НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Определение АС Республики Татарстан от 12.03.2020 № А65-23503/19

АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ул.Ново-Песочная, д.40, г.Казань, Республика Татарстан, 420107

E-mail: info@tatarstan.arbitr.ru

http://www.tatarstan.arbitr.ru

тел. (843) 294-60-00

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Казань Дело № А65-23503/2019

Дата принятия определения в полном объеме 19 марта 2020 года.

Дата оглашения резолютивной части определения 12 марта 2020 года.

Арбитражный суд Республики Татарстан в составе председательствующего судьи Путяткина А.В.,

при ведении аудиопротоколирования и составлении протокола секретарем судебного заседания Клячиной А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании требование Шайдуллиной Алсу Фуатовны, г.Казань, о включении в реестр требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью «Триумф-Канц», г.Казань (ИНН 1655366061, ОГРН 1161690125167),

с участием:

от кредитора (Шайдуллина А.Ф.) – Аношкина Е.В., доверенность от 15.06.2019г.; Ильясова Г.Р., доверенность от 15.06.2019 г.

от должника – Давлетшин Р.Р., доверенность от 11.12.2019г.;

от временного управляющего – не явился, извещен;

от кредитора («Бюрократос») – Жукова Е.М., доверенность от 20.01.2020г.;

от третьего лица (ООО «Еропапир») – не явился, извещен;

У С Т А Н О В И Л:

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 15 октября 2019 года (дата объявления резолютивной части определения 10 октября 2019 года) в отношении общества с ограниченной ответственностью «Триумф-Канц», г.Казань (ИНН 1655366061, ОГРН 1161690125167), введена процедура наблюдения.

Временным управляющим утверждена Порохова Анастасия Алексеевна, ИНН 501005153197, номер в реестре 12595, почтовый адрес: 195067, г.Санкт-Петербург, пр.Пискаревский, д.52, кв.102, член Ассоциации арбитражных управляющих «Сибирский центр экспертов антикризисного управления» (630132, г.Новосибирск, ул.Советская, д.77в).

Соответствующие сведения опубликованы в газете «Коммерсантъ» №192 (6672) от 19.10.2019.

В Арбитражный суд Республики Татарстан 22 октября 2019 года поступило требование Шайдуллиной Алсу Фуатовны, г.Казань, о включении в реестр требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью «Триумф-Канц», г.Казань (ИНН 1655366061, ОГРН 1161690125167).

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 23 октября 2019 года требование оставлено без движения на срок до 25.11.2019г.

Обстоятельства, послужившие основанием для оставления требования без движения, устранены.

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 23 декабря 2019 года требование принято к производству, назначено судебное заседание. На основании ст. 51 АПК РФ к участию в деле в качестве третьего лица привлечено ООО «Европапир».

Информация о дате, месте и времени судебного заседания размещена арбитражным судом на официальном сайте Арбитражного суда Республики Татарстан в сети Интернет по адресу: www.tatarstan.arbitr.ru в соответствии с порядком, установленном статьей 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании 05.02.2020г. от должника поступило возражение на требование с приложенными документами, в котором считает требование незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

На момент подписания договора поручительства №14 Шайдуллина А.Ф. являлась директором и учредителем ООО «Триумф-Канц» с долей в 100 % уставного капитала. В такой ситуации подписание договора поручительства было вызвано наличием у поручителя и должника в момент выдачи поручительства общих экономических интересов, преследовало исключительно экономическую цель и являлось обеспечительной мерой в отношении исполнения обязательства ООО «Триумф-Канц» по договорам поставки, заключенным с ООО «Европапир». Решением №2 от 24.05.2017 года размер доли Шайдуллиной А.Ф. изменен на 5/6 уставного капитала, и она снята с должности генерального директора. Генеральным директором назначен Васни Алексей Семенович. 31.07.2017 года Шайдуллина подала заявление о выходе из ООО «Триумф-Канц». Согласно Листу записи Единого государственно реестра юридических лиц от 09.08.2017 года (ГРН 6171690469043) обязательственные права в отношении юридического лица ООО «Триумф-Канц» у Шайдуллиной А.Ф. были прекращены.

