НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление АС Новгородской области от 13.08.2018 № А44-7561/17

ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ул. Батюшкова, д.12, г. Вологда, 160001

E-mail: 14ap.spravka@arbitr.ru, http://14aas.arbitr.ru

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

20 августа 2018 года

г. Вологда

Дело № А44-7561/2017

Резолютивная часть постановления объявлена августа 2018 года .

В полном объеме постановление изготовлено августа 2018 года .

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Докшиной А.Ю., судей Алимовой Е.А. и                    Рогатенко Л.Н., при ведении протокола секретарем судебного заседания Миловкиной А.В.,

при участии от потребительского общества «Новгородское»                Дмитриева Н.В. по доверенности от 28.12.2017 № 986,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу потребительского общества «Новгородское» на решение Арбитражного суда Новгородской области от 04 декабря 2017 года по делу № А44-7561/2017  (судья Ильюшина Ю.В.),

у с т а н о в и л:

потребительское общество «Новгородское» (ОГРН 1145321004949,     ИНН 5310019240; место нахождения:173526, Новгородская область, Новгородский район, рабочий поселок Панковка, улица Строительная, дом 17; далее – ПО «Новгородское», общество) обратилось в Арбитражный суд Новгородской области с заявлением к государственному учреждению – Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Великом Новгороде и Новгородском районе Новгородской области (межрайонному)                               (ОГРН 1145321017918, ИНН 5321173188; место нахождения: 173001, Великий Новгород, улица Великая, дом 10; далее – управление, фонд) о признании незаконным и отмене решения от 07.08.2017 № 063V12170000113.

Решением Арбитражного суда Тверской области от 04 декабря 2017 года заявленные требования удовлетворены частично: решение управления признано незаконным в части доначисления на выплаты по разовым договорам дарения страховых взносов на общую сумму 23 278 руб. 90 коп., соответствующих им сумм пеней и штрафных санкций по части 1 статьи 47 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» (далее – Закон № 212-ФЗ); в удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Общество в апелляционной жалобе, с учетом уточнения ее просительной части, просит решение суда отменить в части отказа в удовлетворении заявленных требований и принять по делу новый судебный акт. В обоснование жалобы ссылается на нарушение судом норм материального и процессуального права, неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела. Считает, что управлением нарушена процедура привлечения общества к ответственности, а также на необоснованное доначисление страховых взносов в оставшейся оспариваемой части. Кроме того, дополнительно общество сослалось на отсутствие у управления полномочий на привлечение к ответственности по статье 47 Закона № 212-ФЗ после 01.01.2017.

Представитель заявителя в судебном заседании поддержал доводы апелляционной жалобы, за исключением довода об отсутствии у фонда полномочий на привлечение к ответственности по статье 47 Закона № 212-ФЗ после 01.01.2017 с учетом правовой позиции, изложенной в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 июля 2018 года по делу                № А13-7637/2017. Вместе с тем в суде апелляционной инстанции представитель общества заявил о необходимости в случае признания решения управления обоснованным уменьшения начисленных финансовых санкций с учетом смягчающих ответственность обстоятельств, в качестве которых заявитель указал на социальную значимость осуществляемой им деятельности, на отсутствие умысла на уклонение от уплаты страховых взносов, а также на тяжелое материальное положение.

Управление в отзыве доводы апелляционной жалобы отклонило, просило решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения. Возражений относительно частичного удовлетворения заявленных требований от управления не поступило.

Фонд надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, представителя в суд не направил, в связи с этим рассмотрение дела проведено в его отсутствие в соответствии со статьями 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации  (далее – АПК РФ).

В силу части 5 статьи 268 АПК РФ апелляционный суд проверяет законность и обоснованность решения суда только в обжалуемой обществом части, поскольку управлением соответствующих возражений не заявлено.

Заслушав объяснения представителя общества, исследовав доказательства по делу, проверив законность и обоснованность решения суда, изучив доводы жалобы, суд апелляционной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения.

