НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление АС Приморского края от 20.05.2019 № А51-25319/18

Пятый арбитражный апелляционный суд

ул. Светланская, 115, г. Владивосток, 690001

тел.: (423) 221-09-01, факс (423) 221-09-98

http://5aas.arbitr.ru/

Именем Российской Федерации

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда апелляционной инстанции

г. Владивосток                                                  Дело

№ А51-25319/2018

27 мая 2019 года

Резолютивная часть постановления объявлена 20 мая 2019 года.

Постановление в полном объеме изготовлено мая 2019 года .

Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Н.Н. Анисимовой,

судей А.В. Гончаровой, А.С. Шевченко,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Ю.Ф. Пашкова,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Грузо-Поток»,

апелляционное производство № 05АП-2481/2019

на решение от 06.03.2019

судьи Н.А. Галочкиной

по делу № А51-25319/2018 Арбитражного суда Приморского края

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Грузо-Поток» (ИНН 2801204271, ОГРН 1152801000274)

к Владивостокской таможне (ИНН 2540015767, ОГРН 1052504398484)

о признании незаконным решения, выраженного в письме исх. №26-12/50592 от 11.10.2018, об отказе во внесении изменений в сведения, указанные в ДТ №10702030/290915/0061944,

при участии:

от Владивостокской таможни: Невзорова В.В., по доверенности от 04.09.2018 сроком действия до 03.09.2019; Кибец А.В., по доверенности от 10.01.2019 сроком действия до 31.12.2019;

от ООО «Грузо-Поток»: Никитина Н.А., по доверенности от 06.05.2019 сроком действия на 1 год;

УСТАНОВИЛ:

          Общество с ограниченной ответственностью «Грузо-Поток» (далее – заявитель, общество, декларант) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Владивостокской таможни (далее – таможня, таможенный орган), выраженного в письме исх.№26-12/50592 от 11.10.2018, об отказе во внесении изменений в сведения, указанные в ДТ №10702030/290915/0061944.

          Решением Арбитражного суда Приморского края от 06.03.2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.

          Не согласившись с вынесенным судебным актом, общество обратилось с апелляционной жалобой в Пятый арбитражный апелляционный суд, согласно которой просит отменить обжалуемое решение и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований. Полагает, что им в полном объеме были выполнены требования о документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности сведений о таможенной стоимости товаров по ДТ №10702030/290915/0061944. Указывает, что само по себе отличие цены сделки от ценовой информации, содержащихся в других источниках, не может являться безусловным доказательством недостоверности условий сделки. При этом считает, что используемые таможенным органом стоимостные характеристики имеют средние значения индекса таможенной стоимости, что не может служить доказательством отклонения заявленной таможенной стоимости от стоимости сделок с однородными товарами. Отмечает, что выбранный таможней источник ценовой информации является несопоставимым, поскольку содержит иное описание товара, его количество, вес, пункты поставки и иные коммерческие характеристики.

          В судебном заседании представитель общества поддержал доводы апелляционной жалобы в полном объёме.

          Таможенный орган по тексту представленного письменного отзыва, поддержанного в судебном заседании, с доводами апелляционной жалобы не согласился, считает, что судом выяснены все обстоятельства дела, и им дана надлежащая правовая оценка, в связи с чем обжалуемое решение отмене не подлежит.

          В обоснование возражений на апелляционную жалобу представил источник ценовой информации ДТ №10702030/210815/0053590, на который имеется ссылка в апелляционной жалобе, и который на основании статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) был приобщен к материалам дела.

          Из материалов дела судебной коллегией установлено следующее.

          Во исполнение контракта №HLHH-883-2015-B004 от 05.06.2015, заключенного обществом с компанией Heihi Xinhuawei Economic and Trade Co.Ltd. на таможенную территорию таможенного союза на условиях CFR Владивосток ввезен товар «велосипед двухколесный, с двумя вспомогательными колесами, для детей дошкольного и младшего возраста» на общую сумму 17857,40 долл.США.

