НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление АС Тверской области от 03.10.2019 № А66-4813/18

ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ул. Батюшкова, д.12, г. Вологда, 160001

E-mail: 14ap.spravka@arbitr.ru, http://14aas.arbitr.ru

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

10 октября 2019 года

г. Вологда

Дело № А66-4813/2018

Резолютивная часть постановления объявлена октября 2019 года .

В полном объёме постановление изготовлено октября 2019 года .

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Алимовой Е.А., судей Докшиной А.Ю., Мурахиной Н.В.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания                   Храмцовым А.Э.,

при участии от общества с ограниченной ответственностью «Бушевецкий Завод» Коровиной Е.Е. по доверенности от 28.01.2018, Аванесовой М.А.  по доверенности от 28.01.2018, от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Тверской области Абросимовой И.Ю. по доверенности от 19.07.2019 № 22, Сергеевой Н.С. по доверенности от 09.01.2019 № 5,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Тверской области на решение Арбитражного суда Тверской области от 22 августа             2019 года по делу № А66-4813/2018,

у с т а н о в и л:

общество с ограниченной ответственностью «Бушевецкий Завод»               (ОГРН 1046904001913, ИНН 6907008330; адрес: 171076, Тверская область, район Бологовский, город Бологое, улица Народная, дом 9; далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Тверской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Тверской области (ОГРН 1046904006522,                     ИНН 6908005886; адрес: 171158, Тверская область, город Вышний Волочек, улица Котовского, дом 68; далее - инспекция) о признании незаконным решения от 29.09.2017 № 21 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части неуплаты налога на добавленную стоимость (далее – НДС) в сумме 9 035 220 руб. 49 коп., в том числе:

по эпизоду с обществом с ограниченной ответственностью (далее – ООО) «Эстрин» 1 824 735 руб. налога, 512 800 руб. пеней, 45 618 руб. штрафа;

по эпизоду с ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» 7 210 485 руб. налога,                   2 026 658 руб. пеней, 126 160 руб. штрафа;

налога на прибыль организаций в сумме 1 014 076 руб., в том числе:

по эпизоду с ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» 276 550 руб. налога,                         64 162 руб. пеней, 6 914 руб. штрафа;

по эпизоду с закрытым акционерным обществом (далее - ЗАО) «Навигатор» 596 700 руб. налога, 138 440 руб. пеней,  14 917 руб. штрафа.

Решением Арбитражного суда Тверской области от 22 августа 2019 года по делу № А66-4813/2018 заявленные требования удовлетворены.

Инспекция с решением суда не согласилась и обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить. В обоснование жалобы указывает, что суд пришел к неверному выводу о неполучении необоснованной налоговой выгоды, обоснованности заявленных расходов по налогу на прибыль организаций, не оценил изложенные инспекцией доводы.

В судебном заседании представители инспекции изложенные в жалобе доводы поддержали.

Общество в отзыве на жалобу и его представители в судебном заседании с изложенными в ней доводами не согласились, просили решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Заслушав объяснения представителей общества, инспекции, исследовав доказательства по делу, проверив законность и обоснованность оспариваемого решения, изучив доводы жалобы, суд апелляционной инстанции полагает жалобу частично обоснованной.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка ООО «Бушевецкий завод» по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2013 по 31.12.2015, налога на доходы физических лиц (далее – НДФЛ) за период с 01.01.2013 по 30.09.2016, о чем составлен акт выездной налоговой проверки от 10.08.2017 № 15.

По результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки инспекцией вынесено решение от 29.09.2017 № 21 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее -                  НК РФ), в виде штрафов в общей сумме 201 001 руб. Также решением начислены налог на прибыль организаций в сумме 1 014 076 руб., НДС -                             9 191 203 руб., пени - 2 821 291 руб.

Основанием произведенных доначислений налогов послужили выводы инспекции:

- о получении обществом необоснованной налоговой выгоды по НДС посредством оформления пакета документов с контрагентами: ООО «Эстрин» (ИНН 7842361184), ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» (ИНН 7842402137),                           ООО «ИННЭКС+» (ИНН 7805420240);

- о необоснованном принятии к вычету НДС при несоблюдении требований статьи 172 НК РФ (отсутствие счета-фактуры, первичных документов и неотражение факта принятия товара в регистрах бухгалтерского учета);

- о занижении налоговой базы по налогу на прибыль организаций за                     2014 год и о завышении налоговой базы за 2015 год в результате формально оформленной реализации объекта основных средств «линии по сборке рекуператоров»;

- о занижении налоговой базы по налогу на прибыль организаций на суммы восстановленного НДС по счетам-фактурам ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз»;

- о занижении налоговой базы по налогу на прибыль организаций на сумму непонесенных расходов в рамках формально заключенного договора с взаимозависимым лицом – ЗАО «Навигатор».

Также обществу начислены пени по НДФЛ за несвоевременное перечисление налога в бюджет.

Не согласившись с решением инспекции, общество обратилось с жалобой в Управление Федеральной налоговой службы по Тверской области (далее – Управление).

Решением Управления от 27.12.2017 № 08-11/398 решение инспекции оставлено без изменения.

Не согласившись с решением инспекции в части указанных у уточнении к заявлению эпизодов, общество обратилось в арбитражный суд.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования полностью.

Апелляционная инстанция считает, что апелляционная жалоба подлежит частичному удовлетворению, а решение суда – отмене в части ввиду следующего.

По смыслу статей 65, 198 и 200 АПК РФ обязанность доказывания наличия права и факта его нарушения оспариваемыми актами, решениями, действиями (бездействием) возложена на заявителя, обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта, решения, действий (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту, а также обстоятельств, послуживших основанием для их принятия (совершения), возлагается на орган или лицо, которые приняли данный акт, решение, совершили действия (допустили бездействие).

Исходя из части 2 статьи 201 АПК РФ обязательным условием для принятия решения об удовлетворении заявленных требований о признании ненормативного акта недействительным (решения, действий, бездействия незаконными) является установление судом совокупности юридических фактов: во-первых, несоответствия таких актов (решения, действий, бездействия) закону или иному нормативному правовому акту, во-вторых, нарушения ими прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В свою очередь, на основании статьи 65 названного Кодекса лицо, обратившееся в суд с заявлением, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований.

В пункте 2.1.1 оспариваемого решения инспекцией произведено доначисление НДС по контрагенту – ООО «Эстрин» в сумме 1 824 735 руб., в пункте 2.1.2 – по контрагенту ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз»                                             в сумме 6 641 089 руб.

Основанием для доначисления НДС послужили выводы инспекции о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ объектом налогообложения НДС признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со              статьей 166 данного Кодекса, на установленные статьей 171 Кодекса налоговые вычеты.

Вычетам  подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи либо для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 данного Кодекса.

На основании пункта 1 статьи 172 НК РФ вычетам подлежат, если иное не установлено названной статьей, только суммы налога, предъявленные при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

В силу пункта 1 статьи 169 указанного Кодекса счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению, в связи с чем в пунктах 5-6 названной статьи установлены требования к ее оформлению, соблюдение которых в согласно                 пункту 2 этой же статьи обязательно для применения налоговых вычетов.

Следовательно, для предъявления НДС к вычету по приобретенным товарам (работам, услугам) необходимо соблюдение таких условий, как принятие товаров (работ, услуг) на учет (оприходование) и наличие у покупателя надлежаще оформленного счета-фактуры, выписанного поставщиком товаров (работ, услуг), с указанием суммы НДС.

При оценке соблюдения требований статей 171, 172 и 252 НК РФ необходимо учитывать, что законодательство о налогах и сборах исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики.

Определяющим фактором для разрешения вопроса о праве на налоговую выгоду, в том числе в части  вычетов по НДС по сделкам с недобросовестными поставщиками (подрядчиками), является реальность совершенных хозяйственных операций.

В соответствии со статьей 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, служащими первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет и которые могут приниматься к учету, только если они содержат обязательные реквизиты, в том числе и личные подписи должностных лиц, ответственных за совершение хозяйственных операций и правильность их оформления.

Представление налогоплательщиком всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок. Данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственных операций, должны соответствовать фактическим обстоятельствам.

В пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – Постановление № 53) разъяснено, что под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Как указано в пункте 5 Постановления № 53, о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Согласно пункту 6 Постановления № 53 судам необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной: создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности указанными в пункте 5 настоящего Постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В соответствии с пунктом 9 Постановления № 53 установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому, если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Признание судом налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков, связанных с ее получением (пункт 11 Постановления № 53).