Как следует из материалов дела, управлением на основании решения заместителя руководителя от 13.02.2017 № 063V02170000057 проведена выездная проверка общества по вопросам полноты и правильности исчисления, своевременности уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в Пенсионный фонд Российской Федерации, страховых взносов на обязательное медицинское страхование в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования за период с 01.01.2014 по 31.12.2016.

По результатам проверки составлен акт от 29.06.2017                                            № 063V10170000201 и вынесено решение 07.08.2017 № 063V12170000113.

Указанным решением обществу доначислены страховые взносы на обязательное пенсионное страхование и на обязательное медицинское страхование в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в общей сумме 3 113 688 руб. 23 коп., пени по страховым взносам по состоянию на 31.12.2016 в сумме 245 293 руб. 36 коп., также общество привлечено к ответственности по пункту 1 статьи 47 Закон № 212-ФЗ за неуплату страховых взносов в виде штрафа в размере 622 737 руб. 65 коп.

Не согласившись с решением управления общество, обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования частично, признав соблюденным управлением порядок привлечения заявителя к ответственности, а также признав обоснованным доначисление страховых взносов на суммы выплат по договорам дарения денег за исключением разовых договоров дарения.

Апелляционная инстанция не находит правовых оснований для отмены решения суда в силу следующего.

По смыслу статей 65, 198 и 200 АПК РФ обязанность доказывания наличия права и факта его нарушения оспариваемыми актами, решениями, действиями (бездействием) возложена на заявителя, обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта, решения, действий (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту, а также обстоятельств, послуживших основанием для их принятия (совершения), возлагается на орган или лицо, которые приняли данный акт, решение, совершили действия (допустили бездействие).

Исходя из части 2 статьи 201 АПК РФ обязательным условием для принятия решения об удовлетворении заявленных требований о признании ненормативного акта недействительным (решения, действий, бездействия незаконными) является установление судом совокупности юридических фактов: во-первых, несоответствия таких актов (решения, действий, бездействия) закону или иному нормативному правовому акту, а во-вторых, нарушения ими прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу положений статьи 5 Закона № 212-ФЗ, действовавшего в проверенные периоды, общество является страхователем по обязательному пенсионному страхованию, производящим выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, следовательно обязано правильно исчислять и своевременно уплачивать (перечислять) страховые взносы в государственные внебюджетные фонды, а также вести в установленном порядке учет объектов обложения страховыми взносами, начислений и перечислений страховых взносов.

Согласно пункту 1 статьи 7 указанного Закона (в редакции, действовавшей в спорный период) объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в подпункте «а» пункта 1 части 1 статьи 5 Закона № 212-ФЗ, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений и гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в пункте 2 части 1 статьи 5 настоящего Закона), а также по договорам авторского заказа, договорам об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы, искусства, издательским лицензионным договорам, лицензионным договорам о предоставлении права использования произведения науки, литературы, искусства.

Пунктом 1 статьи 8 Закона № 212-ФЗ установлено, что база для начисления страховых взносов для плательщиков страховых взносов, указанных в подпункте «а» пункта 1 части 1 статьи 5 названного Закона, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных частью 1 статьи 7 Закона № 212-ФЗ, начисленных плательщиками страховых взносов за расчетный период в пользу физических лиц, за исключением сумм, указанных в статье 9 Закона № 212-ФЗ.

Как отражено в акте проверки и в оспариваемом решении, фондом установлено занижение обществом как страхователем облагаемой базы для начисления страховых взносов на сумму 11 642 241 руб. в связи с не включением в нее произведенных заявителем выплат по договорам дарения  и подарочным сертификатам денежных средств денег, заключенным с работниками общества. 

Статья 572 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) определяет под квалифицирующим признаком дарения его безвозмездность. По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии со статьей 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

В связи с этим в случае передачи физическому лицу по договору дарения денежных средств у организации не возникает объекта обложения страховыми взносами, если такая передача осуществляется вне рамок трудового либо гражданско-правового договора, предметом которых является выполнение работ или оказание услуг.

