НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление АС Уральского округа от 04.09.2017 № А76-13779/16

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

Ленина проспект, д. 32/27, Екатеринбург, 620075

http://fasuo.arbitr.ru

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

№ Ф09-5119/17

Екатеринбург

11 сентября 2017 г.

Дело № А76-13779/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 04 сентября 2017 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 11 сентября 2017 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Кангина А.В.,

судей Новиковой О.Н., Шавейниковой О.Э.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Разиной Д.Ф., рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Ниязгуловой Алены Николаевны на постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2017 по делу № А76-13779/2016 Арбитражного суда Челябинской области.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

Судебное заседание проведено с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Челябинской области. Материальный носитель видеозаписи приобщен к материалам дела.

В судебном заседании в помещении Арбитражного суда Уральского округа принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью «Кир Роял» (далее – общество «Кир Роял») - Кулешов Н.В. (доверенность от 10.08.2016).

В судебном заседании в помещении Арбитражного суда Челябинской области принял участие представитель Ниязгуловой А.Н. - Абдувалиев Р.А. (доверенность от 23.01.2017).

Общество «Кир Роял» обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском о взыскании с Ниязгуловой А.Н. убытков в размере 11 931 352 руб. 07 коп. (с учетом уточнения исковых требований, принятого судом первой инстанции в порядке, предусмотренном ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением Арбитражного суда Челябинской области от 27.02.2017 (судья Скрыль С.М.) в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2017 (судьи Ершова С.Д., Калина И.В., Хоронеко М.Н.) решение суда первой инстанции от 27.02.2017 отменено, исковые требования удовлетворены частично; с Ниязгуловой А.Н. в пользу общества «Кир Роял» взыскано 5 837 879 руб. 24 коп. убытков. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Ниязгулова А.Н. просит постановление суда апелляционной инстанции от 27.06.2017 в части удовлетворения исковых требований в размере 5 837 879 руб. 24 коп. отменить, решение суда первой инстанции оставить в силе, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в материалах дела доказательствам.

Заявитель кассационной жалобы считает, что судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм ст. 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, приведшие к принятию неверного решения. В обоснование данного довода Ниязгулова А.Н. указывает, что представленный расчет убытков по налоговым периодам 2009-2015, приобщенный судом апелляционной инстанции к материалам дела, по существу является уточнением оснований иска, в связи с чем в соответствии с положениями ст. 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не мог быть принят судом апелляционной инстанции. Противоположный вывод апелляционного суда, по мнению заявителя жалобы, является несостоятельным, так как указанный расчёт убытков изменяет фактические основания иска путём определения сумм и периодов их возникновения. Ниязгулова А.Н. полагает, что определение периодов возникновения убытков является существенным основанием исковых требований, формулируемых исключительно в суде первой инстанции, поэтому в силу ч. 3 ст. 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не могут приняты судом апелляционной инстанции.

Ниязгулова А.Н. также отмечает, что представленные обществом «Кир Роял» документы датированы 2008-2011 и имелись у истца на момент подачи иска, однако доказательств невозможности их представления в суд первой инстанции он не представил, как и не заявил при рассмотрении дела в суде первой инстанции ни ходатайство о приобщении дополнительных документов, ни ходатайство об их истребовании. Заявитель кассационной жалобы обращает внимание на то, что определениями от 17.08.2016 и от 07.12.2016 суд первой инстанции неоднократно предлагал истцу представить расчет исковых требований и расчет убытков, т.е. таким образом истец имел не только возможность, но и обязанность по представлению дополнительных документов, в связи с чем приобщение дополнительных документов только в суде апелляционной инстанции является злоупотребление правом.

Ниязгулова А.Н. также считает, что судом апелляционной инстанции неверно применены нормы ст. 196, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации о пропуске срока исковой давности, так как суд применил этот срок только к требованиям о взыскании убытков за период с 2009 г. по 2012 г., а к убыткам, возникшим за период с 01.01.2013 по 02.06.2013, срок исковой давности применен не был.

Кроме того, заявитель кассационной жалобы полагает, что судом апелляционной инстанции неверно применены нормы ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как истец не доказал наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчика и причиненными обществу убытками, размер которых в сумме 11 931 352 руб. 07 коп. не подтвержден соответствующими доказательствами.

По утверждению Ниязгуловой А.Н., является несостоятельной ссылка апелляционного суда на п. 4 ст. 29 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», согласно которому при смене руководителя организации должна обеспечиваться передача документов бухгалтерского учета организации, поскольку согласно указанному пункту, передача документов бухгалтерского учета определяется организацией самостоятельно; ни уставом общества, ни в иных документах общества не предусмотрена обязанность осуществить передачу бухгалтерской документации путем подписания акта приема-передачи документов, и в связи с этим документы были переданы без подписания акта приема-передачи.

