НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение АС Самарской области от 02.08.2019 № А55-18689/17

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Самарской области

443045, г. Самара, ул. Авроры,148, тел. (846)207-55-15, факс (846)226-55-26

http://www.samara.arbitr.ru, e-mail: info@samara.arbitr.ru

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

07 августа 2019 года

г. Самара

Дело №

А55-18689/2017

Резолютивная часть определения объявлена 02 августа 2019 года

Полный текст определения изготовлен 07 августа 2019 года

Арбитражный суд Самарской области в составе судьи Бондаревой Ю.А.

при ведении протокола судебного заседания с использованием средств аудиозаписи помощником судьи Горбуновой Е.В.,

рассмотрев в судебном заседании 02 августа 2019 года заявление Общества с ограниченной ответственностью «Промышленная диагностика и контроль» (вх.97101 от 08.06.2018) о включении в реестр требований кредиторов

по делу о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Техносервис», ИНН 6372010680, ОГРН 1066372003390, 446435, Самарская обл., г. Кинель, ул. Промышленная, д. 11В, ИНН 6330053530, ОГРН 1126330002688,

при участии в заседании:

от заявителя – не явился, извещен,

от а/у – представитель Быкова Е.Ю., доверенность от 04.04.2018,

от иных лиц – не явились, извещены надлежащим образом,

установил:

Решением Арбитражного суда Самарской области от 04.04.2018 ООО «Техносервис» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим должника утвержден Свиридов Виталий Валентинович.

Общество с ограниченной ответственностью «Промышленная диагностика и контроль» (далее – ООО «ПДК») обратилось в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов задолженности в размере 2 998 125,10 руб.

Общество с ограниченной ответственностью «Триумф» обратилось в арбитражный суд с заявлением, в котором просит включить в реестр требований кредиторов требование в размере 22 557 334,24 руб.

Определением Арбитражного суда Самарской области от 12.07.2019 заявления ООО «ПДК» (вх.97101 от 08.06.2018) и ООО «Триумф» (вх.97095 от 08.06.2018) о включении требования в реестр требований кредиторов должника в порядке статьи 130 АПК РФ объединены для совместного рассмотрения.

Определением Арбитражного суда Самарской области от 04.07.2019 производство по заявлению ООО «Триумф» (вх.97095 от 08.06.2018) о включении в реестр требований кредиторов прекращено в связи с отказом заявителя от заявленных требований. Рассмотрение заявления ООО «ПДК» (вх.97101 от 08.06.2018) о включении в реестр требований кредиторов отложено.

В судебное заседание представитель заявителя не явился, о причинах неявки суду не сообщил.

Представитель конкурсного управляющего в судебном заседании поддержала ранее изложенную позицию, против включения требований заявителя в реестр требований кредиторов не возражала.

Представитель ФНС в судебное заседание не явился, ранее представил возражения на требование кредитора, в соответствии с которыми просил признать требования необоснованными и отказа во включении требований в реестр требований кредиторов должника.

Иные лица в судебное заседание не явились, были извещены надлежащим образом.

В соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при неявке в судебное заседание лиц, участвующих в деле и надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, суд рассматривает дело в их отсутствие.

Исследовав доказательства, имеющиеся в материалах дела, выслушав лиц, участвующих в деле, арбитражный суд считает, что заявление не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Дела о несостоятельности (банкротстве) в силу части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 32 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

Заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением о включении требования в реестр требований кредиторов задолженности в размере 2 998 125,10 руб. по договору займа № 14/3 от 17.11.16.

По условиям договора займа № 14/3 от 17.11.16 ООО «ПДК» (займодавец) передает ООО «Техносервис» (заемщик) денежные средства в размере, предусмотренном п 2.1 договора, а заемщик обязуется вернуть займодавцу полученную им сумму займа в срок и на условиях, установленных договором.

В соответствии с п. 2.1. договора сумма займа составила 2 998 125руб. 10 коп. Согласно п. 3.1. договора возврат суммы займа осуществляется заемщиком не позднее 31.12.2016. Дополнительным соглашением № 1 к договору срок действия договора продлен до 31.03.2017, дополнительным соглашением № 2 к договору срок действия договора продлен до 31.03.2018.