К договорам дарения как разновидности гражданско-правовых договоров должны применяться положения статьи 170 ГК РФ в силу того, что сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать правовые последствия, ничтожна.

При изменении юридической квалификации гражданско-правовых сделок следует учитывать, что сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам (статья 168 ГК РФ), мнимые и притворные сделки (статья 170 ГК РФ) являются недействительными независимо от признания их таковыми судом в силу положений статьи 166 ГК РФ (аналогичная позиция выражена в пунктах 7 и 8 постановления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»).

В данном случае суд первой инстанции правомерно посчитал, что систематически заключенные обществом с физическими лицами договоры дарения денег фактически прикрывают оплату за выполненные данными лицами работы (услуги).

В силу статьи 135 Трудового кодекса Российской Федерации (далее –              ТК РФ) заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда. Системы оплаты труда, включая размер тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативно правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Статьей 129 названного Кодекса заработная плата определена как вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

Следовательно, выплаты, связанные с выполнением работниками трудовых обязанностей и имеющие стимулирующий характер, являются элементами оплаты труда, получаемой в рамках трудовых отношений, в связи с этим такие выплаты относятся к объекту обложения страховыми взносами, и подлежат включению в базу для их начисления.

Судом первой инстанций установлено и подателем жалобы не оспаривается, что общество в период с июля 2015 года по декабрь 2016 года включительно произвело выплаты своим работникам денежных средств по договорам дарения денег на общую сумму 11 642 241 руб., часть из которых выплачена лишь по разовым договорам (сумма страховых взносов на эту часть составляет 23 278 руб. 90 коп.), а остальная часть выплачивалась работникам по нескольким договорам.

По утверждению общества, спорная сумма выплат также не подлежит обложению страховыми взносами, поскольку выплаченные по договорам дарения суммы не рассчитаны от стажа и должности работников и не являются оплатой их труда.

Исследовав обстоятельства настоящего дела, оценив доводы сторон и представленные в материалы дела доказательства выплаты денежных средств, апелляционная коллегия поддерживает вывод суда первой инстанции о том, что в рассматриваемом случае договоры о дарении денег фактически прикрывают оплату трудового участия работников общества.

Довод общества о том, что размер выплат не связан с занимаемыми должностями, является голословным, противоречащим материалам дела.

Напротив, фондом при проверке выявлено и подтверждается материалами дела, что у общества имеется ряд договоров дарения денежных средств своим работникам и оформление подарочных купонов, которые носили массовый регулярный характер.

Как верно установлено судом первой инстанции, из материалов дела, напротив, следует, что в период с 01.05.2015 по 31.12.2015 денежные средства систематически и, исходя из занимаемой должности, дарились следующим работникам общества в размерах:

- Ульяновой С.А. (исполняющей обязанности председателя правления) 93 250 руб.; 

- Лосевой Л.Ю. (исполняющей обязанности главного бухгалтера)               76 150 руб.;

- Болдиной Н.А. (исполняющей обязанности заведующей закусочной              № 141 п. Тесово-Нетыльский) 4 350 руб.; 

-Быстровой Т.А. (исполняющей обязанности продавца продовольственных товаров магазина №141 п. Тесово-Нетыльский) 1 200 руб. 

В период с 01.01.2016 по 31.12.2016 денежные средства систематически и исходя из занимаемой должности дарились следующим работникам общества в размерах:

- Ульяновой С.А. (исполняющей обязанности председателя правления) 245 250 руб.;

- Лосевой Л.Ю. (исполняющей обязанности главного бухгалтера)                176 450 руб.;  

-        Авдеевой С.Г. (исполняющей обязанности заведующей магазином                д. О. Волочек) 20 550 руб.;

- Архиповой Н.А. (исполняющей обязанности уборщика продовольственных помещений столовой п. Батецкий) 11 900 руб.