Вышеизложенное обязывает налоговый орган и суд давать оценку действиям плательщика и совершенным им сделкам, в том числе с точки зрения реальности их совершения, экономической целесообразности и эффективности, добросовестности действий всех их участников, а выводы делать на основании совокупности всех этих признаков.

Налоговым органом в акте налоговой проверки должны быть отражены все доказательства, свидетельствующие о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В определениях от 24.11.2005 № 452-О, от 18.04.2006 № 87-О,                          от 16.11.2006 № 467-О, от 20.03.2007 № 209-О-О Конституционный Суд Российской Федерации обратил внимание на то, что разрешение споров о праве на налоговый вычет, касающихся выполнения обязанности по уплате налога, относится к компетенции арбитражных судов, которые не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (оплата покупателем товаров (работ, услуг), фактические отношения продавца и покупателя, наличие иных, помимо счетов-фактур, документов, подтверждающих уплату налога в составе цены товара (работы, услуги), и т. п.).

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 12.02.2008                    № 12210/07, в случае недобросовестности контрагентов покупатель несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений, поскольку в силу требований налогового законодательства он лишается возможности произвести налоговые вычеты либо воспользоваться льготным порядком исчисления налогооблагаемой базы ввиду отсутствия надлежаще оформленных документов.

В силу статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Как следует из материалов дела, в подтверждение понесенных расходов и вычетов заявителем в ходе проверки представлены договоры купли-продажи товара (комплектующих узлов, запчастей) с контрагентами - поставщиками: ООО «Эстрин» (договор от 14.04.2013 № 40; том 4, лист 28) и                                      ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» (договоры от 01.04.2013 № ЭМ-180, от 01.06.2013 № ЭМ-185; том 4, листы 45, 46), спецификации, а также счета-фактуры, товарные накладные.

Согласно разделу 1 договора от 14.04.2013 № 40 ООО «Эстрин» обязано передать ООО «Бушевецкий завод» в собственность товар по цене исходя из номенклатуры, цен и количества комплектующих. Наименование, количество и цена товара согласованы сторонами в товарных накладных.

В соответствии с заключенными между обществом и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» договорами продавец обязался поставить товар покупателю согласно спецификации (пункт 1.1.). Срок поставки и ассортимент товара согласовывается в спецификации, являющейся неотъемлемой частью договоров (пункт 2.1).

Удовлетворяя требования общества по данным эпизодам, суд исходил из того, что представленные налогоплательщиком первичные документы соответствуют требованиям законодательства и являются достаточным доказательством приобретения товара у ООО «Эстрин»,  ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», факт реальных договорных отношений с контрагентами подтвержден.

Суд отклонил ссылку инспекции на отсутствие у заявителя транспортных документов, подтверждающих доставку товара от поставщиков в адрес налогоплательщика, сославшись на то, что по условиям договоров на общество не возлагалась обязанность по доставке товара, предусмотрено составление товарных накладных, следовательно, оформление товарно-транспортных накладных в данном случае не предусмотрено. Имеющиеся у общества товарные накладные формы ТОРГ-12 суд расценил в качестве надлежащих доказательств получения товара. При этом суд указал, что доставку товаров производил предприниматель Новиков А.В. по устным договоренностям с Калининым Н.М. При этом суд пришел к выводу о том, что общество проявило должную степень осмотрительности при выборе контрагентов в качестве поставщиков товаров. Также суд при разрешении спора посчитал, что показания опрошенных в ходе проверки должностных лиц и сотрудников общества, Новикова А.В. свидетельствуют о наличии у заявителя взаимоотношений с контрагентами.

Апелляционная инстанция считает, что суд, принимая обжалуемое решение, основывал свои выводы на выборочной оценке представленных доказательств и ограничился формальной констатацией факта доказанности обществом обоснованности предъявления к вычету НДС по документам, оформленным со спорными поставщиками.

Суд первой инстанции, оценив представленные документы, пришел к выводу о том, что наличие реальных договорных отношений с контрагентами подтвержден. Суд учел, что наличие взаимоотношений ООО «Эстрин» с заявителем и факт самой поставки так же подтвердила генеральный директор ООО «Эстрин» Бугаева И.Э. в ходе допроса (протокол допроса от 14.03.2016                № 17; том 5, листы 126-131).

Из показаний главного бухгалтера общества Анисичкиной О.Ю. суд первой инстанции установил, что в 2013-2015 годы себестоимость приобретения продукции у ООО «Эстрин» и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» формировалась только на основании счетов-фактур и товарных накладных, оформленных от имени данных контрагентов. Дополнительные расходы по их доставке отсутствовали (протокол допроса от 27.07.2017; том 4,                                  листы 141, 142).

Доводы инспекции о том, что в счетах-фактурах, договорах, товарных накладных отсутствуют сведения о пунктах погрузки-выгрузки товара, паспортах качества, сертификатах соответствия, что, в свою очередь, свидетельствует о формальности документооборота и отсутствии доказательств перевозки товаров, судом первой инстанции отклонены. При этом суд учел, что постановление Правительства Российской Федерации от 26.12.2011 № 1137  «О формах и правилах заполнения (ведения) документов, применяемых при расчетах по налогу на добавленную стоимость» не содержит требований об указании в счетах-фактурах сведений о пунктах погрузки-выгрузки товара, паспортах качества, сертификатах соответствия.

Делая вывод о том, что первичные документы общества подтверждают реальность совершения хозяйственных операций именно с заявленными контрагентами, по которым налогоплательщиком задекларированы и заявлены налоговые вычеты, суд неправомерно не учел результаты проведенных инспекцией мероприятий налогового контроля.

Как установлено инспекцией, ООО «Эстрин» зарегистрировано 19.06.2007 по месту нахождения: Санкт-Петербург, ул. 9-я Советская, 10-12, литер А, пом. 1 Н.

В ходе проверки установлено, что исполнительный орган ООО «Эстрин» по адресу регистрации отсутствует. В указанном помещении по договору аренды с 2013 года осуществляет деятельность ООО «Династия+», которому принадлежит салон красоты (акт обследования от 25.07.2016 № 801 – том 5, лист 116 и протокол осмотра от 09.02.2017 № 146 – том 5, лист 111).

Основной вид деятельности - «Прочая оптовая торговля» (ОКВЭД-51.70). Учредителем организации является Ладыгин К.Г., руководителем в период с 19.06.2008 по 10.04.2017 была Бугаева И.Э., которая является руководителем и главным бухгалтером ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», ООО «Бивир»                         (ИНН 7842366344), ООО «Инемамед» (ИНН 4711011310), которые выступают транзитными участниками движения денежных средств на расчетных счетах ООО «Эстрин» и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз».

На основании сведений, содержащихся в справках о доходах по форме                 2-НДФЛ, представленных ООО «Эстрин» в налоговый орган, установлено, что в период 2013-2015 годов численность организации составляла 1-2 сотрудника (в 2013, 2014 годах доход в организации получала Федотова О.Н.; в 2014,           2015 годах - Веселов А.К.; том 5, листы 106-108).

У организации отсутствует движимое и недвижимое имущество, находящееся на праве собственности. Приведенное обстоятельство подтверждено инспекцией бухгалтерской отчетностью ООО «Эстрин», а именно формой 1 «Бухгалтерский баланс» за 2015 год, в котором показатели основных средств равны нулю по состоянию на 31.12.2013, 31.12.2014, 31.12.2015 (том 7, листы 71-79).

В декларациях по НДС и налогу на прибыль организаций                                      ООО «Эстрин» указаны минимальные суммы исчисленных налогов (том 7, листы 80-135; диск - том 6, лист 3).

В бухгалтерских балансах ООО «Эстрин» по состоянию на 31.12.2013, 31.12.2014, 31.12.2015 дебиторская задолженность равна «нулю», вместе с тем в бухгалтерском учете ООО «Бушевецкий завод» кредиторская задолженность по счету 60 перед данным контрагентом составляет на 31.12.2013 - 505 тыс. руб., на 31.12.2014 - 5 485,5 тыс. руб., на 31.12.2015 - 12 221 тыс. руб.

Инспекцией установлено наличие кредиторской задолженности у налогоплательщика перед ООО «Эстрин» в сумме 12 221 тыс. руб. по состоянию на 31.12.2015, что составляет 43 % от суммы документально поставленной продукции.

В ходе проверки выявлено наличие взаимозависимости ООО «Эстрин» с другим контрагентом налогоплательщика - ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз». На взаимозависимость ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» и ООО «Эстрин» указывает и наличие в период с 01.01.2013 по 31.12.2015 единых IP адресов (том 4,                            лист 186), с которых производился обмен электронными документами между данными обществами и публичным акционерным обществом                                  (далее – ПАО) «Банк ВТБ». Из представленных банком карточек с образцами подписей и оттиска печати ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» и  ООО «Эстрин» следует, что правом первой и единственной подписи в организациях наделена Бугаева И. Э.

