогоплательщиков в правовом государстве, что предполагает обязанность руководителя (заместителя руководителя) налогового органа провести всестороннюю и объек- тивную проверку обстоятельств, влияющих на вывод о наличии недоимки (суммы налога, 


не уплаченной срок), не ограничиваясь содержанием налоговой декларации, установить  действительный размер налоговой обязанности, в том числе при разумном содействии  налогоплательщика – с учетом сведений и документов, представленных им с возражения- ми на акт налоговой проверки и в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки в соответствии с пунктом 6 статьи 100, пунктом 4 статьи 101 Налогового кодекса

Иное бы не отвечало вытекающему из пункта 2 статьи 22 Налогового кодекса прин- ципу добросовестности налогового администрирования, не допускающему создание фор- мальных условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону (определения  Верховного Суда Российской Федерации от 16.02.2018 № 302-КГ17-16602, от 03.08.2018   № 305-КГ18-4557, от 30.09.2019 № 305-ЭС19-9969), и отказ в осуществлении прав налогоплательщиков только по формальным основаниям, не связанным с существом реализуемо- го права, по мотивам, обусловленным лишь удобством налогового администрирования  (определение Верховного Суда Российской Федерации 14.03.2019 № 301-КГ18-20421). 

Таким образом, при оценке законности доначисления налогов по результатам налоговой проверки значение имеет правильность определения недоимки налоговым органом,  исходя из обстоятельств, которые были установлены в ходе налоговой проверки и давали  основания для уменьшения суммы налога, а также обстоятельств, которые могли быть  установлены при добросовестном исполнении своих обязанностей должностными лицами  налогового органа и содействии налогоплательщика в их установлении. 

При оценке законности решения Инспекции суды, установив, что дебиторская за- долженность подлежала учету в составе внереализационных расходов в 2010 – 2011 годах,  не учли, что данное обстоятельство не исключает необходимость учета данных расходов в  той мере, в какой они имеют отношение к налоговым периодам, охваченным выездной  налоговой проверкой, с учетом права на перенос убытков прошлых лет (статья 283 Кодекса), и не исследовали данные обстоятельства. 

Суд первой инстанции в обоснование отказа в признании решения Инспекции недействительным по данному эпизоду также указал на то, что представленные Обществом  первичные документы не подтверждают отгрузку продукции налогоплательщиком в адрес  контрагентов (отсутствие подписи контрагентов в счетах-фактурах, отметок в получении  груза, неполные сведения в доверенностях). 

В то же время суд первой инстанции установил, что определением Арбитражного  суда Иркутской области от 15.07.2010 по делу № А19-19998/09-37 требования ООО  «БЕКО» в сумме 2 007 173 рублей включены в реестр требований кредиторов ООО «Тех- нобайк» в третьей очереди, а также, что в материалах дела в отношении дебиторской задолженности имеются акты сверок за 2009 год (за исключением ООО «Уральский Вал»). 

Суд кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации полномочиями по оценке и исследованию доказательств не  обладает. 

С учетом изложенного и на основании пункта 3 части 1 статьи 287 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации судебные акты в части отказа в признании недействительным решения Инспекции в отношении эпизода по включению в состав  внереализационных расходов дебиторской задолженности в общей сумме 15 387 302 рублей подлежат отмене, дело в указанной части – направлению на новое рассмотрение в Арбитражный суд Владимирской области. 

При новом рассмотрении суду первой инстанции следует с учетом приведенной по- зиции Верховного Суда Российской Федерации проверить доводы Общества о правильно- сти определения размера налоговых обязательств, приняв во внимание установленное в  статье 283 Кодекса право налогоплательщика на перенос убытка прошлых лет, и дать  оценку законности решения Инспекции в данной части, оценив при этом доводы налого-


плательщика о доказанности материалами дела размера дебиторской задолженности лик- видированных юридических лиц. 

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288  Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основани- ями для отмены принятых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено. 

Разрешение вопроса о распределении расходов по государственной пошлине по кассационной жалобе Общества следует поручить Арбитражному суду Владимирской области, поскольку в соответствии с пунктом 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается арбитражным судом,  вновь рассматривающим дело. 

Руководствуясь статьями 287 (пункт 3 части 1), 288 (часть 1) и 289 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа 

ПОСТАНОВИЛ:

кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «БЕКО» удовлетворить  частично. 

Решение Арбитражного суда Владимирской области от 29.12.2018 и постановление  Первого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2019 по делу № А11-9529/2016 от- менить в части отказа в признании недействительным решения Межрайонной инспекции  Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Владимирской  области от 16.06.2016 № 5 о привлечении к ответственности за совершение налогового  правонарушения в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Владимирской области от 26.09.2016 № 13-15-05/10088@ и решения Федеральной налоговой  службы от 28.02.2017 № СА–4-9/3635@ в отношении эпизода по включению в состав внереализационных расходов дебиторской задолженности в общей сумме 15 387 302 рублей. 

Направить дело в указанной части на новое рассмотрение в Арбитражный суд Владимирской области. 

В остальной части решение Арбитражного суда Владимирской области от  29.12.2018 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2019  оставить без изменения, кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной  налоговой службы № 13 по Владимирской области – без удовлетворения. 

 Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжа- ловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превы- шающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном в статье 291.1  Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. 

 Председательствующий  Ю.В. Новиков 

 Судьи  О.Е. Бердников  Т.В. Шутикова