НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление АС Рязанской области от 11.06.2019 № А54-8726/18

ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

Староникитская ул., 1, г. Тула, 300041, тел.: (4872)70-24-24, факс (4872)36-20-09

e-mail: info@20aas.arbitr.ru, сайт: http://20aas.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Тула                                                                                                      Дело № А54-8726/2018

Резолютивная часть постановления объявлена   11.06.2019

Постановление изготовлено в полном объеме    13.06.2019

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Тимашковой Е.Н., судей Еремичевой Н.В. и Стахановой В.Н.,при ведении протокола судебного заседания секретарем Овчинниковой И.В., при участии представителей заинтересованного лица – межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Рязанской области (г. Рязань, ОГРН 1046213016409, ИНН 6230012932) – Герман Ю.В. (доверенность от 25.12.2018 № 2.2-10/17872), Курохтина А.А. (доверенность от 10.12.2018 № 2.2-10/16807) и Семиной Н.В. (доверенность от 20.11.2018 № 2.2-10/15664), в отсутствие представителя заявителя – общества с ограниченной ответственностью «Мазс» (г. Рязань, ОГРН 1036212001935, ИНН 6228036044), извещенного о времени и месте судебного разбирательства надлежащим образом, рассмотрев в открытом судебном заседании, проводимом путем использования системы видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Рязанской области, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Мазс» на решение Арбитражного суда Смоленской области от 04.04.2019 по делу № А54-8726/2018 (судья Костюченко М.Е.),

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «Мазс» (далее – общество) обратилось в Арбитражный суд Смоленской области с заявлением к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Рязанской области (далее – инспекция) о признании недействительным решения от 26.06.2018 № 2.9-10/11 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на добавленную стоимость (далее – НДС) в размере 3 990 587 рублей 88 копеек и пени по НДС в размере 1 667 356 рублей 33 копеек.

Решением Арбитражного суда Смоленской области от 04.04.2019 в удовлетворении заявления отказано.

Не согласившись с принятым судебным актом, общество обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить и принять по делу новый судебный акт. В обоснование своей позиции указывает на то, что при заключении сделок со спорными контрагентами оно проявило должную осмотрительность и осторожность. Считает ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что спорные контрагенты не имеют необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности ввиду отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских и офисных помещений, а также отсутствия платежей, обычно свойственных ведению финансово-хозяйственной деятельности. Обращает внимание на то, что реальность хозяйственных отношений между ним и спорными организациями подтверждается путевыми листами и накладными на перемещение товара. Полагает, что факт подписания документов от имени контрагентов лицами, отрицающими их подписание и наличие у них полномочий руководителя, не является безусловным и достаточным основанием для вывода о непроявлении им должной осмотрительности и осторожности при заключении сделки со спорным контрагентом и не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной.

Также считает неправильным вывод суда первой инстанции о том, что регистрация контрагентов в качестве юридических лиц и постановка их на учет в налоговом органе носит справочный характер и не характеризует их как добросовестного, надежного и стабильного участника хозяйственных взаимоотношений.

От инспекции в суд апелляционной инстанции поступил отзыв на апелляционную жалобу, в котором она, считая принятое решение законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы и возражения, изложенные в отзыве, суд апелляционной инстанции считает, что решение суда первой инстанции не подлежит отмене по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что инспекцией в соответствии со статьей 89 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) и на основании решения от 23.03.2017 № 2.9-10/2 проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2014 по 31.12.2015, по результатам которой составлен акт от 19.03.2018 № 2.9-10/2 и принято решение от 26.06.2018 № 2.9-10/11 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Из резолютивной части названного решения усматривается, что обществу доначислен НДС в размере 7 644 133 рублей 48 копеек, предложено перечислить в бюджет налог на доходы физических лиц (далее – НДФЛ) в размере 11 617 рублей, доначислены пени за неуплату налогов в общем размере 2 712 049 рублей 56 копеек, а также общество привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122,               статье 123 и пункту 1 статьи 126 НК РФ в виде штрафа в общем размере                                       419 031 рубля 26 копеек.

Решением управления Федеральной налоговой службы по Рязанской области               (далее – управление) от 03.10.2018 № 2.15-12/15257 апелляционная жалоба общества на указанное решение удовлетворена частично, ненормативный акт инспекции отменен в части начисления НДС в размере 3 653 545 рублей 60 копеек, соответствующих пеней и штрафных санкций по пункту 1 статьи 122 НК РФ, а также в части штрафных санкций по статье 123 НК РФ в размере 24 188 рублей 35 копеек и по пункту 1 статьи 126 НК РФ – 2650 рублей.

С учетом этого обществу доначисленными остались НДС в размере                                             3 990 587 рублей 88 копеек, пени по НДС в размере 1 667 356 рублей 33 копеек, штраф по пункту 1 статьи 126 НК РФ в размере 2650 рублей, НДФЛ в размере                                       11 617 рублей, пени по НДФЛ – 81 777 рублей и штраф по статье  123 НК РФ –                            29 488 рублей 35 копеек.