При этом установлено          осуществление транзитных платежей между взаимозависимыми организациями; списание денежных средств в качестве оплаты по авансовым отчетам; отсутствие платежей и документов, подтверждающих приобретение комплектующих узлов для ООО «Бушевецкий завод» (диск - том 6, лист 3; выписки по расчетным счетам).

Указанные в совокупности факты свидетельствуют о том, что отчетность проблемного поставщика содержит недостоверные сведения и подтверждает выводы инспекции о создании фиктивного документооборота с использованием номинального ООО «Эстрин», не принимавшего реального участия в приобретении товарно-материальных ценностей (далее – ТМЦ).

Второй контрагент - ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» зарегистрирован 23.01.2009 по месту нахождения: Санкт-Петербург, пр-т Литовский, 29,                      литер А, офис 408.

При этом исполнительный орган ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» по адресу регистрации не располагается. По данному адресу здание находится на реставрации (протокол осмотра объекта недвижимости от 01.08.2017 № 1132 – том 4, лист 127).

Основной вид деятельности - «Оптовая торговля лесоматериалами, строительными материалами и санитарно-техническим оборудованием» (ОКВЭД- 51.53).

Учредителем организации в период с 23.01.2009 по 18.11.2015 являлась Ефимова Светлана Эдуардовна, а с 19.11.2015 - Астафьев Юрий Владиславович. Руководителем общества в период с 23.01.2009 по 22.11.2009 являлась Ефимова Светлана Эдуардовна, а с 23.11.2009 - Бугаева И. Э., которая параллельно осуществляет руководство в ООО «Эстрин», а также                              ООО «Бивир», ООО «Инемамед», выступающими транзитными участниками движения денежных средств на расчетных счетах ООО «Эстрин», в котором она также является руководителем.

Инспекций установлено, что за 2013 год справки о доходах физических лиц ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» не представлялись, в 2014 и 2015 годах данным обществом представлены в налоговый орган сведения по                              форме 2-НДФЛ только в отношении Бугаевой И.Э. о полученном ею доходе в сумме 105 тыс. руб. за два года (том 4, лист 123).

Указанный факт, по мнению инспекции, свидетельствует о том, что в ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» в период действия договорных отношений с ООО «Бушевецкий завод» отсутствовали штатные работники и лица, привлеченные по гражданско-правовым договорам. Более того, отсутствуют сведения за 2013 год о доходе руководителя общества, от имени которого в период с 23.05.2013 по 24.12.2013 подписаны документы на поставку в адрес ООО «Бушевецкий завод» запасных частей на сумму 16 819 тыс. руб.

Как обоснованно посчитала инспекция, приведенные обстоятельства не характеризуют ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» как добросовестного, надежного и стабильного участника хозяйственных взаимоотношений.

В ходе проверки выявлено, что движимое и недвижимое имущество, находящееся на праве собственности и на праве аренды, отсутствует, что подтверждается бухгалтерской отчетностью ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», а именно формой 1 «Бухгалтерский баланс» за 2015 год, в которой показатели основных средств равны нулю по состоянию на 31.12.2013, 31.12.2014, 31.12.2015 (том 7, лист 24).

Данные, содержащиеся в декларациях по НДС и налогу на прибыль организаций, представленных ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» в налоговый орган, указывают на минимальные суммы исчисленных налогов (диск - том 6, лист 3).

Таким образом, налоговая отчетность контрагента имеет минимальные показатели к уплате, не соизмеримые с отраженными оборотами, что  свидетельствует о созданииООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» без цели осуществления законной предпринимательской деятельности.

При этом (как и в отношении первого контрагента) установлено осуществление транзитных платежей между взаимозависимыми организациями; списание денежных средств в качестве оплаты по авансовым отчетам; отсутствие платежей и документов, подтверждающих приобретение комплектующих узлов для ООО «Бушевецкий завод» (диск - том 6, лист 3; выписки по расчетным счетам).

Коллегия судей соглашается с выводами инспекции о том, что изложенные в совокупности факты опровергают вывод суда первой инстанции о реальности хозяйственных операций заявителя со своими контрагентами, поскольку указывают на отсутствие намерения спорных контрагентов осуществлять реальную экономическую деятельность, в том числе по поставке дорогостоящих комплектующих узлов в адрес ООО «Бушевецкий завод».

Выводы суда первой инстанции о реальности взаимоотношений ввиду надлежащего оформления документов в соответствии с требованиями договоров сделаны без оценки доводов налогового органа о том, что документы, представленные ООО «Бушевецкий завод» в обоснование вычетов по НДС, не соответствуют требованиям законодательства о налогах и сборах, содержат недостоверные сведения о субъектах хозяйственных операций.

Как указано выше, поставка товаров осуществлялась ООО «Эстрин» на основании договора от 14.04.2013 № 40, а ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» договоров от 01.04.2013 № ЭМ-180, от 01.06.2013 № ЭМ-185. Условия договоров, заключенных ООО «Бушевецкий завод» (покупатель) с                          ООО «Эстрин» и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», идентичны.

По условиям договоров ассортимент товара и условия поставки согласовываются в спецификации (пункт 2.1).

В ходе рассмотрения дела в суде обществом представлены спецификации к договорам от 01.04.2013  № ЭМ-180 (спецификации от 20.05.2013 № 1, от 01.06.2013 № 2, том 1, листы 146-147) и от 01.06.2013 № ЭМ-185 (спецификации от 10.06.2013 № 1, от 01.07.2013 № 2, от 01.07.2013 № 3, от 15.09.2013 № 4, от 15.09.2013 № 5, от 15.03.2014 № 6, от 30.04.2014 № 7, от 09.06.2014 № 8; том 1, листы 148-155) и дополнительное соглашение 1 к договору от 01.06.2013 № ЭМ-185 (том 1, лист 156).

При этом в соответствии с пунктами 2.1 договоров от 01.04.2013                             № ЭМ-180 и от 01.06.2013 № ЭМ-185 налогоплательщиком по поставке товаров ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» по счетам-фактурам от 18.09.2014 № 855, от 29.12.2014 № 871, от 06.10.2014 № 1354, от 29.12.2014 № 1719, а также по поставкам товара за 2015 год ООО «Бушевецкий завод» не представлены спецификации на поставку товара. Кроме того, инспекция указала, что представленные налогоплательщиком товарные накладные за 2015 год содержат ссылку на договор от 01.06.2013 № ЭМ-1850, по которому обществом не представлено доказательств, свидетельствующих о продлении его срока действия на 2015 год.

Как обоснованно отразило общество, отсутствие доказательств продления срока действия договора само по себе не опровергает передачу товара, в том числе на основании разовых сделок купли-продажи.

Вместе с тем инспекция установила, что представленные в ходе проверки документы не подтверждают поставку товаров от спорных контрагентов.

Суд при рассмотрении дела посчитал, что представленные обществом товарные накладные формы ТОРГ-12 подтверждают факт приобретения им товара у заявленных поставщиков.

Суд первой инстанции отразил, что отсутствие договоров на перевозку груза, приобретенного у ООО «Эстрин» и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», не доказывает факт неполучения данного товара ООО «Бушевецкий Завод». При этом суд пришел к указанным выводам на основании показаний генерального директора общества Калинина Н.М., согласно которым в 2013-2015 годы доставка товаров от ООО «Эстрин» и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» осуществлялась индивидуальным предпринимателем Новиковым А.В. (далее – ИП Новиков А.В.), который перевозил груз преимущественно из Санкт-Петербурга и в незначительном количестве из Москвы на территорию                        ООО «Бушевецкий завод». Перевозка ИП Новиковым А.В. оборудования в г. Бологое, пос. Бушевец осуществлялась по устным договоренностям между Калининым Н.М и Новиковым А.В., поэтому документы, подтверждающие перевозку, отсутствуют. Расчеты ООО «Бушевецкий завод» с                                         ИП Новиковым А.В. за транспортные услуги не производило, так как данный предприниматель имел задолженность перед директором как физическим лицом и таким образом возвращал долг (протокол допроса от 27.07.2017; том 4, листы 149-151). При этом суд учел, что показания   генерального   директора   ООО   «Бушевецкий   Завод»   Калинина  Н.М. подтверждены представленным в материалы дела договором займа от 20.04.2008. В материалы дела также представлен ответ Калинина Н.М. от 25.08.2017 на требование инспекции от 02.08.2017 № 04-1/4224 с приложением копии договора займа, дополнительного соглашения к нему и письменных пояснений (том 5, листы 96-10).

