НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление АС Приморского края от 16.06.2020 № А51-15332/19

Пятый арбитражный апелляционный суд

ул. Светланская, 115, г. Владивосток, 690001

тел.: (423) 221-09-01, факс (423) 221-09-98

http://5aas.arbitr.ru/

Именем Российской Федерации

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда апелляционной инстанции

г. Владивосток                                              Дело

№ А51-15332/2019

23 июня 2020 года

Резолютивная часть постановления объявлена 16 июня 2020 года.

Постановление в полном объеме изготовлено июня 2020 года .

Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего О.Ю. Еремеевой,

судей Н.Н. Анисимовой, С.В. Понуровской,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Д.Е.Филипповой,

рассмотрев открытом в судебном заседании апелляционную жалобу Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Приморскому краю,

апелляционное производство № 05АП-1322/2020

на решениеот 20.01.2020

судьи Н.Н. Куприяновой

по делу № А51-15332/2019 Арбитражного суда Приморского края

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Транснефть - Порт Козьмино» (ИНН 2508081814, ОГРН 1072508004690)

к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Приморскому краю (ИНН 2538090446, ОГРН 1052503717408),

третье лицо: Федеральное бюджетное учреждение здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Приморском крае» (ИНН 2536153796, ОГРН 1052542950130),

о признании недействительными предписания №48 от 16.04.2019, представления по административному делу №285, представления по административному делу №286, представления по административному делу №287, представления по административному делу №289,

при участии:

от Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Приморскому краю: Репина И.С. по доверенности от 09.01.2020 сроком действия на 1 год (до и после перерыва);

от  ООО «Транснефть - Порт Козьмино»: Филатова О.Н. по доверенности от 20.03.2020 сроком действия до 31.12.2020 (после перерыва);

от Федерального бюджетного учреждения здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Приморском крае», не явились, извещены,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «Транснефть - Порт Козьмино» (далее - заявитель, общество, ООО «Транснефть - Порт Козьмино») обратилось в арбитражный суд с заявлением к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Приморскому краю в г.Находка (далее – управление, Роспотребнадзор, административный орган) о признании недействительными предписания № 48 от 16.04.2019 «Об устранении нарушений» в части пунктов 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, представлений об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения по административным делам № 285, № 286, № 287, № 289 от 14.05.2019 (с учетом принятых судом уточнений).

Определением от 11.11.2019 суд привлек в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора - Федеральное бюджетное учреждение здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Приморском крае» (далее – третье лицо, ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Приморском крае»).

Решением от 20.01.2020 арбитражный суд признал недействительными предписание Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Приморскому краю № 48 от 16.04.2019 «Об устранении нарушений» в части пунктов 2, 3, 4, 5, 6, 7; представление об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения по административному делу № 285 от 14.05.2019, представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения по административному делу №287 от 14.05.2019, представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения по административному делу № 289 от 14.05.2019, как не соответствующие Федеральному закону «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения. В остальной части в удовлетворении предъявленных требований отказал.

Не согласившись с принятым судебным актом, управление обратилось в Пятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда от 20.01.2020 отменить в части удовлетворенных требований, принять по делу новый судебный акт. По мнению управления, судом оставлено без внимания то обстоятельство, что отсутствие герметичной тары для хранения ртутьсодержащих ламп в одной из емкостей, является нарушением санитарно-эпидемиологического законодательства. Полагает, что судом сделан ошибочный вывод, что управлением не доказано наличие превышения марганца в питьевой воде. Также в апелляционной жалобе административный орган указывает, что в нарушение статьи 11 Федеральный закон от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее – Закон № 52-ФЗ) юридическом лицом не проводятся профилактические мероприятия, а именно: отсутствует контроль над наличием и отсутствием иммунизации работников. Кроме того, оспаривая вывод суда об отсутствии в протоколе измерения физических факторов №96-Ф от 09.04.2019 показателей фоновой освещенности, управление приводит доводы о том, что указание в протоколе данных показателей не является обязательным. Считает, что информационный стенд и знак о запрете курения являются разными объектами, в подтверждение указанному административный орган ссылается на Приказ Минздрава России от 12.05.2014 № 214н «Об утверждении требований к знаку о запрете курения и к порядку его размещения».

ООО «Транснефть - Порт Козьмино» по тексту представленного в материалы дела письменного отзыва, поддержанного представителем в судебном заседании, с доводами апелляционной жалобы не согласился, считает, что судом первой инстанции выяснены все обстоятельства дела, и им дана надлежащая правовая оценка, в связи с чем обжалуемое решение отмене не подлежит.

В судебном заседании 09.06.2020 апелляционной коллегией на основании статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) был объявлен перерыв до 16.06.2020, о чём лица, участвующие в деле, были уведомлены путем размещения информации о месте и времени продолжения судебного заседания на сайте суда.

В силу части 5 статьи 268 АПК РФ в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

Принимая во внимание, что решение суда обжалуется в части удовлетворенных требований, и возражений по проверке судебного акта в обжалуемой части от сторон не поступило, суд апелляционной инстанции в соответствии с частью 5 статьи 268 АПК РФ проверяет законность и обоснованность решения только в указанной части.