Не согласившись с решением инспекции в данной части, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением.

Рассматривая спор по существу и отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции обоснованно руководствовался следующим.

На основании части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно части 4 статьи 200 АПК РФ, при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, для признания ненормативного акта недействительным, решения и действия (бездействия) незаконными необходимо наличие одновременно двух условий: несоответствие их закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

Частью 5 статьи 200 АПК РФ предусмотрена обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

В силу пунктов 1 и 2 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, в таможенных процедурах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через границу Российской Федерации без таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего кодекса; а также товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Из пункта 1 статьи 172 НК РФ следует, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 – 8 статьи 171 настоящего кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Как установлено пунктами 1 и 2 статьи 169 НК РФ, счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая комиссионера, агента, которые осуществляют реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав от своего имени) сумм налога к вычету. Счета-фактуры являются основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету при выполнении требований, установленных пунктами 5, 5.1 и 6 настоящей статьи.

Счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации (пункт 6 названой статьи).

Таким образом, право налогоплательщика на налоговые вычеты обусловлено приобретением им товаров (работ, услуг), используемых для осуществления деятельности, являющейся объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость, принятием данных товаров (работ, услуг) на учет, наличием счетов-фактур и соответствующих первичных документов, достоверно подтверждающих факт совершения хозяйственной операции. При этом наличие счета-фактуры является обязательным, но не единственным условием предоставления налоговых вычетов по НДС.

Согласно разъяснениям Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенным в постановлении от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – постановление № 53), под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В пункте 5 данного постановления указано, что о необоснованности налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета. В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Из пункта 6 постановления № 53 следует, что такие обстоятельства как создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 20.04.2010 № 18162/09 по делу № А11-1066/2009 сформулировал  правовую позицию, в соответствии с которой вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих обществ, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком, – покупателем товаров (работ, услуг) и отражению в них сведений, установленных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца.

Соответственно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в указанных счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать об указании продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в постановлении № 53.

Обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике – покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиками (статья 172 НК РФ).

Налоговый орган, в свою очередь, в соответствии с частью 5 статьи 200 АПК РФ обязан доказать неполноту, недостоверность и (или) противоречивость сведений, содержащихся в документах представленных налогоплательщиком, а также необоснованность получения им налоговой выгоды.

Разрешение споров о праве на налоговый вычет, касающихся выполнения обязанности по уплате налога, относится к компетенции арбитражных судов, которые не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах, и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24.11.2005 № 452-О, от 18.04.2006              № 87-О, от 16.11.2006 № 467-О и от 20.03.2007 № 209-О).

Судом первой инстанции установлено, что общество на основании счетов-фактур, выставленных контрагентами ООО «АСД-Проект» и ООО «Балатон», предъявило к налоговому вычету НДС в общем размере 3 990 587 рублей 88 копеек.

ООО «АСД-Проект».

Из материалов проверки усматривается, что данный контрагент в 1 – 3 кварталах 2014 года поставлял обществу товары (труба, балки, уголки, швеллеры, лист г/к) на общую сумму 24 810 520 рублей 63 копейки, в т. ч. НДС – 3 784 655 рублей 84 копеек.

В подтверждение обоснованности налоговых вычетов по НДС общество представило инспекции договоры поставки, счета-фактуры, товарные накладные.

В ходе проведения инспекцией мероприятий налогового контроля в отношении ООО «АСД-Проект» установлено, что данная организация состояла на налоговом учете в межрайонной ИФНС России № 2 по Рязанской области с 27.09.2013, а 21.03.2017 исключена из ЕГРЮЛ на основании пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон № 129-ФЗ).

Вид деятельности, заявленный ООО «АСД-Проект», – оптовая торговля цветными металлами в первичных формах, кроме драгоценных.

Как усматривается из сведений федеральной базы данных, ООО «АСД-Проект» включено в информационный ресурс «Риски» по следующим присвоенным критериям: отсутствие работников и лиц, привлеченных по договорам гражданско-правового характера, непредставление налоговой отчетности, представление «нулевой» налоговой отчетности.

Фактически ООО «АСД-Проект» отсутствовало по адресу регистрации.

Имущество и транспортные средства у ООО «АСД-Проект» отсутствуют.

Согласно отчетности ООО «АСД-Проект» со 2 квартала 2014 года по 21.03.2017  деятельность не велась.

В налоговых декларациях за 1 квартал 2014 года указанное лицо отразило выручку значительно меньше, чем стоимость товара согласно представленным документам.

Непредставление контрагентом в налоговые органы налоговой отчетности и (или) неотражения в ней в полном объеме доходов в совокупности с иными доказательствами не только подтверждает отсутствие какой-либо финансовой деятельности контрагента, но и говорит об отсутствии уплаты налогов заявленными контрагентами в бюджетную систему Российской Федерации.