По мнению должника, в связи с данным фактом Шайдуллина А.Ф. имела право не только расторгнуть договор поручительства, но все-таки ограничить свою ответственность перед Кредитором, однако своим правом не воспользовалась. Экономическая целесообразность оставаться поручителем за ООО «Триумф-Канц» отсутствовала. Более того, новый директор ООО «Триумф-Канц» не был осведомлен о наличии такого договора поручительства. Требование по договору поручительства от имени ООО «Европапир» на имя Шайдуллиной А.Ф. датировано 12.04.2018 г., а платеж в адрес ООО «Европапир», согласно платежному поручению №55869733 от 13.04.2018 года был совершен Шайдуллиной А.Ф. 13.04.2018 года., т.е. на следующий день после составления требования. Шайдуллина А.Ф. не обращалась в адрес ООО «Триумф-Канц» за сверкой взаиморасчетов между должником и кредитором, за уточнением имеется ли такая задолженность, и предпринимаются ли какие-либо меры должником для погашения задолженности, а сразу, на следующий день, перевела денежные средства в размере 1 228 700,49 рублей на расчетный счет ООО «Европапир». В то же время между ООО «Триумф-Канц» и ООО «Европапир» велись переговоры по возврату товара.

Должник считает, что на момент перевода денежных средств в адрес ООО «Европапир» у Шайдуллиной А.Ф. не имелось юридических оснований, экономического обоснования являться поручителем по договорам, не имея возможности быть осведомленным о предмете и пределах своей ответственности не имеется, Шайдуллина А.Ф. имела намерение искусственно создать кредиторскую задолженность и контролировать ход банкротства, ее действия носят недобросовестный характер.

Указанные документы судом приобщены к материалам дела.

Заявитель представил уточнение заявленного требования и возражения на отзыв должника, в котором просит включить требования Шайдуллиной А.Ф. в реестр требований кредиторов ООО «Триумф-Канц» в размере 1 228 700,49 рублей основного долга, 11 739,98 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.

В порядке статьи 49 АПК РФ заявленное уточнение принято судом.

Согласно доводам Шайдуллиной А.Ф., относительно возражений должника о том, что после подачи заявления о выходе из ООО «Триумф-Канц», она имела права расторгнуть договор поручительства и ограничить свою ответственность пред кредитором, возможность одностороннего расторжения договора поручительства при выходе Шайдуллиной А.Ф. из числа участников ООО «Триумф-Канц» условиями договора поручительства №14 от 03.10.2016 года не установлена. Предъявление требование к поручителю свидетельствует об отсутствии у ООО «Европапир» намерения расторгать договор поручительства и отказываться от своих прав на удовлетворение денежных требований.

Кроме того, в обоснование происхождения денежных средств, которые Шайдуллина А.Ф. перечислила ООО «Европапир» 13.04.2018 года, ею представлены следующие доводы.

12.03.2018 г. между Шайдуллиной А.Ф. (Продавец) и ИП Гудковым А.А. (Покупатель) был заключен договор купли-продажи квартиры по цене 3 950 000,00 руб. По условиям договора (пункт 4) расчет между сторонами был произведен следующим образом: 1 450 000 рублей оплачено до подписания договора, 2 500 000 рублей перечисляется на лицевой счет продавца Шайдуллиной А.Ф. (реквизиты счета перечислены).

09.03.2018 г. ИП Гудков А.А. перечислил Шайдуллиной А.Ф. 2 500 000 рублей. Денежные средства были перечислены во вклад, что подтверждается выпиской из лицевого счета по вкладу.

После получения требования ООО «Европапир» об оплате долга по договору поручительства, Шайдуллина А.Ф. распорядилась данными денежными средствами.

Указанные документы судом приобщены к материалам дела.

Кредитор ООО «Бюрократос» представил письменные возражения, в которых считает требования незаконными и необоснованным, поскольку договор поручительства №14 от 03.10.2016 года не соответствует требованиям статей 361, 432 ГК РФ, в силу чего является незаключенным.

Кроме того, по мнению кредитора, погашение задолженности Шайдуллиной А.Ф., которая фактически являлась аффилированным лицом с должником, носит характер транзитной операции, поскольку внутри группы имелась возможность перераспределения ресурсов в пользу должника.