Из материалов дела коллегия установила следующее.

В соответствии с распоряжением начальника территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Приморскому краю в г.Находка от 13.03.2019 №11, сотрудниками управления с 20.03.2019 проведена плановая выездная проверка ООО «Транснефть - Порт Козьмино» на предмет соблюдения требований законодательства Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Результаты проверки отражены в акте от 16.04.2019 № 85. Так, согласно акту от 26.07.2019 №1195 выявлены факты нарушения требований статей 11, 18, 19 22, 35 Закона № 52-ФЗ, части 5 статьи 12 Федерального закона от 23.02.2013 № 15-ФЗ «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» (далее – Закон № 15-ФЗ), пунктов 2 и 15 постановления Правительства РФ от 03.09.2010 № 681 «Об утверждении Правил обращения с отходами производства и потребления в части осветительных устройств, электрических ламп, ненадлежащие сбор, накопление, использование, обезвреживание, транспортирование и размещение которых может повлечь причинение вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям и окружающей среде», приказа Минздрава России от 21.03.2014 № 125н «Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям», СанПиН 2.1.4.2496-09. Гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения. Изменение к СанПиН 2.1.4.1074-01. Санитарно-эпидемиологические правила и нормы, утвержденными постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 07.04.2009 № 20, СанПиН 2.1.4.1074-01. Питьевая вода и водоснабжение населенных мест. Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества. Гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения. Санитарноэпидемиологические правила и нормативы, утвержденными постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 26.09.2001 № 24, СанПиН 2.1.7.1322-03 Почва. Очистка населенных мест, отходы производства и потребления, санитарная охрана почвы. Гигиенические требования к размещению и обезвреживанию отходов производства и потребления. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы, утвержденными постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 30.04.2003 № 80, приказа Минздрава России от 12.05.2014 № 214н «Об утверждении требований к знаку о запрете курения и к порядку его размещения» (далее – Приказ № 214н), СанПиН 2.1.2.2646-10. Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, оборудованию, содержанию и режиму работы прачечных. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы, утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 10.06.2010 № 65.

16.04.2019 управление Роспотребнадзора вынесло в отношении общества предписание № 48, в котором указало следующие нарушения:

1) представить санитарно-эпидемиологическое заключение на использование водного объекта для хозяйственно-питьевого водоснабжения на скважинный водозабор, состоящий из пяти скважин № 12560-12564, расположенных в правобережной части долины р. Сухая в 170-300 м от русла реки;

2) обеспечить контроль за сбором, хранением отходов производства и потребления на территории площадки № 1 «Железнодорожные эстакады»;

3) обеспечить работающих водой, употребляемой в бытовых целях, гарантированного качества, безопасной в эпидемическом и радиационным отношении, безвредной по химическому составу и имеющей благоприятные органолептические свойства на территории площадки № 1 «Железнодорожные эстакады»

4) обеспечить наличие сведений в медицинских книжках об иммунизации против вирусного гепатита В или отказа от них у следующих сотрудников: Решетова Е.И., Марци С.Б., Демьяненко В.Л., Ермакова О.Ю., Тхакахова Е.А., Кузнецова А.А., Дерновская Г.Ю., Никифорова Н.А., Гараева А.А., Верина С.Г., Зайцева Н.В., Галицына Т.В., Васильева Е.Л., Константинова М.С.; отметки об иммунизации против кори или отказа от нее у следующих сотрудников: Решетова Е.И., Кваша П.В., Демьяненко В.Л., Ермакова О.Ю., Дорошенко Н.И., Тхакахова Е.А., Дерновская Г.Ю., Никифорова Н.А., Козлова Г.В., Зайцева Н.В., Галицына Т.В.; отметки об иммунизации против дифтерии или отказа от неё у Голицыной Т.В. и Глаголевой B.JI.;

5) в помещении сварочного участка на рабочем месте сварочного поста № 2 (ПЖДЭ) провести мероприятия направленные на улучшение параметров искусственной освещенности до нормируемых величин. Провести контрольные измерения уровня микроклимата силами аккредитованной лаборатории. Протоколы исследований представить в территориальный отдел управления.

6) на входах в здания и производственные помещения общества, установить знаки о запрете курения, требования к которому и к порядку размещения которого, установлены приказом Минздрава России от 12.05.2014 № 214н «Об утверждении требований к знаку о запрете курения и к порядку его размещения»;

7) обеспечить контроль за соблюдением законодательства в сфере охраны здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака на территориях и в помещениях, используемых для осуществления своей деятельности основание: статья 12 Закона № 15-ФЗ;

8) в прачечной промаркировать уборочный инвентарь с учетом функционального назначения;

9) в прачечной не допускать пересечение потоков чистого и грязного белья, прачечные должны иметь два отделения, четко изолированные друг от друга: чистое и грязное.

Оспариваемым ненормативным актом обществу предписано устранить указанные нарушения и представить подтверждающие факт устранения нарушений документы в адрес административного органа в срок до 03.06.2019г.