Основанием для заключения договора займа № 14/3 от 17.11.16 послужило следующее:

04.03.2016 между ООО «Техносервис» (займодавец) и ООО «ПДК» (заемщик) был заключен договор займа № 73/16 , согласно которому займодавец передает заемщику денежные средства в размере, предусмотренном п 2.1 договора, а заемщик обязуется вернуть займодавцу полученную им сумму займа в срок и на условиях, установленных договором. В соответствии с п. 2.1. договора сумма займа составила 15 000 000 руб. Согласно п. 3.1. договора возврат суммы займа осуществляется заемщиком не позднее 31.12.2016.

ООО «ПДК» взяты на себя обязательства по договору займа № 73/16 от 04.03.2016 выполнил на сумму 18 057 585,10, что подтверждается карточкой счета за период с 01.01.2016 по 18.07.2016. Согласно акта сверки взаимных расчетов задолженность ООО «Техносервис» перед ООО «ПДК» составила 2 998 125руб. 10 коп.

Таким образом стороны осуществили новацию долга путем преобразования долгового обязательства в заемное.

В соответствии со статьей 2 Закона о банкротстве, конкурсные кредиторы - кредиторы по денежным обязательствам (за исключением уполномоченных органов, граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, морального вреда, имеет обязательства по выплате компенсации сверх возмещения вреда, предусмотренной Градостроительным кодексом Российской Федерации, вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, а также учредителей (участников) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия).

Денежное обязательство – обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному Гражданским кодексом Российской Федерации, бюджетным законодательством Российской Федерации основанию.

Установление требований кредиторов осуществляется арбитражным судом в соответствии с порядком, установленным статьями 71 и 100 Закона о банкротстве, в зависимости от процедуры банкротства, введенной в отношении должника.

В силу части 1 статьи 71 Закона о банкротстве для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение тридцати дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Указанные требования направляются в арбитражный суд, должнику и временному управляющему с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований. Требования включаются в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда.

Возражения относительно требований кредиторов могут быть предъявлены в арбитражный суд не позднее чем через пятнадцать дней со дня истечения срока для предъявления требований кредиторов должником, временным управляющим, кредиторами, предъявившими требования к должнику, представителем учредителей (участников) должника или представителем собственника имущества должника - унитарного предприятия (часть 2 статьи 71 Закона о банкротстве).

Закон о банкротстве возлагает на арбитражный суд обязанность проверить обоснованность требований кредиторов с учетом возражений, поступивших относительно этих требований. Отсутствие возражений лиц, указанных в части 2 статьи 71 Закона о банкротстве, на включение заявленных требований кредиторов в реестр не освобождает арбитражный суд от проверки обоснованности этих требований.

Согласно Закона о банкротстве, размер денежных обязательств по требованиям кредиторов считается установленным, если он подтвержден вступившим в законную силу решением суда или документами, свидетельствующими о признании должником этих требований, а также в иных случаях, предусмотренных указанным Федеральным законом.

Требования кредиторов, по которым не поступили возражения, рассматриваются арбитражным судом для проверки их обоснованности и наличия оснований для включения в реестр требований кредиторов. По результатам такого рассмотрения арбитражный суд выносит определение о включении или об отказе во включении требований в реестр требований кредиторов (ч.5 ст.71 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

От ФНС России поступили возражения относительно включения требований заявителя в реестр требований кредиторов должника.

Согласно материалам дела определением Арбитражного суда Самарской области от 29.12.2017 требование ФНС России включено в состав требований кредиторов третьей очереди реестра требований кредиторов ООО «Техносервис» в общем размере 91 786 877,12 руб.

В своем возражении ФНС указывает, что ООО «ПДК» обладает признаками организации, созданной для обналичивания денежных средств. ФНС России так же ссылается на то, что поступающие денежные средства (оплата за услуги, за поставку товара) выводились на физических лиц с обоснованием (командировочные расходы, заработная плата).

Кроме того, как полагает заявитель физические лица, которым перечисляются денежные средства, согласно выпискам по расчетным счетам ООО «ПДК» - в основном являются одними и теми же лицами, которым перечисляются денежные средства, как своим сотрудникам по ООО «Триумф», ООО «Техносервис», ООО «Специалист» и ООО «ИТ- Сервис».