Как следует из вывода кредитора, операция по перечислению денежных средств Шайдуллиной А.Ф. на расчетный счет ООО «Европапир» имеет признаки создания искусственного оборота денежных средств и направлена на искусственное создание кредиторской задолженности должника перед Шайдуллиной А.Ф.

Приложенные к возражению документы, судом приобщены к материалам дела.

10.03.2020г. от третьего лица ООО «Европапир» поступил отзыв, в котором не возражает против удовлетворения требования Шайдуллиной А.Ф., подтверждает факт перечисления последней денежных средств в размере 1 228 700,49 руб. в счет погашения задолженности ООО «Триумф-Канц» по договору купли-продажи №37/16 от 20.10.2016г.

11.03.2020г. от Шайдуллиной А.Ф. поступил отзыв на возражения кредитора ООО «Бюрократос», согласно которому она добросовестно заблуждалась относительно заключенности договора поручительства с точки зрения действующего законодательства, поскольку не имеет юридического образования. По мнению Шайдуллиной А.Ф., её требования подлежат удовлетворению, поскольку она погасила задолженность в соответствии с пп.1 п.2 ст.313 ГК РФ в отсутствие соглашения по вопросу об исполнении чужого обязательства.

Относительно отсутствия экономической целесообразности погашения задолженности за должника, транзитного характера операции, Шайдуллина А.Ф. пояснила, что экономическая целесообразность погашения задолженности перед ООО «Европапир» для неё заключалась в сохранении и поддержании своей деловой репутации, которая нарабатывалась ею не один год в своей трудовой деятельности на рынке «канцелярских товаров», которую Шайдуллина А.Ф. начала с 1995 года.

Согласно доводам Шайдуллиной А.Ф., задолженность перед ООО «Европапир» погашена 13.04.2018г., то есть до наступления признаков имущественного кризиса в ООО «Триумф-Канц», соответственно, невозможно признать платеж, произведенный Шайдуллиной А.Ф., финансированием деятельности должника, носящим компенсационный характер.

Кроме того, в своем отзыве на возражения, Шайдуллина А.Ф. заявляет, что в результате погашения задолженности третьим лицом права и законные интересы иных кредиторов не нарушаются, поскольку для кредиторов ООО «Триумф-Канц» и непосредственно самого должника не имеет значения, кто значится в реестре - ООО «Европапир» или Шайдуллина Алсу Фуатовна. С момента произведения платежа - 13.04.2018г. – ООО «Триумф-Канц» не предпринимало мер по самостоятельному погашению задолженности перед OOO «Европапир», доказательства обратного в материалы дела не представлено. Более того, Шайдуллина А.Ф. предпринимала действия по принудительному взысканию задолженности с ООО «Триумф-Канц». С досудебной претензией к ООО «Триумф-Канц» Шайдуллина А.Ф. обратилась еще 25.04.2019 года. С иском о взыскании задолженности в Вахитовский районный суд города Казани Шайдуллина А.Ф. обратилась 17.06.2019 года.

Исходя из доводов Шайдуллиной А.Ф., в настоящее время реестр требований кредиторов должника составляет 21 248 380,75 рублей. Требования Шайдуллиной А.Ф. составляют всего лишь 5,84 % от количества голосов, ни о каком желании контролировать процедуру банкротства, создании искусственной задолженности с целью установления контроля над процедурой банкротства, либо злоупотреблении правом со стороны Шайдуллиной А.Ф. речи быть не может. Напротив, ООО «Бюрократос» и ООО «Орман» (учредитель в обоих обществах Старосельцев О.Ю.) включено в реестр требований кредиторов в общем размере 15 402 092,68 рублей, что составляет 72,5 % от всего реестра, сформированного в процедуре наблюдения (всего реестр на текущую дату составляет: 21 248 380,75 рублей).

Приложенные документы судом приобщены к материалам дела.