В соответствии со статьей 29.13 КоАП РФ Роспотребнадзором вынесены представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения от 14.05.2019 № 285, 286, 287, 289, в которых обществу указано на необходимость принятия следующих мер:

1) по установке знаков о запрете курения на входах в здания и производственные помещения общества; по обеспечению (усилению) контроля за соблюдением законодательства в сфере охраны здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака на территориях и в помещениях, используемых обществом для осуществления своей деятельности;

2) в прачечной не допускать пересечения потоков чистого и грязного белья; в помещении сварочного участка на рабочем месте сварочного поста № 2 провести мероприятия, направленные на улучшение параметров искусственной освещенности до нормируемых величин, провести контрольные измерения уровня микроклимата силами аккредитованной лаборатории;

3) по обеспечению работающих водой, употребляемой в бытовых целях, гарантированного качества, безопасной в эпидемическом и радиационном отношении, безвредной по химическому составу и имеющей благоприятные органолептические свойства на территории площадки № 1 «Железнодорожные эстакады»;

4) по предоставлению данных по вакцинациям сотрудников; по представлению санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии водного объекта санитарным правилам и условиям безопасного для здоровья населения использования водного объекта

Полагая, что пункты 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9 названного предписания, а также представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения по административным делам № 285, № 286, № 287, № 289 от 14.05.2019, являются незаконными и нарушают права и законные интересы, общество обратилось в арбитражный суд с требованиями о признании их недействительными.

Удовлетворяя частично заявленные требования общества, суд первой инстанции исходил из законности и обоснованности предписания в части пунктов 2, 3, 4, 5, 6, 7, представлений об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения по административным делам № 285, № 287, № 289 от 14.05.2019 административного органа.

Исследовав материалы дела, проверив в порядке, предусмотренном статьями 268, 270 АПК РФ правильность применения судом норм материального и процессуального права, проанализировав доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе и отзыве на нее, суд апелляционной инстанции усматривает основания для изменения решения суда первой инстанции в связи со следующим.

По правилам части 1 статьи 198, части 4 статьи 200, частям 2 и 3 статьи 201 АПК РФ для признания недействительными ненормативных правовых актов органов, осуществляющих публичные полномочия, и их должностных лиц необходимо наличие в совокупности двух условий: несоответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В пункте 1 статьи 2 Закона № 52-ФЗ установлено, что санитарно-эпидемиологическое благополучие населения обеспечивается, в том числе, посредством обязательного соблюдения гражданами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами санитарных правил как составной части осуществляемой ими деятельности; государственного санитарно-эпидемиологического надзора.

Согласно статье 44 Закона № 52-ФЗ государственный санитарно-эпидемиологический надзор включает себя, в частности, организацию и проведение проверок выполнения органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также юридическими лицами, их руководителями и иными должностными лицами, индивидуальными предпринимателями, их уполномоченными представителями и гражданами требований санитарного законодательства, санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, предписаний должностных лиц, осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор.

В пункте 2 статьи 50 Закона № 52-ФЗ предусмотрено право должностных лиц, осуществляющих государственный санитарно-эпидемиологический надзор, при выявлении нарушения санитарного законодательства, выдавать гражданам и юридическим лицам предписания, обязательные для исполнения ими в установленные сроки, в том числе об устранении выявленных нарушений санитарных правил.

В соответствии с Положением о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 № 322 «Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека» Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, защиты прав потребителей и потребительского рынка.

Таким образом, оспариваемое предписание вынесено уполномоченным государственным органом, в пределах предоставленной ему компетенции.

Из оспариваемого предписания следует, что основанием для его выдачи послужили выявленные в ходе проведения плановой выездной проверки нарушения требований законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Согласно пункту 2 оспариваемого предписания обществу необходимо обеспечить контроль над сбором, хранением отходов производства и потребления на территории площадки № 1 «Железнодорожные эстакады».

В соответствии с пунктом 1 статьи 22 Закона № 52-ФЗ отходы производства и потребления подлежат сбору, накоплению, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению, условия и способы которых должны быть безопасными для здоровья населения и среды обитания и которые должны осуществляться в соответствии с санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу положений пункта 2 Правил обращения с отходами производства и потребления в части осветительных устройств, электрических ламп, ненадлежащие сбор, накопление, использование, обезвреживание, транспортирование и размещение которых может повлечь причинение вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям и окружающей среде, утвержденных постановлением Правительства РФ от 03.09.2010 № 681 (далее - Правила № 681), «отработанные ртутьсодержащие лампы» - являются ртутьсодержащими отходами, представляющими собой выведенные из эксплуатации и подлежащие утилизации осветительные устройства и электрические лампы с ртутным заполнением и содержанием ртути не менее 0,01 процента.