Кроме того, из оспариваемого решения следует, что на регистрационном учете в Межрайонной ИФНС России № 3 по Тверской области состоял Новиков Александр Васильевич (ИНН 690803241790), проживающий в г. Бологое. В период с 07.03.2002 по 15.09.2014 указанное лицо являлось индивидуальным предпринимателем с основным видом деятельности «Деятельность автомобильного грузового неспециализированного транспорта» (60.24.2 -                  код по ОКВЭД).

Согласно показаниям Новикова А.В., опрошенного в качестве свидетеля в судебном заседании 20.03.2019, а также представленному в материалы дела паспорту транспортного средства в проверяемый период предприниматель являлся собственником грузового транспортного средства IVECO 190.36 РТ государственный номер С869КА69, на котором он и осуществлял доставку груза в адрес ООО «Бушевецкий завод» (том 1, лист 144).

Поскольку ООО «Бушевецкий Завод» самостоятельно на собственном транспорте не осуществляло перевозку грузов, суд первой инстанции на основании указанных обстоятельств посчитал, что представление путевых листов налоговому органу также не требовалось.

Апелляционная инстанция полагает, что суд неправомерно расценил в качестве достоверных доказательств получения товара обществом от поставщиков представленные заявителем товарные накладные формы ТОРГ-12, поскольку на основании имеющихся в материалах дела товарных накладных невозможно установить, каким транспортом, способом и какой конкретно организацией либо предпринимателем товар доставлен обществу.

Факт оказания транспортных услуг в адрес ООО «Бушевецкий завод» представленные документы по взаимоотношениям между Калининым Н.М. и ИП Новиковым А.В. не подтверждают, а устные договоренности и взаимозачеты по личным обязательствам не имеют отношения к спорным операциям с контрагентами ООО «Эстрин» и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», относятся к иному периоду (договор займа от 20.04.2008, поставка товаров                                                 в 2013-2015 годы).

Товаросопроводительные документы ни в ходе проверки, ни в материалы дела не представлены. Сведений о стороннем отправителе, от которого может осуществляться доставка товара на склад налогоплательщика, ни в одном документе, оформленном обществом с поставщиками, не содержится. Данных о выдаче водителю – ИП Новикову А.В. либо иным лицам доверенности на получение товарно-материальных ценностей, в товарных накладных не содержится. Товарные накладные подписаны от имени получателя товара – директора ООО «Бушевецкий завод».

Ссылки общества на то, что директор действует от имени организации без доверенности, являются верными, однако не подтверждают указанный обществом способ доставки товара с использованием услуг и автотранспорта Новикова А.В., поскольку получателем товара указан директор.

Поскольку из условий договоров между налогоплательщиком и спорными контрагентами установлен порядок доставки товара путем самовывоза, но обществом не представлены доказательства получения                              ИП Новиковым А.В. груза (товара) от поставщика с целью самовывоза и доставки этого груза из пункта отгрузки (отправления) в пункт выгрузки (прибытия), не представлены путевые листы, товарно-транспортные накладные, коллегия судей считает, что реальность спорных сделок документально налогоплательщиком не подтверждена.

Кроме того, судом первой инстанции не выяснен вопрос о доставке автомотрис АДМ-1, приобретенных обществом у ООО ПТФ Эксклюзив Метиз» по счетам-фактурам от 24.12.2013 № 1019 (том 4, лист 61), от 08.05.2014 № 556  (том  4, лист 48), от 23.05.2013 № 380 (том 4, лист 47)), поскольку Новиков А.В. не мог доставить их на принадлежащем ему грузовом транспортном средстве IVECO 190.36 РТ в силу специфики данного груза.Ссылки общества то, что автомотрисы поставлялись железной дорогой, документально не подтверждены.

При этом инспекция на основании письма УМВД России по Тверской области МРЭО ГИБДД № 2 от 11.08.2017 № 107/2-359 установила, что транспортное средство марки BRANDYS NV34 26 24L полуприцеп с бортовой платформой, принадлежащее Новикову А.В. на праве собственности, снято с учета 12.09.2012 (том 5, листы 102-105), о наличии в собственности у                       Новикова А.В. других транспортных средств УМВД России по Тверской области МРЭО ГИБДД № 2 в указанном письме не сообщило.

В подтверждение наличия у Новикова А.В. транспортных средств общество в ходе рассмотрения дела представило карточки учета транспортных средств от 22.02.2019 (том 9, листы 121-124).

Вместе с тем ввиду отсутствия документов по перевозке установить факт использования принадлежащих Новикову А.В. транспортных средств не представляется возможным.

Довод инспекция об отсутствии у налогоплательщика экономического обоснования необходимости приобретения некоторых комплектующих суд первой инстанции обоснованно отклонил, при этом правомерно руководствовался следующим.

НК РФ не содержит норм, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиком расходы с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности, а проверка правильности определения цены реализации допустима лишь в случаях, указанных в настоящем Кодексе.

Позиция инспекции противоречит разъяснениям Конституционного Суда Российской Федерации, который в определении от 04.06.2007 № 320-О-П указал, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а поэтому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24.02.2004 № 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Как указано в пункте 4 Постановления № 53, следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

При исследовании вопроса об оприходовании и списании на производство приобретенных товаров инспекция установила следующее.

Согласно показаниям должностных лиц ООО «Бушевецкий завод» (заведующих складами Михайловой Т.П. (протокол допроса от 21.07.2017; том 4, листы 166, 167), Анисичкиной Е.Е. (протокол допроса от 21.07.2017; том 4, листы 145, 146) и главного бухгалтера - Анисичкиной О.Ю. (протокол допроса от 27.07.2017; том  4, листы 141, 142) товары от ООО «Эстрин» и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» кладовщиками на складе не оприходовались, приходные ордеры не составлялись; все первичные документы от спорных контрагентов передавались главному бухгалтеру генеральным директором Калининым Н.М.

ООО «Бушевецкий завод» во исполнение требования инспекции от 25.04.2017 № 1544 представило пояснения в отношении порядка списания на расходы товаров (комплектующих узлов), приобретенных у спорных контрагентов, согласно которому списание оформлялось требованием М-11 и бухгалтерской справкой (том 3, лист 64).

При этом во исполнение требования инспекции от 20.07.2017 № 1876 о представлении требований-накладных (форма М-11) налогоплательщик сообщил об отсутствии данных документов (письмо от 01.08.2017 № 17519;               том 6, лист 29).

На основании допросов указанных выше должностных лиц                                        ООО «Бушевецкий завод» установлено, что в производственные цеха налогоплательщика ТМЦ со склада «Материалов» и «Металла» передавались на основании лимитно-заборных карт и требований-накладных, оформленных мастерами участков, согласованных директором, начальником производства и подписанных кладовщиками (том 4, листы 141-142, 145-146, 166-167).

Перемещение ТМЦ со складов в цеха производилось с помощью кар, кран-балок, телеги, перемещающейся по рельсам. Списание на расходы комплектующих узлов и запчастей, приобретенных у ООО «Эстрин» и                   ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», согласно счетам-фактурам от 20.07.2015 № 193 (том 4, лист 96), от 24.12.2013 № 1019 (том 4, лист 61), производилось                         ООО «Бушевецкий завод» только на основании справки, составленной главным бухгалтером, без участия производственного персонала (кладовщиков и мастеров производственных участков). Вместе с тем указанные справки налогоплательщиком ни в рамках проведения проверки, ни суду не представлены.

Так, например, согласно счету-фактуре от 20.07.2015 № 193 ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» в адрес налогоплательщика поставило опору промежуточную 77020-34,01,00 (1 шт.), вал карданный L600 (2 шт.), которые учитывались налогоплательщиком на счете 41 «Товары», предназначенном для обобщения информации о наличии и движении ТМЦ, приобретенных для продажи. Дальнейшее списание ТМЦ осуществлялось на основании справки главного бухгалтера общества.

Инспекция считает, что приведенный порядок, установленный налогоплательщиком для учета ТМЦ, приобретенных у спорных контрагентов, противоречит требованиям Методических указаний по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов, утвержденных Приказом Минфина России от 28.12.2001 № 119н, и распространяющих свое действие на организации, являющиеся юридическими лицами по законодательству Российской Федерации (далее - Методические указания).

Согласно пункту 90 Методических указаний под отпуском материалов на производство понимается их выдача со склада (кладовой) непосредственно для изготовления продукции (выполнения работ, оказания услуг), а также отпуск материалов для управленческих нужд организации.

Отпуск материалов на склады (в кладовые) подразделений организации и на площадки строительства рассматривается как внутреннее перемещение.