Также в возражении на отзыв кредитора ООО «Бюрократос» Шайдуллиной А.Ф. заявлено уточнение требования, в котором просит включить требования Шайдуллиной А.Ф. в реестр требований кредиторов ООО «Триумф-Канц» в размере 1228 700,49 рублей основного долга, 11739,98 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами на основании платежного поручения №55869733 от 13.04.2018 г. и статьи 313 Гражданского Кодекса Российской Федерации.

В порядке статьи 49 АПК РФ заявленное уточнение принято судом.

В судебное заседание временный управляющий, третье лицо, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, не явились, в связи с чем, суд в соответствии с ч.3 ст.156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) определил рассмотреть заявление в их отсутствие.

В судебном заседании 12.03.2020г. представитель должника представил для приобщения к материалам дела возражения на требования, согласно которым считает требование Шайдуллиной А.Ф. незаконным и необоснованным по следующим обстоятельствам.

По мнению должника, утверждение Шайдуллиной А.Ф. относительного того, что ООО «Европапир» не намеревалось расторгать договор поручительства не соответствует действительности. Шайдуллиной А.Ф. в материалы дела не представлено доказательств обращения к ООО «Европапир» с просьбой перезаключить договор поручительства на нового директора/учредителя при уходе ее с должности генерального директора и из участников ООО «Триумф-Канц».

Кроме того, исходя из доводов должника, источник происхождения денежных средств у Шайдуллиной А.Ф., которые она перевела в ООО «Европапир», не известен, поскольку квартира, продажа которой была осуществлена на основании договора купли-продажи от 12.03.2018г. принадлежала на праве собственности Шайдуллиной Фариде Азатовне, а не Шайдуллиной Алсу Фуатовне. Согласно доверенности от 13.07.2017г. Шайдуллина Фарида Азатовна уполномачивает Шайдуллину Алсу Фуатовну помимо всего прочего только лишь получать причитающиеся ей денежные средства, но никак не распоряжаться этими деньгами. По представленной доверенности Шайдуллина А.Ф. не обладала полномочиями по распоряжению полученными денежными средствами. Кроме того, выписка с расчетного счета Шайдуллиной А.Ф. позволяет только отследить поступление денежных средств на расчетный счет, но не позволяет отследить дальнейшую их судьбу. Также, должник обращает внимание суда на то, что денежные средства с продажи квартиры поступили на расчетный счет, открытый в Отделение «Банк Татарстан» №8610 ПАО Сбербанк. В то время как в ООО «Европапир» они были перечислены с расчетного счета, открытого в Филиал № 6318 Банка ВТБ (ПАО) г.Самара.

Указанные возражения приобщены к материалам дела.

Представитель кредитора ООО «Бюрократос» представил для приобщения к материалам дела возражения на уточненное заявление кредитора Шайдуллиной А.Ф. о включении в реестр требований кредиторов, согласно которому Шайдуллина А.Ф. злоупотребляет своими правами, действует с противоправной целью в силу положений статьи 10 Гражданского Кодекса РФ, в связи с чем, не может исходя из корпоративного статуса требования признаваться конкурсным кредитором должника, что является основанием для отказа во включении требований кредиторов должника.

Указанные возражения приобщены к материалам дела.

Представитель кредитора ООО «Бюрократос» заявил ходатайство об истребовании следующих документов:

- в Филиале №6318 Банка ВТБ (ПАО) г.Самара выписку по всем операциям по расчетному счету 40817810829644002454, открытому на имя Шайдуллиной А.Ф. в Филиале № 6318 Банка ВТБ (ПАО) г.Самара за период с 07.07.2016 года (момент принятия решения о создании ООО «Триумф-Канц») до 13.04.2018 года (момент перечисления ею денежных средств в ООО «Европапир);

- в Отделении «Банк Татарстан» № 8610 ПАО Сбербанка выписку по всем операциям по лицевому счету по вкладу - № лицевого счета 42305810362000620216, открытому на имя Шайдуллиной А.В. в Отделение «Банк Татарстан» № 8610 ПАО Сбербанка за период с 07.07.2016 года (момент принятия решения о создании ООО «Триумф-Канц») до 13.04.2018 года (момент перечисления ею денежных средств в ООО «Европапир).

Заявленное ходатайство судом принимается к рассмотрению с указанием на его рассмотрение на более поздней стадии судебного разбирательства.