Заявитель жалобы утверждает, что апелляционным судом в нарушение ст. 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не приняты во внимание иные доводы Ниязгуловой А.Н. о том, что истцом не представлены доказательства получения денежных средств ответчиком, исковые требования направлены на злоупотребление правом, а истец фактически не осуществляет какой-либо деятельности, не находится по юридическому адресу, в связи с чем у неё отсутствовала возможность передать документацию общества «Кир Роял».

Рассмотрев доводы заявителя кассационной жалобы, проверив законность обжалуемого судебного акта в соответствии со ст. 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции оснований для его отмены не установил.

Как установлено судами и следует из материалов дела, общество «Кир Роял» зарегистрировано в качестве юридического лица при его создании 15.10.2009 за основным государственным регистрационным номером 1097423000597, участниками общества являлись Ниязгулова (ранее Казакова) Алена Николаевна с долей участия в размере 45% уставного капитала и Акуленок Евгения Вячеславовна с долей участия в размере 55% уставного капитала.

Директором общества «Кир Роял» с даты его создания по 18.09.2015 являлась Ниязгулова А.Н., что подтверждается приказом о приеме на работу от 21.09.2009, протоколом от 01.12.2011 № 2 и не оспаривается сторонами.

Согласно протоколу внеочередного общего собрания участников от 18.09.2015 № 1 директором общества назначен Попов Д.С.

Ниязгулова А.Н. подала 22.09.2015 заявление о выходе из состава участников общества «Кир Роял», которое получено истцом 23.11.2015.

Ссылаясь на то, что в результате действий Ниязгуловой А.Н. обществу «Кир Роял» причинены убытки в размере 11 931 352 руб. 07 коп., истец обратился 03.06.2016 в арбитражный суд с рассматриваемым иском.

Возражая против предъявленных требований, Ниязгулова А.Н. ссылалась на то, что истцом не доказан факт проведения ревизии, не представлено документальных доказательств, в которых отражены эти результаты. Ответчик считает, что истцом не подтвержден размер убытков, отсутствуют доказательства получения именно ею, как директором, денежных средств в заявленном размере. Также Ниязгулова А.Н. указала на недоказанность недобросовестного поведения директора и возникновения у общества в связи с этим убытков, при этом заявила ходатайство о пропуске истцом срока исковой давности.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что инвентаризационная опись от 21.09.2015 составлена с нарушением требований к её оформлению, установленных приказом Минфина РФ от 13.06.1995 № 49 (ред. от 08.11.2010) «Об утверждении Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств», и в связи с этим не принял указанный документ в качестве допустимого доказательства. Суд также согласился с возражениями ответчика в отношении реестра документов, подтверждающих расчеты наличными денежными средствами; непредставления истцом доказательств получения денежных средств ответчиком, его недобросовестности, а также недоказанности размера убытков, поскольку расчет истца не подтвержден первичными документами, принял заявление ответчика о пропуске истцом срока исковой давности.

Суд апелляционной инстанции, действуя в рамках своих полномочий, предусмотренных ч. 1 ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, повторно рассмотрел дело по имеющимся в деле доказательствам и дополнительно представленным при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства доказательствам (в ходе апелляционного производства были приобщены все представленные истцом дополнительные документы), не согласился с выводами суда первой инстанции и решение суда первой инстанции отменил исходя из следующего.

В силу ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещение причиненных убытков является универсальной мерой гражданско-правовой ответственности за неправомерные действия. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Лицо, входящее в состав органов юридического лица (единоличный исполнительный орган - директор, генеральный директор) обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации). В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

В силу п. 2 ст. 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об обществах с ограниченной ответственностью) единоличный исполнительный орган общества несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

При определении оснований и размера ответственности единоличного исполнительного органа общества должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 3 ст. 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

В соответствии со ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Суд апелляционной инстанции признал, что наличие у общества «Кир Роял» убытков в сумме 11 931 352 руб. 07 коп., причиненных Ниязгуловой А.Н. в период исполнения ею обязанностей единоличного исполнительного органа названного юридического лица, истец обосновал представленным расчетом.

В соответствии со справкой общества с ограниченной ответственностью «Парус» (далее – общество «Парус») от 08.04.2016 за период с 27.04.2010 по 21.09.2015 продажи по кассовому аппарату № 0130501, зарегистрированному в налоговом органе 27.04.2010, составили 53 314 417 руб. 04 коп., возвраты - 242 539 руб. 06 коп.