Межрайонной ИФНС России № 14 по Самарской области по результатам выездной налоговой проверки вынесено решение № 09-17/02410 от 03.03.2016 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, па основании которого ООО «Техносервие» привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ за несвоевременную уплату налога в виде штрафа в размере 2 525 223 руб., п. 1 ст. 126 НК РФ за непредставление документов по требованию в виде штрафа в размере 164 600 руб., предложено уплатить недоимку в размере 58 652 270 руб.. в том числе: НДС 34 444 894 руб., налог на прибыль в размере 24 207 376 руб.. а также начислены соответствующие пени в сумме 22 090 750.21 руб.

Итого общая сумма доначислений по решению составила: 83 432 843,21 руб.

Решением № 09-17/02410 от 03.03.2016 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения ООО «Техносервис» установлено, что фактически ООО «Техносервис» сделки с контрагентами по предоставлению персонала не заключались, а имело место создания ООО «Техносервис» фиктивного документооборота в отсутствие реальных хозяйственных отношений с контрагентами, работы выполнялись сотрудниками ООО «Техносервис», тогда как спорные контрагенты введены в цепочку искусственно для целей уменьшения налогового бремени.

Действия налогоплательщика ООО «Техносервис» по разделению бизнеса являются формальными, направлены на получение необоснованной налоговой выгоды с целью создания условий, дающих право на применение Обществом вычета по налогу на добавленную стоимость.

Вывод налогового органа подтвержден решением Арбитражного суда Самарской области от 26.04.2017 по делу № А55-11767/2016.

По итогам налоговой проверки в отношении ООО «Техносервис» возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного п. б ч. 2 ст. 199 УК РФ по факту уклонения от уплаты налогов.

Кроме того, в отношении ООО «Техносервис» проведена еще одна выездная налоговая проверка. Проверяемый период 2013, решение № 15 от 06.12.2017.

Из содержания Решения Межрайонной ИФНС России №14 по Самарской области № 09-17/02410 от 03.03.2016 следует, что выездной проверкой (проверяемый период с 01.01.2011 по 1.12.2012) установлено, что основными заказчиками услуг по предоставлению персонала для выполнения работ на объектах заказчика, в проверяемый период являлись: ООО «Самарский ИТЦ» (ИНН 6315544654) и ООО «ИТ-Сервис» (ИНН 6315562413). Проведенным сравнительным анализом актов выполненных работ, выставленных ООО «Техносервис» в ООО «Самарский ИТЦ» и ООО «Т-Сервис» установлено, что для выполнения работ на объектах заказчиков ООО «Техносервис» привлекало ООО «РемСнабСервис» (ИНН 6372013924), ООО «Специалист» и ООО «Сервисные технологии». Проверка контрагента ООО «РемСнабСервис» в рамках выездной налоговой проверки выявила создание фиктивного документаоборота и движение денежных средств с использованием расчетного счета проблемных организаций путем заключения мнимых (то есть, совершенных лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия) сделок между ООО «Техносервис» и ООО «РемСнабСервис» преследовалась единственная цель - показать обоснованность и реальность осуществляемых финансово-хозяйственных операций, для получения необоснованной налоговой выгоды. Контрагенты ООО «Специалист» и ООО «Сервисные технологии» не могли оказывать услуги по предоставлению персонала, поскольку своего персонала, который мог бы выполнять работы у организаций не было, а согласно расчетного счета ООО «Специалист» и ООО «Сервисные технологии», со стороны никого не привлекали. Проведение сделок по предоставлению персонала не обусловлены разумными экономическими причинами, а носили согласованный характер, с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде увеличения вычетов и минимизации сумм налога на добавленную стоимость, подлежащего уплате в бюджет РФ (решение №09-17/02410 от 03.03.2016, решение № 15 от 06.12.2017).

По мнению ФНС России, ООО «ПДК» является согласованной и подконтрольной по отношению к ООО «Техносервис» организацией, и включен в цепочку хозяйственных отношений, с целью преднамеренного нарушения налогового законодательства и минимизации налоговых обязательств.

Указанные обстоятельства установлены вступившим в законную силу постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2018 по делу № А55-18689/2017.

