НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление АС Самарской области от 18.08.2016 № А55-30065/15

ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

443070, г. Самара, ул. Аэродромная, 11А, тел. 273-36-45

www.11aas.arbitr.ru, e-mail: info@11aas.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

апелляционной инстанции по проверке законности и

обоснованности решения арбитражного суда,

не вступившего в законную силу

18 августа 2016 года                                                                           Дело №А55-30065/2015

г. Самара

Резолютивная часть постановления объявлена 11 августа 2016 г.

Постановление в полном объеме изготовлено  18  августа 2016 г.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Буртасовой О.И.,

судей Балашевой В.Т, Кузнецова С.А.,

при ведении протокола Матвеевой М.Н.,

от истца  - Агеев Д.Н. лично  (паспорт), представитель Алимов М.И. (доверенность от 14.05.2016),

от ответчика  - представитель Камышников Д.А. (доверенность от 25.01.2016),

от третьего лица – Штромбергер Ю.Г. лично (паспорт),

        рассмотрев в открытом судебном заседании 11 августа 2016 года                                                                              в зале № 3 апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Агеева Дмитрия Николаевича на решение Арбитражного суда Самарской области от 02 июня 2016 года по делу № А55-30065/2015 (судья Лукин А.Г.), по иску индивидуального предпринимателя Агеева Дмитрия Николаевича (ОГРНИП 307770000512750, ИНН 772455405304), г.Москва, к закрытому акционерному обществу «Профессиональный футбольный клуб «Крылья Советов» (ОГРН 1036300111033, ИНН 6312039565), г.Самара, третье лицо: индивидуальный предприниматель Штромбергер Юрий Геннадьевич (ОГРНИП 309774634500641, ИНН 773414556225), г.Москва, о взыскании задолженности, процентов за пользование чужими денежными средствами и процентов по денежному обязательству на основании ст. 317.1 ГК РФ,

           и по встречному иску закрытого акционерного общества «Профессиональный футбольный клуб «Крылья Советов» (ОГРН 1036300111033, ИНН 6312039565), г.Самара, к индивидуальному предпринимателю Агееву Дмитрию Николаевичу (ОГРНИП 307770000512750, ИНН 772455405304), г.Москва, третье лицо: индивидуальный предприниматель Штромбергер Юрий Геннадьевич (ОГРНИП 309774634500641, ИНН 773414556225), г.Москва, о взыскании неосновательного обогащения,

УСТАНОВИЛ:

           Индивидуальный предприниматель Агеев Дмитрий Николаевич (далее - истец) обратился в Арбитражный суд Самарской области с иском к закрытому акционерному обществу «Профессиональный футбольный клуб «Крылья Советов» (далее - ответчик), о взыскании задолженности в размере 8 694 782,50 рублей по агентскому договору от 01.08.2013, а также о взыскании 394 407,59 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, 279 821,05 рублей процентов по денежному обязательству на основании ст.317.1. ГК РФ, и суммы уплаченной государственной пошлины.

           В свою очередь, закрытое акционерное общество «Профессиональный футбольный клуб «Крылья Советов» обратилось к ИП Агееву Д.Н. с встречным иском о взыскании  13 036 229,25 рублей неосновательного обогащения.

           Определением Арбитражного суда Самарской области от 05.02.2016 встречные исковые требования приняты к производству,

           К участию в деле  качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета, привлечен индивидуальный предприниматель Штромбергер Юрий Геннадьевич.          

           Решением Арбитражного суда Самарской области от 02 июня 2016 года в удовлетворении исковых требований индивидуального предпринимателя Агеева Дмитрия Николаевича отказано. Встречные исковые требования Закрытого акционерного общества «Профессиональный футбольный клуб «Крылья Советов» удовлетворены.

         Не согласившись с принятым судебным актом, истец обратился в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт.

         В качестве доводов апелляционной жалобы ее заявитель ссылается на нарушение судом норм материального и процессуального права и неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.

           ИП Агеев Д.н. не согласен с выводом судом первой инстанции о том, что мировое соглашение, заключенное между ИП Агеевым Д.Н. и ЗАО «ПФК «Крылья Советов» и утвержденное Палатой по разрешению споров Общероссийской общественной организации «Российской футбольный союз» о рассрочке выплаты агентского вознаграждения в общей сумме 250000 (двести пятьдесят тысяч) долларов США (решение от 9 февраля 2015 года № 006-15) в качестве новации, изменяющей правовые отношения между сторонами, и обязывающей ЗАО «ПФК «Крылья Советов» к выплате заявленной задолженности квалифицировано быть не может и не является основанием для удовлетворения иска.

           По мнению истца, суд первой инстанции не учел следующие обстоятельства.

           Общероссийская общественная организация «Российский футбольный союз» (далее - РФС) в соответствии с Уставом РФС, утвержденного учредительной конференцией 08 февраля 1992 года, с изменениями и дополнениями является общероссийским общественным объединением, членами которого являются юридические лица, содействующие развитию и популяризации футбола в России. РФС представляет собой самостоятельное, добровольное, неправительственное, самоуправляемое, некоммерческое объединение физкультурно-оздоровительной и спортивной направленности, признанное ФИФА, УЕФА и Олимпийским комитетом России (пункт 1 статьи 2).

           РФС является единственной признанной ФИФА и УЕФА организацией, обеспечивающей контроль за развитием футбола (всех его разновидностей) в Российской Федерации и осуществляет свою деятельность на всей территории Российской Федерации в соответствии с требованиями российского законодательства, а также на всей территории Российской федерации в соответствии с требованиями ФИФА и УЕФА (пункт 6 статьи 2).

Положения настоящего Устава обязательны в равной мере для всех членов РФС (пункт 8 статьи 2).