Согласно выписке публичного акционерного общества Банка конверсии «Снежинский» по лицевому счету общества «Кир Роял» за период с 21.09.2009 по 21.09.2015 на расчетный счет общества поступили денежные средства в сумме 38 364 490 руб. 46 коп., израсходовано - 38 264 621 руб. 84 коп.

По расчету истца доход общества за период с 21.09.2009 по 21.09.2015 составил 56 355 199 руб. 05 коп., из которых: 53 071 877 руб. 90 коп. - наличная выручка от продаж за период работы ответчика в должности директора, 3 283 321 руб. 07 коп. - поступления на расчетный счет, не связанные с торговой деятельностью.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в их взаимосвязи и совокупности, суд апелляционной инстанции установил, что будучи в указанный период директором общества «Кир Роял», Ниязгулова А.Н. была достоверно осведомлена об индивидуализирующих признаках используемого в торговой деятельности кассового аппарата; контрагенте, осуществлявшем его техническое и программное обслуживание, размере выручки; и в случае несогласия с представленными истцом данными о размере выручки не была лишена возможности их опровергнуть путем представления иных сведений, полученных самостоятельно или с помощью суда. Однако такие действия ответчиком не совершены, по существу ответчик уклонился от их опровержения.

Суд апелляционной инстанции отметил, что расчет расходной части деятельности общества, истец произвел самостоятельно. Так, истец по сведениям о движении денежных средств по расчетному счету, исходя из назначения платежей, подтвержденное расходование денежных средств в сумме 35 297 312 руб. 09 коп. связал с деятельностью общества. На основе расчетов общества по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование, истец учел в расходной части затраты общества на выплату заработной платы за период 2010-2015 годы в сумме 563 123 руб. 80 коп.

Кроме того, истцом учтены расходы общества на текущую деятельность наличными денежными средствами в общей сумме 7 862 525 руб. 17 коп. Согласно пояснениям истца, указанная сумма установлена на основании обнаруженных в помещении магазина документов. Перечень документов, подтверждающих расчеты наличными денежными средствами на указанную сумму, содержит сведения о дате составления документа, сумме расхода и контрагенте.

Согласно инвентаризационной описи от 21.09.2015 в магазине «Дионис» имеется 790 наименований товара на сумму в продажных ценах 540 703 руб. 98 коп., наличные денежные средства в кассе и в сейфе в сумме 42 313 руб. 32 коп.

Согласно выписке банка остаток денежных средств на расчетном счете составил 117 868 руб. 62 коп.

Таким образом, по расчету истца, ответчик не подтвердил документально расходование денежных средств в сумме 11 931 352 руб. 07 коп. (поступило в общество 56 355 199 руб. 05 коп., подтвержденный расход - 43 722 961 руб. 06 коп., товарный и денежный остаток - 700 855 руб. 92 коп.).

Принимая во внимание изложенное, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что представленные истцом документы достаточно и достоверно подтверждают получение обществом в вышеназванный период денежных средств на расчетный счет и в кассу общества в сумме 56 355 199 руб. 05 коп. и общество вправе проверить обоснованность их расходования в процессе хозяйственной деятельности на основе первичных бухгалтерских документов.

В соответствии с п. 4 ст. 32 и ст. 40 Закона об обществах с ограниченной ответственностью руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества. В целях осуществления своих полномочий директор имеет доступ ко всей документации, связанной с деятельностью общества, и как его исполнительный орган, отвечает за сохранность документов.

Обязанность по организации ведения бухгалтерского учета и ответственность за сохранность первичных документов бухгалтерского учета и регистров бухгалтерского учета в течение не менее пяти лет возложена на руководителя организации нормами статей 7, 9 и 29 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете».

В силу п. 2 ст. 50 Закона об обществах с ограниченной ответственностью общество хранит документы по месту нахождения его единоличного исполнитель-ного органа или в ином месте, известном и доступном участникам общества.

Пунктом 4 ст. 29 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» предусмотрено, что при смене руководителя организации должна обеспечиваться передача документов бухгалтерского учета организации. Порядок передачи документов бухгалтерского учета определяется организацией самостоятельно.

На основании подп. 8 п. 1 ст. 23 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики обязаны в течение четырех лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, в том числе документов, подтверждающих получение доходов, осуществление расходов (для организаций и индивидуальных предпринимателей), а также уплату (удержание) налогов.

В случае смены единоличного исполнительного органа общества, печать, учредительные документы, бухгалтерская отчетность и иная документация, необхо-димые для осуществления руководства текущей деятельностью общества, подлежат передаче вновь избранному (назначенному) исполнительному органу общества.