На основании пункта 92 Методических указаний материалы отпускаются с центральных (головных) складов организации в зависимости от структуры организации на склады подразделений или непосредственно в подразделения организации (при отсутствии у них складов) и из цеховых складов (кладовых) в производство (участкам, бригадам, непосредственно на рабочие места) в соответствии с установленными нормами и объемами производственной программы (заданиями). Отпуск сверх норм производится в порядке, установленном в данной организации.

В силу пункта 98 Методических указаний организация может осуществлять отпуск материалов или их отдельных групп, видов, наименований своим подразделениям без указания назначения. В этом случае отпуск материалов учитывается как внутреннее перемещение, а сами материалы считаются в подотчете у получившего их подразделения.

На фактически израсходованные материалы подразделение - получатель материалов составляет акт расхода, в котором указываются наименование, количество, учетная цена и сумма по каждому наименованию, номер (шифр) и (или) наименование заказа (изделия, продукции), для изготовления которого они израсходованы, либо номер (шифр) и (или) наименование затрат, количество и сумма по нормам расхода, количество и сумма расхода сверх норм и их причины; в необходимых случаях указываются количество изготовленной продукции либо объемы выполненных работ.

Списание материалов с подотчета соответствующего подразделения организации и отнесение их стоимости на затраты производства (в зависимости от того, на какие цели израсходованы материалы) производятся на основании указанного выше акта.

Конкретный порядок составления акта расхода материалов, а также перечень подразделений, для которых он предусмотрен, устанавливаются организацией.

Приказом директора общества от 16.01.2012 № 1/Б (том 1, лист 153) определен порядок оприходования, списания товаров, которые хранятся в помещении цеха, отличный от документооборота на иных складах, что соответствует пункту 98 Методических указаний.

Инспекция полагает, что в нарушение статьи 65 АПК РФ факт списания в производство товара, приобретенного у ООО «Эстрин» и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», налогоплательщиком документально не подтвержден.

Как обоснованно отразила инспекция, представленные обществом в судебном заседании 20.03.2019 копии требований накладных (том 9,                                                   листы 125-143) отличаются от оформления списания ТМЦ, приобретенных по документам «проблемных» контрагентов, и других поставщиков (том 6,                    листы 76-158).

Например, в требовании накладной № 15 (том 9, лист 125) отсутствуют данные о том, через кого и кто затребовал ТМЦ, сведения о заказе не заполнены, тогда как при сравнении с имеющимися в материалах дела требованиями накладными от реальных поставщиков указанные реквизиты присутствуют (том 6, листы 76-158).

На основании вышеизложенного инспекция считает вывод суда первой инстанции о подтверждении факта поставки товара от спорных контрагентов в адрес ООО «Бушевецкий завод» и списания в производство приобретенных узлов необоснованным и противоречащим материалам дела.

Вместе с тем порядок списания товара на производство не имеет непосредственного значения для подтверждения права на налоговые вычеты по НДС.

Инспекция в ходе проверки установила, что часть приобретенных комплектующих общество могло было изготовить хозяйственным способом собственными силами.

Инспекцией на основании карточек счетов учета 08 «Вложения во внеоборотные активы» (том 3, листы 69-225), 20 «Основное производство»,              41 «Товары», 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками», 90 «Продажи» (диск - том 6, лист 3) установлено, что приобретенные ООО «Бушевецкий завод» товары у спорных контрагентов (ООО «Эстрин» и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз») списаны на расходы по изготовлению объекта основного средства «Линия по сборке рекуператоров»; себестоимость изготовленных и реализованных агрегатов АВФ-1М.2, автомотрис АДМ-1; расходы по проведенным для сторонних организаций капитальным ремонтам машин                                   АГД-1; МС-1, МС-2, ВК-3; себестоимость приобретенного и реализованного агрегата АДМ-1; расходы по перепродаже запасных частей в адрес третьих лиц.

Инспекция считает, что налогоплательщик в нарушение                                                статьи 65 АПК РФ документально не подтвердил, что комплектующие узлы, вошедшие в состав изготовленных и отремонтированных обществом агрегатов АВФ-1М.2, автомотрис АДМ-1 и машин АГД-1, МС-1, МС-2, ВК-3, поставлены в его адрес спорными контрагентами.

Инспекция полагает, что ООО «Бушевецкий завод» документально не подтвердило приобретение у ООО «Эстрин» и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» таких комплектующих узлов, как рама, кабина и стол, поскольку, по мнению проверяющих, подтверждается, что указанные комплектующие общество могло изготовить хозяйственным способом, в обоснование чего инспекция сослалась на показания работников ООО «Бушевецкий завод (протокол допроса главного инженера общества Барулина А.Н. от 06.02.2013 № 1026 (том 4,                                    листы 137, 138), протокол допроса начальника производства Нарышкина И.Л. от 29.05.2017 (том 4, листы 164, 165), протокол допроса техника-технолога Анисичкиной Е.Е. от 21.07.2017 (том 4, листы 143, 144), протокол допроса кладовщика Михайловой Т.П. от 21.07.2017 (том 4, листы 166, 167), протокол допроса станочника широкого профиля Рябининой М.А. от 21.07.2017 (том 4, листы 160, 161).

Из показаний работников ООО «Бущевецкий завод» следует, что часть товарно-материальных ценностей (ТМЦ) могла быть произведена на заводе. Вместе с тем из указанных показаний свидетелей невозможно установить, что именно спорные товары изготовлены собственными силами. При этом инспекция в ходе проверки не установила наличие у налогоплательщика достаточного количества материалов и комплектующих, из которых мог быть изготовлен товар.

Коллегия судей также соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что проведение ремонтных работ некоторого оборудования силами привлеченной организации - ООО «СпецСервис» не опровергает факт покупки товаров, однако считает, что указанное не свидетельствует об их приобретении у ООО «Эстрин» и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз».

При анализе представленных ООО «Бушевецкий завод» документов инспекцией установлено, что налогоплательщик включает в себестоимость АДМ-1 (заводской № 688) стоимость приобретения комплектующих узлов в сумме 4 629 тыс. руб., в том числе в сумме 2 858 тыс. руб. по счетам-фактурам от 20.07.2015 № 193,  от 21.07.2015 № 195, от 21.07.2015 № 194, оформленным от ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» (дебет 41.01 кредит 60.01; дебет 20.01     кредит 41.01), а также в сумме 1 771 тыс. руб. по счету-фактуре от 10.08.2015                     № 1514, оформленной от ООО «Эстрин» (дебет 41.01 кредит 60.01; дебет 20.01 кредит 41.01).

Из представленных ООО «СпецСервис» (организацией, проводящей капремонт) во исполнение требования от 24.03.2017 № 12-14/06/1417 документов (калькуляции на капитальный ремонт автомотрисы АДМ-1 № 688; расшифровки зарплаты на ремонт узлов автомотрисы АДМ-1 № 688; расшифровки стоимости работ сторонних организаций и стоимости запасных частей, материалов, необходимых для ремонта автомотрисы АДМ-1 № 688;    том 5, листы 67-90) следует, что ООО «СпецСервис» выполнен капитальный ремонт узлов, приобретенных налогоплательщиком у ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» и ООО «Эстрин» (т. е. бывших в употреблении).

При сопоставлении перечня узлов, приобретенных ООО «Бушевецкий завод» у указанных контрагентов и списанных в себестоимость АДМ-1 № 688, с видами ремонтных работ, выполненных ООО «СпецСервис», инспекцией установлены несоответствия.

ООО «СпецСервис» подтверждает выполнение ремонта бывших в эксплуатации комплектующих узлов, а налогоплательщик, принимая у                      ООО «СпецСервис» выполненные работы, увеличивает расходы и принимает к вычету НДС по документально приобретенным новым узлам.

Из письменных пояснений ООО «СпецСервис» (вх. от 07.08.2017                          № 17895; (том 5, лист 68) инспекция установила, что  ремонт осуществлен с использованием материалов подрядчика, материалов и запчастей от заказчика (ООО «Бушевецкий завод») по договорам от 17.08.2015 № СС1708/15, от 15.07.2015 № СС1507/15, от 15.01.2014 № СС1501/14 не поступало, сведения из дефектных ведомостей, составленных к перечисленным договорам, в полном объеме отражены в расшифровках калькуляции (том 5, лист 81).

Инспекция полагает, что совокупность указанных обстоятельств и фактов подтверждает ее довод о недостоверности сведений, содержащихся в документах, оформленных ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» и ООО «Эстрин», на реализацию налогоплательщику комплектующих узлов, которые находились в составе приобретенной налогоплательщиком у ОАО «ТрестМосэлектротягстрой» (бывшей в эксплуатации) автомотрисы АДМ-1 (заводской № 688), отремонтированной            ООО «СпецСервис». Аналогичная ситуация установлена и по ремонту автомотрисы АДМ-1 (заводской № 614).