           Членство в РФС является добровольным. Членами РФС могут являться признающие цели РФС, содействующие деятельности РФС, своевременно уплачивающие вступительный и членские взносы, способствующие развитию футбола на территории Российской Федерации, признающие и соблюдающие уставы, регламенты, директивы и решения ФИФА, УЕФА и РФС, юридические лица - общественные объединения (региональные и межрегиональные федерации футбола, футбольные ассоциации и иные осуществляющие свою деятельность преимущественно в футболе общественные объединения), а также юридические лица - профессиональные футбольные клубы (спортивные клубы) независимо от организационно-правовых форм и их объединения, осуществляющие свою деятельность преимущественно в футболе (пункт 1 статьи 8).

           Все члены РФС обязаны соблюдать настоящий Устав, регламенты, директивы, циркулярные письма и решения ФИФА, УЕФА, РФС, Правила игры в футбол, а также обеспечивать их соблюдение со стороны своих членов и иных субъектов футбола (пункт 1 статьи 11).

           Палата по разрешению споров осуществляет внесудебное (досудебное) урегулирование споров, участниками которых являются клубы, игроки, тренеры и иные субъекты футбола в соответствии с Регламентом РФС по статусу и переходам (трансферу) футболистов и Регламентом РФС по разрешению споров, а также применяет дисциплинарные (спортивные) санкции за нарушения указанных регламентов, а также иных регламентов (положений), в случае прямого на то указания в них (пункт 1 статьи 41).

           РФС, его члены, а также лиги, клубы, игроки, официальные лица, иные субъекты футбола, признающие настоящий Устав, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации, не выносят ни один спор на рассмотрение государственных судов, и если только это не оговорено для конкретных случаев в настоящем Уставе и в регламентах ФИФА, УЕФА. Любое разногласие передаётся в юрисдикцию ФИФА, УЕФА или РФС. С учетом положений пункта 1 настоящей статьи, РФС обладает юрисдикцией над внутренними спорами в сфере футбола на национальном уровне (пункты 1, 2 статьи 46).

           Палата рассматривает и разрешает споры о нарушениях условий договоров, заключенных с лицензированными футбольными агентами (пункт 1 статьи 13 Регламента).

           Решение Палаты вступает в силу по истечении 5 (Пяти) рабочих дней с момента получения сторонами резолютивной части решения, если ни одна из сторон в установленный срок не обратилась в Палату с письменным запросом об изготовлении полного текста решения. Решение Палаты вступает в силу по истечении срока на его обжалование, если на полный текст решения не подана жалоба в Комитет. При этом решение Палаты в части наложения спортивных санкций нефинансового характера подлежит немедленному исполнению (пункты 1, 2 статьи 50 Регламента).

           ЗАО «ПФК «Крылья Советов» является членом РФС.

           Вступление в члены общественной организации в силу общих начал и смысла гражданского законодательства является действием, порождающим обязанность соответствующего лица подчиняться нормам поведения, установленным этой общественной организацией.

           Таким образом, юрисдикция Палаты основана на положениях регламентирующих документов РФС, которым должны были подчиняться стороны по рассматриваемому в Палате спору в силу членства в РФС и добровольного принятия на себя таких обязанностей.

           Решением Палаты по разрешению споров РФС от 9 февраля 2015 года № 006-15 утверждено мировое соглашение между ЗАО «ПФК «Крылья Советов» и лицензированным агентом Агеевым Д.Н. о рассрочке выплаты агентского вознаграждения в общей сумме 250000 (двести пятьдесят тысяч) долларов США с выплатой в установленном порядке.

           В данном случае, суд первой инстанции в нарушение части 4 статьи 71 АПК РФ не дал оценку вышеуказанному решению наряду с соглашением о порядке исполнения обязательств, заключенному 10 февраля 2015 года между ИП Агеевым Д.Н. и ЗАО «ПФК «Крылья Советов».

           Соглашение о порядке исполнения обязательств, заключенное 10 февраля 2015 года между ИП Агеевым Д.Н. и ЗАО «ПФК «Крылья Советов», судом первой инстанции, в нарушение части 1 статьи 10 АПК РФ не было вообще исследовано и которому, соответственно в нарушение статьи 71 АПК РФ не дано оценки как доказательству по делу.

           Не согласен с выводом суда о возможности применения старой редакции 168 ГК РФ к правоотношениям, возникшим между ЗАО «ПФК «Крылья Советов» и ИП Агеевым Д.Н.

           Обращает  внимание на то, что агентский договор заключен 1 августа 2013 года, отчета агента о выполнении поручения принципала, подписанный обеими сторонами датирован 16 августа 2013 года, соответственно старая редакция статьи 168 ГК РФ в данном случае применяться не может,  агентский договор от 1 августа 2013 года был заключен в строгом соответствии с действующим законодательством.

           Заявитель жалобы ссылается на то, что судом  первой инстанции не указано на нарушение прав и охраняемых законом интересов третьих лиц при заключении агентского договора от 1 августа 2013 года. Заявитель считает, что  агентский договор не посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

           ИП Агеев Д.Н. не согласен с выводом судом о наличии на стороне истца неосновательного обогащения. Указывает, что агентский договор от 1 августа 2013 года в предусмотренном порядке был подписан уполномоченным лицом, одобрен Советом директоров ЗАО «ПФК «Крылья Советов», принят отчет агента о проделанной работе, действующим директором подписано соглашение о порядке исполнения обязательств и осуществлена выплата агентского вознаграждения по данному договору более 70 % от общей суммы агентского вознаграждения. Таким образом, агентский договор от 1 августа 2013 года является основанием (юридическим фактом), дающим ИП Агееву Д.Н. право на получение агентского вознаграждения, которое в принципе не может расцениваться как неосновательное обогащение.