Проанализировав представленные в материалы дела доказательства, суд апелляционной инстанции правильно установил, что в обязанность Ниязгуловой А.Н., как единоличного исполнительного органа общества «Кир Роял», входило обеспечение сохранности всех документов, имеющих отношение к обществу, и передача указанных документов новому руководителю общества, но допустимых и достоверных доказательств исполнения указанной обязанности Ниязгуловой А.Н. в материалы дела не представлено; документы в отношении финансово-хозяйственной деятельности общества, в том числе кассовая книга, Ниязгуловой А.Н. после ее увольнения и выхода из общества новому директору или второму участнику в установленном порядке не переданы; требование общества от 07.04.2016 о передаче документации, в том числе договоров, документации по реализации, по поставкам (счета-фактуры, накладные, журналы счетов), бухгалтерские отчеты и ведомости, учетные регистры, кассовая документация, оставлено ответчиком без ответа.

Принимая во внимание вышеизложенное, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном ст. 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела документы, пояснения участвующих в деле лиц, суд апелляционной инстанции также установил, что какими-либо доказательствами (в том числе показаниями свидетелей) названные обстоятельства ответчик не опроверг.

Кроме того, суд апелляционной инстанции верно отметил, что, обладая должной компетенцией, Ниязгулова А.Н. не могла не знать о наличии у нее обязанности передать новому руководителю общества товарно-материальные ценности и финансово-хозяйственную документацию, и действуя разумно и осмотрительно, должна была оформить передачу имущества и документации составлением соответствующего акта.

Между тем, установив, что инвентаризационная опись от 21.09.2015, отражающая товарный остаток и остаток наличных денежных средств, подписана Ниязгуловой А.Н. без возражений, суд апелляционной инстанции заключил, что недостатки проведения инвентаризации, в случае их наличия, в рассматриваемом споре значения не имеют, так как Ниязгулова А.Н. своей подписью на документе подтвердила достоверность изложенных в нем сведений и не опровергала их при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Как следует из разъяснений, изложенных в п. 4, 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» согласно п. 5 ст. 393 Гражданского кодекса Российской Федерации суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков, включая упущенную выгоду, определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

По смыслу статей 15 и 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков, и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (ст. 404 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается.

Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков.

Вина должника в нарушении обязательства предполагается, пока не доказано обратное. Отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства доказывается должником (п. 2 ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно п. 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов управления юридического лица» недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.

Если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно, и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.) и представить соответствующие доказательства.

По результатам исследования и оценки представленных в материалы дела доказательств в их совокупности, исходя из конкретных обстоятельств дела, суд апелляционной инстанции правильно признал, что истец, заявляя требование о взыскании с ответчика убытков в размере 11 931 352 руб. 07 коп., достоверно документально подтвердил сумму выручки от деятельности общества «Кир Роял», с разумной степенью достоверности произвел расчет убытков, приняв во внимание установленные и связанные с деятельностью общества расходы.

При этом установив, что ответчик в свою очередь уклонился по существу от опровержения требований истца, и в судебное заседание Ниязгулова А.Н. не явилась, личные пояснения относительно обстоятельств хранения и передачи документов, расходования денежных средств при значительности заявленной суммы суду не дала и о помощи в сборе доказательств, подтверждающих экономически обоснованное и с разумной целью расходование денежных средств общества «Кир Роял», к суду не обращалась, а формальные её возражения о недостатках в оформлении представленных истцом документов не исключают удовлетворение иска, в том числе и при доказанности возражений, с учетом того, что истец подтвердил общую сумму полученных в распоряжение руководителя денежных средств, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований.

Согласно ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности устанавливается в три года.

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 в случаях, когда соответствующее требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором.

Суд апелляционной инстанции, принимая во внимание обстоятельства рассматриваемого дела, руководствуясь положениями ст. 34 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, сделал правильный вывод о том, что контролирующий общество участник, добросовестно и осмотрительно реализующий свои корпоративные права, должен обладать информацией о деятельности общества не позднее окончания финансового года и составления соответствующей отчетности (01 апреля года, следующего за отчетным) и принимать меры к проверке полученных сведений.

Таким образом, признав, что обоснованность расходов общества должна была быть проверена вторым участником (55% уставного капитала) за 2010 год – не позднее апреля 2011 года, за 2011 год - не позднее апреля 2012 года, за 2012 год – не позднее апреля 2013 года, за 2013 год - не позднее апреля 2014 года, за 2014 год – не позднее апреля 2015 года и за 2015 год - при смене руководителя; установив, что исковое заявление о взыскании убытков подано 03.06.2016, суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что срок исковой давности по требованию о взыскании убытков, возникших за период 2009-2012 годы, истцом пропущен.