Вместе с тем, в соответствии с пунктом 1 статьи 19 Закона о банкротстве заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются: лицо, которое в соответствии с положениями статьи 9 ФЗ от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» входит в одну группу с должником; лицо, которое является аффилированным лицом должника.

Аффилированными лицами являются физические и юридические лица, способные оказать влияние на деятельность юридических или физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Указанные обстоятельства заявителем не опровергнуты.

При рассмотрении требований в ситуации включения в реестр аффилированного кредитора сложившейся судебной практикой, основанной на правовых позициях Верховного Суда Российской Федерации (определения Верховного Суда Российской Федерации от 15.09.2016 № 308-ЭС16-7060; от 30.03.2017 № 306-ЭС16-17647 (1); от 30.03.2017 № 306-ЭС16-17647 (7); от 26.05.2017 № 306-ЭС16-20056 (6)) выработаны иные критерии распределения бремени доказывания: при представлении доказательств общности экономических интересов (аффилированности) должника с участником процесса (в частности, с лицом, заявившем о включении требований в реестр, либо с ответчиком по требованию о признании сделки недействительной) и заявлении возражений относительно наличия и размера задолженности должника перед аффилированным кредитором, - на последнего переходит бремя по опровержению соответствующего обстоятельства. В частности, судом на такое лицо может быть возложена обязанность раскрыть разумные экономические мотивы совершения сделки либо мотивы поведения в процессе исполнения уже заключенного соглашения (правовая позиция, изложенная в определении Верховного Суда Российской Федерации от 26.05.2017 N 306-ЭС16-20056 (6)).

Указанное распределение бремени доказывания обусловлено необходимостью установления обоснованности и размера спорного долга, возникшего из договора, и недопущением включения в реестр необоснованных требований (созданных формально с целью искусственного формирования задолженности с целью контролируемого банкротства либо имевшихся в действительности, но фактически погашенных (в ситуации объективного отсутствия у арбитражного управляющего документации должника и непредставлении такой документации аффилированным лицом), поскольку такое включение приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования.

Сам по себе факт аффилированности кредитора, предъявившего требование о включении в реестр, и должника хотя и не свидетельствует о намерении сторон искусственно создать задолженность, однако при заявлении иными незаинтересованными участниками процесса обоснованных возражений возлагает бремя опровержения таких возражений на аффилированного кредитора.

С учетом изложенного на заявителе лежит бремя доказывания реальности сделок, обусловленной экономической целесообразностью.

Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо (статья 65 АПК РФ).

В силу статьи 68 АПК РФ, обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Согласно правовой позиции, сформулированной в Определении Верховного Суда РФ № 305-ЭС16-2411 от 25.07.2016 по делу А41-48518/2014, фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у ее сторон нет цели достижения заявленных результатов.

Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей. Реальной целью мнимой сделки может быть, например, искусственное создание задолженности стороны сделки перед другой стороной для последующего инициирования процедуры банкротства и участия в распределении имущества должника.

Сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Поэтому факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Обстоятельства устанавливаются на основе оценки совокупности согласующихся между собой доказательств. Доказательства, обосновывающие требования и возражения, представляются в суд лицами, участвующими в деле, и суд не вправе уклониться от их оценки (статьи 65, 168,170 АПК РФ).

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации (пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Необходимость оценки наличия внутригрупповых отношений между кредитором и должником при рассмотрении таких требований, изложена в определении Верховного суда РФ в определении № 306-ЭС 16-20056 (6) по делу № А12-45751/2015 от 26.05.2017. Из разъяснений, содержащихся в указанном судебном акте, следует, что выбор подобной структуры внутригрупповых юридических связей позволяет создать подконтрольную фиктивную кредиторскую задолженность для последующего уменьшения процента требований независимых кредиторов при банкротстве.

Подобные факты свидетельствуют о подаче обществом заявления о включении требований в реестр исключительно с противоправной целью уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов (статья 10 ГК РФ).