           Не согласен с выводом суда первой инстанции о том, что участие ИП Агеева Д.Н. в заключении трудового соглашения с футболистом было номинальным, проведение ИП Агеевым Д.Н. действий от имени ЗАО «ПФК «Крылья Советов», в которых он не нуждался и мог выполнить самостоятельно и данные действия были направлены исключительно на искусственное создание обязательств ЗАО «ПФК «Крылья Советов» перед ИП Агеевым Д.Н.

           ИП Агеев Д.Н. не согласен с выводами суда о то, что отсутствие отметки об участии агента ЗАО «ПФК «Крылья Советов» - Агеева Д.Н. в заключении трудового договора между ЗАО «ПФК «Крылья Советов» и футболистом Цаллаговым И.Ю. при имеющейся в трудовом договоре отметки об участии в нем агента футболиста - Штромбергера Ю.Г.,  свидетельствует о нарушении, по следующим основаниям.

           На 4 странице трудового договора от 15 августа 2013 года, заключенным между ЗАО «ПФК «Крылья Советов» и футболистом Цаллаговым И.Ю. имеется специальная графа - отметка об использовании услуг лицензированного агента футболистов при заключении настоящего Договора (заполняется при использовании указанных услуг). Отметка об использовании услуг Штромбергера Ю.Г. с лицензией № 144 в данной графе имеется.

           Обращает внимание на то, что в вышеуказанной графе указано - при использовании лицензированного агента футболистов, а не футбольного клуба. Аналогичных отметок об использовании лицензированного агента футбольного клуба, настоящий договор не содержит. Соответственно, считает, что на вышеуказанном трудовом договоре не должна присутствовать отметка об участии в его заключении лицензированного агента Агеева Д.Н., участвующего от ЗАО «ПФК «Крылья Советов».

           Судом не учтено, что в протоколе заседания Совета директоров ЗАО «ПФК «Крылья Советов» от 27 сентября 2013 года указаны условия трудового договора с футболистом существенно отличаются в лучшую пользу для футболиста от условий, указанных в протоколе заседания Совета директоров ЗАО «ПФК «Крылья Советов» от 25 июля 2013 года.

           Условия заключения агентского договора с агентами в
вышеуказанных протоколах отличаются друг от друга размером агентского
вознаграждения: агентское вознаграждение агента Штромбергера Ю.А. в
соответствии с условиями, указанными в протоколе заседания Совета
директоров ЗАО «ПФК «Крылья Советов» от 25 июля 2013 года составляет
500 000 долларов США, тогда как агентское вознаграждение агента Агеева
Д.Н. в соответствии с условиями, указанными в протоколе заседания Совета
директоров ЗАО «ПФК «Крылья Советов» от 27 сентября 2013 года
составляет 450 000 долларов США.

           Таким образом, в протоколе заседания Совета директоров ЗАО «ПФК «Крылья Советов» от 27 сентября 2013 года указаны меньшая сумма агентского вознаграждения существенно отличающаяся в лучшую пользу для ЗАО «ПФК «Крылья Советов» от суммы, указанной в протоколе заседания Совета директоров ЗАО «ПФК «Крылья Советов» от 25 июля 2013 года (разница в размере агентских вознаграждений составляет 50 ООО долларов США).

           Обращает внимание на то, что после одобрения условий трудового договора с футболистом Цаллаговым И.Ю., указанных в протоколе заседания Совета директоров ЗАО «ПФК «Крылья Советов» от 25 июля 2013 года, трудовой договор с футболистом Цаллаговым И.Ю. на этих условиях так и не был заключен, так же как и агентский договор с агентом Штромбергером Ю.А.

           Истец полагает, что подтверждением позиции о неправомерности выводов суда первой инстанции о том, что участие ИП Агеева Д.Н. в заключении трудового соглашения с футболистом было номинальным, проведение ИП Агеевым Д.Н. действий от имени ЗАО «ПФК «Крылья Советов», в которых он не нуждался, являются не только вышеуказанные факты, но и пояснения Штромбергера Ю.Г., которым суд первой инстанции в нарушение пунктов 2, 4 статьи 71 АПК РФ не дал оценки.

           Кроме того, истец указывает, что судом первой инстанции не принята во внимание правовая позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, согласно которой - судебная практика исходит из того, что в случае, если стороны в договоре установили, что надлежащее выполнение подтверждается именно актом сдачи-приемки оказанных услуг, факт выполнения агентом поручения принципала может считаться не доказанным в случае, если такой акт, подписанный сторонами, не представлен (определение ВАС Суда РФ от 04.06.2010 № ВАС-6461/10).

           Учитывая тот факт, что в соответствии с п. 2.1.9 и п. 3.2.3. агентского договора от 1 августа 2013 года выполнение поручений по данному договору должно подтверждается именно отчетом агента и факт подписания отчета агента 16 августа 2013 года ИП Агеевым Д.Н. и ЗАО «ПФК «Крылья Советов» в лице генерального директора ЗАО «ПФК «Крылья Советов» Д.В. Маслова,  истец считает, что факт выполнения агентом поручений подтвержден.

           Обращает  внимание на то, что агентский договор от 1 августа 2013 года, заключенный между ЗАО «ПФК «Крылья Советов» и ИП Агеевым Д.Н. был одобрен Советом директоров ЗАО «ПФК «Крылья Советов» (протокол заседания от 27 сентября 2013 года). Указывает, что футболист Цаллагов И.Ю., являющийся в настоящее время игроком основного состава ЗАО «ПФК «Крылья Советов» является для ЗАО «ПФК «Крылья Советов» определенной ценностью, в связи с чем, выводы суд первой инстанции об отсутствии какого-либо соразмерного указанного в агентском договоре исполнения агента по данному договору (встречное исполнение) и действий агента, не понесших для ЗАО «ПФК «Крылья Советов» какой-либо ценности, являются не состоятельными.

           Истец не согласен с выводами суда о  злоупотреблении правом при заключении агентского договора от 1 августа 2013 года.