В соответствии с пунктом 4 Правил № 681, хранение отработанных ртутьсодержащих ламп производится в специально выделенном для этих цели помещении, защищенном от химически агрессивных веществ, атмосферных осадков, поверхностных и грунтовых вод, а также в местах, исключающих повреждение тары; допускается хранение отработанных ртутьсодержащих ламп в неповрежденной таре из-под новых ртутьсодержащих ламп или в другой таре, обеспечивающей их сохранность при хранении, погрузочно-разгрузочных работах и транспортировании. Не допускается совместное хранение поврежденных и неповрежденных ртутьсодержащих ламп; хранение поврежденных ртутьсодержащих ламп осуществляется в специальной таре.

Из пункта 3.5 СанПиН 2.1.7.1322-03 «Гигиенические требования к размещению и обезвреживанию отходов производства и потребления» следует, что хранение сыпучих и летучих отходов в помещениях в открытом виде не допускается.

В закрытых складах, используемых для временного хранения отходов I - II классов опасности, должна быть предусмотрена пространственная изоляция и раздельное хранение веществ в отдельных отсеках (ларях) на поддонах.

Согласно пункту 3.6. СанПиН 2.1.7.1322-03 вышеуказанных требований накопление и временное хранение промотходов на производственной территории осуществляется по цеховому принципу или централизованно.

Условия сбора и накопления определяются классом опасности отходов, способом упаковки и отражаются в Техническом регламенте (проекте, паспорте предприятия, ТУ, инструкции) с учетом агрегатного состояния и надежности тары.

Из акта проверки  от 16.04.2019 № 85 следует, что промотходы I класса (ртутные лампы) хранятся в герметичных оборотных (сменных) емкостях в помещении участка по ремонту и обслуживанию энергетического и теплотехнического оборудования (УРОЭТО). В контейнере установлены 2 емкости для хранения ртутьсодержащих ламп: в одной емкости каждая лампа имеет картонную тару, в другой емкости каждая лампа не упакована в герметичную тару. Указанные обстоятельства подтверждаются протоколом осмотра принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов от 27.03.2019, фототаблицей.

Таким образом, пункт 2 оспариваемого предписания является обоснованным.

Выводы суда об отсутствии в материалах дела доказательств того, что находящиеся в контейнере КРЛ лампы имели повреждения, апелляционная коллегия считает необоснованным, поскольку возможность хранения навалом ртутьсодержащих ламп, которые изготовлены из стекла в металлическом контейнере законом не предусмотрена. Примененный обществом способ хранения безопасную перевозку и утилизацию ртутьсодержащих ламп это не обеспечивает.

Исходя из требований пункта 3 предписания № 48 административный орган считает, общество эксплуатирует сети холодного водоснабжения на территории площадки № 1 «Железнодорожные эстакады», допуская подачу холодной воды, не соответствующую требованиям санитарных правил и норм по санитарно-химическим показателям, а именно: марганец - 0,16 мг/л, при норме 0,1 мг/л.

В силу статьи 19 Закона № 52-ФЗ питьевая вода должна быть безопасной в эпидемиологическим и радиационном отношении, безвредной по химическому составу и должна иметь благоприятные органолептические свойства.

Организации, осуществляющие горячее водоснабжение, холодное водоснабжение с использованием централизованных систем горячего водоснабжения, холодного водоснабжения, обязаны обеспечить соответствие качества горячей и питьевой воды указанных систем санитарно-эпидемиологическим требованиям.

Как следует из плана пунктов отбора проб воды (водозабор № 1 на уч.недр «Сухореченский»), протокола № 442 заседания территориальной комиссии по запасам полезных ископаемых Управления по недропользованию по Приморскому краю от 30.09.2009, на объекте общества забор воды из подземных водоисточников (скважины №№12560, 12561, 12562, 12563, 12564) осуществляется станциями первого подъема.

Подземная вода поступает на насосную станцию хозяйственно-питьевого водоснабжения с блоком водоочистки.

Вода на участке «Сухореченский» соответствует требованиями СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества. Гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения», при соответствующей водоподготовке, поэтому поступает в разводящую сеть после водоочистки.

Из протокола изъятия образцов (проб) воды источника, холодной воды централизованного водоснабжения, морской воды, почвы для проведения экспертизы от 27.03.2019 следует, что пробы воды были отобраны в трех точках: из водоисточника на скважинном водозаборе (из пробоотборного крана в надскважинном павильоне; из пробоотборного крана после установки водоочистки на станции хозяйственно-питьевого водоснабжения перед подачей в распределительную сеть; из водоразборного крана на распределительной сети в служебно-бытовом корпусе.

Требования к отбору, транспортированию и подготовке к хранению проб воды, предназначенных для определения показателей ее состава и свойств в Российской Федерации предусмотрены ГОСТ 31861-2012 «Вода. Общие требования к отбору проб», утвержденного Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 29.11.2012 года № 1513-ст.

В соответствии с пунктом 3.5 ГОСТ 31861-2012, объем взятой пробы должен соответствовать установленному в нормативном документе на метод определения конкретного показателя с учетом количества определяемых показателей и возможности проведения повторного исследования. При этом для получения одной пробы, отражающей состав и свойства воды в данной точке отбора, допускается неоднократно отбирать воду в этой точке отбора за максимально короткий период времени.

