НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление АС Приморского края от 09.12.2019 № А51-14282/19

Пятый арбитражный апелляционный суд

ул. Светланская, 115, г. Владивосток, 690001

тел.: (423) 221-09-01, факс (423) 221-09-98

http://5aas.arbitr.ru/

Именем Российской Федерации

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда апелляционной инстанции

г. Владивосток                                                  Дело

№ А51-14282/2019

13 декабря 2019 года

Резолютивная часть постановления объявлена 09 декабря 2019 года.

Постановление в полном объеме изготовлено декабря 2019 года .

Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего О.Ю. Еремеевой,

судей А.В. Гончаровой, Г.Н. Палагеша,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Д.Е.Филипповой,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу открытого акционерного общества «СельХозРынок»,

апелляционное производство № 05АП-8618/2019

на решение от 01.10.2019

судьи А.А. Николаева

по делу № А51-14282/2019 Арбитражного суда Приморского края

по заявлению открытого акционерного общества «СельХозРынок»

(ИНН 2536011336, ОГРН 1022501284740)

к заместителю прокурора Ленинского района г. Владивостока                              А.П. Петришину, помощнику прокурора Ленинского района г. Владивостока З.А. Морозовой, Прокуратуре Ленинского района г. Владивостока, Прокуратуре Приморского края (ИНН 2536042415, ОГРН 1022501289535),

третье лицо: Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Приморскому краю,

о признании незаконным требования заместителя прокурора Ленинского района г.Владивостока Петришина А.П. №9-670в-2019 от 28.05.2019 года о предоставлении сведений и документов в порядке статей 6, 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»;

о признании незаконными действий помощника прокурора Ленинского района г.Владивостока Морозовой З.А., и заместителя прокурора Ленинского района г.Владивостока Петришина А.П. по проведению в отношении ОАО «СельХозРынок» проверки исполнения законодательства о противодействии экстремистской деятельности и терроризму, на объектах, принадлежащих ОАО «СельХозРынок»,

при участии:

от открытого акционерного общества «СельХозРынок»: Шароватов А.С. по доверенности от 10.07.2019 сроком действия до 30.06.2020;

от Прокуратуры Приморского края: Омельченко Д.В. по доверенности от 04.09.2019 сроком действия на 1 год,

от Прокуратуры Ленинского района г. Владивостока, Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Приморскому краю: не явились, извещены,

УСТАНОВИЛ:

Открытое акционерное общество «Сельхозрынок» (далее – заявитель, общество, ОАО «Сельхозрынок») обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным требования заместителя прокурора Ленинского района г. Владивостока Петришина А.П. (далее – прокурор)
№9-670в-2019 от 28.05.2019 о предоставлении сведений и документов в порядке статей 6, 22 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее – Закон № 2202-1, Закон о прокуратуре); о признании незаконными действий помощника прокурора Ленинского района г.Владивостока Морозовой З.А., и заместителя прокурора Ленинского района г.Владивостока Петришина А.П. по проведению в отношении ОАО «Сельхозрынок» проверки исполнения законодательства о противодействии экстремистской деятельности и терроризму, на объектах, принадлежащих ОАО «Сельхозрынок».

Решением Арбитражного суда Приморского края от 01.10.2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с данным судебным актом, ОАО «Сельхозрынок» обратилось в Пятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить. В обоснование апелляционной жалобы заявитель считает, что несоответствие выводов, изложенных в обжалуемом решении, обстоятельствам дела является, нарушение судом норм материального и процессуального права, поскольку прокурор незаконно требовал документацию у общества, в своем письме не указал, на основании какой проверки он истребует документы. Заявитель настаивает, что поручение вышестоящей прокуратуры не может являться законным основанием для проведения проверки конкретного лица. Прокуратура могла самостоятельно запросить документы из других государственных органов по межведомственному взаимодействию.

В судебном заседании представитель общества доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме.

Прокуратура Приморского края по тексту представленного в материалы дела письменного отзыва, поддержанного представителем в судебном заседании, с доводами апелляционной жалобы не согласился, считает, что судом первой инстанции выяснены все обстоятельства дела, и им дана надлежащая правовая оценка, в связи с чем обжалуемое решение отмене не подлежит.

Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о дате, времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, явку представителей в судебное заседание не обеспечили, в связи с чем судебная коллегия на основании статей 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) провела судебное заседание в их отсутствие.

Из материалов дела судом апелляционной инстанции установлено следующее.