           Действительно, агентский договор от 1 августа 2013 года был одобрен Советом директоров ЗАО «ПФК «Крылья Советов» 27 сентября 2013 года, т.е. после его заключения и исполнения. Однако данное обстоятельство, по мнгению истца, нарушением каких-либо норм не является.

         Обращает внимание на то, что в Уставе ЗАО «ПФК «Крылья Советов» не отражены временные ограничения одобрения сделок, что свидетельствует о легитимности одобрения сделок, как до его фактического заключения уполномоченным лицом - генеральным директором Общества, так и после фактического заключения, что и было сделано в данном случае.

         Обращает  внимание на то, что на момент заключения агентского договора от 1 августа 2013 года, ни на официальном сайте ЗАО «ПФК «Крылья Советов» - 1с@к8-8атага.сот, ни на официальном сайте закупок -\учу\у.2акирк1§оу.ги в установленном порядке не была размещена информация о планировании закупки (заключение агентского договора по выполнению поручения организации заключения трудового договора с футболистом Цаллаговым И.Ю.) в рамках Федерального закона от 18 июля 2011 года № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» или Федерального закона от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (действовал на момент заключения договора).

           Учитывая изложенное в совокупности с нормами права, отраженными в пункте 5 статьи 10 ГК РФ (Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются), заявитель жалобы считает, что он  в  принципе не мог знать или даже предполагать, что заключение агентского договора должно быть осуществлено в рамках вышеуказанных федеральных законов (согласно позиции ЗАО «ПФК «Крылья Советов»).

Информация о принятии апелляционной жалобы к производству, о времени и месте судебного заседания размещена арбитражным судом на официальном сайте Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда в сети Интернет по адресу:www.11aas.arbitr.ruв соответствии с порядком, установленным ст. 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

        В судебном заседании ИП Агеев Д.Н. и его  представитель доводы апелляционной жалобы поддержали  в полном объеме по основаниям, в ней изложенным и настаивали  на отмене обжалуемого решения. 

         Третье лицо поддержало доводы апелляционной жалобы, и настаивало на отмене обжалуемого решения. 

           Представитель ответчика возражал против удовлетворения апелляционной жалобы по основаниям, изложенным в письменном отзыве на нее, и просил решение суда первой инстанции оставить без изменения.

         Рассмотрев представленные материалы и оценив доводы апелляционной жалобы в совокупности с исследованными доказательствами по делу, арбитражный апелляционный суд считает решение Арбитражного суда Самарской области от 02 июня 2016 года по делу № А55-30065/2015 законным, обоснованным и не подлежащим отмене по следующим основаниям.

           Как следует из материалов дела, 01.08.2013 между сторонами заключен агентский договор, по условиям которого ЗАО «Профессиональный футбольный клуб «Крылья Советов»  (принципал),   поручил, а  ИП Агеев Д.Н. (агент), принял на себя обязательства совершать юридические и иные действия от имени и за счет ответчика -принципала, направленные на организацию заключения до 20 августа 2013 года трудового договора между принципалом и футболистом Цаллаговым Ибрагимом Юрьевичем, в том числе согласовать с указанным футболистом условия нового трудового договора (Т.1, л.д. 40-42).

           Согласно п. 2.1.9 агентского договора агент обязан представлять принципалу отчет агента в течение трех дней с момента предъявления принципалом соответствующего требования.

           В соответствии с п. 2.2.2. агентского договора при надлежащем выполнении данных поручений агент имеет право требовать выполнения финансовых условий данного договора в полном объеме.

           В соответствии с п. 3.2.3. агентского договора принципал обязан принимать отчеты агента о проделанной работе и соответствующие сведения.

           Пункт 3.2.5. агентского договора предусматривает, что после выполнения агентом данных поручений своевременно и в полном объеме принципал обязуется выплатить агенту вознаграждение в соответствии с финансовыми условиями данного договора.

           Финансовые условия предусмотрены в п.п. 4.1. и 4.2. агентского договора.

           В соответствии с п. 4.1. агентского договора за выполнение поручения по организации деятельности по заключению трудового договора с вышеуказанным футболистом принципал выплачивает агенту вознаграждение в размере суммы, эквивалентной 450 000,00 долларов США. Названное поручение считается выполненным агентом в день подписания принципалом трудового договора с футболистом, заключенного при помощи агента на указанных в договоре условиях.

           Пункт 4.2. агентского договора определяет порядок выплаты агенту указанного в п. 4.1. агентского договора вознаграждения в следующие сроки:

200 000 (двести тысяч) долларов США - до 31 декабря 2013 года;

150 000 (сто пятьдесят тысяч) долларов США - до 30 апреля 2014 года;

100 000 (сто тысяч) долларов США - до 31 августа 2014 года.

           Вознаграждение уплачивается в рублях по курсу ЦБ РФ на день осуществления платежа.

           По условиям п. 6.3. агентского договора все спорные вопросы решаются путем переговоров. В случае невозможности решения спорных вопросов путем переговоров споры передаются на рассмотрение компетентных органов в соответствии с регламентирующими документами РФС и ФИФА.

           Срок действия данного договора установлен до момента исполнения сторонами своих обязанностей.

           В подтверждение факта исполнения обязательств по агентскому договору и в соответствии с п.п. 2.1.9. и 3.2.3. агентского договора истец представил отчет агента от 16 августа 2013 года, подписанный принципалом без каких-либо возражений с его стороны (Т.1, л.д. 43).

           Согласно отчету агента от 16 августа 2013 года, агент выполнил поручение принципала, а именно: совершил юридические и иные действия от имени и за счет принципала, направленные на организацию заключения трудового договора между принципалом и футболистом Цаллаговым Ибрагимом Юрьевичем 12.12.1990 г.р., в частности, провел переговоры с футболистом и согласовал условия нового трудового договора и обеспечил заключение 15 августа 2013 года с ним трудового договора.     Стоимость выполненного поручения составила 450 000 (четыреста пятьдесят тысяч) долларов США, поручения принципала выполнены агентом в срок, установленный агентским договором - до 20 августа 2013 года.