Метод отбора проб выбирают в зависимости от типа воды, ее напора, потока, температуры, глубины пробоотбора, цели исследований и перечня определяемых показателей с таким расчетом, чтобы исключить (свести к минимуму) возможные изменения определяемого показателя в процессе отбора (пункт 3.6 ГОСТа 31861-2012).

Между тем, из корешков направлений от 27.03.2019 вода питьевая централизованного водоснабжения из подземного источника следует, что отборы проб осуществлялись в объеме по 0,5 литра и 1,5 литра в отдельную тару, как пояснил представитель 3-его лица; фактически на исследование предоставлены пробы в объеме 2 литра.

Кроме того, суд также учитывает, что протокол отбора проб от 27.03.2019  содержит незаверенные исправления и дописки. По результатам лабораторных исследований проба воды из пробоотборного устройства НСХПВ соответствует санитарно-гигиеническим требованиям к питьевой воде по физико-химическим, органолептическим, микробиологическим, радиологическим показателям. По токсичным элементам марганец (далее - Мп) проба не соответствует установленным нормативам - концентрация Мп 0,16 мг/дм3 при норме 0,1 мг/дм3.       Аналогичный вывод указан в экспертном заключении филиала ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Приморском крае в городе Находка» о проведении санитарно-эпидемиологической экспертизы №0107/03-О от 04.04.2019.

Из протокола количественного анализа лицензированной эколого-аналитической лаборатории ООО «Транснефть-Порт Козьмино» № 307 от 29.03.2019 следует, что обществом 27.03.2019 на НХПВ ПДЖЭ выход, также была отобрана проба воды, результат анализа которой по марганцу составил 0, 015 мг/дм3.

С учетом несоответствия акта отбора проб Роспотребнадзором от 27.03.2019 требованиям пункта 6.3. ГОСТ 31861-2012. Межгосударственный стандарт. Вода. Общие требования к отбору проб, невозможности признания представленных Роспотребнадзором в обоснование своей позиции акта отбора проб от 27.03.2019, протокола лабораторных исследований воды № 3176-В от 03.04.2019, экспертного заключения № 0107/03-О от 04.04.2019 допустимыми и достоверными доказательствами по делу, а также принимая во внимание результат анализа отобранной обществом пробы, суд обоснованно счел, что Роспотребнадзором не доказано наличие указанного нарушения обществом требований санитарно-эпидемиологических правил.

На основании изложенного, вмененное пунктом 3 оспариваемого предписания нарушение является неправомерным.

Что касается нарушения, указанного в пункте 4 оспариваемого предписания (обеспечить наличие сведений в медицинских книжках об иммунизации против вирусного гепатита В или отказа от них у следующих сотрудников: Решетова Е.И., Марци С.Б., Демьяненко В.Л., Ермакова О.Ю., Тхакахова Е.А., Кузнецова А.А., Дерновская Г.Ю., Никифорова Н.А., Гараева А.А., Верина С.Г., Зайцева Н.В., Галицына Т.В., Васильева Е.Л., Константинова М.С.; отметки об иммунизации против кори или отказа от нее у следующих сотрудников: Решетова Е.И., Кваша П.В., Демьяненко В.Л., Ермакова О.Ю., Дорошенко Н.И., Тхакахова Е.А., Дерновская Г.Ю., Никифорова Н.А., Козлова Г.В., Зайцева Н.В., Галицына Т.В.; отметки об иммунизации против дифтерии или отказа от неё у Голицыной Т.В. и Глаголевой B.JI.), суд отмечает следующее.

Основы государственной политики в области иммунопрофилактики инфекционных болезней, осуществляемой в целях охраны здоровья и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения Российской Федерации регламентированы Федеральным законом от 17.09.1998 № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» (далее – Закон № 157-ФЗ).

Согласно статье 1 Закона № 157-ФЗ иммунопрофилактика инфекционных болезней - это система мероприятий, осуществляемых в целях предупреждения, ограничения распространения и ликвидации инфекционных болезней путем проведения профилактических прививок.

При этом под термином профилактические прививки понимается введение в организм человека иммунобиологических лекарственных препаратов для иммунопрофилактики в целях создания специфической невосприимчивости к инфекционным болезням.

В силу пункту 2.6 СП 3.1/3.2.3146-13 «Общие требования по профилактике инфекционных и паразитарных болезней» санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия проводятся в обязательном порядке гражданами, в том числе индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами в соответствии с осуществляемой ими деятельностью.

В соответствии с Законом № 157-ФЗ Правительство Российской Федерации в постановлении от 15.07.1999 № 825 утвердило перечень работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок.

Вместе с тем, столовые в организациях, занимающихся траспортировкой по трубопроводам нефти и нефтепродуктов, в указанный перечень не входят. Само общество не является субъектом, полномочным проводить профилактические прививки, так как в силу положений части 1 статьи 11 Закона № 157-ФЗ профилактические прививки проводятся гражданам в медицинских организациях при наличии у таких организаций лицензий на медицинскую деятельность.