К тому же инспекцией установлено, что руководителем и учредителем                                           ООО «АСД-Проект» значился Покровский Д.И., который в ходе допросов в качестве свидетеля (протоколы допроса от 12.12.2017 № 476 и от 23.05.2018 № 98) пояснил, что заработную плату либо иные вознаграждения в ООО «АСД-Проект» он никогда не получал, т. к. фактически не являлся ни его директором, ни главным бухгалтером, хозяйственную деятельность от имени ООО «АСД-Проект» не осуществлял.

По существу заданных вопросов Покровский Д.И. указал, что в 2013 – 2015 годах он работал в ГАУ ДО СДЮСШОР «Родной край» в должности тренера-инструктора.

ООО «АСД-Проект» ему знакомо, поскольку он помогал оформлять документы при регистрации данной организации в банке для открытия расчетного счета.  Учредителем этого лица никогда не являлся. Адрес фактического местонахождения                 ООО «АСД-Проект» ему неизвестен, Чернышева З.Д. (арендодатель) ему не знакома. Трудовой договор с ООО «АСД-Проект» никогда не оформлял, трудовую деятельность там не вел. Указать фамилию человека, который предложил занять должность директора в                  ООО «АСД-Проект», затруднился. Никакие финансово-хозяйственные документы указанной организации не подписывал. С покупателями и заказчиками не общался. Заработную плату и иные вознаграждения в ООО «АСД-Проект» не получал. Сфера деятельности названного лица Покровскому Д.И. не известна.

Расчетный счет для ООО «АСД-Проект» в Сбербанке на улице Горького он открывал сам с консультирующим его человеком, Ф. И. О. которого он уже не помнит. Открытыми расчетными счетами и денежными средствами никогда не управлял. Никакие электронные носители в банке ему не давали. Где и у кого хранилась печать                                 ООО «АСД-Проекг» Покровскому Д.И. неизвестно. С расчетного счета организации деньги не снимал, доверенность на снятие денег не давал. С какой целью осуществлялось снятие наличных денежных средств с расчетного счета ООО «АСД-Проект» и кому они предназначались (передавались) ему не известно. Также не знает, были ли в их числе представители общества.

Помимо этого свидетель пояснил, что документы по взаимоотношениям                       ООО «АСД-Проект» с обществом не подписывал, доверенность на право подписи от лица руководителя не выдавал. Денежные средства не получал.

В ходе проведения допроса Покровскому Д.И. на обозрение представлены документы, составленные от имени ООО «АСД-Проект», на которых значится его подпись. По данному факту свидетель пояснил, что представленные на обозрение документы по взаимоотношениям ООО «АСД-Проект» с обществом не подписывал.

В связи с этим инспекцией на основании постановления от 26.12.2017 № 17 назначена почерковедческая экспертиза, по результатам которой экспертом сделан вывод о том, что подписи от имени Покровского Д.И., расположенные в соответствующих графах документов (договор поставки, счета-фактуры, товарные накладные) по контрагенту ООО «АСД-Проект», выполнены не Покровским Дмитрием Игоревичем, а двумя другими лицами (заключение эксперта от 16.01.2018 № 2).

Данное обстоятельство свидетельствует о том, что представленные обществом первичные документы (договор, счета-фактуры, товарные накладные) содержат недостоверные сведения, так как подписаны неустановленными лицами, а не руководителем указанной организации.

Как следует из выписки банка о движении денежных средств по расчетному счету общества, а также из карточки счета 60, в оплату по вышеуказанным договорам поставки общество в адрес ООО «АСД-Проект» перечислило сумму в размере 3 193 346 рублей, в том числе 30.04.2014 – 1 473 500 рублей (с назначением платежа «за металл») и                12.05.2014 – 1 719 846 рублей (с Назначением платежа «за металл») (бухгалтерская проводка Дт 60 – Кт 51).

В результате анализа движения денежных средств по счетам ООО «АСД-Проект» инспекцией установлен возврат указанных денежных средств в адрес общества, то есть установлена замкнутость движения денежных средств между обществом и                                  ООО «АСД-Проект», а также иными участниками «цепочки» прохождения денежных средств (1-я цепочка: ООО «Альфамет», ЗАО «Транс Евросталь», ООО «Тэкойл» и общество; 2-я цепочка: ООО «Групптрейд», ЗАО «Транс Евросталь» и ООО «Тэкойл»).

Иных платежей (расчетов) с ООО «АСД-Проект» не производилось.

Оборотно-сальдовой ведомостью по счету 60 за 4 квартал 2015 года, представленной обществом, подтверждается, что по состоянию на 01.01.2016 у него числилась кредиторская задолженность перед ООО «АСД-Проект» на сумму                                                   21 617 174 рублей 63 копеек (24 810 520 рублей 63 копейки – 3 193 346 рублей).

Согласно пояснениям представителя общества на момент рассмотрения спора указанная кредиторская задолженность не погашена.

Следовательно, наличие кредиторской задолженности в размере                                         21 617 174 рублей 63 копеек, отсутствие мер, направленных на взыскание долга со стороны ООО «АСД-Проект», свидетельствуют об отсутствии реальной экономической цели операций.