Прокуратурой Ленинского района г. Владивостока на основании поручения Прокуратуры Приморского края №27-15-2019 от 22.03.2019 о проведении внеплановой проверки исполнения законодательства об антитеррористической защищенности, в адрес ОАО «Сельхозрынок» направлено требование №9-670в-2019 от 28.05.2019 о предоставлении сведений и документов, в порядке статей 6 и 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации».

Так, согласно названного требования заявителя необходимо 03.06.2019 представить в прокуратуру Ленинского района г. Владивостока сведения и документы в отношении каждого объекта принадлежащих ОАО «Сельхозрынок» по адресу: г. Владивостока, ул. Прапорщика Комарова д.32  – универсальный рынок и торговый павильон:

- копию приказа о назначении должностного лица, ответственного за проведение мероприятий по противодействию терроризму;

- состав комиссии по категорированию;

- проведено ли категорирование, разработан ли план; привлекались ли к категорированию представители уполномоченных ведомств, предоставить акт категорирования;

- копию согласованного уполномоченными органами паспорта безопасности;

- документы, подтверждающие выполнение мероприятий по антитеррористической защищенности, установленных планом и комиссией;

- план-график проверок;

- каким образом хранится план антитеррористической защищенности; акт обследования и категорирования;

- правоустанавливающие документы на проверяемый объект;

- копию ОГРН, ИНН, Устава, копию приказа о назначении руководителя, трудового договора с руководителем.

Общество в адрес Прокуратуры Ленинского района г.Владивостока направило письмо от 31.05.2019 относительно требования о предоставлении документов, в котором сообщило об отсутствии в действиях ОАО «Сельхозрынок» фактов нарушения закона в области антитеррористической безопасности, констатировало отсутствие законно назначенной проверки и предложило запросить документы в уполномоченных органах.

Кроме того, не согласившись с требованием прокурора и действиями должностных лиц прокуратуры Ленинского района г.Владивостока по проведению в отношении общества проверки, посчитав их незаконными, нарушающими его права и законные интересы, последнее обратилось в арбитражный суд с заявлением, которое обжалуемым решением было оставлено без удовлетворения.

Исследовав доказательства по делу, оценив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, проверив правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующих обстоятельств.

По правилам части 1 статьи 198 АПК РФ для удовлетворения требований о признании недействительными ненормативных правовых актов и незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, необходимо наличие двух обязательных условий: несоответствие их закону или иному нормативному правовому акту, а также нарушение прав и законных интересов заявителя.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1 Закона № 2202-1 прокуратура Российской Федерации - единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации.

Согласно статьи 21 Закона о прокуратуре предметом прокурорского надзора являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти, Следственным комитетом Российской Федерации, представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, субъектами осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций.

Решение о проведении проверки принимается прокурором или его заместителем и доводится до сведения руководителя или иного уполномоченного представителя проверяемого органа (организации) не позднее дня начала проверки. В решении о проведении проверки в обязательном порядке указываются цели, основания и предмет проверки (пункт 3 статьи 21) .

Решения о проведении проверки прокурором в отношении общества не выносилось, проверочных мероприятий в отношении общества не проводилось. Указанный довод прокурором не оспаривается.

Вместе с тем, закон не ограничивает полномочия прокурора по запросу сведений необходимостью проведения проверки и вынесения решения о проведении проверки, требование о предоставлении документов может быть вынесено без проведения проверки (вынесения решения о проведении проверки).

В силу пункта 1 статьи 22 Закона № 2202-1 прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе требовать от руководителей и других должностных лиц указанных органов представления необходимых документов и материалов или их копий, статистических и иных сведений в сроки и порядке, которые установлены пунктами 2, 2.1, 2.3, 2.4, 2.5 статьи 6 указанного Федерального закона.

Как следует из пунктов 1 и 2 статьи 6 Закона о прокуратуре требования прокурора, вытекающие из его полномочий, перечисленных в статьях 9.1, 22, 27,  30  и  33  указанного  Федерального закона,  подлежат безусловному исполнению в установленный срок. Статистическая и иная информация, документы (в том числе электронные документы, подписанные электронной подписью в соответствии с законодательством Российской Федерации), справки и другие материалы или их копии, необходимые при осуществлении возложенных на органы прокуратуры функций, представляются по требованию прокурора безвозмездно в течение пяти рабочих дней с момента поступления требования прокурора руководителю или иному уполномоченному представителю органа (организации), а в ходе проведения проверок исполнения законов - в течение двух рабочих дней с момента предъявления требования прокурора.