          В целях таможенного оформления ввозимого товара обществом была подана в таможню ДТ №10702030/290915/0061944, в которой таможенная стоимость была определена по первому методу определения таможенной стоимости - по стоимости сделки с вывозимыми товарами.

          В ходе таможенного контроля таможенный орган посчитал, что представленные к таможенному оформлению документы и сведения не основаны на количественно определяемой и документально подтвержденной информации и недостаточны для подтверждения заявленной декларантом таможенной стоимости товаров по первому методу, в связи с чем принял решение от 30.09.2015 о проведении дополнительной проверки.

          Посчитав, что представленные к таможенному оформлению документы и сведения не основаны на количественно определяемой и документально подтвержденной информации и недостаточны для подтверждения заявленной декларантом таможенной стоимости товаров по первому методу, таможенный орган принял решение от 25.11.2015 о корректировке таможенной стоимости товаров.

          Во исполнение названного решения таможенная стоимость была скорректирована по шестому «резервному» методу определения таможенной стоимости и принята путем проставления соответствующей отметки в ДТС-2.

С учетом принятой скорректированной таможенной стоимости сумма таможенных платежей, подлежащих доплате, составила 973353,69 руб., которые были уплачены путем обращения взыскания на денежный залог.

          Полагая, что оснований для корректировки таможенной стоимости, заявленной декларантом по спорной декларации, у таможенного органа не имелось, а также ссылаясь на нарушение порядка выбора источника ценовой информации, общество обратилось в таможню с заявлением от 28.09.2018 №18-28 (вх. от 20.10.2018 №36931) о внесении изменений (дополнений) в сведения, указанные в спорной декларации.

          Рассмотрев указанное обращение, таможенный орган письмом от 11.10.2018 №26-12/50592 уведомил декларанта о том, что сведения, заявленные в обращении о внесении изменений в ДТ, совпадают со сведениями, заявленными при декларировании товара, в связи с чем не установлено оснований для внесения изменений (дополнений) в сведения, заявленные в таможенной декларации.

          Не согласившись с указанным решением, полагая, что оно не соответствует закону и нарушает права и законные интересы общества в сфере внешнеэкономической деятельности, последнее обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением, который отказал в их удовлетворении.

          Исследовав и оценив материалы дела, проверив в порядке статей 268, 270 АПК РФ правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы в силу следующих обстоятельств.

          По правилам пункта 3 статьи 112 Таможенного кодекса Евразийского экономического союза (далее - ТК ЕАЭС) после выпуска товаров изменение (дополнение) сведений, заявленных в декларации на товары, и сведений в электронном виде декларации на товары на бумажном носителе, производится в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и (или) определяемых Комиссией, по решению таможенного органа либо с разрешения таможенного органа.

          Для изменения (дополнения) сведений, заявленных в декларации на товары, и сведений в электронном виде декларации на товары на бумажном носителе, применяется корректировка декларации на товары, за исключением определяемых Комиссией случаев, когда сведения могут быть изменены (дополнены) без применения этого таможенного документа (пункт 4 статьи 112 ТК ЕАЭС).

          Согласно пункту 2 Порядка внесения изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в декларации на товары, утвержденного Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 10.12.2013 №289 (далее - Порядок №289, Порядок внесения изменений в ДТ), при внесении изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в ДТ, используется корректировка декларации на товары (КДТ).

          Внесение изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в ДТ, после выпуска товаров по инициативе декларанта осуществляется на основании обращения. Обращение составляется в произвольной письменной форме, если иное не установлено настоящим Порядком. В обращении указываются регистрационный номер ДТ, перечень вносимых в нее изменений и (или) дополнений и обоснование необходимости внесения таких изменений и (или) дополнений (пункты 12, 13 Порядка №289).

          В соответствии с пунктом 14 этого же Порядка к обращению прилагаются надлежащим образом заполненная КДТ, ее электронная копия, документы, подтверждающие изменения и (или) дополнения, вносимые в сведения, указанные в ДТ, в том числе документы и (или) сведения, подтверждающие уплату таможенных, иных платежей.