Помимо этого, при анализе полученных банковских выписок установлено отсутствие расходов на оплату труда, в том числе с применением пластиковых зарплатных карт, а также расходов на содержание коммунальной сферы (расходов на аренду помещений, оплату коммунальных услуг, услуг связи, почтовых и иных расходов).

Основной поток денежных средств, поступивший на расчетный счет, ООО «АСД-Проект» перечисляет на пластиковую карту на имя Покровского Д.И., а также на расчетный счет ООО «Балатон», с которого в последующем денежные средства перечисляются на пластиковую карту на имя Петунина В.А. в размере 42 723 000 рублей.

Инспекцией получена информация от ОАО «Сбербанк России», согласно которой банк в результате анализа операций по расчетному счету ООО «АСД-Проект» пришел к выводу о том, что хозяйственная деятельность данного лица не прослеживается, выявлено систематическое снятие с бизнес счета наличных денежных средств в крупных размерах – 84 436 млн. рублей.

Также банком установлено наличие у ООО «АСД-Проект» транзитных операций, а отчисляемые в бюджет налоги минимальны. В результате проведенного анализа выявлены операции, которые подпадают под критерии «сомнительные».

Банком в адрес ООО «АСД-Проект» направлено уведомление от 13.05.2014                           № 107-09/28345, которым в соответствии с пунктом 11статьи 7 Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ«О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – Закон                  № 115-ФЗ) общество проинформировано о том, что с 13.05.2014 банк блокирует предоставление услуг. В случае непредставления документов, объясняющих экономический смысл операций, банк инициирует процедуру расторжения договора в одностороннем порядке.

Уведомлением от 07.06.2018 банк известил ООО «АСД-Проект» о закрытии расчетного счета.

По результатам проведенной инспекцией инвентаризации имущества общества по состоянию на 27.12.2017 и на основании анализа счета 10.8 инспекцией установлено, что в 2014 – 2015 годах списание материалов, полученных согласно представленным документам от ООО «АСД-Проект», обществом не производилось.

В связи со сказанным суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что изложенные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии реальной хозяйственной деятельности общества с ООО «АСД-Проект».

ООО «Балатон».

В отношении данного контрагента из материалов дела усматривается, что во                     2 квартале 2014 года оно поставляло обществу товары (битумная мастика и сварочная проволока) на общую сумму 1 350 000 рублей, в т. ч. НДС в размере                                               205 932 рублей 20 копеек.

В подтверждение обоснованности налоговых вычетов по НДС общество при проверке представило инспекции договоры поставки, счета-фактуры и товарные накладные.

При анализе движения денежных средств по расчетному счету общества и анализа оборотно-сальдовой ведомости по счету 60 «расчеты с поставщиками и подрядчиками» за 2 квартал 2014 года по указанному контрагенту инспекцией установлено перечисление обществом в адрес ООО «Балатон» 2 700 000 рублей, что превышает стоимость товаров, указанную в представленных документах.

При этом документы, свидетельствующие о наличии финансово-хозяйственных взаимоотношений между этими организациями на сумму 2 700 000 рублей, обществом не представлены.

Между тем перечисление денежных средств в сумме, превышающей в 2 раза стоимость товаров, свидетельствует об отсутствии реальной экономической цели операций.

Как установлено проверкой, ООО «Балатон» состояло на налоговом учете в межрайонной ИФНС России № 2 по Рязанской области с 02.10.2013, а с 09.12.2016 общество исключено из ЕГРЮЛ на основании пункта 2 статьи 21.1 Закона № 129-ФЗ (как недействующая организация).

Основной вид деятельности – «деятельность по предоставлению прочих вспомогательных услуг для бизнеса, не включая в другие группировки».

Общество внесено в ФИР «Риски» по следующим критериям налоговых рисков: отсутствие работников и лиц, привлеченных по договорам гражданско-правового характера, непредставление налоговой отчетности и представление «нулевой» налоговой отчетности.

При проведении налоговой проверки инспекцией установлено отсутствие                          ООО «Балатон» по адресу регистрации.

Кроме того, данная организация не представляет налоговую отчетность с                            3 квартала 2014 года, а в отчетности за 1 – 2 кварталы указанного года суммы расходов и вычетов практически одинаковые с суммой выручки.

Инспекцией от ОАО «Сбербанк России» получена информация, в соответствии с которой банк в результате анализа операций по расчетному счету ООО «Балатон» пришел к выводу о том, что хозяйственная деятельность этого лица не прослеживается.

При этом банком установлено наличие у ООО «Балатон» транзитных операций, а налоги, отчисляемые в бюджет, минимальны. Также выявлены операции, которые подпадают под критерий «сомнительные».

Банком в адрес ООО «Балатон» направлено уведомление от 20.06.2014                     № 107-09/33637, которым организация в соответствии с пунктом 11 статьи 7 Закона                № 115-ФЗ информируется о том, что с 20.06.2014 банк блокирует предоставление банковских услуг в случае непредставления документов, объясняющих экономический смысл операций.