Общество также не имеет полномочий обязать своих работников пройти профилактические прививки, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 11 Закона № 157-ФЗ профилактические прививки проводятся при наличии информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство гражданина.

Согласно части 1 статьи 8 Закона № 157-ФЗ осуществление иммунопрофилактики обеспечивают федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный осуществлять санитарно-эпидемиологический надзор, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере здравоохранения.

Общество к указанному перечню вышеназванных органов не относится.

Также частью 3 статьи 5 Закона № 157-ФЗ предусмотрено, что при осуществлении иммунопрофилактики граждане обязаны в письменной форме подтверждать отказ от профилактических прививок.

Согласно пункту 18.8 СП 3.1/3.2.3146-13 «Общие требования по профилактике инфекционных и паразитарных болезней. Санитарно-эпидемиологические правила» факт проведения профилактической прививки или отказа от нее в письменном виде должен быть зафиксирован в медицинских документах постоянного хранения.

По смыслу закона отказ от проведения профилактической прививки оформляется в медицинской организации, проводящей профилактические прививки населению, и как медицинский документ хранится в данной медицинской организации. Положения действующего законодательства не предусматривают нахождение этих документов в распоряжении организации-работодателя гражданина, отказавшегося от проведения профилактической прививки, а также обязанности организации работодателя иметь в наличии данные сведения и копии таких медицинских документов.

В связи с изложенным, неправомерным является возложение обязанностей на общество по выполнению требований санитарного законодательства по иммунизации сотрудников филиала общества путем проведения профилактических прививок либо оформления отказа.

Ссылка управления в доводах жалобы на положения пункта 12.2 СП 3.1.1.2341-08 «Профилактика вирусного гепатита B. Санитарно-эпидемиологические правила», пунктов 18.1 СП 3.1/3.2.3146-13 «Общие требования по профилактике инфекционных и паразитарных болезней. Санитарно-эпидемиологические правила», не свидетельствует о наличии у общества данных обязанностей.

В силу пункта 18.1 СП 3.1/3.2.3146-13 профилактические прививки проводятся гражданам для предупреждения возникновения и распространения инфекционных болезней в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 18.2. СП 3.1/3.2.3146-13 Профилактические прививки населению проводятся медицинскими организациями, аккредитованными для соответствующих видов деятельности.

Пунктом 18.3. СП 3.1/3.2.3146-13 установлено, что перечень инфекционных болезней, иммунопрофилактика которых предусмотрена национальным календарем профилактических прививок и календарем профилактических прививок по эпидемическим показаниям, утверждается в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Указанные нормы не устанавливают какой-либо обязанности, а, по сути, констатирует цель проведения профилактических прививок гражданам, а также в части порядка и условий их проведения ссылается на действующее законодательство.

Пункт 12.2 СП 3.1.1.2341-08 «Профилактика вирусного гепатита B. Санитарно-эпидемиологические правила» вакцинация населения против гепатита B проводится в соответствии с Национальным календарем профилактических прививок, календарем профилактических прививок по эпидемическим показаниям и инструкциями по применению медицинских иммунобиологических препаратов, и также не устанавливает какой-либо обязанности непосредственно работодателя проводить указанные прививки.

Вместе с тем, сведений о том, что выявленные управлением обстоятельства имели место в период подъема заболеваемости, не имеется.

Ссылка управления на нарушение обществом требований приказа Минздрава России от 21.03.2014 № 125н «Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемиологическим показаниям» также не может быть признана обоснованной, поскольку управлением не указано какие именно из норм, требований и правил, изложенных в указанном правовом акте, нарушены обществом.

Таким образом, нарушения указанные в пункте 4 предписания, не предусматривают обязанность работодателя по организации иммунопрофилактики сотрудников, соответственно, возложение указанной обязанности, незаконно, нарушает права и законные интересы общества.

Оценивая пункт 5 оспариваемого предписания, коллегия отмечает следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 25 Закона № 52-ФЗ условия труда, рабочее место и трудовой процесс не должны оказывать вредное воздействие на человека. Требования к обеспечению безопасных для человека условий труда устанавливаются санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу пункта 2 указанной статьи Закона № 52-ФЗ индивидуальные предприниматели и юридические лица обязаны осуществлять санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия по обеспечению безопасных для человека условий труда и выполнению требований санитарных правил и иных нормативных правовых актов Российской Федерации к производственным процессам и технологическому оборудованию, организации рабочих мест, коллективным и индивидуальным средствам защиты работников, режиму труда, отдыха и бытовому обслуживанию работников в целях предупреждения травм, профессиональных заболеваний, инфекционных заболеваний и заболеваний (отравлений), связанных с условиями труда.

Из протокола измерений физических факторов на объектах промышленных предприятий, жилых и общественных зданий
№ 96-Ф от 09.04.2019 следует, что искусственная освещенность от системы общего освещения на рабочем месте сварочного поста № 2 сварочного участка (факт 95 ± 9лк, нормируемое значение - 200 лк) не соответствует нормируемому значению освещенности, предусмотренному СанПиН 2.2.4.3359-16 «Санитарно-эпидемиологические требования к физическим факторам на рабочих местах», утвержденным постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 21.06.2016 № 81.