Представитель заявителя требование с учетом его уточнения поддерживает в полном объеме.

Представитель должника возражал против удовлетворения требования. В ответ на вопрос суда указал на реальность поставки товара в адрес должника со стороны ООО «Европапир», и на отсутствие оплаты должником либо возврата поставленного товара обратно кредитору.

Представитель кредитора ООО «Бюрократос» просил отказать в удовлетворении заявленного требования.

Исследовав представленные документы, заслушав пояснения сторон, арбитражный суд установил следующее.

Дела о несостоятельности (банкротстве) в силу части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 32 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

В соответствии с п.1 ст.71 Закона о банкротстве для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение тридцати календарных дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения.

Сообщение о введении в отношении должника процедуры наблюдения опубликовано в газете «Коммерсантъ» №192 (6672) от 19.10.2019.

Заявленное требование поступило в Арбитражный суд Республики Татарстан 22.10.2019г., следовательно, месячный срок для его предъявления не истек.

На основании статьи 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) под денежными обязательствами понимается обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному Гражданским кодексом РФ основанию.

В соответствии со ст.309 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона.

Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускается, что предусмотрено ст.310 ГК РФ.

В силу ст.314 ГК РФ, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения, либо период, в течение которого оно должно быть исполнено (в том числе в случае, если этот период исчисляется с момента исполнения обязанностей другой стороной или наступления иных обстоятельств, предусмотренных законом или договором), обязательство подлежит исполнению в этот день или соответственно в любой момент в пределах такого периода.

Как следует из материалов дела, 20 октября 2016 года между ООО «Триумф-Канц» (покупатель) и ООО «Европапир» (продавец) был заключен договор купли-продажи № 37/16, согласно условиям которого продавец продает покупателю бумажную продукцию.

В силу п. 2.2.1 данного договора оплата покупателем должна быть произведена в срок не позднее 45 дней со дня перехода права собственности на товар к покупателю.

В целях обеспечения исполнения обязательств по оплате поставляемой продукции, между ООО «Европапир» и Шайдуллиной А.Ф. был заключен договор поручительствам №14 от 03.10.2016 г.

В соответствии с п.1.1. договора поручительства поручитель обязался полностью отвечать за исполнение перед ООО «Европапир» как кредитором денежных обязательств ООО «Триумф-Канц». Согласно условиям договора поручительства под денежными обязательствами дебитора перед кредитором понимаются обязательства (в том числе возникшие до как даты подписания договора, а также будущие), возникающие из фактов приобретения бумажной и иной продукции по договорам купли-продажи (поставки).

В рамках данного договора ООО «Европапир» осуществило поставку бумажной продукции ООО «Триумф-Канц» на общую сумму 1 228 700 рублей 49 копеек, что подтверждается товарными накладными:

- №НН00-000872 от 22.02.2018г. на сумму 45 840 рублей;

- №НН00-000895 от 22.02.2018г. на сумму 49 660 рублей;

- №ННОО-007135 от 28.12.2017г. на сумму 439 000,49 рублей;

- №НН00-007136 от 28.12.2017г. на сумму 694 200 рублей.

23.03.2018г. ООО «Европапир» направило в адрес ООО «Триумф-Канц» претензию с требованием погасить задолженность по оплате бумажной продукции в течение 10 дней с момента получения претензии. ООО «Триумф-Канц» получило претензию 23.03.2018г.

Однако, ООО «Триумф-Канц» оплату поставленного товара не произвело.

12.04.2018г. в адрес поручителя Шайдуллиной А.Ф. поступило требование о погашении перед ООО «Европапир» задолженности в размере 1 228 700,49 рублей.

13 апреля 2018г. Шайдуллина А.Ф. оплатила ООО «Европапир» задолженность ООО «Триумф-Канц» в размере 1 228 700,49 рублей, что подтверждается платежным поручением №55869733 от 13.04.2018г.

25.04.2019 Шайдуллина А.Ф. на правила в ООО «Триумф-Канц» претензию об оплате задолженности в размере 1 228 700,49 рублей, которая оставлена без удовлетворения.