Суммы выплаченных денежных средств по договорам дарения и подарочным сертификатам и купонам отражены в сводах начислений, расчетных листках конкретных работников, что не оспаривается обществом.

Также управлением установлено, что заявитель удерживал налог на доходы  физических лиц в размере 13 % с сумм, выплаченных по договорам дарения.

Проанализировав представленные ответчиком в материалы дела документы, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что выплаты денежных средств по договорам дарения носили систематический характер (шесть месяцев в 2015 году, ежемесячно в 2016 году) и зависели от должности работника, его вклада в развитие предприятия, за культуру торговли, за нагрузку.

При этом общество не дало какие-либо пояснения по поводу того, в связи с чем им производилось в течение полутора лет ежемесячно дарение физическим лицам денежных средств, каким образом определялся размер дарения каждому лицу.

Как следует из приложений 3 и 4 к акту проверки, фактически размер дарения определялся каждому лицу разный в зависимости от должности работника (больший размер выплаты у лиц, занимающих более высокие должности).

Данный факт подателем жалобы допустимыми доказательствами не опровергнут.

Кроме того, фондом установлено, что по бухгалтерскому учету денежные средства по договорам дарения отражены по дебету счета 50 «Касса» и кредиту счета 73 «Расчеты с персоналом по прочим операциям». Суммы выплаченных денежных средств по договорам дарения отражены в сводах начислений, расчетных листках конкретных работников, что не оспаривается обществом.

  В материалах дела также усматривается, что помимо указанных выплат правление общества вручало одаряемым подарочные купоны денежной стоимостью 500 руб. и 250 руб. При этом из представленных фондом распоряжений общества следует, что следует, что указанные сертификаты вручены работникам общества в целях эффективной работы и стимулирования работников прилавка, то есть непосредственно связаны с выполнением премированными работниками своей трудовой функции.

Факт наличия с одаряемыми лицами трудовых отношений подтверждается списком работников общества, а также карточками индивидуального учета начисленных выплат и страховых взносов на работников.

Доказательств того, что денежные средства в спорной сумме выданы сотрудникам общества в качестве подарков к праздничным датам или иным знаменательным событиям, заявителем в материалы дела не представлено. Также, несмотря на наличие Положений о премировании работников, общество премирование в установленном порядке своих работников не производило, при этом регулярно передавало денежные средства своим работникам по договорам дарения.

Таким образом, учитывая конкретные установленные обстоятельства настоящего спора, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что выплаты работникам осуществлялись не в рамках гражданско-правовых договоров; денежные средства являлись вознаграждением за конкретные трудовые результаты, и носили стимулирующий характер, в связи с этим подлежали включению в базу для исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и на обязательное медицинское страхование.

Указанный вывод соответствует позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 06.03.2017 № 307-КГ17-54.

Доводы подателя жалобы о нарушении управлением порядка рассмотрения материалов проверки и привлечения заявителя к ответственности также получили надлежащую оценку в решении суда первой инстанции, с которой апелляционная коллегия согласна.

В соответствии со статьей 20 Федерального закона от 03.07.2016                        № 250-ФЗ контроль за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, подлежащих уплате за отчетные (расчетные) периоды, истекшие до 1 января 2017 года, осуществляется соответствующими органами Пенсионного фонда Российской Федерации, Фонда социального страхования Российской Федерации в порядке, действовавшем до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

Таким образом, к рассматриваемым правоотношениям подлежит применению порядок привлечения к ответственности, установленный Законом № 212-ФЗ.

Общество ссылается на то, что оспариваемое решение фонда вынесено в отсутствие законного представителя заявителя, не извещенного о времени и месте рассмотрения материалов проверки надлежащим образом. При этом, как указывает апеллянт, данное обстоятельство лишило общество возможности участвовать в рассмотрении материалов проверки, а также представить возражения.

Данный довод отклоняется судом апелляционной инстанции как несостоятельный и противоречащий материалам дела.