Указанный вывод также содержится в экспертном заключении филиала ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Приморском крае в городе Находка» № 0119/03-0 от 11.04.2019.

В пункте 11 протокола № 96-Ф от 09.04.2019 указано, что измерения искусственной освещенности проводились с затемненными окнами, при отсутствии естественного света.

Общество оспорило указанное обстоятельство, указав, что сварочный пост № 2 - это помещение с окном размером во всю стену; ввиду производства пожароопасных работ в данном помещении, в нем не предусмотрены ни шторы, ни жалюзи, тем самым при проведении измерений окна были не затемнены и присутствовал естественный свет.

Суд посчитал позицию общества необоснованной, поскольку в таблице «Освещенность с учетом неопределенности» протокола измерения физических факторов № 96-Ф от 09.04.2019 указано наличие комбинированной системы освещенности рабочего места сварочного поста № 2 сварочного участка РЭЦ, указаны данные искусственного освещения, но отсутствуют нормируемые и фактические значения естественного освещения.

В протоколах измерения физических факторов № 119-Ф от 29.11.2017 и № 121-Ф от 30.11.2018, представленных обществом, показатели естественного освещения также не указаны.

В соответствии с пунктом 10.2.25 СанПиН 2.2.4.3359-16 комбинированное искусственное освещение помещений - это тип освещения, при котором к общему освещению добавляется местное; общее искусственное освещение - это тип освещения, при котором светильники размещаются в верхней зоне помещения равномерно (общее равномерное освещение) или применительно к расположению оборудования (общее локализованное освещение); местное освещение - это тип освещения, дополнительного к общему, создаваемого светильниками, концентрирующими световой поток непосредственно на рабочих местах.     Согласно пункту 10.3.2 СанПиН 2.2.4.3359-16 перед измерением освещенности от искусственного освещения следует провести замену всех перегоревших ламп и чистку светильников. Измерение освещенности может также проводиться без предварительной подготовки осветительной установки, что должно быть зафиксировано при оформлении результатов измерений.

В протоколе № 96-Ф не отражено, что измерения производились без предварительной подготовки осветительной установки.

Из протокола следует, что на момент проверки из 10 имеющихся люминесцентных ламп не горела одна (л.л. 10/1).

В соответствии с пунктом 4.1. МУК 4.3.2812-10. 4.3. Методы контроля. Физические факторы. Инструментальный контроль и оценка освещения рабочих мест. Методические указания, утвержденные Главным государственным санитарным врачом РФ 28.12.2010 перед проведением измерений производится сбор данных об особенностях освещения рабочего места по следующим показателям: 1) наличие или отсутствие естественного освещения; 2) система искусственного освещения; 3) тип светильников; 4) параметры размещения светильников; 5) состояние светильников (загрязнение, укомплектованность отражателями, решетками, рассеивателями, уплотнителями и т.д.); 6) тип источников света, их цветовая температура и параметры цветопередачи; 7) сведения о «расфазировке» светильников и типе пускорегулирующего агрегата люминесцентных ламп; 8) наличие и состояние светильников местного освещения; 9) число негорящих ламп; 10) состояние остеклений светопроемов, стен, потолков и др. по показателям, которые могут оказать влияние на результаты оценки измерений, в т.ч. определяют необходимость поправок нормативного значения; 11) особенности условий труда, включая хронометраж работы, освещения, характер рабочей поверхности, характеристики объектов работы и особенности зрительной работы, возрастные характеристики работников, влияющие на требования к проведению измерений и оценку их результатов. Собранные данные заносятся в конспект рабочих записей (рабочий журнал). Их объем определяется требованиями нормативного документа.

Из представленной в материалы дела выписки из журнала технических первичных записей измерений физических факторов при работе на объекте Мельниковой Т.С. Ф 05 05-94 не следует соблюдения лицом, проводившим оценку освещения рабочего места (сварочный пост № 2) требований пункта 4.1. МУК 4.3.2812-10. 4.3.

В силу пунктов 4.3.1. МУК 4.3.2812-10. 4.3. измерения освещенности от установок искусственного освещения (в том числе при работе в режиме совмещенного освещения) должны проводиться в темное время суток или при фоновой освещенности, не превышающей 10% от измеренного значения освещенности от источников искусственного освещения.

Так, из протокола № 96-Ф от 09.04.2019 следует, что измерения проводились в период с 10 час. 30 мин. до 13 час. 30 мин., показатели фоновой освещенности в протоколе не отражены.

Исходя из изложенного, а также с учетом положений статьей 68, 71 АПК РФ суд обоснованно счел, что протокол измерений физических факторов № 96-ФЗ от 09.04.2019 не может являться допустимым доказательством по делу.

Иных документов, подтверждающих несоответствие искусственной освещенности от системы общего освещения на рабочем месте сварочного поста № 2 требованиям СанПиН 2.2.4.3359-16 в материалах дела не имеется.