           Вышеуказанный отчет подписан как агентом, так и принципалом, и скреплен печатями обеих сторон.

           Ответчик оплату оказанных услуг произвел частично,  что подтверждают:

платежное поручение от 27 декабря 2013 года № 413 на сумму 6 534 200,00 рублей;

платежное поручение от 24 февраля 2015 года № 219 на сумму 2 468 940,00 рублей;

платежное поручение от 20 мая 2015 года № 726 на сумму 1 967 108,00 рублей;

платежное поручение от 3 июня 2015 года № 796 на сумму 1 068 826,00 рублей;

платежное поручение от 10 июля 2015 года № 19 на сумму 997 155,25 рублей.

           Всего ответчиком перечислено истцу по агентскому договору от 1 августа 2013 года -13 036 229,25 рублей.

           В связи с тем, что вознаграждение агенту выплачено не в полном объеме,  ИП Агеев Д.Н. обратился в Палату по разрешению споров Общероссийской общественной организации «Российский футбольный союз» с заявлением о выплате задолженности по агентскому договору от 1 августа 2013 года.

           В рамках рассмотрения данного заявления, Палата по разрешению споров Общероссийской общественной организации «Российский футбольный союз» утвердила заключенное сторонами по данному делу мировое соглашение, по условиям которого оставшаяся часть задолженности составляет 250 000,00 долларов США и подлежит выплате принципалом в следующем порядке:

до 21 февраля 2015 года выплачивается сумма эквивалентная 40000,00 долларов США;

до 31 марта 2015 года выплачивается сумма эквивалентная 40000,00 долларов США;

до 30 апреля 2015 года выплачивается сумма эквивалентная 40000,00 долларов США;

до 29 мая 2015 года выплачивается сумма эквивалентная 40000,00 долларов США;

до 30 июня 2015 года выплачивается сумма эквивалентная 40000,00 долларов США;

до 1 июля 2015 года выплачивается сумма эквивалентная 50000,00 долларов США.   Суммы уплачиваются агенту в рублях по курсу ЦБ РФ на день осуществления платежа. (решение от 9 февраля 2015 года № 006-15).

           В связи с тем, что ответчик не выполнил мировое соглашение, истец вновь обратился в Палату по разрешению споров Общероссийской общественной организации «Российский футбольный союз».

           Решением № 245-15 8 октября 2015 года Палата по разрешению споров Общероссийской общественной организации «Российской футбольный союз» заявление агента о выплате задолженности по агентскому договору оставлено без рассмотрения и  производство по делу прекращено в связи с неподведомственностью данного вопроса.

           Вышеуказанные обстоятельства послужили основанием для обращения ИП Агеева Д.н. в арбитражный суд с настоящим иском.

           Ответчик заявленное требование не признал, указав, что вышеуказанный агентский договор является ничтожным, фактически услуги по данному договору истцом ответчику оказаны не были.

           Обосновывая свою позицию представитель ответчика указал, что отсутствовала какая -либо экономическая целесообразность в данном договоре, он был согласован задним числом, при заключении договора были нарушены нормы федеральных законов 44-ФЗ и 223-ФЗ, то есть договор был заключен в нарушении закона. Ответчик является организацией с государственным участием - 73,8 % акций принадлежат государственному унитарному предприятию, в связи с чем, рассматриваемый агентский договор необходимо было заключать с учетом требований вышеуказанных законов. Кроме того, учитывая отсутствие какой-либо экономической целесообразности в заключении сделки, по которой истец получил значительное денежное вознаграждение, не предоставив ответчику сколь нибудь значительного встречного исполнения, ответчик считает, что при заключении сделки имело место злоупотребление правом, в связи с чем, сделка подлежит признанию ничтожной также и в силу ст.10 ГК РФ.

           Ссылаясь на ничтожность договора, по которому ответчик не получил фактически встречного исполнения, считая полученное истцом по сделке исполнение в виде вышеуказанного перечисления ответчиком истцу денежных средств в размере 13 036 229,25 рублей неосновательным обогащением истца, ответчик обратился с встречным иском.

           Определением от 05.02.2016 встречный иск был принят к производству для совместного рассмотрения с первоначально заявленными требованиями.

           К рассмотрению дела был привлечен в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, был привлечен             Индивидуальный предприниматель Штромбергер Юрий Геннадьевич, который поддержал позицию истца.

           Отказывая в удовлетворении первоначального иска и удовлетворяя встречный иск, суд первой инстанции обоснованно исходил из  того, что заключенный между сторонами договор является ничтожной сделкой, правовых оснований у истца для получения данного вознаграждения не было, ответчик по оспариваемой сделке встречного исполнения не получил.

           При этом, суд руководствовался следующим.

           В соответствии с ч. 7 ст. 8. Федерального Закона от 18 июля 2011 года №223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» организации, осуществляющие виды деятельности, относящиеся к сфере деятельности естественных монополий, и (или) регулируемые виды деятельности в сфере электроснабжения, газоснабжения, теплоснабжения, водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод, обработки, утилизации, обезвреживания и захоронения твердых коммунальных отходов, в случае, если общая выручка от указанных видов деятельности составляет не более чем десять процентов общей суммы выручки за 2011 год от всех видов деятельности, осуществляемых такими организациями, а также дочерние хозяйственные общества, более пятидесяти процентов уставного капитала которых в совокупности принадлежит государственным корпорациям, государственным компаниям, субъектам естественных монополий, организациям, осуществляющим регулируемые виды деятельности в сфере электроснабжения, газоснабжения, теплоснабжения, водоснабжения, водоотведения, очистки сточных вод, обработки, утилизации, обезвреживания и захоронения твердых коммунальных отходов, государственным унитарным предприятиям, государственным автономным учреждениям, хозяйственным обществам, в уставном капитале которых доля участия Российской Федерации, субъекта Российской Федерации превышает пятьдесят процентов, дочерним хозяйственным обществам этих дочерних хозяйственных обществ, в уставном капитале которых доля этих дочерних хозяйственных обществ в совокупности превышает пятьдесят процентов, за исключением организаций, которые указаны в части 2.1 статьи 1 настоящего Федерального закона и разместили в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, информацию, предусмотренную частью 2.1 статьи 1 настоящего Федерального закона, применяют положения настоящего Федерального закона с 1 января 2013 года.