          Невыполнение требований, предусмотренных пунктами 3, 4, 11 - 15 настоящего Порядка, является основанием для отказа во внесении изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в ДТ (подпункт
«б» пункта 18 Порядка №289).

          Из материалов дела усматривается, что основанием для обращения общества с заявлением от 02.10.2018 вх.№36931 о внесении изменений в сведения, указанные в ДТ №10702030/290915/0061944, после выпуска товаров послужило несогласие декларанта с корректировкой таможенной стоимости по спорной декларации.

          В этой связи, принимая во внимание, что названное решение по таможенной стоимости не было предметом ведомственного или судебного контроля, суд первой инстанции обоснованно посчитал, что рассмотрение вопроса о наличии/отсутствии у таможни обязанности внести изменения в декларацию на товары находится во взаимосвязи с выяснением вопроса о законности решения о корректировке таможенной стоимости товаров, повлекшего доначисление спорных таможенных платежей.

          Поддерживая выводы арбитражного суда о наличии у таможенного органа правовых оснований для корректировки таможенной стоимости товаров по спорной ДТ, апелляционная коллегия исходит из следующего.

          Как предусмотрено пунктом 1 статьи 64 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее - ТК ТС, Кодекс), действовавшего на дату таможенного оформления, таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза, определяется в соответствии с международным договором государств - членов таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу.

          В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза», ратифицированного Федеральным законом от 22.12.2008 №258-ФЗ (далее - Соглашение об определении таможенной стоимости, Соглашение), основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами в значении, установленном в статье 4 Соглашения об определении таможенной стоимости.

          Согласно пункту 1 статьи 4 данного Соглашения таможенной стоимостью товаров, ввозимых на единую таможенную территорию таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на единую таможенную территорию таможенного союза.

          Ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или в пользу продавца (пункт 2 статьи 4 Соглашения).

          По правилам пункта 4 статьи 65 ТК ТС заявляемая таможенная стоимость товаров и представляемые сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации. Аналогичная норма содержится в пункте 3 статьи 2 Соглашения об определении таможенной стоимости товара.

          Пунктом 1 статьи 69 Кодекса предусмотрено, что в случае обнаружения таможенным органом при проведении контроля таможенной стоимости товаров до их выпуска признаков, указывающих на то, что сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены, таможенный орган проводит дополнительную проверку в соответствии с настоящим Кодексом, срок и порядок проведения которой устанавливаются решением Комиссии таможенного союза.

          Из разъяснений пункта 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 №18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее - Постановление Пленума ВС РФ №18) следует, что признаки недостоверности сведений о стоимости сделки могут проявляться, в частности, в ее значительном отличии от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов, по сделкам с идентичными или однородными товарами, ввезенными при сопоставимых условиях, а в случае отсутствия таких сделок - данных иных официальных и (или) общедоступных источников информации, включая сведения изготовителей и официальных распространителей товаров, а также товарно-ценовых каталогов.

          Аналогичные разъяснения содержались в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.13.2013 №96 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза», действовавшим в период таможенного декларирования товаров по ДТ 10702030/290915/0061944.

          Согласно пункту 3 статьи 69 ТК ТС для проведения дополнительной проверки заявленных сведений о таможенной стоимости товаров таможенный орган вправе запросить у декларанта дополнительные документы и сведения и установить срок для их представления. Декларант обязан либо представить запрашиваемые таможенным органом дополнительные документы и сведения, либо в письменной форме объяснить причины, по которым они не могут быть представлены.

          Непредставление запрошенных таможенным органом документов и сведений и (или) объяснений причин, по которым они не могут быть представлены, дает таможенному органу право принять решение о корректировке таможенной стоимости исходя из имеющейся у него информации (пункт 4 статьи 69 ТК ТС).