Банком 21.09.2015 расторгнут договор банковского счета в одностороннем порядке.

В результате анализа полученных банковских выписок инспекцией установлено отсутствие у ООО «Балатон» расходов на оплату труда, в том числе с применением пластиковых зарплатных карт, и расходов на содержание коммунальной сферы (расходов на аренду помещений, оплату коммунальных услуг, услуг связи, почтовых и иных расходов, которые сопутствуют любой хозяйственной деятельности).

Инспекцией в качестве свидетеля допрошен Петунин В.О., значащийся руководителем и учредителем ООО «Балатон» (протокол допроса от 30.11.2017 № 440), пояснивший, что работает в РОЭК «Сапожковском филиале». ООО «Балатон» регистрировалась им за денежное вознаграждение. После регистрации ничего об этой организации не знает, поскольку в ней не работал.

Учредителем и руководителем он являлся формально. Ф. И. О. лица, предложившего ему зарегистрировать ООО «Балатон за деньги, не знает, контакты с ним не сохранились. Заявление на регистрацию юридического лица, а также иные документы, предоставляемые в регистрирующий орган, в том числе в присутствии нотариуса по организации ООО «Балатон», он подписывал лично. Доверенность на подписание                каких-либо бумаг он не давал. Где хранятся регистрационные документы организации, учредительные и финансовые документы не знает.

Указал, что собственные имущество и деньги в уплату уставного капитала им не вносились. Предоставляя документы для государственной регистрации юридического лица, Петунии В.О. не намеревался осуществлять права и нести обязанности участника. В качестве руководителя организации не подписывал финансовые документы, бухгалтерскую отчетность и декларации.

Помимо этого, Петунии В.О. не знает, кто был главным бухгалтером и вел бухгалтерский и налоговый учет в ООО «Балатон». Также ему неизвестно где фактически формировалась бухгалтерская и налоговая отчетность, и как она предоставлялась в налоговый орган. Участие в открытии расчетного счета организации он принимал. Кто заключал договор с оператором электронного документооборота с банком от имени организации ООО «Балатон», он не знает. Электронный ключ в банке получал он сам, при этом сразу отдал его девушке, Ф. И. О которой не помнит. Также ей отдана доверенность на получение электронно-цифровой подписи. Где и у кого хранится электронно-цифровая подпись организации ему не известно.

Также Петунии В.О. показал, что управление счетами организации при помощи специально компьютерной программы «Банк-Клиент» не осуществлял. Бухгалтерскую и налоговую отчетность не подписывал. При открытии расчетного счета его сопровождал консультирующий по всем вопросам человек, его Ф. И. О. он не запомнил. Денежные средства с расчетного счета организации не снимал, корпоративные международные акты не оформлял. Как происходило распоряжение денежными средствами на расчетном счете организации и поступившими на карту, открытую на его имя, ему не известно. Денежные средства он не снимал, не передавал и не отчитывался за них в ООО «Балатон».

На вопрос выдавал ли он доверенность на право подписи бухгалтерской и налоговой отчетности, а также налоговых деклараций ответил, что подписывал много документов, о данной доверенности точно не помнит. Каким видом деятельности занимается указанная организация, каким имуществом, какими производственными мощностями и оборудованием располагала организация, не знает.

Ему не известно  о том, имелись ли у ООО «Балатон» складские помещения, где они находились и по какому адресу, а также имелись ли у организации транспортные средства, в собственности или в аренде. Сотрудников организации Петунии В.О. не знает, как выплачивалась заработная плата ему не известно. О покупателях и поставщиках               ООО «Балатона» ничего не знает.

По результатам почерковедческой экспертизы, проведенной на основании постановления инспекции от 26.12.2017 № 17, экспертом сделан о том, что подписи от имени Петунина В.О., расположенные в соответствующих графах документов (договор поставки, счета-фактуры и товарные накладные) по контрагенту ООО «Балатон», выполнены не Петуниным В.О., а другим лицом (заключение эксперта от 16.01.2018 № 2).

Таким образом, представленные обществом первичные документы (договор, счета-фактуры и товарные накладные) содержат недостоверные сведения, так как подписаны неустановленным лицом, а не руководителем указанной организации.

Как усматривается из проведенной инспекцией инвентаризации имущества общества по состоянию на 27.12.2017 и анализа счета 10.8, в 2014 – 2015 годах обществом не производилось списание материалов, полученных от ООО «Балатон».

При таких обстоятельствах суд первой инстанции верно указал, что изложенное свидетельствует об отсутствии реальной хозяйственной деятельности общества с                  ООО «Балатон».

Помимо этого, как установлено инспекцией, налоговые декларации от имени             ООО «АСД-Проект» и ООО «Балатон» отправлялись в налоговый орган по телекоммуникационным каналам связи через ООО «Альтернатива».

Из информации, полученной инспекцией от ООО «Альтернатива», усматривается, что налоговые декларации, предоставляемые от имени этих организаций, подписывались Сычевой Ю.Ю. на основании доверенностей от данных организаций.