В опровержение выводов инспекции общество представило таблицы по взаимоотношениям с ООО «Эстрин» и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» (том 8, листы 8, 9, 145-160), в которых отражены приобретенные товары и направления их использования.

Апелляционный суд полагает, что выполнение подрядчиком -                           ООО «СпецСервис» работ по ремонту не исключает возможность общества осуществления дополнительных ремонтных воздействий с использованием приобретенных товаров, однако факт использования приобретенных товаров и материалов в производстве либо для перепродажи, в том числе реализация налогоплательщиком части приобретенных товаров с наценкой третьим лицам, не означают и не подтверждают их приобретение у спорных контрагентов.

Коллегия судей не соглашается с выводом суда о проявлении обществом  должной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях Президиума от 09.03.2010                           № 15574/09, от 20.04.2010 № 18162/09, от 25.05.2010 № 15658/09, от 08.06.2010 № 17684/09 и Постановлении № 53, налогоплательщик вправе приводить доводы в обоснование выбора контрагента, имея в виду, что по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

Факты регистрации контрагентов в Едином государственном реестре юридических лиц, присвоения им ИНН, отсутствия сведений о ликвидации  юридических лиц в период исполнения договоров не являются достаточными доказательствами, свидетельствующими о реальности проводимых ими хозяйственных операций и проявлении обществом должной степени осмотрительности и осторожности при выборе поставщиков. При заключении сделок заявитель должен был убедиться в наличии у контрагентов необходимых ресурсов и возможности исполнить договорные обязательства

Следовательно, проверка лишь правоспособности контрагентов не свидетельствует о том, что общество, будучи заинтересованным в надлежащем исполнении контрагентами  заключенных договоров проявило должную степень осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов.

В пункте 2.1.4 решения инспекция произвела доначисление НДС в сумме 569 396 руб. по контрагенту - ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз».

Основанием для начисления налога в указанной сумме послужило отсутствие счета-фактуры, первичных документов и записей в регистрах бухгалтерского учета, подтверждающих факт приобретения товара у проблемного контрагента.

В ходе проверки обществом в ответ на требование инспекции от 20.07.2017 № 1876 (том 6, листы 29-31) в подтверждении хозяйственных взаимоотношений с ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» за 2015 год представлен пакет документов, в котором отсутствуют счет-фактура от 31.03.2015 № 2 и товарная накладная от 31.03.2015 № 2 на сумму 3 732 709,99 руб., в том числе НДС - 569 396,44 руб.

Указанные первичные документы налогоплательщиком не представлены ни при рассмотрении материалов налоговой проверки, ни при обжаловании решения от 29.09.2017 № 21 в вышестоящий налоговый орган.

Данные документы представлены обществом только в судебном заседании 04.07.2018 (том 8, листы 59-61).

Инспекция также установила, что в регистрах бухгалтерского учета (карточки счетов 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» и 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами»;  том 8, лист 101) не отражено принятие 31.03.2015 к учету товаров ни от ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», ни от иного юридического лица.

В акте сверки взаимных расчетов за период с 01.01.2015 по 31.03.2015 между ООО «Бушевецкий завод» и ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» также отсутствуют записи, свидетельствующие о спорной поставке товара (том 4, лист 111).

ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» также не представило спорные счет-фактуру и товарную накладную (контрагентом направлены документы только за период с 01.01.2013 по 31.12.2014).

Таким образом, инспекция пришла к выводу о том, что обществом не представлено доказательств, подтверждающих принятие к учету товара 31.03.2015 от ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», что дополнительно подтверждает создание формального документооборота по финансово-хозяйственным взаимодействиям общества с ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз».

Поскольку апелляционный суд согласился с позицией инспекции о формальности документооборота между обществом и  ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», доначисление НДС по данному эпизоду также является законным.

В пунктах 2.2.2, 2.2.3 оспариваемого решения инспекции установлено, что в нарушение пункта 1 статьи 252, статьи 274 НК РФ налогоплательщиком необоснованно завышены расходы за 9 месяцев 2014 и 2015 года на                      569 396,44 руб. и 813 355,93 руб., соответственно, на сумму восстановленного НДС по формально оформленным счетам-фактурам от 24.12.2013 № 1019, от 08.05.2014 № 556 от имени проблемного контрагента - ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», что повлекло занижение налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2014 и 2015 годы на указанные суммы и доначисление налога в размере 276 550 руб.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признаётся прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой понимаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведённых расходов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 248 НК РФ к доходам в целях настоящей главы относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав.

В силу пункта 1 статьи 249 НК РФ доходом от реализации признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав.

Пунктом 2 статьи 249 НК РФ предусмотрено, что выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах. В зависимости от выбранного налогоплательщиком метода признания доходов и расходов поступления, связанные с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, признаются для целей настоящей главы в соответствии со статьей 271 или статьей 273 настоящего Кодекса.

Пунктом 1 статьи 252 НК РФ определено, что в целях настоящей главы налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 данного Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором).

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно пункту 2 статьи 252 НК РФ расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

В силу пункта 1 статьи 253 НК РФ расходы, связанные с производством и реализацией, включают в себя расходы, связанные с изготовлением (производством), хранением и доставкой товаров, выполнением работ, оказанием услуг, приобретением и (или) реализацией товаров (работ, услуг).

Расходы, связанные с производством и (или) реализацией, подразделяются на материальные расходы, расходы на оплату труда, суммы начисленной амортизации, прочие расходы (пункт 2 статьи 253 НК РФ).

В силу подпункта 1 пункта 1 статьи 254 НК РФ к материальным расходам, в частности, относятся следующие затраты налогоплательщика на приобретение сырья и (или) материалов, используемых в производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг) и (или) образующих их основу либо являющихся необходимым компонентом при производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг).

Согласно пункту 2 указанной статьи стоимость материально-производственных запасов, включаемых в материальные расходы, определяется исходя из цен их приобретения (без учета налога на добавленную стоимость и акцизов, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом).

Как установила инспекция на основании материалов проверки (карточки счетов 19 «Налог на добавленную стоимость по приобретенным ценностям»,   20 «Основное производство», 25 «Общепроизводственные расходы»,                               41 «Товары», 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками») в пункте 2.2.2 решения, ООО «Бушевецкий завод» на основании счета-фактуры от 24.12.2013 № 1019 и товарной накладной от 24.12.2013 № 1019, оформленной от имени ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», 24.12.2013 приняло к учету товар (автомотрису АДМ-1) по стоимости приобретения - 3 163 313,56 руб., НДС в сумме                              569 396,44 руб. принят к вычету. По требованию накладной от 01.04.2014                           № БП000000001 в прямые расходы по номенклатуре «Автомотриса дизельная монтажная АДМ-1» 01.04.2014 включена стоимость приобретения автомотрисы АДМ-1 в размере 3 163 313,56 руб.

Позже (30.09.2014) налогоплательщиком восстановлен НДС в сумме                      569 396,44 руб. с формулировкой «восстановление НДС - ООО «ПТФ ЭКСКЛЮЗИВ МЕТИЗ», НДС, предъявленный покупателю по счету-фактуре, учтен в прочих производственных расходах, увеличены расходы по сборке Агрегата АВФ-1М.2 № 312 на сумму восстановленного НДС в сумме                             569 396,44 руб.

Таким образом, инспекция полагает, что налогоплательщик по счету-фактуре от 24.12.2013 № 1019 (том 4, лист 61) приобретает автомотрису                       АДМ-1, которую реализует на основании счета-фактуры от 25.04.2014 № 28 по договору от 25.03.2014 № 2014/77-0100/КП/06194/001 (том 8, листы 52-58) в адрес ЗАО «Система Лизинг 24» (ИНН 7713545401) как «Автомотрису дизельную монтажную АДМ-1» по цене 7 600 000 руб., в том числе 1 159 322,03 руб. НДС.

Стоимость реализации указана в счете-фактуре с учетом НДС и спустя               5 месяцев после реализации машины налогоплательщик (30.09.2014) восстанавливает НДС в сумме, соответствующей счету-фактуре от 24.12.2013 № 1019.

Согласно книге покупок ООО «Бушевецкий завод» за 1-й квартал                   2015 года под номером № 130 содержится запись следующего содержания: счет-фактура от 31.03.2015 № 2; наименование продавца - ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» (ИНН 7842402137); стоимость покупок, включая НДС -                                     3 732 709,99 руб.; стоимость покупок без НДС - 3 163 313,55 руб.; сумма НДС - 569 396,44 руб.