          Из материалов дела усматривается, что по условиям пункта 1.1 контракта №HLHH-883-2015-B004 от 05.06.2015 продавец обязуется продать, а покупатель принять и оплатить продукцию в ассортименте, объеме и по ценам, указанным в приложении (спецификации) к каждой поставляемой партии товара, которое является неотъемлемой частью настоящего контракта.

          Согласно пункту 1.2 контракта наименование продукции, модель, комплектация, количество, стоимость за единицу, общая стоимость товара, вес, объем указываются в приложении (спецификации) к каждой партии товара.

          Общая стоимость товара, подлежащего поставке по настоящему контракту, составляет 1500000,00  долл.США (пункт 3.2 контракта).

          В силу пункта 3.3 контракта условия оплаты каждой партии товара определяются сторонами отдельно. Условия оплаты должны быть указаны в спецификации к каждой партии товара, которая является неотъемлемой  частью настоящего контракта.

          Оплата производится согласно пункту 3.3 контракта в течение 180 дней после таможенного оформления на территории РФ, если не оговорено иных условий оплаты (пункт 3.4 контракта).

          Анализ представленных к таможенному оформлению контракта №HLHH-883-2015-B004 от 05.06.2015, спецификации №4 от 21.08.2015 и инвойса №4 от 21.08.2018 показывает, что стороны внешнеэкономической сделки достигли договоренности о поставке на условиях CFR Владивосток товаров «велосипедов» на общую сумму 17857,40 долл. США.

          В этой связи при помещении ввезенного в рамках указанного контракта товара таможенному органу была представлена декларация на товары №10702030/290915/0061944 с представлением контракта, паспорта сделки, спецификации, инвойса, коносаментов и иных документов согласно описи.

          Изучив представленные документы, таможенный орган с использованием системы управления рисками выявил риски недостоверного декларирования, выразившиеся в отклонении заявленной таможенной стоимости от ценовой информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа.

          В частности, по данным ИСС «Малахит» от 29.09.2015 в зоне деятельности ФТС России и РТУ в спорный период осуществлялся ввоз товаров (код ТН ВЭД 8712008000), аналогичных спорному товару, выявленные отклонения по которому составили 47,76% и 32,52% соответственно в меньшую сторону.

          С учетом изложенного апелляционная коллегия приходит к выводу о том, что у таможни имелись законные основания для проведения дополнительной проверки заявленной таможенной стоимости, в силу которого у декларанта были запрошены дополнительные пояснения и документы по факторам, влияющим на низкую цену декларируемого товара по сравнению с ценой на идентичные или однородные товары.

          Как подтверждается материалами дела, общество частично исполнило решение от 30.09.2015 о проведении дополнительной проверки, направив письменные пояснения от 27.10.2015 об отсутствии запрошенных документов в его распоряжении и дополнительно представив ведомость банковского контроля.

          При этом обществом не были представлены запрошенные в ходе дополнительной проверки банковские платежные документы об оплате декларируемой поставки со ссылками на отсрочку платежа.

          В данном случае судебная коллегия принимает во внимание, что по условиям пункта 3.4 контракта оплата поставленного товара осуществляется в течение 180 дней после таможенного оформления, если не оговорено иных условий оплаты.

          Однако в порядке пункта 3.3 контракта, содержащего правило об определении условий оплаты каждой партии отдельно в спецификации, стороны внешнеторговой сделки в пункте 4 спецификации №04 от 21.08.2015 согласовали авансовую оплату спорной поставки.

          В этой связи непредставление доказательств оплаты спорной партии товара не было обусловлено объективными причинами, в связи с чем вывод таможни о неправомерном непредставлении декларантом платежных документов является обоснованным.

          Наличие в письменных пояснениях от 27.10.2015, направленных в рамках таможенного контроля, информации о предоставлении обществу отсрочки платежа не нашло подтверждение материалами дела, поскольку соответствующего согласия инопартнера в ходе дополнительной проверки декларантом представлено не было.

          При этом, как обоснованно отмечено судом первой инстанции, запрос о предоставлении отсрочки платежа, представленный в материалы дела суду, был подготовлен заявителем только 08.10.2015, то есть после таможенного оформления спорного товара и после начала таможенного контроля.