Так, судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что акт выездной проверки от 29.06.2017                                       № 063V10170000201, а также уведомление о дате, месте и времени рассмотрения акта и вынесения решения были направлены в адрес общества заказным письмом с уведомлением 30.06.2017 и получены им 04.07.2017, что подтверждается сопроводительным письмом от 29.06.2017 № 20-02/489-54, списком почтовых отправлений № 3 от 30.06.2017, почтовой квитанцией от 30.06.2017, почтовым уведомлением (том 2, листы 97 – 106), выпиской из журнала исходящей корреспонденции фонда (том 6, лист 32). 

Более того, 21.07.2017 в адрес фонда поступили возражения (разногласия) общества на акт выездной проверки от 29.06.2017 № 063V 10170000201 (том 2, листы 137 – 138).

Таким образом, заявитель фактически воспользовался своим правом на представление возражений на акт проверки.

Доводы апеллянта о том, что в почтовом вложении отсутствовало уведомление о дате, месте и времени рассмотрения акта и вынесения решения, о чем в книге регистрации входящей корреспонденции общества имеется запись, также оценены и правомерно отклонены судом первой инстанции, поскольку такая запись в журнале общества не является доказательством отсутствия указанного выше уведомления в почтовом вложении.

Так, судом установлено, что из представленной копии  почтовой квитанции от 30.06.2017 к заказному письму с почтовым идентификатором 17392012062511 и списка № 3 внутренних почтовых отправлений от  30.06.2017 следует, что заказная бандероль имеет вес 204 грамма, за него установлен тариф 95 руб. 

В соответствии с действующими ГОСТ-6656-76 и ГОСТ 18510-87 минимальная масса одного листа формата А4 составляет 3,555 грамм. То есть, в письме весом 204 грамма можно переслать не более 57 листов офисной бумаги формата А4.

Из материалов дела, а именно из сопроводительного письма от 29.06.2017 (том 2, лист 97), следует, что акт выездной проверки от 29.06.2017 № 063V10170000201 отправлялся обществу на 11 листах с приложениями на 30 листах, а уведомление о дате, месте и времени рассмотрения акта и вынесения решения от 29.06.2017 № 063V04170000068 на 2 листах.

Ссылка подателя жалобы на то, что представленное ответчиком в материалы дела уведомление содержится на одном листе, следовательно сведения в сопроводительном письме недостоверны, отклоняется апелляционным судом, поскольку фактически представленная фондом копия уведомления сделана на одном листе, но на обеих страницах с оборотом (том 2, лист 104).

Таким образом, фактически документ «уведомление о времени и месте рассмотрения материалов проверки от 29.06.2017 № 063V04170000068» составлен на 2 листах, что соответствует сведениям, содержащимся в сопроводительном письме управления от 29.06.2017, адресованном заявителю.

С учетом изложенного является правильным вывод суда первой инстанции о том, что в письме, отправленном в адрес общества 17.04.2017, находился и акт проверки и уведомление о дате, месте и времени рассмотрения акта и вынесения решения (в тексте обжалуемого судебного акта   судом допущены явные опечатки: указаны «запрос и распоряжение» управления).

При таких обстоятельствах следует признать, что управлением при принятии оспариваемого решения не допущено нарушений процедуры его принятия, установленной Законом № 212-ФЗ.

Неявка законного или уполномоченного представителя общества на рассмотрение материалов проверки при наличии в материалах дела доказательств, достоверно подтверждающих извещение заявителя о дате, времени и месте такого рассмотрения, не свидетельствует о нарушении прав заявителя.

Как указано ранее в настоящем постановлении, с учетом правовой позиции, изложенной в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 июля 2018 года по делу № А13-7637/2017 представитель заявителя в судебном заседании апелляционной инстанции не настаивал на доводе об отсутствии у фонда полномочий на привлечение к ответственности по статье 47 Закона № 212-ФЗ после 01.01.2017.