           В соответствии с п.1 ст.67.3. ГК РФ, хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное товарищество или общество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

           В данном случае, судом установлено и материалами дела подтверждено, что  73,8095% акций ответчика принадлежат государственному унитарному предприятию - ГУП СО «Самарская областная имущественная казна», что следует из выписки, представленной регистратором акций ответчика (т.1 л.д. 69­-70).

           При этом, довод истца о том, что подлежит применению не часть 7, а часть 8 статьи 8 данного Федерального Закона, согласно которой действие на организации, указанные в части 8 распространяется с 01.01.2014, судом первой инстанции  отклонен как необоснованный поскольку стороны по делу ошибочно исходили из того, что в уставном капитале ответчика имеет место преимущественная доля участия муниципального образования. В данном случае преимущественная доля участия в капитале ответчика принадлежит не муниципальному образованию, а государственному унитарному предприятию, и на ответчика с 01.01.2013 распространялось действие Федерального Закона от 18 июля 2011 года №223-ФЗ.

           В соответствии со ст.3 данного Федерального Закона, при закупке товаров, работ, услуг заказчики обязаны руководствуются принципами и правилами, указанными в данной статье, в том числе соблюсти информационную открытость закупки, равноправие, справедливость, отсутствие дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки; целевое и экономически эффективное расходование денежных средств на приобретение товаров, работ, услуг (с учетом при необходимости стоимости жизненного цикла закупаемой продукции) и реализация мер, направленных на сокращение издержек заказчика;    отсутствие ограничения допуска к участию в закупке путем установления неизмеряемых требований к участникам закупки. Должны были быть произведены следующие действия:

- проведение конкурса или аукциона;

- размещение извещения о проведении конкурса или аукциона в соответствии с частью 5 статьи 4 настоящего Федерального закона не менее чем за двадцать дней до дня окончания подачи заявок на участие в конкурсе или аукционе.

           В данном случае, при заключении оспариваемой сделки все это не соблюдено.

           То обстоятельство,  что Положение о закупке ответчика было опубликовано ответчиком только 01.01.2014, то есть уже после заключения договора, суд обоснованно не признал освобождающим ответчика от исполнения обязанностей по соблюдению требований вышеуказанного закона.

           На основании вышеизложенного, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что оспариваемая сделка заключена с нарушением положений закона, без проведения конкурса и соблюдения принципов информационной открытости закупки, необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки;   целевого и экономически эффективного расходования денежных средств на приобретение товаров, работ, услуг и реализация мер, направленных на сокращение издержек заказчика.

           Также суд исходил из того, что не усматривается какого-либо соразмерного указанному в агентском договоре вознаграждению исполнения истца по данному договору.

           Как усматривается из материалов дела и не оспаривается лицами, участвующими в деле, футболист Ибрагим Цалагов, на согласование трудового соглашения с которым был направлен оспариваемый договор, является воспитанником Самарского футбола. С 2010 года имеет длительный трудовой контракт с ответчиком, на момент исполнения оспариваемого агентского договора и, соответственно, заключения нового трудового соглашения с ответчиком, Ибрагим Цалагов имел действующее трудовое соглашение с ответчиком. То есть, Ибрагим Цалагов в 2013 году находился в распоряжении ответчика, руководство клуба, в том числе его директор Маслов А.Д., а также спортивный директор Синьков А.И. имели возможность вести переговоры с футболистом.

           Как пояснил в судебном заседании при рассмотрении дела в суде первой инстанции

 привлеченный к рассмотрению дела в качестве 3 -го лица без самостоятельных требований агент футболиста Штромбергер Ю.Г., в отношении заключения нового трудового договора футболиста с ответчиком в 2013 году он вел переговоры с Масловым А.Д. непосредственно. Затем появился истец, представил Штромбергеру Ю.Г. агентский договор, заключенный с клубом, и указал на то, что дальнейшие переговоры необходимо вести с ним.

           Исходя из пояснений 3-го лица усматривается, что ни футболист, ни его агент требований о замене стороны в переговорах с руководства клуба на непосредственно истца не выдвигали, замена на переговорах Маслова А.Д. на истца была исключительно инициативой клуба.

           Также Штромбергер Ю.Г. пояснил суду, что до появления в качестве переговорщика истца футболист и клуб не могли договориться по срокам и цене контракта. После появления истца в качестве переговорщика стороны смогли это сделать. При этом Штромбергер Ю.Г. затруднился указать, какие непосредственно существенные действия или аргументы привел истец, которые помогли сторонам прийти к соглашению.

           При этом, 25.07.2013 (до заключения оспариваемого агентского договора) на заседании совета директоров ответчика (т.3 л.д. 67-77) были одобрены условия контракта с футболистом.

           После заключения контракта - 27.09.2013 на заседании совета директоров ответчика (т.2 л.д. 116-129) также были одобрены условия уже заключенного контракта с футболистом. Исходя из их сопоставления усматривается, что изменился только срок контракта (было 01.08.2013 - 31.12.2015, стало 16.08.2013 - 01.05.2016), в остальном все условия остались прежними.

           Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что  стороны согласовали практически все существенные условия контракта, которые устроили футболиста, за исключением срока, до заключения агентского договора с истцом.

           Судом первой инстанции также верно отмечено, что на злоупотребление правом при заключении договора также указывает и  то обстоятельство, что  советом директоров ответчика оспариваемый агентский договор был согласован задним числом - 27.09.2013. При этом, на момент заключения соглашения с футболистом советом директоров был согласован иной агентский договор на заключение трудового соглашения с футболистом, но не с истцом, а со Штромбергером Ю.Г. (т.3 л.д.71), который одновременно являлся и агентом футболиста.

           Таким образом, не усматривается, что действия сторон при заключении оспариваемой сделки были добросовестными.

           В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции, истец заявил о пропуске срока исковой давности по заявленному требованию о признании оспариваемой сделки недействительной.

           Истец считает, что оспариваемая сделка является оспоримой, соответственно срок исковой давности по ее оспариванию не превышает 1 года.

           Указанный довод обоснованно отклонен судом первой инстанции как несостоятельный.

           Как указывалось выше, с учетом того, что ответчик является лицом, преимущественное участие в котором принимает государственное предприятие, оспариваемая сделка затрагивает публичные интересы.

           Данная сделка оспаривается по ст.168 ГК РФ (в старой редакции). Законом не установлена оспоримость данной сделки, соответственно сделка является ничтожной.

           В связи с изложенным, суд  первой инстанции пришел к правомерному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения первоначального иска и наличии оснований для удовлетворения встречного.

           В апелляционной жалобе ИП Агеев Д.Н. указывает, что суд первой инстанции необоснованно пришел к выводу о том, что мировое соглашение, заключенное между ИП Агеевым Д.Н. и ЗАО «ПФК «Крылья Советов» и утвержденное решением Палаты по разрешению споров Российского Футбольного Союза от 09 февраля 2015 года о рассрочке выплаты агентского вознаграждения в общей сумме 250 000 долларов США, не может быть квалифицировано в качестве новации, изменяющей правовые отношения между сторонами, и, следовательно, не является основанием для удовлетворения иска, а вышеуказанная общественная организация не является третейским судом.

           Данный довод ИП Агеева Д.Н. отклоняется судом апелляционной инстанции как  несостоятельный в связи со следующим.

           Возможность заключения мирового соглашения по экономическим спорам между субъектами предпринимательской деятельности предусмотрена АПК РФ и Федеральным законом от 24.07.2002 № 102 - ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации».

           В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.03.2011 № 13903/10 определен правовой подход, согласно которому мировое соглашение по своей правовой природе является институтом процессуального права и регламентируется нормами АПК РФ.

           Из смысла и содержания норм, регламентирующих примирительные процедуры, а также исходя из задач судопроизводства в арбитражных судах следует, что утвержденное судом мировое соглашение по своей природе является таким процессуальным способом урегулирования спора, который основывается на примирении сторон на взаимоприемлемых условиях, что влечет за собой ликвидацию спора о праве в полном объеме.

           Таким образом, в качестве новации, изменяющей правовые отношения между сторонами, может быть квалифицировано только мировое соглашение, утвержденное либо арбитражным судом, либо третейским судом.

           В данном случае, как верно указал суд первой инстанции в обжалуемом решении, Палата по разрешению споров Российского Футбольного Союза не является третейским судом, чья деятельность подпадает под действие Федеральным законом от 24.07.2002 № 102 - ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Решения Палаты по разрешению споров Российского Футбольного Союза не подлежат принудительному исполнению по правилам исполнительного производства, а за их неисполнение возможны лишь спортивные санкции (пункт 1 статьи 41 Регламента РФС по разрешению споров).

           Следовательно, мировое соглашение между истцом и ответчиком, утвержденное Палатой по разрешению споров Российского Футбольного Союза, не является новацией.

           В апелляционной жалобе ИП Агеев Д.Н. указывает, что суд первой инстанции не исследовал соглашение о порядке исполнения обязательств, заключенное 10 февраля 2015 года между ИП Агеевым Д.Н. и ЗАО «ПФК «Крылья Советов».             Между тем, по мнению апеллянта, указанное соглашение в силу части 3 статьи 70 АПК РФ является признанием стороной обстоятельств, на которых одна сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств.

           Данные доводы ИП Агеева Д.Н. суд апелляционной инстанции признает необоснованными и несостоятельными в связи со следующим.

           В соответствии с частью 3.1. статьи 70 АПК РФ обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований.

           Указанное соглашение о порядке исполнения обязательств, заключенное 10 февраля 2015 года, не носит самостоятельного характера, соглашением о новации не является,  соглашением лишь изменяется срок оплаты по агентскому договору от 01 августа 2013 года.

           Данный же агентский договор, как и неосуществление ИП Агеевым Д.Н. реального исполнения по нему, оспорены ЗАО «ПФК «Крылья Советов».

           Обстоятельства заключения агентского договора от 01 августа 2013 года, его исполнение сторонами, исследованы судом первой инстанции.

           По мнению апеллянта, суд не указал ни одной нормы права, которая прямо бы указывала на нарушение агентским договором от 01 августа 2013 года публичных интересов.

           Данный довод отклоняется как несостоятельный в связи со следующим.

           Суд первой инстанции в оспариваемом решении пришел к  выводу о том, что оспариваемая сделка совершена с нарушением требований Федерального закона от 18 июля 2011 года № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» и Федерального закона от 05 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

           Суд первой инстанции обоснованно ссылается в решении на Постановление
Президиума ВАС РФ от 28.01.2014 № 11535/13, в котором указано, что отношения,
возникающие при размещении заказов, отличает совокупность следующих особенностей:
контракт заключается в публичных интересах.

           Доводы апелляционной инстанции о том, что суд необоснованно пришел к выводу о неосновательном обогащении со стороны ИП Агеева Д.Н., также отклоняется.