          С учетом изложенного судебная коллегия считает, что в нарушение пункта 3 статьи 69 Кодекса общество не представило документального подтверждения суммы денежных средств, фактически перечисленной в рамках исполнения обязательств по внешнеторговому контракту по спорной поставке.

          При этом имеющийся в материалах дела экземпляр ведомости банковского контроля (сокращенно – ВБК) по состоянию на 19.09.2018 судом апелляционной инстанции во внимание не принимается, поскольку данный документ сформирован на дату, не связанную с таможенным декларированием спорного товара или с подачей заявления о внесении изменений в сведения, заявленные в спорной ДТ.

          Что касается имеющейся в материалах дела ведомости банковского контроля, представленной при исполнении решения о проведении дополнительной проверки, то суд апелляционной инстанции учитывает, что данный документ содержит как сведения о двух платежах, произведенных в рамках исполнения обязательств по контракту №HLHH-883-2015-B004 от 05.06.2015, так и сведения о трех таможенных декларациях, оформленных на товар, ввезенный в рамках указанного контракта.

          Сравнительный анализ данных сведений показывает, что в ведомости банковского контроля в разделе II «Сведения о платежах» отсутствует информация о платеже на сумму 17857,40 долл.США по спорной декларации, а сальдо расчетов по контракту не является нулевым (раздел V «Итоговые данные расчетов по контракту»), так как имеется задолженность.

          При таких обстоятельствах отсутствуют основания считать, что все товары, заявленные в таможенных декларациях, отраженных в ВБК в качестве подтверждающих документов, оплачены покупателем в размере каждой товарной партии по инвойсам в течение 180 календарных дней после таможенного оформления на территории РФ партии товаров.

          Напротив, из изложенного следует, что общество производило оплату ввезенного товара платежами, не связанными со стоимостью конкретной товарной партии, что позволяло оплачивать как уже ввезенный и оприходованный товар, так и товар, который ещё не был ввезен.

          С учетом изложенного судебная коллегия считает, что сведения о заявленной декларантом таможенной стоимости в нарушение пункта 3 статьи 2 Соглашения и пункта 4 статьи 65 ТК ТС не являются количественно определяемыми и документально подтвержденными, что является ограничением для применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами.     

          К аналогичным выводам приходит суд апелляционной инстанции и при оценке неисполнения декларантом решения таможни в части предложения представить бухгалтерские документы об оприходовании товара, в том числе поступившего по предыдущим поставкам, а также документов о предстоящей реализации ввезенных товаров, исходя из условий и характера предпринимательской деятельности на внутреннем рынке Российской Федерации.

          Также судебная коллегия учитывает, что в ходе таможенного контроля общество устранилось от дачи развернутых пояснений о влияющих на цену физических характеристиках ввозимых товаров и сведения о стоимости ввозимых товаров в разрезе торговых марок, моделей, артикулов, исходя из отсутствия в структуре общества аналитического отдела.

          Кроме того, ни при подаче ДТ, ни в ходе проведения дополнительной проверки общество не представило прайс-лист либо коммерческое предложение продавца (производителя) товара, равно как и каких-либо доказательств, подтверждающих, что им принимались соответствующие меры по истребованию этих документов у иностранного контрагента для представления их таможенному органу, либо существовали объективные препятствия для их представления.

          При этом по тексту сообщения от 27.10.2015 декларант указал на то, что прайс-листы фирмы-изготовителя отсутствуют, поскольку они не представлены продавцом, так как в соответствии с контрактом каждая поставка формируется на основании спецификации, в которой оговаривается ассортимент, цена и количество поставляемого товара.

          Данные пояснения апелляционная коллегия оценивает критически, поскольку предметом внешнеторговой сделки является товар, имеющий конкретного производителя, что позволяет его идентифицировать и отличать от других товаров аналогичных производителей в условиях свободного рынка.