Вместе с тем в суде апелляционной инстанции представитель общества заявил о необходимости в случае признания решения управления обоснованным уменьшения начисленных финансовых санкций с учетом смягчающих ответственность обстоятельств, в качестве которых заявитель указал на социальную значимость осуществляемой им деятельности, на отсутствие умысла на уклонение от уплаты страховых взносов, а также на тяжелое материальное положение.

В подтверждение названных обстоятельств заявитель сослался на справку администрации Новгородского муниципального района от 19.05.2018                   № И-3700, а также на то, что решением Арбитражного суда Новгородской области от 20 октября 2016 года по делу № А44-7035/2015 его основной контрагент – Новгородское районное потребительское обществ                    (далее – РАЙПО) признано несостоятельным (банкротом), а определением  Арбитражного суда Новгородской области от 29 сентября 2017 года по указанному делу признаны недействительными договоры купли-продажи недвижимости от 05.05.2015, 06.05.2015, 14.05.2015, 15.05.2015, заключенные между РАЙПО и ПО «Новгородское», применены последствия недействительности договоров купли-продажи недвижимости от 05.05.2015, 06.05.2015, 14.05.2015, 15.05.2015 в виде возврата в конкурсную массу РАЙПО недвижимого имущества, восстановлены денежные требования                                 ПО «Новгородское» к РАЙПО по договорам купли-продажи от 05.05.2015, 06.05.2015, 14.05.2015, 15.05.2015.

При этом в суде первой инстанции общество о наличии смягчающих ответственность обстоятельств не заявляло и перечисленные выше доводы и доказательства не приводило.

По смыслу статьи 55 Конституции Российской Федерации, введение ответственности за правонарушение и установление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным конституционно закрепленным целям и охраняемым законом интересам, а также характеру совершенного деяния.

Так, в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 15.07.1999 № 11-П указано, что принцип соразмерности и справедливости наказания предполагает установление дифференцированной ответственности в зависимости от характера и тяжести совершенного правонарушения, размера причиненного ущерба.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 05.11.2003 № 349-О разъяснено, что суд вправе избирать в отношении правонарушителя меру наказания с учетом характера правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств деяния.

Таким образом, полномочие суда, на снижение штрафных санкций исходя из вышеуказанных принципов, вытекает из конституционных прерогатив правосудия.

Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19.01.2016 № 2-П признал подпункт «а» пункта 22 и              пункт 24 статьи 5 Федерального закона № 188-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам обязательного социального страхования» не соответствующими Конституции Российской Федерации, как исключившие возможность при применении ответственности, установленной Законом № 212-ФЗ, индивидуализировать наказание за нарушение установленных им требований с учетом смягчающих ответственность обстоятельств и тем самым приводящие к нарушению прав плательщиков страховых взносов.

Также в названном Постановлении Конституционный Суд Российской Федерации указал, что если санкция была применена должностным лицом фонда, суд (безотносительно к законодательному регулированию пределов его полномочий при судебном обжаловании решений о применении мер ответственности), рассмотрев соответствующее заявление привлекаемого к ответственности лица, не лишен возможности снизить размер ранее назначенного ему штрафа.

С 1 января 2017 года вопросы исчисления и уплаты страховых взносов, в том числе на обязательное пенсионное страхование, регулируются главой 34 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ). Соответственно, при установлении ответственности и назначении наказания необходимо руководствоваться главой 15 данного Кодекса.

В данном случае привлечение общества к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования осуществлялось фондом 13.01.2017, следовательно в этом случае подлежат применению нормы НК РФ при принятии такого решения.

Согласно пункту 4 статьи 112 НК РФ обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются судом или налоговым органом, рассматривающим дело, и учитываются им при наложении санкций за налоговые правонарушения в порядке, установленном статьей 114 указанного Кодекса.

При наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не меньше чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей настоящего Кодекса (пункт 3 статьи 114 Кодекса).