Впоследствии Шайдуллина А.Ф. обратилась с иском к ООО «Триумф-Канц» в Вахитовский районный суд г. Казани о взыскании указанной задолженности, заочным решением которого от 25.09.2019 заявление было удовлетворено (дело № 2-5987/2019). Определением Вахитовского районного суда г. Казани от 11.11.2019 заочное решение от 25.09.2019 отменено.

Таким образом, согласно представленному расчет кредитора, задолженность ООО «Триумф-Канц» составляет 1228 700,49 рублей основного долга и 11739,98 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, рассчитанными кредитом по ст. 395 ГК РФ за период с 01.05.2019 по 14.06.2019.

Согласно пункту 1 статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо.

Если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, если должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства (абзац 2 пункта 2 статьи 313 ГК РФ).

В силу пункта 5 статьи 313 ГК РФ к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьей 387 настоящего Кодекса.

Согласно пункту 5 статьи 313, статье 407 ГК РФ происходит замена лица в обязательстве в силу закона, а само обязательство не прекращается: к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора в соответствии со статьёй 387 ГК РФ.

Объем прав, переходящих новому кредитору, определен в статье 384 ГК РФ. По общему правилу пункта 1 этой статьи требование первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода требования. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства.

Должник и конкурсный кредитор ООО «Бюрократос», возражая относительно заявленного требования, указывают на аффилированность кредитора и должника, отсутствие экономической целесообразности погашения задолженности за должника.

Оценивая указные доводы, суд приходит к следующим выводам.

Как разъяснено в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 №35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее – постановление Пленума № 35) в силу пунктов 3-5 статьи 71 и пунктов 3-5 статьи 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором – с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

В связи с изложенным при установлении требований в деле о банкротстве не подлежит применению часть 3.1 статьи 70 АПК РФ, согласно которой обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований; также при установлении требований в деле о банкротстве признание должником или арбитражным управляющим обстоятельств, на которых кредитор основывает свои требования (часть 3 статьи 70 АПК РФ), само по себе не освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств.

По смыслу названных норм, арбитражный суд проверяет обоснованность предъявленных требований к должнику и выясняет наличие оснований для включения в реестр требований кредиторов, исходя из подтверждающих документов.

Учитывая, что должник находится в банкротстве, необходимо руководствоваться повышенным стандартом доказывания, то есть проводить более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с обычным общеисковым гражданским процессом. В таком случае основанием к удовлетворению требований является представление кредитором доказательств, ясно и убедительно подтверждающих наличие и размер задолженности перед ним.

Согласно позиции, изложенной в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2016 N 308-ЭС16-1475, доказывание в деле о банкротстве факта общности экономических интересов допустимо не только через подтверждение аффилированности юридической (в частности, принадлежность лиц к одной группе компаний через корпоративное участие), но и фактической. О наличии такого рода аффилированности может свидетельствовать поведение лиц в хозяйственном обороте, в частности, заключение между собой сделок и последующее их исполнение на условиях, недоступных обычным (независимым) участникам рынка.

При представлении доказательств аффилированности должника с участником процесса (в частности, с лицом, заявившем о включении требований в реестр, либо с ответчиком по требованию о признании сделки недействительной) на последнего переходит бремя по опровержению соответствующего обстоятельства. В частности, судом на такое лицо может быть возложена обязанность раскрыть разумные экономические мотивы совершения сделки либо мотивы поведения в процессе исполнения уже заключенного соглашения.

Выбор подобной структуры внутригрупповых юридических связей позволяет создать подконтрольную фиктивную кредиторскую задолженность для последующего уменьшения процента требований независимых кредиторов при банкротстве. Подобные факты могут свидетельствовать о подаче кредитором заявления о включении требований в реестр исключительно с противоправной целью уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов (10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если стороны настоящего дела действительно являются аффилированными, к требованию кредитора должен быть применен еще более строгий стандарт доказывания, чем к обычному кредитору в деле о банкротстве. Такой кредитор должен исключить любые разумные сомнения в реальности долга, поскольку общность экономических интересов, в том числе повышает вероятность представления кредитором внешне безупречных доказательств исполнения по существу фиктивной сделки с противоправной целью последующего распределения конкурсной массы в пользу «дружественного» кредитора и уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю кредиторов независимых (определения Верховного Суда Российской Федерации от 26.05.2017 № 306-ЭС16-20056(6), от 11.09.2017 № 301-ЭС17-4784, от 13.07.2018 № 308-ЭС18-2197), что не отвечает стандартам добросовестного осуществления прав. При этом наличие в действиях стороны злоупотребления правом уже само по себе достаточно для отказа во взыскании долга (пункты 1 и 2 статьи 10 ГК РФ, абзац четвертый пункта 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, 13 А65-28716/2017 связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