Между тем, принимая во внимание, что в рассматриваемом случае установлено наличие всей совокупности условий, необходимых для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности: противоправность поведения ответчика, не представившего первичные документы, подтверждающие расходование денежных средств общества; наличие и размер понесенных убытков, вина, а также причинная связь между противоправностью поведения ответчика и наступившими убытками; установив, что сумма убытков (разница в выручке и сумме подтвержденных расходов по расчетному счету и наличными денежными средствами) по расчету истца за 2013 год составила - 1 911 264 руб. 14 коп., за 2014 год - 2 976 499 руб. 10 коп., за 2015 год - 1 933 752 руб. 01 коп., всего: 6 821 515 руб. 25 коп.; на дату увольнения Ниязгуловой А.Н. остаток денежных средств на расчетном счете составил 117 868 руб. 62 коп., товарный и денежный остаток - 583 017 руб. 30 коп.; начислено на выплату заработной платы за указанный период 282 750 руб. 09 коп., в том числе: в 2013 году - 92 246 руб. 21 коп., в 2014 году - 118 479 руб. 37 коп., в 2015 году - 72 024 руб. 51 коп. (расчет указан в иске и не оспорен); по расчету суда сумма убытков общества за период 2013-2015 годы составляет 5 837 879 руб. 24 коп.; учитывая, что в остальной части требования истцом пропущен срок исковой давности, и это является основанием для отказа в иске, суд апелляционной инстанции правомерно взыскал спорную сумму убытков в размере 5 837 879 руб. 24 коп.

Таким образом, удовлетворяя заявленные требования частично, суд апелляционной инстанции исходил из совокупности установленных по делу обстоятельств и доказанности материалами дела заявленных требований в удовлетворенной части всей совокупности условий, необходимых для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, а также из отсутствия доказательств, свидетельствующих об ином (ст. 9, 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Выводы апелляционного суда соответствуют установленным им обстоятельствам, имеющимся доказательствам и нормам материального права, подлежащим применению к спорным правоотношениям.

Доводы заявителя жалобы о неправомерном приобщении апелляционным судом к материалам дела дополнительных доказательств, представленных истцом, подлежат отклонению. Принятие дополнительных доказательств судом апелляционной инстанции не может служить основанием для отмены постановления суда апелляционной инстанции. Вместе с тем, непринятие судом апелляционной инстанции новых доказательств при наличии к тому оснований, предусмотренных в ч. 2 ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, может, в силу ч. 3 ст. 288 данного Кодекса, являться основанием для отмены постановления суда апелляционной инстанции, если это привело или могло привести к вынесению неправильного постановления (абз. 5 п. 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции»). Применение ч. 2 ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должно осуществляться судом апелляционной инстанции в каждом конкретном случае и с учетом того, насколько новые доводы (доказательства) могут повлиять на результат рассмотрения дела.

Таким образом, разрешение вопроса о принятии, а также оценка дополнительных доказательств находится в пределах дискреционных полномочий суда апелляционной инстанции. В рассматриваемом случае суд кассационной инстанции нарушений судом апелляционной инстанции вышеуказанных процессуальных норм не установил.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что представленный истцом расчёт убытков изменяет фактические основания иска путём определения сумм и периодов их возникновения, подлежит отклонению как основанный на неверном толковании Ниязгуловой А.Н. норм права (ст. 49, 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Иные доводы, изложенные в кассационной жалобе, выводов апелляционного суда не опровергают, по существу сводятся к несогласию заявителя с произведенной апелляционным судом оценкой обстоятельств дела.

Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта (ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного постановление апелляционного суда подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Определением Арбитражного суда Уральского округа от 27.07.2017 приостановлено исполнение постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2017 по делу № А76-13779/2016 Арбитражного суда Челябинской области до окончания производства в арбитражном суде кассационной инстанции.

Поскольку производство по кассационной жалобе завершено, суд на основании ст. 283 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отменяет принятое приостановление исполнения судебного акта.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л:

постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2017 по делу № А76-13779/2016 Арбитражного суда Челябинской области оставить без изменения, кассационную жалобу Ниязгуловой Алены Николаевны – без удовлетворения.

Приостановление исполнения постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2017 по делу № А76-13779/2016 Арбитражного суда Челябинской области, принятое определением Арбитражного суда Уральского округа от 27.07.2017, отменить.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий А.В. Кангин

Судьи О.Н. Новикова

О.Э. Шавейникова