Следовательно, в данном случае непринятие прокурором решения о проведении в отношении ОАО «Сельхозрынок» проверки не является существенным нарушением процедуры осуществления проверочных мероприятий. Отсутствие решения не повлекло нарушения прав и интересов общества, поскольку требование могло быть направлено без его вынесения, а какие-либо иные проверочные мероприятия в отношении общества не проводились, меры реагирования в связи с неисполнением требования прокурора не принимались. Кроме того, о проведении надзорных мероприятий ОАО «Сельхозрынок» было уведомлено направлением оспариваемого требования.

Оценивая доводы апелляционной жалобы о том, что поручение вышестоящей прокуратуры не может являться законным основанием для проведения проверки конкретного лица, коллегия полагает следующее.

Согласно пункту 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 Закона о прокуратуре предметом надзора, в частности, являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций.

При реализации возложенных полномочий прокурор вправе проводить проверки исполнения законодательства в коммерческих организациях в силу пункта 1 статьи 22 Закона № 2202-1.

Пункт 2 статьи 21 Закона о прокуратуре устанавливает, что проверка исполнения законов проводится на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором, в случае, если эти сведения нельзя подтвердить или опровергнуть без проведения указанной проверки.

При этом источник, форма поступления такой информации и повод для проверки законом не устанавливаются.

Согласно пункта 2.3 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 17.05.2018 № 295 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о противодействии терроризму» (далее – приказ №295) прокуроры субъектов Российской Федерации, городов и районов обязаны обеспечить постоянный надзор за исполнением законов об антитеррористической защищенности объектов образования, здравоохранения, культуры, спорта, мест массового пребывания людей, транспортной инфраструктуры, объектов атомного комплекса и энергетики, предприятий, использующих радиационные, взрыво- и пожароопасные материалы, иных объектов.

В соответствии с пунктом 6 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 07.12.2007 № 195 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» предписывает проверки исполнения законов проводить на основании поступившей в органы прокуратуры информации (обращений граждан, должностных лиц, сообщений средств массовой информации и т.п.), а также других материалов о допущенных правонарушениях, требующих использования прокурорских полномочий, в первую очередь - для защиты общезначимых или государственных интересов, прав и законных интересов групп населения, трудовых коллективов, репрессированных лиц, малочисленных народов, граждан, нуждающихся в особой социальной и правовой защите.

В качестве повода для прокурорских проверок рассматривать материалы уголовных, гражданских, арбитражных и административных дел, результаты анализа статистики, прокурорской и правоприменительной практики, а также другие материалы, содержащие достаточные данные о нарушениях закона.

В соответствии с приказом № 295 прокуратурой Приморского края проведен анализ состояния законности и прокурорской практики, по итогам которого установлены данные о нарушениях законодательства об антитеррористической защищенности на различных категориях объектов с массовым нахождением людей, в этой связи прокурорам направлено поручение и.о. прокурора Приморского края от 22.03.2019 № 27-15-2019 «О проведении внеплановой проверки исполнения законодательства об антитеррористической защищенности».

Рассматриваемое требование направлено в рамках исполнения поручения Прокуратуры Приморского края, которое послужило поводом для оспариваемых действий, что не противоречит Закону о прокуратуре.

Как следует из отзыва Прокуратуры Приморского края, приложенный к рассматриваемому поручению перечень объектов торговли утвержден распоряжением Губернатора Приморского края от 16.07.2018 № 5-дсп, содержит объекты ОАО «Сельхозрынок» с отсутствием указания на присвоенную категорию, что могло в совокупности с другими обстоятельствами свидетельствовать о наличии нарушений в деятельности ОАО «Сельхозрынок».

В силу пункта 5 Постановления Правительства РФ от 19.10.2017 № 1273 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности торговых объектов (территорий) и формы паспорта безопасности торгового объекта (территории)» (далее - Требования), указанный перечень является документом, содержащим служебную информацию ограниченного распространения, и имеет пометку «Для служебного пользования».

Согласно приказам Генерального прокурора РФ от 04.04.2019 № 249 и Прокурора Приморского края от 13.05.2019 № 58 поступившие в органы прокуратуры документы с грифом «ДСП» не подлежат распространению без письменного разрешения органа, которым данная служебная информация отнесена к разряду ограниченного распространения, в этой связи к предыдущему отзыву перечень не прилагался.