В ходе допроса Сычева Ю.Ю. пояснила инспекции, что в 2014 году она занималась сдачей отчетности по 15 организациям, возможно среди них были спорные контрагенты общества. Отчетность для сдачи в налоговый орган ей передавала Наталья около здания налоговой инспекции № 1. Директора организаций, от которых представлялась отчетность, ей не знакомы. Расчеты производились около здания инспекции. Иногда Сычева Ю.Ю. получала печати от Натальи, отдавала их вместе с комплектом документов сотрудникам ООО «Альтернатива», которые проставляли их в нужных местах, а затем возвращали. За каждую организацию ей платили 300 рублей. Отчетность, передаваемая Сычевой Ю.Ю., была уже заполнена.

Кроме того, инспекцией установлено, что IP-адрес, с которого осуществлял выход в сеть Интернет и доступ к системе «Клиент-банк», у ООО «Балатон» и ООО «АСД-Проект» совпадает.

Указанное также подтверждает факт отсутствия осуществления реальной хозяйственной деятельности общества со спорными контрагентами.

Отклоняя доводы общества о том, что реальность хозяйственных операций подтверждается тем, что часть товаров использована в производстве, а часть – находится на строительных объектах, суд первой инстанции верно отметил, что само по себе данное обстоятельство не может свидетельствовать о приобретении товара именно у спорных контрагентов.

При этом факты перечисления денежных средств на расчетные счета спорных контрагентов не могут подтверждать реальность совершения обществом хозяйственных операций, поскольку перечисление денежных средств (транзитный характер таких перечислений) является распространенной попыткой создания видимости реальной хозяйственной операции.

Относительно довода общества о том, что при выборе спорных контрагентов оно использовало данные сервиса «egrul.nalog.ru», а также руководствовалось информацией, содержащейся на сайтах «nalog.ru» и «arbitr.ru», суд первой инстанции справедливо указал следующее.

Информация, содержащаяся в перечисленных информационных ресурсах, в том числе о государственной регистрации юридических лиц, является открытой, общедоступной, носит справочный характер и не характеризует контрагентов как добросовестных, надежных и стабильных участников хозяйственных взаимоотношений, имеющих деловую репутацию, обладающих конкурентоспособностью на рынке товаров (работ, услуг), и действующих через уполномоченных представителей, обеспечивающих интересы данных юридических лиц.

Подтверждение фактов государственной регистрации и постановки на налоговый учет спорных организаций-контрагентов само по себе не может быть рассмотрено в качестве безусловного доказательства возможности выполнения данными юридическими лицами договорных обязательств перед обществом.

Проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает не только проверку его правоспособности, возникновение которой обусловлено государственной регистрацией юридического лица, но и проверку личности лица, подписавшего первичные бухгалтерские документы, а также соответствующих полномочий на совершение юридически значимых действий, подтвержденных удостоверением личности, решением общего собрания или доверенностью (статьи 49, 51, 52 и 53 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)).

При этом при выборе контрагента подлежат оценке не только условия сделки и ее коммерческая привлекательность, но и его деловая репутация, платежеспособность, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

Судом первой инстанции установлено, что согласно проведенным инспекцией допросам сотрудников общества (директора Посохина Д.А., главного инженера               Мальцева В.Т. и начальника по материальным запасам Шаховой Е.С.) поиском поставщиков в обществе занимался снабженец. При этом свидетели затруднились пояснить порядок оценки деловой репутации своих контрагентов, сообщив, что                    ООО «АСД-Проект» и ООО «Балатон» и (или) руководство данных организаций им не знакомы (протоколы допросов от 07.11.2017 № 400, от 18.12.2017 № 489 и от 22.12.2017 № 500).

В отношении пояснений представителя общества, данных в суде первой инстанции, о том, что при выборе контрагентов общество руководствовалось ценой товара и сроками поставки, суд верно указал, что данные критерии не свидетельствуют о проявлении должной осмотрительности и осторожности.

При этом обществом в материалы дела не представлены доказательства, свидетельствующие о том, что при выборе спорных контрагента им оценивались не только условия сделки и коммерческая привлекательность, но и деловая репутация организаций, их платежеспособность, риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, а также наличие у контрагентов необходимых ресурсов и опыта.

Следовательно, как справедливо отметил суд первой инстанции, общество взяло на себя риск негативных последствий, выразившихся в невозможности применить налоговую выгоду в виде налоговых вычетов по НДС по документам от спорных контрагентов, не соответствующим требованиям вышеприведенных норм права и содержащих недостоверную информацию.

Причем неосуществление мер по проверке правоспособности спорных организаций является риском самого общества, ввиду чего оно несет все неблагоприятные последствия такой ненадлежащей организации своей деятельности.

В связи с этим у ООО «АСД-Проект» и ООО «Балатон» имеются лишь формальные признаки осуществления деятельности, и не характеризуют их как добросовестных и стабильных участников хозяйственных взаимоотношений, имеющих надежную деловую репутацию и конкурентоспособность на рынке товаров (работ, услуг).