Относительно пунктов 6, 7 оспариваемого предписания коллегия отмечает, что на заявителя возложена обязанность на входах в здания и производственные помещения общества, установить знаки о запрете курения, требования к которому и к порядку размещения которого, установлены Приказом № 214н. Также обществу указано на необходимость обеспечить (усилить) контроль за соблюдением законодательства в сфере охраны здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака на территориях и в помещениях, используемых для осуществления своей деятельности.

По правилам 5 статьи 12 Закона № 15-ФЗ «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» предусмотрено, что для обозначения территорий, зданий и объектов, где курение табака запрещено, соответственно размещается знак о запрете курения, требования к которому и к порядку размещения которого устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Знак о запрете курения размещается у каждого входа на территории, в здания и объекты, где курение табака запрещено, а также в местах общего пользования, в том числе туалетах (пункт 5 Требований к знаку о запрете курения и к порядку его размещения, утвержденных приказом Минздрава России от 12.05.2014 № 214н, далее – Требования).

Довод заявителя жалобы, что информационный стенд и знак о запрете курения являются разными объектами, коллегией признается обоснованным.

Как следует из акта проверки от 16.04.2019 №85, административным органом установлено, что ООО «Транснефть - Порт Козьмино» не соблюдается требование к знаку о запрете курения, к выделению и оснащению специальных мест для курения табака либо неисполнение обязанностей по контролю за соблюдением норм законодательства в сфере охраны здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыба и последствий потребления табака, а именно: на входе в административное здание, а также на входах в производственные помещения (производственная площадка №1 «Железнодорожные эстакады», не установлены знаки о запрете курения. Данные обстоятельства подтверждаются фотоматериалами.

Наличие локальных нормативных актов о запрете курения на территории общества не отменяет требований к знаку о запрете курения и к порядку его размещения. Кроме того, как следует из акта проверки от 24.12.2019 № 381, обществом на входах в здания и производственные помещения знаки о запрете курения установлены.

Статьей 29.13 КоАП РФ предусмотрено право административного органа рассматривающего дело об административном правонарушении, при установлении причин административного правонарушения и условий, способствовавших его совершению, на внесение в соответствующие организации и соответствующим должностным лицам представление о принятии мер по устранению указанных причин и условий.

Организации и должностные лица обязаны рассмотреть представление об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения, в течение месяца со дня его получения и сообщить о принятых мерах судье, в орган, должностному лицу, внесшим представление.

В пункте 20.1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» разъяснено, что предусмотренные статьей 29.13 КоАП РФ представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения (ответственность за невыполнение которых установлена статьей 19.6 КоАП РФ), в случае, если они вынесены на основании обстоятельств, отраженных в постановлении по делу об административном правонарушении, могут быть обжалованы вместе с таким постановлением по правилам, определенным параграфом 2 главы 25 АПК РФ.

Отдельное обжалование представлений об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения, осуществляется в случаях и в порядке, определенных главой 24 АПК РФ.

Следовательно, в удовлетворении требования общества о признании недействительным представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения по административному делу № 285 от 14.05.2019 коллегия отказывает.

По изложенному судебная коллегия приходит к выводу о том, что оспариваемое предписание в части пунктов 2, 6, 7 выдано обществу при наличии к тому правовых и фактических оснований, а в части пунктов 3, 4, 5 оспариваемое предписание противоречит закону и нарушает права и законные интересы общества.

Учитывая, что выводы арбитражного суда о наличии оснований для признания недействительными пунктов 3, 4, 5 оспариваемого предписания, представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения по административным делам № 285 от 14.05.2019, не соответствуют обстоятельствам дела и противоречат нормам материального права, суд апелляционной инстанции считает, что решение суда в указанной части на основании статей 269, 270 АПК РФ подлежит изменению. В удовлетворении остальной части требований следует отказать.

Соответственно апелляционная жалоба управления подлежит частичному удовлетворению.

Нарушения норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 АПК РФ основаниями для отмены обжалуемого судебного акта, апелляционным судом не установлено.

По результатам рассмотрения апелляционной жалобы судебная коллегия отмечает, что, несмотря на то, что апелляционная жалоба отдела частично удовлетворена, основания для отнесения на общество судебных расходов по государственной пошлине за подачу административным органом апелляционной жалобы не имеется, поскольку последний на основании статьи 333.37 Налогового кодекса РФ освобожден от ее уплаты.

Руководствуясь статьями 258, 266-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда  Приморского края от 20.01.2020 по делу № А51-15332/2019 изменить, изложив абзацы 1 и 2 резолютивной части в следующей редакции:

«Признать недействительными предписание Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Приморскому краю № 48 от 16.04.2019 «Об устранении нарушений» в части пунктов 3, 4, 5; представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения по административному делу №287 от 14.05.2019, представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения по административному делу № 289 от 14.05.2019, как не соответствующие Федеральному Закону «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».

В остальной части в удовлетворении предъявленных требований отказать».

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Приморского края в течение двух месяцев.

Председательствующий

О.Ю. Еремеева

Судьи

Н.Н. Анисимова

С.В. Понуровская