В силу пункта 7 Требований уполномоченный орган субъекта Российской Федерации в течение 1 месяца после утверждения перечня, предусмотренного пунктом 5 указанных требований, письменно уведомляет соответствующих правообладателей торговых объектов (территорий) о включении торговых объектов (территорий) в указанный перечень, с учетом чего ОАО «Сельхозрынок» известно о включении его объектов в перечень.

Ссылка заявителя о необходимости наличия конкретной информации о конкретном нарушении закона конкретным лицом не основана на нормах законодательства.

Таким образом, в распоряжении Прокуратуры Ленинского района г. Владивостока имелась информация, требующая проведения проверочных мероприятий, что подтверждается, в частности, и итогами проведенной проверки, по результатам которой городскими и районными прокурорами выявлено 241 нарушение законодательства об антитеррористической защищенности.

Из разъяснений постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17.02.2015 № 2-П следует, что с учетом характера возложенных на прокуратуру Российской Федерации публичных функций, связанных с поддержанием правопорядка и обеспечением своевременного восстановления нарушенных прав и законных интересов граждан и их объединений, предполагается, что органы прокуратуры должны адекватно реагировать с помощью всех доступных им законных средств на ставшие известными факты нарушения законов независимо от источника информации, включая информацию, полученную прокурором самостоятельно на законных основаниях.

Из чего следует, что в действующем правовом регулировании допускается осуществление прокурорского надзора за исполнением законов не только в связи с конкретными обращениями (так называемые инцидентные основания) и, соответственно, не исключается возможность проведения прокурорских проверок, в том числе в отношении некоммерческих организаций, в инициативном порядке.

Ссылка заявителя, что на органы ФСБ России возложены полномочия по контролю над составлением, утверждением и содержанием паспортов безопасности торговых объектов, а также актов их категорирования, обоснованно судом первой инстанции отклонен.

Вместе с тем в силу статей 1, 21 Закона о прокуратуре органы прокуратуры полномочны, осуществлять надзор за исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, в деятельности коммерческих организаций.

Кроме того, действующим законодательством на органы федеральной службы безопасности не возложен государственный контроль за исполнением законодательства об антитеррористической защищенности.

Ни Федеральный закон от 03.04.1995 № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности», ни постановление Правительства Российской Федерации от 19.10.2017 № 1273 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности торговых объектов (территорий) и формы паспорта безопасности торгового объекта (территории)» не возлагают на органы ФСБ России государственный контроль в отношении исполнения данного нормативного правового акта.

В соответствии с пунктом 2.3 приказа № 295, прокурора обеспечивает постоянный надзор за исполнением законов об антитеррористической защищенности различных объектов.

При осуществлении своих полномочий в силу статьи 6, пункта 1 статьи 22 Закона о прокуратуре, прокурор вправе требовать предоставления ему статистической и иной информации, документов, справок и других материалов или их копий, необходимых при осуществлении возложенных на органы прокуратуры функций.

На защиту прав проверяемого субъекта в данном случае направлены установленные статьей 6 указанного закона ограничения при направлении таких требований, к которым не относятся ограничения по составу истребуемых документов, указанные заявителем.

В силу пунктов 2.3, 2.4 статьи 6 закона №2201-1 прокурор не вправе требовать у органа (организации):

- информацию, документы и материалы или их копии в рамках проведения проверки, не обусловленные целями указанной проверки и (или) не относящиеся к предмету указанной проверки;

- информацию, документы и материалы или их копии, которые передавались органам прокуратуры в связи с ранее проведенной проверкой либо которые официально опубликованы в средствах массовой информации или размещены на официальном сайте органа (официальном сайте организации, создание которого предусмотрено ее учредительными документами) (далее - официальный сайт органа (организации) в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», за исключением случаев, установленных настоящим Федеральным законом.

В случаях, предусмотренных абзацем третьим пункта 2.3 названной статьи, орган (организация) указывает в ответе на требование прокурора сведения о проверке, в рамках которой передавались такие информация, документы и материалы, и актуальность таких информации, документов и материалов на момент требования или сведения о средствах массовой информации либо об официальном сайте органа (организации) в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в которых опубликованы (размещены) соответствующие актуальные на момент требования информация, документы и материалы.

Следовательно, утверждение заявителя о том, что прокуратурой района необоснованно запрошены сведения о недвижимом имуществе организации, поскольку это имущество являлось объектом надзорных мероприятий (его антитеррористическая защищенность), что требовало выяснения вопроса о правах на него, не соответствует законодательству.