Факт непроявления обществом должной осмотрительности в совокупности с иными установленными в ходе рассмотрения настоящего дела обстоятельствами, служит основанием для вывода о заключении сделок, не имеющих деловой цели, с организациями, не осуществляющими реальную хозяйственную деятельность, и направленности действий общества на получение необоснованной налоговой выгоды.

Что касается ссылок общества на то, что до спорных поставок оно провело переговоры с ООО «АСД-Проект», оформленные протоколом от 26.12.2003 № 17, при участии со стороны данного заместителя директора Салтыкова Ю.М., со стороны общества – начальника отдела снабжения Агафонова Г.А. и директора Посохин Д.А, а ООО «Балатон» направило письмо от 15.04.2014, свидетельствующее о том, что данная организация готова поставить обществу интересующие товары, суд первой инстанции справедливо указал, что с учетом установленных по делу фактических обстоятельств названные документы не свидетельствуют о наличии реальных хозяйственных взаимоотношений общества с ООО «АСД-Проект» и ООО «Балатон».

Также суд обоснованно дал критическую оценку протоколу переговоров от 26.12.2003 № 17 ввиду того, что допрошенный в ходе проведения проверки директор общества Посохин Д.А. отрицал наличие личных контактов с должностными лицами                 ООО «АСД-Проект», а ООО «АСД-Проект» не представляло сведения о доходах на сотрудника Салтыкова Ю.М.

Судом первой инстанции обоснованно отклонены доводы общества, касающиеся заинтересованности эксперта при проведении почерковедческой экспертизы, по следующим основаниям.

В силу пункта 1 статьи 95 НК РФ в необходимых случаях для участия в проведении конкретных действий по осуществлению налогового контроля, в том числе при проведении выездных налоговых проверок, на договорной основе может быть привлечен эксперт. Экспертиза назначается в случае, если для разъяснения возникающих вопросов требуются специальные познания в науке, искусстве, технике или ремесле. В соответствии с пунктом 8 статьи 95 НК РФ эксперт дает заключение в письменной форме от своего имени.

Из материалов дела усматривается, что обществом не заявлялись возражения относительно проведения экспертизы и кандидатуры эксперта. Кроме того, общество не было лишено возможности реализовать свои права, предусмотренные пунктом 7 статьи 95 НК РФ, в процессе производства экспертизы.

Однако общество ни до начала экспертизы, ни в ходе ее проведения не воспользовалось своими правами.

Ввиду отсутствия со стороны общества замечаний к постановлению инспекции о назначении экспертизы от 26.12.2017 № 17, в том числе непосредственно относительно кандидатуры эксперта, экспертиза проведена Егоровым Д.К. – сотрудником                           ООО «Экспертное партнерство – Рязань».

Заявляя свои доводы, общество не представило в материалы дела надлежащие доказательства, свидетельствующие о том, что эксперт по своей квалификации не может проводить проченную ему экспертизу, а также провел ее некомпетентно или предвзято.

Как верно отметил суд первой инстанции, заключение эксперта от 16.01.2018 № 2 является полным и мотивированным, не содержащим неточностей и неясностей в ответах на поставленные вопросы, а выводы эксперта однозначны и не носят вероятностного характера.

Из постановления № 53 усматривается, что представленные в обоснование налоговых вычетов документы должны содержать полные и достоверные сведения, то есть достоверно свидетельствовать об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает наступление налоговых последствий.

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (пункт 4 названного постановления).

Обязанность подтверждать правомерность и обоснованность понесенных расходов, налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике, поскольку именно он заявляет суммы расходов и налоговых вычетов.

Следовательно, налоговые вычеты, заявленные налогоплательщиком и уменьшающие налоговую базу по НДС, должны быть документально подтвержденными, а данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственных операций, должны соответствовать фактическим обстоятельствам, отражать конкретные факты хозяйственной деятельности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 169 НК РФ счета-фактуры, не соответствующие требованиям пункта 6 статьи 169 НК РФ, не могут являться основанием для предъявления к вычету НДС.

Как правильно указано судом первой инстанции, поскольку представленные обществом первичные документы по осуществлению деятельности с ООО «АСД-Проект» и ООО «Балатон» в нарушение пункта 6 статьи 169 НК РФ и статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» содержат недостоверные сведения, так как подписаны лицами, не являющимися руководителями спорных организаций, они не подтверждают осуществление реальных финансово-хозяйственных операций с данными контрагентами.

Ввиду того, что условием применения вычетов является подтверждение совершения операций по приобретению товаров, работ (услуг) и их дальнейшего использования в операциях, подлежащих обложению НДС, то общество обязано доказать обстоятельства, связанные с возникновением налоговой выгоды применительно к нормам статей 169, 171 и 172 НК РФ.

Причем правовое значение в целях предоставления налоговых вычетов имеют не последующие операции по переработке и реализации, а реальность хозяйственной операции именно с тем контрагентом, получение товара от которого оформлено документально.