Право суда оценивать условия совершения правонарушения, его характер, степень общественной опасности, последствия, в целях возможного дифференцированного подхода при применении наказания согласуется с конституционными принципами гарантии судебной защиты прав и свобод, неотвратимости наказания, его справедливости, соразмерности тяжести совершенного нарушения.

Вместе с тем снижение размера взыскиваемого штрафа является правом, а не обязанностью суда.

В силу статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Оценив в порядке статьи 71 АПК РФ доводы апеллянта и представленные доказательства, суд апелляционной инстанции находит их несостоятельными и неподтвержденными документально ввиду следующего. 

В соответствии с со статьей 1 Закона Российской Федерации от 19.06.1992 № 3085-1 «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации» потребительское общество – это добровольное объединение граждан и (или) юридических лиц, созданное, как правило, по территориальному признаку, на основе членства путем объединения его членами имущественных паевых взносов для торговой, заготовительной, производственной и иной деятельности в целях удовлетворения материальных и иных потребностей его членов.

Таким образом, деятельность общества направлена на получение прибыли.

В свою очередь, сведения, содержащиеся в справке администрации Новгородского муниципального района от 19.05.2018 № И-3700,  документально не подтверждены, администрация не является учредителем либо участником заявителя.

Ссылка подателя жалобы на наличие у него тяжелого финансового положения также не основана на доказательствах, достоверно подтверждающих названное обстоятельство.

Само по себе признание контрагента заявителя (РАЙПО) несостоятельным (банкротом) и наличие определения Арбитражного суда Новгородской области от 29 сентября 2017 года по делу № А44-7035/2015 о признании недействительными договоров купли-продажи недвижимости от 05.05.2015, 06.05.2015, 14.05.2015, 15.05.2015, заключенных РАЙПО и                        ПО «Новгородское», и применении последствий недействительности договоров купли-продажи, не свидетельствует о тяжелом материальном положении апеллянта, поскольку последним не доказано наличие либо отсутствие денежных остатков на расчетных и иных счетах заявителя, отсутствие иного имущества, позволяющего вести ему нормальную хозяйственную деятельность.

Между тем обязанность доказать заявленные доводы, в силу требований статьи 65 АПК РФ, возложена на общество.

Ссылка заявителя на отсутствие умысла в совершении правонарушения также не принимается апелляционным судом, поскольку наличие умысла на неуплату или неполную уплату сумм страховых взносов является квалифицирующим признаком состава правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 47 Закона № 212-ФЗ, тогда как в рассматриваемом случае общество привлечено к ответственности по части 1 статьи 47 названого Закона.

При таких обстоятельствах апелляционная коллегия не усматривает в деянии заявителя смягчающих ответственность обстоятельств, следовательно оснований для уменьшения начисленной фондом суммы финансовой санкции, приходящейся на рассматриваемый эпизод, в данном случае не имеется.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда первой инстанции, а лишь выражают несогласие с ними, направлены на переоценку уже исследованных и оцененных судом обстоятельств и материалов дела, поэтому отклоняются судом апелляционной инстанции как основанные на неправильном толковании норм материального права применительно к установленным по делу обстоятельствам.

Вместе с тем несогласие общества с выраженной судом оценкой представленных доказательств и сформулированными на ее основе выводами по фактическим обстоятельствам не может являться основанием для отмены обжалуемого решения суда.

С учетом изложенного апелляционная инстанция приходит к выводу о том, что спор разрешен в соответствии с требованиями действующего законодательства, основания для отмены решения суда, а также для удовлетворения апелляционной жалобы отсутствуют.

В связи с отказом в удовлетворении апелляционной жалобы расходы по уплате государственной пошлины в сумме 1500 руб. относятся на подателя жалобы в соответствии со статьей 110 АПК РФ.

Руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

п о с т а н о в и л :

решение Арбитражного суда Новгородской области от 04 декабря               2017 года по делу № А44-7561/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу потребительского общества «Новгородское» – без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий                                                                А.Ю. Докшина

Судьи                                                                                              Е.А. Алимова

                                                                                                         Л.Н. Рогатенко