          Соответственно ссылки общества на формирование стоимости товара посредством составления спецификации не свидетельствуют о представлении доказательств, подтверждающих приобретение товара по цене, сформированной в отсутствие условий и обязательств, влияние которых на цену товаров не может быть количественно определено, и существовавшей в условиях внешнеторгового оборота в период ввоза спорных товаров для неограниченного круга лиц.

          Указание декларанта на отказ инопартнера представить экспортную декларацию, как не предусмотренную контрактом в качестве документов, сопровождающих товар, апелляционная коллегия, исходя из разъяснений Постановления Пленума ВС РФ №18, также оценивает критически, поскольку невозможность представления экспортной декларации продавцом по контракту объективными причинами не обусловлена.

          При этом непредставление декларации страны-отправления не позволило таможне проанализировать сведения о стоимости декларируемого товара в стране отправления и не позволило уточнить сведения, заявленные продавцом при вывозе товара в соответствии с законодательством страны происхождения и отправления товаров, тем более, что общество в ходе таможенного оформления и таможенного контроля доказательств оплаты спорной партии товара не предоставило.

          С учетом изложенного коллегия приходит к выводу о том, что документами, представленными в таможню, заявленная таможенная стоимость не была документально подтверждена обществом, также как не был доказан объективный характер значительного отличия цен на декларируемые товары от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов, в связи с чем не были устранены основания для проведения дополнительной проверки таможенной стоимости.

          Названное обстоятельство в силу пункта 21 Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 №376, является основанием для принятия решения о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров исходя из имеющихся документов и сведений с учетом информации, полученной самостоятельно при проведении дополнительной проверки.

          В этой связи таможня обоснованно в порядке пункта 4 статьи 69 ТК ТС приняла решение о корректировке таможенной стоимости товаров по ДТ №10702030/290915/00061944, фактически отказав декларанту в принятии таможенной стоимости ввезенных товаров по первому методу определения таможенной стоимости, что повлекло доначисление таможенных платежей в сумме 973353,69 руб.

          Таким образом, доводы декларанта о предоставлении им для целей таможенного контроля полного пакета документов в подтверждение заявленной таможенной стоимости и, как следствие, об отсутствии у таможни оснований для отказа в применении первого метода определения заявленной таможенной стоимости опровергается представленными в материалы дела доказательствами.

          В свою очередь сравнительный анализ заявления о внесении изменений в сведения, указанные в ДТ №10702030/290915/0061944, с описью документов, представленных при таможенном оформлении товаров по указанной ДТ, показывает, что каких-либо новых документов, полученных после окончания таможенного контроля и подтверждающих необходимость определения таможенной стоимости товаров по спорной декларации по первому методу таможенной стоимости, декларантом представлено не было.

          Как установлено подпунктом «а» пункта 11 Порядка внесения изменений в ДТ, внесение изменений (дополнений) в сведения, заявленные в декларации на товары, после выпуска товаров по инициативе декларанта, предполагает право декларанта на внесение таких сведений при наличии документов, подтверждающих какие-то ошибки в заявленных им ранее сведениях либо вновь полученных после таможенного контроля, влекущих изменение размера исчисленных и подлежащих уплате таможенных платежей.

          То есть возможность внесения изменений в сведения, заявленные в ДТ, возникает в тех случаях, когда лицо получает возможность доказать иной размер заявленной до выпуска таможенной стоимости в связи с вновь полученными документами, влияющими на достоверность определения таможенной стоимости.

          Вместе с тем материалами дела подтверждается, что заявление общества о внесении изменений в спорную ДТ было обусловлено не представлением каких-то новых документов, свидетельствующих о недостоверных данных, заявленных декларантом в таможенной декларации, а фактически было основано на несогласии с решением таможенного органа о корректировке таможенной стоимости.

          При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что при подаче заявления о внесении изменений в сведения, заявленные ДТ №10702030/290915/0061944, общество не доказало обоснованность определения им таможенной стоимости по методу «по стоимости сделки с ввозимыми товарами» и, как следствие, не опровергло выводы таможни, изложенные в решении о корректировке таможенной стоимости товаров.