Не подтверждается законодательством довод о том, что прокуратура не может затребовать документы ограниченного распространения, в том числе паспорт безопасности организации.

Исходя из требований статей 1, 6, 21, 22 Закона о прокуратуре, прокурор, осуществляя надзор за исполнением законов об антитеррористической защищенности, правомочен иметь доступ к паспорту безопасности организации, поскольку он является основным документом, определяющим систему мер безопасности на объекте и свидетельствующим о выполнении (невыполнении) обязательных требований в исследуемой области, соответственно его истребование обусловлено целями и предметом проверки, ограничения на предоставление паспортов безопасности с грифом «Для служебного пользования» законодательством не установлены.

Как следует из пункта 2.1 статьи 4 Закона о прокуратуре органы прокуратуры в связи с осуществлением ими в соответствии с настоящим Федеральным законом прокурорского надзора вправе получать в установленных законодательством Российской Федерации случаях доступ к необходимой им для осуществления прокурорского надзора информации, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами, в том числе осуществлять обработку персональных данных.

Согласно пункта 23 Требований, информация, содержащаяся в паспорте безопасности, является информацией ограниченного распространения и подлежит защите в соответствии с законодательством Российской Федерации о коммерческой тайне.

В соответствии с частью 1 статьи 6 Федерального закона от 29.07.2004 № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, по мотивированному требованию органа государственной власти, иного государственного органа, органа местного самоуправления предоставляет им на безвозмездной основе информацию, составляющую коммерческую тайну.

Таким образом, прокурор вправе получать при осуществлении надзора необходимую информацию, доступ к которой ограничен, в том числе отнесенную к коммерческой тайне.

Пределы реализации прокурором полномочий по надзору в сфере, на которую распространяется действие законодательства об охраняемой законом тайне (конфиденциальной информации), не ограничены, кроме случаев, прямо предусмотренных законом.

С учетом указанных обстоятельств, при осуществлении надзора органы прокуратуры самостоятельно определяют методику и тактику осуществления надзорных мероприятий, в том числе адресатов направляемых запросов (требований), ограничения на получение информации, которая может быть получена в других источниках, в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» не содержатся.

Утверждение заявителя о необоснованном направлении требования, в связи с наличием паспорта безопасности у общества, также не соответствует закону, поскольку наличие либо отсутствие паспорта безопасности не предопределяет вопрос о наличии нарушений Требований к антитеррористической защищенности торговых объектов (территорий), утвержденных постановлением Правительства РФ от 19.10.2017 № 1273, в той или иной организации, с учетом чего проверке по указанному поручению от 22.03.2019 подлежали все торговые объекты, какого-либо предварительно истребования сведений о наличии паспортов для организации проверки не требовалось, поскольку в распоряжении органов прокуратуры имелась информация о систематических нарушениях закона в рассматриваемой области.

Только путем проведения надзорных мероприятий непосредственно в организации возможно объективно оценить исполнение (неисполнение) названных Требований, получение полной и объективной информации о нарушениях законодательства рассматриваемого характера невозможно в ходе межведомственного взаимодействия.

Ввиду чего, для получения у ОАО «Сельхозрынок» информации, указанной в оспариваемом требовании прокурора, принятие решения о проведении проверки не требовалось.

Цель запрошенных документов обусловлена предметом прокурорского надзора, и в силу возложенных полномочий прокурор имеет право затребовать их у организации, проверка в отношении ОАО «Сельхозрынок» не проводилась, ввиду отсутствия решения о ее проведении, с учетом чего нарушений прав общества не допущено.

Поскольку доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, то признаются апелляционным судом несостоятельными, в связи с чем не могут служить основанием для отмены оспариваемого решения суда первой инстанции.

При изложенных обстоятельствах, судом апелляционной инстанции не установлено оснований для отмены решения суда первой инстанции и для удовлетворения апелляционной жалобы.

Согласно статье 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения, апелляционная жалоба - без удовлетворения.

Поскольку решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы отказано, следовательно, в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации, судебные расходы по уплате государственной пошлины, связанные, в том числе с подачей апелляционной жалобы, подлежат отнесению на заявителя апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 258, 266-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Приморского края от 01.10.2019  по делу №А51-14282/2019 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Приморского края в течение двух месяцев.

Председательствующий

О.Ю. Еремеева

Судьи

А.В. Гончарова

Г.Н. Палагеша