Учитывая, что ни обществом, ни его контрагентом - ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз» в ходе проверки не представлена счет-фактура от 31.03.2015 № 2, инспекция пришла к выводу о том, что ООО «Бушевецкий завод» неправомерно принял к вычету НДС в сумме 569 396,44 руб., ранее восстановленный и включенный в состав расходов, учитываемых для целей налогообложения (доначисление НДС в указанном размере отражено                               в пункте 2.1.4 решения).

При этом расходы на сумму восстановленного НДС 569 396,44 руб. инспекция сочла завышенными.

Общество в отзыве на жалобу (дополнениях) указало, что по данному эпизоду товар, НДС по которому восстановлен и включен в расходы по налогу на прибыль, использован для изготовления товара, реализованного на экспорт.

Согласно пункту 1 статьи 170 НК РФ суммы НДС, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, если иное не установлено положениями настоящей главы, не включаются в расходы, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций (налога на доходы физических лиц), за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи.

Перечень случаев, когда НДС может быть учтен в стоимости товарно-материальных ценностей, предусмотрен пунктом 2 статьи 170 НК РФ.

В силу пункта 2 статьи 170 упомянутого Кодекса суммы налога, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), учитываются в стоимости таких товаров (работ, услуг) в случае приобретения (ввоза) товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, используемых для операций по производству и (или) реализации товаров (работ, услуг), местом реализации которых не признается территория Российской Федерации (подпункт 2).

На основании подпункта 2 пункта 3 статьи 170 НК РФ суммы налога, принятые к вычету налогоплательщиком по товарам (работам, услугам), в том числе по основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам в порядке, предусмотренном настоящей главой, подлежат восстановлению налогоплательщиком в случае дальнейшего использования таких товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, и имущественных прав для осуществления операций, указанных в пункте 2 настоящей статьи.

Восстановлению подлежат суммы налога в размере, ранее принятом к вычету, а в отношении основных средств и нематериальных активов - в размере суммы, пропорциональной остаточной (балансовой) стоимости без учета переоценки.

Суммы налога, подлежащие восстановлению в соответствии с настоящим подпунктом, не включаются в стоимость указанных товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, имущественных прав, а учитываются в составе прочих расходов в соответствии со                                        статьей 264 настоящего Кодекса.

Восстановление сумм налога производится в том налоговом периоде, в котором товары (работы, услуги), в том числе основные средства и нематериальные активы, и имущественные права были переданы или начинают использоваться налогоплательщиком для осуществления операций, указанных в пункте 2 настоящей статьи.

Порядок определения места реализации товаров закреплен в                                статье 147 НК РФ, места реализации работ (услуг) – в статье 148 настоящего Кодекса.

Общество указало, что товар реализован на экспорт в  соответствии с договором БЗ-13-11-2012 от 13.11.2012, заключенным между                                           ООО «Бушевецкий завод» и «АТЕФ Группа Компаний» (том 8, листы 66-69), по накладной от 26.04.2014 БП000000045, по которым  реализована машина автомотрисса АДМ-1 в адрес вышеуказанной компании по экспортной сделке. При этом в отзыве на жалобу (дополнениях) отражает, что реализована машина автомотрисса АДМ-1, приобретенная у ООО «ПТФ «Эксклюзив Метиз» по счету-фактуре от 31.03.2015 № 2 (по указанному счету-фактуре приобретены комплектующие; том 8, листы 61, 62).

Учитывая несоответствия в дате приобретения товара, реализованного на экспорт, а также то, что общество не опровергло доводы инспекции о том, что реализация конечного изделия произведена в адрес установленного проверяющими по данным налогоплательщика юридического лица –                         ЗАО «Система Лизинг 24», коллегия судей соглашается с обоснованностью выводов налогового органа о неправомерном увеличении расходов на сумму восстановленного НДС по пункту 2.2.2 решения.

Инспекция на основании материалов проверки (карточек счетов                           19 «Налог на добавленную стоимость по приобретенным ценностям»,                         20 «Основное производство», 41 «Товары», 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» и первичных документов) в пункте 2.2.3 решения установила, что налогоплательщиком на основании счета-фактуры от 08.05.2014 № 556 и товарной накладной от 08.05.2014 № 556 (том 4, лист 27), оформленной от имени ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», 08.05.2014 принята к учету «Автомотриса АДМ-1» по стоимости приобретения в размере 4 518 644,07 руб. НДС в сумме 813 355,93 руб. принят к вычету. По требованию накладной от 01.07.2015 № 00БП-000005 в прямые расходы по номенклатуре «Машина                АДМ-1 № 549» 01.07.2015 включена стоимость приобретения автомотрисы АДМ-1 в размере 4 518 644,07 руб., НДС в сумме 813 355,93 руб. восстановлен, в связи с использованием приобретенной автомотрисы АДМ-1 в операции по реализации машины АДМ-1 № 549 по ставке 0 % не на территории Российской Федерации, НДС, предъявленный покупателю по счету-фактуре от ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», учтен в расходах, связанных с производством и реализацией.

В ходе проверки установлено, что налогоплательщик по счету-фактуре от 08.05.2014 № 556 приобретает автомотрису АДМ-1, которую 06.07.2015 реализует по ставке 0 % не на территории Российской Федерации покупателю АТЕФ Группа Компаний как «Машина АДМ-1 № 549» (договор купли продажи от 19.06.2015 № БЗ-19-06-2015; том 8, листы 62-64; товарная накладная от 06.07.2015 № 82; том 8, лист 71).

Инспекция не оспаривает право общества включать в расходы сумму НДС со стоимости приобретенного товара, использованного в производстве товара, реализованного на экспорт.

Вместе с тем в ходе проверки установлено, что согласно книге покупок налогоплательщиком в 4-м квартале 2015 года внесена запись под номером 358 на основании счета-фактуры от 08.05.2014 № 556 с указанием продавца -                       ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», принят к вычету НДС в сумме 813 356 руб., следовательно, ООО «Бушевецкий завод» впоследствии приняло к вычету НДС, который был ранее восстановлен и включен в состав расходов, учитываемых для целей налогообложения.

С учетом изложенного, инспекция посчитала, что общество нарушило требования пункта 2 статьи 254 НК РФ, поскольку увеличило 01.07.2015 стоимость запасов, включаемых в материальные расходы, на сумму НДС, принятого к вычету в 4-м квартале 2015 года, что привело к необоснованному увеличению расходов за 9 месяцев 2015 года на сумму 813 355,93 руб. и занижению налогооблагаемой базы за 2015 год на указанную сумму.

Коллегия судей соглашается с указанными выводами инспекции, при этом общество мотивированных возражений по данному эпизоду не отразило.

В пункте 2.2.4 инспекция установила, что обществом необоснованно уменьшены полученные доходы на сумму непонесенных расходов в рамках формально заключенного договора аренды с взаимозависимым лицом –                                          ЗАО «Навигатор» за 2013 год на 1 147 500 руб., за 2014 год на 918 000 руб.; за 2015 год на 918 000 руб., что повлекло занижение налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2013 год на 1 147 500 руб., за 2014 год на 918 000 руб.; за 2015 год на 918 000 руб.

Согласно подпункту 10 пункта 1 статьи 264 НК РФ арендные платежи за арендуемое имущество относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

В соответствии подпунктом 3 пункта 7 статьи 272 НК РФ для расходов в виде арендных платежей датой осуществления внереализационных и прочих расходов признается дата расчетов в соответствии с условиями заключенных договоров или дата предъявления налогоплательщику документов, служащих основанием для производства расчетов, либо последнее число отчетного (налогового) периода.

Как следует из материалов дела, между ООО «Бушевецкий завод» (арендатор) и ЗАО «Навигатор» (арендодатель) заключен договор от 30.09.2011 № 2-Ус, предметом которого является предоставление ЗАО «Навигатор» в адрес общества оборудования в аренду (далее – договор аренды; том 1,                     листы 161-164). Передаваемое в аренду имущество отражено в соответствии с пунктом 1 договора аренды в спецификации (том 5, лист 15). Имущество передано арендатору по акту приема-передачи оборудования от 30.09.2011              (том 5, лист 14). В связи с реорганизацией ЗАО «Навигатор» в форме преобразовании в ООО «Навигатор» дополнительным соглашением от 31.10.2014 внесены изменения в договор аренды в части арендодателя (том 1, лист 164). Сроки действия договора аренды продлевались дополнительными соглашениями от 30.12.2012, 30.12.2013, 31.12.2014 (том 5, листы 17, 18).

Инспекция в ходе проверки установила, что ЗАО «Навигатор»                         (ИНН 7805170061) состояло на налоговом учете с 08.06.2000 по 24.10.2014, прекратило деятельность путем реорганизации в форме преобразования, правопреемником является ООО «Навигатор» (ИНН 7820338470).