          Согласно разъяснениям пункта 10 Постановления Пленума ВС РФ №18 при сохранении сомнений в достоверности заявленной таможенной стоимости по смыслу пункта 4 статьи 69 ТК ТС решение о корректировке таможенной стоимости может быть принято таможенным органом с учетом информации, имеющейся в его распоряжении и указывающей на подтверждение выявленных признаков недостоверности.

          Проверка соблюдения принципа последовательного применения метода определения таможенной стоимости товаров и источника, выбранного таможней для корректировки таможенной стоимости товара по спорной ДТ, показала, что шестой «резервный» метод определения таможенной стоимости был выбран таможней последовательно, а выбранный источник ценовой информации сопоставим по коммерческим, качественным и техническим характеристикам со сведениями о товаре, заявленными в спорной декларации.

          В частности, сравнительный анализ наименования товара, заявленного в ДТ №10702030/290915/0061944, с источником ценовой информации – ДТ №10130120/210915/0008287, не выявил различий в наименовании сравниваемых товаров «велосипеды». При этом данные товары классифицированы по одному коду Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности, что позволяет их рассматривать в качестве товаров того же класса и вида.

          При этом буквальное несовпадение наименований спорных товаров не отменяет у них признаков однородности, тем более, что они классифицированы в рамках одной и той же товарной позиции, которая согласно единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Таможенного союза является корзиночной и включает в себя прочие виды велосипедов.

          То обстоятельство, что в качестве источника ценовой информации была выбрана таможенная декларация, выпущенная в зоне деятельности Московской таможни, не свидетельствует о некорректности данного источника, поскольку его сопоставимость усматривается из характерных признаков сравниваемых товаров, что позволяет быть им коммерчески взаимозаменяемыми.

          При этом особенности формирования структуры таможенной стоимости источника ценовой информации, содержащего условия поставки, отличные от условия поставки по спорной декларации, также не свидетельствуют о наличии различий в сравниваемых товарах, поскольку при условиях поставки группы «С» таможенная стоимость определяется с учетом понесенных транспортных и иных дополнительных расходов.

          Ссылки общества на то, что товар, с которым осуществляется сравнение, поставлен в меньшем количестве, что значительно увеличивает цену товаров, по которым корректируется таможенная стоимость, апелляционной коллегией также не принимаются, поскольку таможенная стоимость корректируется с применением индекса таможенной стоимости, учитывающего количественные показатели каждого товара.

          При таких обстоятельствах правомерность определения таможенной стоимости по шестому «резервному» методу на базе третьего метода нашла подтверждение материалами дела, как обусловленная гибкостью подхода в определении таможенной стоимости.

          Делая указанный вывод, апелляционная коллегия отмечает, что по правилам пункта 1 статьи 10 Соглашения об определении таможенной стоимости в случае, если таможенная стоимость товаров не может быть определена в соответствии со статьями 4, 6 - 9 Соглашения, таможенная стоимость оцениваемых (ввозимых) товаров определяется на основе данных, имеющихся на единой таможенной территории таможенного союза, путем использования методов, совместимых с принципами и положениями настоящего Соглашения.

          Методы определения таможенной стоимости товаров, используемые в соответствии с настоящей статьей, являются теми же, что и предусмотренные в статьях 4, 6 - 9 Соглашения, однако, при определении таможенной стоимости допускается гибкость при их применении (пункт 2 статьи 10 Соглашения).

          В частности, при определении таможенной стоимости оцениваемых (ввозимых) товаров за основу может быть принята стоимость сделки с идентичными или однородными товарами, условия поставки которого отличаются от тех, на которых был поставлен оцениваемый (ввозимый) товары.

          Следовательно, применение резервного метода при отсутствии в распоряжении таможенного органа информации, отвечающей критериям предшествующих методов определения таможенной стоимости, позволяет использовать в качестве источника ценовой информации партии товаров с иными условиями сделки, нежели предусмотренные декларируемыми партиями.