           Считаем данный довод ИП Агеева Д.Н. необоснованным и несостоятельным в связи со следующим.

           Обязательства из неосновательного обогащения возникают в частности, в случае отсутствия правового основания приобретения (сбережения) имущества.

           В рассматриваемой ситуации, агентский договор от 01 августа 2013 года квалифицирован судом как ничтожная сделка.

           Кроме того, ЗАО «ПФК «Крылья Советов» встречного исполнения по сделке не получило. Следовательно, со стороны Агеева Д.Н. имеет место неосновательное обогащение в виде полученных без правового основания денежных средств.

           В апелляционной жалобе ИП Агеева Д.Н. указано, что суд необоснованно пришел к выводу о том, что участие ИП Агеева Д.Н. в заключении трудового договора с
футболистом Цаллаговым И.Ю. было номинальным, в услугах ИП Агеева Д.Н. клуб не
нуждался и мог выполнить самостоятельно, действия Агеева Д.Н. были направлены
исключительно на искусственное создание задолженности ЗАО «ПФК «Крылья Советов»
перед ИП Агеевым Д.Н.

           В частности, ИП Агеев Д.Н. считает, что суд не принял во внимание объяснения третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора -ИП Штромбергера Ю.Г.

           Данный довод отклоняется в связи со следующим.

           Судом дана надлежащая правовая оценка объяснениям ИП Штромбергера Ю.Г. В частности, в решении суда первой инстанции указано, что ИП Штромбергер Ю.Г. затруднился пояснить суду, какие непосредственно существенные действия или аргументы привел ИП Агеева Д.Н., которые помогли клубу и футболисту прийти к соглашению, к которому они не могли прийти до появления апеллянта как переговорщика.

           ИП Агеев Д.Н. указывает, что на трудовом договоре между ЗАО «ПФК «Крылья Советов» и футболистом Цаллаговым И.Ю. от 15 августа 2013 года не содержится и не должна содержаться отметка об использовании агента футбольным клубом.

           Между тем, в соответствии с пунктом 2 статьи 24 Регламента РФС по агентской деятельности, утвержденным Постановлением Исполкома Общероссийской общественной организации «Российский футбольный союз» № 131 от 16.12.2008 года (действовавшего на момент подписания агентского договора от 01 августа 2013 года) (имеется в материалах дела), при любой сделке, в которой интересы футбольного клуба представляет Агент, его фамилия и подпись должны в обязательном порядке фигурировать в соответствующем договоре о переходе футболиста и/или в трудовом договоре.

           Довод ИП Агеева Д.Н. о том, что заключение ЗАО «ПФК
«Крылья Советов» гражданско - правовых договоров, и в частности, агентских договоров,
осуществлялось и в настоящее время осуществляется с единственным поставщиком без
проведения конкурентных процедур, не имеет отношения к предмету судебного разбирательства в рамках рассматриваемого дела.

           Допущенные судом опечатки, подлежат исправлению в порядке, установленном ст. 179 АПК РФ и не являются основанием для отмены обжалуемого решения.

           Иные доводы, изложенные в апелляционной жалобе, являлись предметом исследования арбитражного суда первой инстанции, который дал им надлежащую оценку. Арбитражный суд апелляционной инстанции не находит оснований для переоценки выводов арбитражного суда первой инстанции.

           Обжалуемый судебный акт соответствует нормам материального права, сделанные в нем выводы – установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Нарушений норм  процессуального права, являющихся согласно части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации  безусловным основанием  для отмены судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено. Апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

           В суде апелляционной инстанции представитель закрытого акционерного общества «Профессиональный футбольный клуб «Крылья Советов»  заявил требование о взыскании с истца судебных расходов в размере 34 483 руб.

         В подтверждение несения расходов на оплату услуг представителя ответчик представил договор об оказании услуг от 28.07.2016 заключенный между ЗАО «Профессиональный футбольный клуб «Крылья Советов» и гражданином  Камышниковым  Д.А., платежные поручения №1315 от 29.07.2016 и №1313 от 29.07.2016 на общую сумму 34 483 руб.

           В соответствии с частью 2 статьи 110 АПК РФ расходы на оплату услуг лиц, оказывающих юридическую помощь, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

           По смыслу данной правовой нормы разумные пределы расходов являются оценочной категорией, четкие критерии их определения применительно к тем или иным категориям дел не предусмотрены.

           В каждом конкретном случае суд вправе определить такие пределы с учетом обстоятельств дела, сложности и продолжительности судебного разбирательства, сложившегося в данной местности уровня оплаты услуг по представлению интересов доверителей в арбитражном процессе.

           Установив, что предъявленные ответчиком к взысканию судебные расходы по оплате услуг представителя по данному делу в сумме 34 483 руб. подтверждены документально, доказательств явного превышения разумных пределов судебных расходов истцом в материалы дела не представлено, суд апелляционной инстанции считает заявление о возмещении судебных расходов подлежащим удовлетворению в заявленном размере.

         В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса  Российской Федерации государственная пошлина в размере 3000 руб. за подачу апелляционной жалобы   возлагается на ее заявителя и уплачена им при  ее подаче.

        Руководствуясь статьями  106,110, 266-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

П О С Т А Н О В И Л:

Решение Арбитражного суда Самарской области от 02 июня 2016 года по делу № А55-30065/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

           Взыскать с индивидуального предпринимателя Агеева Дмитрия Николаевича в пользу закрытого акционерного общества «Профессиональный футбольный клуб «Крылья Советов» 34 483 руб. в возмещение расходов на оплату услуг представителя.

         Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в  двухмесячный срок в  Арбитражный суд Поволжского округа.

Председательствующий                                                                                   О.И. Буртасова

Судьи                                                                                                                 В.Т. Балашева                              

                                                                                                                             С.А. Кузнецов