По мнению ответчика, указанный договор аренды носит формальный характер, не содержит существенных условий и не регламентирует исполнение сторонами договорных обязательств, поскольку:

- учредителем и руководителем ЗАО «Навигатор» и ООО «Навигатор» является Калинин Н.М. (он же учредитель и руководитель ООО «Бушевецкий завод»);

- из анализа движения денежных средств на счетах                                            ООО (ЗАО) «Навигатор» следует, что их поступление происходило в виде арендных платежей, перечисляемых только двумя контрагентами: ЗАО «Ална» и  ООО «Бушевецкий завод», являющимися взаимозависимыми по отношению к ООО (ЗАО) «Навигатор»;

- из анализа налоговых деклараций по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения (далее – УСН), в отношении ООО (ЗАО) «Навигатор» за 2013-2015 годы инспекцией установлено, что данные организации, воспользовавшись нормой пункта 1 статьи 346.17 НК РФ, не отражали в налоговых декларациях за 2014-2015 годы доход от сдачи в аренду ООО «Бушевецкий завод» станков, так как отсутствовала оплата со стороны арендатора;

- контрагентом налогоплательщика не представлены документы, подтверждающие учет спорных станков в качестве объектов основных средств (техническая документация, регистры бухгалтерского учета, инвентарные карточки);

- отсутствует деловая переписка;

- справки формы 2-НДФЛ, представленные ООО (ЗАО) «Навигатор» в 2013-2015 годы, заполнены в отношении трех лиц, в том числе по                     Калинину Н.М.

Суд первой инстанции посчитал данные доводы инспекции подлежащими отклонению, при этом обоснованно руководствовался следующим.

Согласно статье 48 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Основной целью деятельности коммерческих юридических лиц является извлечение прибыли.

Из материалов дела следует, что ЗАО «Навигатор» как самостоятельный субъект предпринимательской деятельности прибрело у ОАО «Бушевец» по договору купли-продажи от 05.12.2001 № 14 бывшее в употреблении оборудование, указанное в приложении 1 (список оборудования), являющемуся неотъемлемой частью этого договора.  В приложении 1 к указанному договору отражены наименования передаваемого оборудования, количество (всего                    12 единиц), год выпуска  (том 1, листы 157-159).

В подтверждение передачи оборудования представлена накладная № 3-42 на отпуск материалов на сторону от 07.12.2001 (том 1, лист 160).

ЗАО «Навигатор» передало указанное оборудование в аренду                          ООО «Бушевецкий завод» на основании договора аренды от 30.09.2011                            № 2-УС по акту приема-передачи (том 5, листы 14, 15).

Суд первой инстанции установил, что фактическое нахождение станков и их использование ООО «Бушевецкий завод» в предпринимательской деятельности подтверждается протоколами допросов работников общества и не оспаривается инспекцией. Ответчиком проведен осмотр производственных помещений общества, в результате которого подтверждено, что оборудование, эксплуатируемое обществом, имеет год выпуска в интервале от 1960 до 1989 гг.

В материалы дела также представлен протокол осмотра территорий помещений, документов, предметов от 06.02.2013 № 92, согласно которому на территории завода расположены станки 60-70 гг. выпуска (том 8,                                 листы 162-164).

Доказательств того, что указанные станки переданы обществу в собственность контрагентом - ЗАО (ООО) «Бушевец», ответчиком в материалы дела не представлено, на такие обстоятельства инспекция не ссылается.

Как установил суд первой инстанции, ООО «Навигатор» в проверяемый период являлось действующим юридическим лицом, сдающим налоговую отчетность и уплачивающим налоги в установленном порядке, что подтверждается инспекцией в оспариваемом решении.

С учетом изложенного суд первой инстанции посчитал, что материалами дела подтверждено нахождение станков на территории налогоплательщика и использование их заявителем в предпринимательской деятельности, в связи с этим пришел к обоснованному выводу о том, что обществом правомерно  уменьшены доходы на сумму понесенных расходов по договору аренды.

Доводы инспекции, изложенные в апелляционной жалобе, о формальном характере договора аренды, поскольку он не содержит существенных условий, а акт не позволяет идентифицировать переданные в аренду обществу станки, коллегией судей не принимается на основании следующего.

На основании статьи 306 ГК РФ по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Согласно пункту 1 статьи 307 упомянутого Кодекса в аренду могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи).

Из пункта 3 указанной статьи следует, что в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.

В силу пункта 1 статьи 611 названного Кодекса арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества.

В рассматриваемом случае переданное в аренду имущество поименовано в акте приема-передачи оборудования от 30.09.2011 (том 5, лист 14), в котором отражены наименования с отражением идентификационных номеров (например, вертикально-фрейзерный станок 6560, пресс КД 2130). Из совокупности изложенных в данном документе сведений и данных, полученных в результате осмотра, анализа договора купли-продажи оборудования можно установить год выпуска каждой единицы.

Согласно статье 616 ГК РФ арендодатель обязан производить за свой счет капитальный ремонт переданного в аренду имущества, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором аренды.

Капитальный ремонт должен производиться в срок, установленный договором, а если он не определен договором или вызван неотложной необходимостью, в разумный срок.

Вопреки доводам апеллянта, составление заключения комиссии о техническом состоянии принимаемого в аренду оборудования при возложении обязанности по проведению капительного ремонта на арендатора  положениями ГК РФ и договора аренды не предусмотрено.

Ссылка инспекции в апелляционной жалобе на показания свидетелей – работников общества Рябинина М.А., Мерзликина В.В. (том 4,                            листы 160, 161, 168, 169) коллегией судей не принимается, поскольку названные работники в силу должностных обязанностей (как и иные сотрудники общества) могут не располагать информацией о виде права работодателя на оборудование, на котором они работают.

Ссылаясь на наличие взаимозависимости между обществом и арендодателем инспекция не установила, что цена договора аренды завышена и отличается от рыночной.

Доводы апеллянта о доказанности создания взаимозависимыми лицами формального документооборота с целью получения налогоплательщиком необоснованно налоговой выгоды по рассмотренному контрагенту коллегия судей считает неподтвержденными.

Ссылки инспекции на то, что о формальности договора свидетельствует включение обществом расходов по аренде в состав затрат при одновременном неотражении полученной арендной платы арендодателем в налоговых декларациях по УСН за 2014-2015 годы ввиду отсутствия оплаты, не принимаются апелляционным судом, поскольку такой доход должен отражаться после поступления оплаты, наличие которой не оспаривается.

Поскольку спорное оборудование у общества в проверяемый период имелось, в собственности общества не находилось, пользование имуществом является платным, завышения стоимости арендной платы не установлено, апелляционный суд считает, что заявитель обоснованно включил в расходы затраты по арендной плате.

Следовательно, решение инспекции по указанному эпизоду не соответствует требованиям НК РФ, а решение суда в данной части является законным и обоснованным.

Согласно пункту 2 статьи 269 АПК РФ по результатам рассмотрения апелляционной жалобы арбитражный суд апелляционной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции полностью или в части и принять по делу новый судебный акт.

Решение суда в части удовлетворения требований о признании недействительным решения инспекции от 29.09.2017 № 21 в части доначисления НДС по эпизодам с ООО «Эстрин», ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», оспариваемых обществом пеней и штрафов по данным эпизодам, доначисления  276 550 руб. налога на прибыль организаций по эпизоду восстановления НДС по контрагенту - ООО «ПТФ Эксклюзив Метиз», оспариваемых обществом пеней и штрафов по данному эпизоду подлежит отмене с принятием судебного акта об отказе в удовлетворении данных требований.

Руководствуясь статьями 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

п о с т а н о в и л :

решение Арбитражного суда Тверской области от 22 августа 2019 года по делу № А66-4813/2018 отменить в части признания недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Тверской области от 29.09.2017 № 21 в части доначисления по эпизоду с обществом с ограниченной ответственностью «Эстрин» 1 824 735 руб. налога на добавленную стоимость, 512 800 руб. пеней, 45 618 руб. штрафа, по эпизоду с обществом с ограниченной ответственностью «ПТФ Эксклюзив Метиз»                        7 210 485 руб. налога на добавленную стоимость, 2 026 658 руб. пеней,                        126 160 руб. штрафа; доначисления 276 550 руб. налога на прибыль организаций по эпизоду с обществом с ограниченной ответственностью «ПТФ Эксклюзив Метиз», 64 162 руб. пеней, 6 914 руб. штрафа.

В удовлетворении требований в указанной части отказать.

В остальной части решение суда отставить без изменения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд                 Северо-Западного округа в срок, не превышающийдвух месяцевсо дня его принятия.

Председательствующий

Е.А. Алимова

Судьи

А.Ю. Докшина

Н.В. Мурахина