          В свою очередь указание общества в апелляционной жалобе на наличие в информационно-справочных базах иного источника ценовой информации, имеющего меньший индекс таможенной стоимости, судебной коллегией не принимается, поскольку приведенный декларантом источник не отвечает признакам сопоставимости однородных товаров, так как отличается по уровням продажи, весовым характеристикам, периоду ввоза на таможенную территорию, что не позволяет рассматривать его в качестве корректной ценовой информации.

          Таким образом, корректировка заявленной таможенной стоимости по ДТ №10702030/290915/0061944 была произведена таможней при наличии к тому правовых оснований, в связи с чем таможенные платежи в сумме 973353,69 руб. были доначислены и уплачены обществом обоснованно.

          В этой связи следует признать, что при обращении в таможенный орган с заявлением от 02.10.2018 вх. №36931 о внесении изменений в сведения, указанные в спорной ДТ, общество в нарушение пункта 11 Порядка №289 не представило документов, подтверждающих недостоверность сведений о таможенной стоимости ввезенных товаров, определенной по результатам процедуры корректировки таможенной стоимости на основании шестого «резервного» метода.

          Соответственно оспариваемое обществом решение от 11.10.2018 №26-12/50592 является законным и обоснованным и не привело к нарушению прав и законных интересов общества в сфере предпринимательской деятельности.

          Делая указанный вывод, апелляционная коллегия учитывает, что по смыслу статей 65, 69, 183 ТК ТС, Порядка декларирования таможенной стоимости товаров и Перечня документов, являющихся приложениями к Решению Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 №376, обязанность по представлению документов, обосновывающих заявленную таможенную стоимость, лежит на декларанте.

          В этой связи непредставление документов на стадии таможенного декларирования и неустранение сомнений в достоверности заявленной таможенной стоимости после выпуска товаров не свидетельствует о недостоверности сведений в указанной декларации, исходя из имеющихся в распоряжении декларанта коммерческих документов и законного решения по таможенной стоимости товаров.

          Учитывая, что порядок внесения изменений в сведения, заявленные  в декларации на товары, носит заявительный характер, несоблюдение заявителем установленной административной процедуры свидетельствует о том, что у таможенного органа отсутствовали основания для удовлетворения данного обращения.

          В целом доводы заявителя апелляционной жалобы не могут быть приняты во внимание, поскольку не опровергают выводов суда первой инстанции, а лишь выражают несогласие с ними, что не может являться основанием для отмены судебного акта.

          Таким образом, судебная коллегия считает, что оспариваемое решение таможенного органа не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы общества, в связи с чем суд первой инстанции обоснованно в порядке части 3 статьи 201 АПК РФ отказал в удовлетворении заявленных требований с отнесением судебных расходов на заявителя.

          Выводы суда первой инстанции соответствуют фактическим обстоятельствам дела и примененным нормам материального права. Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену обжалуемого судебного акта, не установлено.

          Соответственно основания для отмены обжалуемого судебного акта и удовлетворения апелляционной жалобы отсутствуют.

          По результатам рассмотрения апелляционной жалобы государственная пошлина в сумме 1500 руб. за подачу апелляционной жалобы на основании статьи 110 АПК РФ относится судебной коллегией на заявителя, а в оставшейся части подлежит возврату из бюджета как излишне уплаченная в порядке подпункта 1 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса РФ.

          Руководствуясь статьями 258, 266-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Приморского края от 06.03.2019 по делу №А51-25319/2018 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

          Возвратить обществу с ограниченной ответственностью «Грузо-Поток»  из федерального бюджета государственную пошлину в сумме 1500 (одна тысяча пятьсот) рублей, излишне уплаченную при подаче апелляционной жалобы по платежному поручению №13 от 22.03.2019 через ПАО «Азиатско-Тихоокеанский Банк», г. Благовещенск. Выдать справку на возврат государственной пошлины.

          Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Приморского края в течение двух месяцев.

Председательствующий

Н.Н. Анисимова

Судьи

А.В. Гончарова

А.С. Шевченко