При этом наличие в действиях сторон злоупотребления правом уже само по себе достаточно для отказа во включении требований заявителя в реестр (абзац 4 пункта 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Указанная позиция высказана Верховным Судом Российской Федерации в определении от 26.05.2017 № 306-ЭС 16-20056 (6) по делу № А12-45751/2015.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.05.2014 № 1446/14 изложен подход о справедливом распределении судом бремени доказывания, которое должно быть реализуемым. Из данного подхода следует, что заинтересованное лицо может представить минимально достаточные доказательства (prima facie) для того, чтобы перевести бремя доказывания на противоположную сторону, обладающую реальной возможностью представления исчерпывающих доказательств, подтверждающих соответствующие юридически значимые обстоятельства при добросовестном осуществлении процессуальных прав.

Из определения Верховного Суда Российской Федерации от 26.02.2016 № 309-ЭС15-13978 по делу № А07-3169/2014 также следует, что бремя доказывания тех или иных фактов должно возлагаться на ту сторону спора, которая имеет для этого объективные возможности и, исходя из особенностей рассматриваемых правоотношений, обязана представлять соответствующие доказательства в обоснование своих требований и возражений.

Согласно материалам дела, основной вид деятельности ООО «ПДК» - деятельность по техническому контролю, испытаниям и анализу, прочая.

Учредителем ООО «Промышленная диагностика и контроль» с 23.01.2014 по 26.01.2017 являлась Минаева Юлия Сергеевна, которая в период времени с 2009 по 2015 работала на постоянной основе в должности специалиста отдела кадров ООО «Техносервис» на основании приказа о приеме на работу № 1 от 01.12.2009, что подтверждается справками по ф.2-НДФЛ за 2013. 2014. 2015, а также решением Арбитражного суда Самарской области от 26.04.2017 по делу № А55-11767/2016.

Согласно пояснениям ФНС России и представленным в материалы дела доказательствам следует, что бухгалтерскую и налоговую отчетность за ООО «Промышленная диагностика и контроль» представлял ООО «Техносервис» в лице директора Акольян Андрея Николаевича по доверенности от 12.01.2015, выданную сроком до 12.01.2018.

Кроме того, Акольян Андрей Николаевич был трудоустроен в ООО «Промышленная диагностика и контроль» и получал вознаграждение (выплата заработной платы) за выполнение трудовых обязанностей, что подтверждается представленными сведениями по ф.2-НДФЛ, а так же выписками по расчетному счету ООО «ПДК» за 2015-2016.

Усынин Вячеслав Владимирович занимал должность руководителя ООО «Техносервис» с 13.03.2006 по 20.10.2010, а с 21.10.2010 по 28.03.2017 занимал должность директора по развитию ООО «Техносервис» (приказ № 5-10 от 11.10.2010).

25.10.2010 Усынину В.В. выдана доверенность № 7 на представление интересов от имени ООО «Техносервис».

В тоже время, Усынин В.В. являлся работником ООО «ПДК» и получал вознаграждения (заработная плата, командировочные расходы), что подтверждается представленными сведениями по ф.2-НДФЛ, а так же выписками по расчетному счету ООО «ПДК» за 2015-2017.

Таким образом, в соответствии со статьей 19 Закона о банкротстве, ООО «ПДК» и ООО «Техносервис» являются аффилированными организациями. Аффилированные лица - физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность.

Указанные обстоятельства также установлены вступившим в законную силу постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2018 по делу № А55-18689/2017.

Заявитель основывает свои требования на излишней оплате по договору займа № 73/16 от 04.03.2016 и соответствующей новации обязательства ООО «Техносервис» из долгового в заемное, путем подписания договора займа № 14/3 от 17.11.16.

Однако, из представленной выписки по расчетному счету ООО «ПДК» и карточки счета 66.03 за 01.01.2016 по 18.07.2016 следует, что 10.03.2016 ООО «Техносервис» во исполнение обязательств по договору займа № 73/16 от 04.03.2016 перечислило на расчетный счет ООО «ПДК» денежные средства в размере 15 000 000 руб. Начиная с 15.03.2016 и по 18.07.2016 ООО «ПДК» ежедневно перечисляет денежные средства со своего расчетного счета с назначением платежа «заработная плата за ООО «Техносервис» по письму № 87» и «командировочные расходы за ООО «Техносервис» по письму № 87» физическим лицам – работникам ООО «Техносервис» в общей сумме 18 057 585,10 руб.