Однако обществом, в нарушение вышесказанного, в материалы дела не представлены доказательства, свидетельствующие о реальности спорных хозяйственных операций.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что сделки, заключенные обществом с ООО «АСД-Проект» и ООО «Балатон», совершены без намерения создать соответствующие им правовые последствия и являются мнимыми, оформленными лишь с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде вычета по НДС.

В связи с тем, что решение инспекции от 26.06.2018 № 2.9-10/11 соответствует законодательству и не нарушает права и законные интересы общества в сфере предпринимательской деятельности, суд первой инстанции правомерно отказал ему в удовлетворении заявления.

Довод апелляционной жалобы об ошибочности вывода суда первой инстанции о том, что спорные контрагенты не имеют необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности ввиду отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских и офисных помещений, а также отсутствия платежей, обычно свойственных ведению финансово-хозяйственной деятельности, является несостоятельным, поскольку к такому выводу суд пришел в результате оценки всех имеющихся в материалах дела доказательств, свидетельствующих об отсутствии со стороны данных лиц осуществления реальной хозяйственной деятельности.

При этом, заявляя такой довод, общество не представило надлежащие доказательства, подтверждающие неправомерность сделанного судом вывода.

Доводы общества о том, что реальность хозяйственных отношений между ним и спорными лицами подтверждается путевыми листами и накладными на перемещение товара подлежат отклонению ввиду следующего.

Из материалов дела усматривается, что в представленных обществом путевых листах имеются незаполненные реквизиты, а именно: отсутствует информация о времени прибытия, адреса погрузки и разгрузки, наименовании груза, количества поездок и перевезенных тоннах, а также информация о номере приложенных товарно-транспортных документов и наименовании грузоотправителя.

В связи с отсутствием в путевых листах информации о номере приложенных товарно-транспортных документов и наименовании перевозимого груза, из них невозможно установить, что товарно-материальные ценности, полученные от ООО «АСД-Проект» и ООО «Балатон» перевезены транспортными средствами, отраженными в этих путевых листах.

Помимо этого, накладные на перемещение материалов также не содержат данные о транспортных средствах, с помощью которых осуществлялась доставка указанных в них материалов или иной информации, позволяющей достоверно указывать на факт перевозки данных материалов транспортными средствами, указанными в путевых листах.

Следовательно, представленные обществом документы не подтверждают реальность осуществления спорных взаимоотношений.

Указание общества на то, что факт подписания документов от имени контрагентов лицами, отрицающими их подписание и наличие у них полномочий руководителя, не является безусловным и достаточным основанием для вывода о непроявлении им должной осмотрительности и осторожности при заключении сделки со спорным контрагентом и не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной, подлежит отклонению, поскольку указывая на непроявление обществом  должной осмотрительности и осторожности суд первой инстанции руководствовался всеми имеющимися в материалах дела доказательствами, при этом обоснованно отклонив доказательства, представленные обществом.

Довод общества об ошибочности вывода суда первой инстанции о том, что регистрация контрагентов в качестве юридических лиц и постановка их на учет в налоговом органе носит справочный характер и не характеризует их как добросовестного, надежного и стабильного участника хозяйственных взаимоотношений, основан на неверном толковании норм материального права.

При этом мнение общества о том, что в связи с наличием у налоговых органов в соответствии с пунктом 3 статьи 51 ГК РФ обязанности по проверке достоверности данных, включаемых в ЕГРЮЛ, они обязаны не допускать в гражданско-правовой оборот организации, чьи учредители и руководители находятся в зоне риска или же, по крайней мере, информировать добросовестных налогоплательщиков о возникающих рисках, нельзя признать обоснованным, поскольку из смысла данной нормы права следует, что  на налоговые органы такие обязанности не возложены.

Относительно доводов апелляционной жалобы о том, что общество при заключении сделок со спорными контрагентами проявило должную осмотрительность и осторожность, апелляционная коллегия указывает, что общество ни при проведении налоговой проверки, ни при рассмотрении настоящего дела в суде первой и апелляционной инстанций, не представило надлежащих доказательств, подтверждающих свою позицию, равно как не представило доказательств, свидетельствующих о реальном осуществлении ООО «АСД-Проект» и ООО «Балатон» финансово-хозяйственной деятельности.

Доводы подателя жалобы не могут быть признаны обоснованными, так как, не опровергая выводов суда области, сводятся к несогласию с оценкой установленных судом обстоятельств по делу, что не может рассматриваться в качестве основания для отмены судебного акта.

Таким образом, оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции по приведенным в апелляционной жалобе доводам не имеется.

Неправильного применения судом норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены принятого судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции является законным и обоснованным.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, стаьей271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда  Рязанской области от 04.04.2019 по делу № А54-8726/2018     оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.                                  В соответствии с пунктом 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подается через суд первой инстанции.

Председательствующий судья

Судьи

Е.Н. Тимашкова

Н.В. Еремичева

В.Н. Стаханова