Однако ТК РФ не предусматривает возложения обязанности по выплате заработной платы работнику на третье лицо.

В соответствии с абз. 17 ст. 22 ТК РФ работодатель обязан: выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

Доказательств того, что между ООО «Техносервис» и его работниками заключено соглашение о выплате заработной платы третьим лицом, с соблюдением требований законодательства РФ о защите персональных данных суду не предоставлено.

Таким образом, заявителем не представлено экономического обоснования осуществленного займа в размере 15 000 000 руб., не указаны экономические цели, для достижения которых использованы заемные денежные средства.

В назначении платежей по перечислению денежных средств физическим лицам отсутствует указание на погашение займа перед ООО «Техносервис».

Ни заявителем, ни должником в материалы дела не представлены бухгалтерские и налоговые документы, подтверждающие учет рассматриваемых перечислений на счета физических лиц как оплату в счет договора займа.

При таких обстоятельствах, заявителем не представлена совокупность допустимых и достаточных доказательств, подтверждающих образование переплаты ООО «ПДК» перед ООО «Техносервис» в ходе исполнения обязательств по договору займа № 73/16 от 04.03.2016, что одновременно свидетельствует об отсутствии правовых оснований для новации долга и перевода долгового обязательства в заемное по договору займа № 14/3 от 17.11.16.

В соответствии с ч 1 ст. 414 ГУ РФ обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами (новация), если иное не установлено законом или не вытекает из существа отношений.

Существо новации заключается в замене первоначального обязательства, существовавшего между сторонами ранее, другим обязательством с одновременным прекращением первоначального обязательства. Новация происходит только тогда, когда действия сторон направлены к тому, чтобы обязательство было новировано. Намерение же произвести новацию не предполагается. Если стороны намерены совершить новацию, то они должны это определенно выразить.

Из соглашения должно определенно следовать, что стороны имели в виду замену первоначального обязательства другим обязательством, что влечет для них некоторые правовые последствия, в частности невозможность требовать исполнения первоначального обязательства. Соглашение, достигнутое между предприятием и акционерным обществом в процессе переписки, такого условия не содержит.

Однако из представленных в материалы дела документов не следует, что стороны установили первоначальное обязательство и пришли к соглашению его новировать.

Таким образом, вышеизложенные обстоятельства свидетельствуют о создании формального документооборота без намерения осуществления реальных финансово -хозяйственных операций, взаимозависимость и аффилированность лиц, участвующих в вышеуказанной сделке.

Проверяя действительность сделки, суд должен осуществлять проверку, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по договору. Целью такой проверки является установление обоснованности долга, возникшего из договора, и недопущение включения в реестр необоснованных требований, поскольку такое включение приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования, а также должника и его учредителей (участников). Указанная правовая позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда от 18.10.2012 N 7204/12 по делу № А70-5326/2011.

Суд соглашается с доводами уполномоченного органа об отсутствии достаточных доказательств для установления требований кредитора.

В силу положений пункта 1 статьи 170 ГК РФ и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, содержащихся в пункте 73 постановления Пленума от 23.06.2015 № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Данная норма применяется в том случае, если стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать исполнения, при заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении.

При этом стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение (пункт 86 постановление Пленума от 23.06.2015 № 25).

В силу пункта 1 статьи 167 ГК РФ ничтожная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения независимо от признания ее таковой судом согласно пункту 1 статьи 166 Кодекса

С учетом вышеизложенного, оценив доказательства, имеющиеся в материалах дела, в порядке, предусмотренном статьями 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд находит требование кредитора не подлежащим включению в реестр требований кредиторов должника ООО «Техносервис», в силу ст. 100 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Руководствуясь статьями 184, 185, 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 100 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», арбитражный суд

ОПРЕДЕЛИЛ:

Заявление общества с ограниченной ответственностью «ПДК» (вх.97101 от 08.06.2018) о включении в реестр требований кредиторов по делу о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Техносервис», ИНН 6372010680, ОГРН 1066372003390 оставить без удовлетворения.

Определение может быть обжаловано в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в течение десяти дней со дня его вынесения с направлением апелляционной жалобы через Арбитражный суд Самарской области.

Судья

/

Ю.А. Бондарева