В соответствии с пунктом 1 статьи 170 ГК РФ сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (мнимая сделка), ничтожна. Данная норма направлена на защиту от недобросовестности участников гражданского оборота.

Фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у её сторон нет цели достижения заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей. Реальной целью мнимой сделки может быть, например, искусственное создание задолженности стороны сделки перед другой стороной для последующего инициирования процедуры банкротства и участия в распределении имущества должника.

В то же время для этой категории ничтожных сделок определения точной цели не требуется. Установление факта того, что стороны на самом деле не имели намерения на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой, является достаточным для квалификации сделки как ничтожной.

Сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Поэтому факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Обстоятельства устанавливаются на основе оценки совокупности согласующихся между собой доказательств. Доказательства, обосновывающие требования и возражения, представляются в суд лицами, участвующими в деле, и суд не вправе уклониться от их оценки (статьи 65, 168, 170 АПК РФ).

При рассмотрении вопроса о мнимости договора поставки и документов, подтверждающих передачу товара, суд не должен ограничиваться проверкой соответствия копий документов установленным законом формальным требованиям. Необходимо принимать во внимание и иные документы первичного учета, а также иные доказательства.

Следует учитывать, что стороны мнимой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение (п.86 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Проверяя действительность сделки, послужившей основанием для включения требований кредиторов в реестр требований кредиторов, исходя из доводов о наличии признаков мнимости сделки и ее направленности на создание искусственной задолженности кредитора, суд должен осуществлять проверку, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по поставке. Целью такой проверки является установление обоснованности долга, возникшего из договора, и недопущение включения в реестр необоснованных требований, поскольку такое включение приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования, а также должника и его учредителей (участников). При наличии убедительных доказательств невозможности поставки бремя доказывания обратного возлагается на ответчика. Указанная правовая позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда от 18 октября 2012г. N 7204/12 по делу N А70-5326/2011.

Как следует из правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.05.2014 по делу №А41-36402/2012, стороне, настаивающей на наличии долга, не должно составлять затруднений опровергнуть сомнения в реальности сделки, поскольку именно она должна обладать всеми доказательствами своих правоотношений с несостоятельным должником.

Обоснованность требований доказывается на основе принципа состязательности. Кредитор, заявивший требования к должнику, как и лица, возражающие против этих требований, обязаны доказать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основание своих требований или возражений. Законодательство гарантирует им право на предоставление доказательств (статьи 9, 65 АПК РФ).

В условиях банкротства должника, а значит очевидной недостаточности у последнего денежных средств и иного имущества для расчета по всем долгам, судебным спором об установлении требования конкурсного кредитора затрагивается материальный интерес прочих кредиторов должника, конкурирующих за распределение конкурсной массы в свою пользу. Кроме того, в сохранении имущества банкрота за собой заинтересованы его бенефициары, что повышает вероятность различных злоупотреблений, направленных на создание видимости не существовавших реально правоотношений.

Как следствие, во избежание необоснованных требований к должнику и нарушений прав его кредиторов к доказыванию обстоятельств, связанных с возникновением задолженности должника-банкрота, предъявляются повышенные требования. Судебное исследование этих обстоятельств должно отличаться большей глубиной и широтой, по сравнению с обычным спором, тем более, если на такие обстоятельства указывают лица, участвующие в деле. Для этого требуется исследование не только прямых, но и косвенных доказательств и их оценка на предмет согласованности между собой и позициями, занимаемыми сторонами спора. Исследованию подлежит сама возможность по исполнению сделки.

Разъяснения о повышенном стандарте доказывания в делах о банкротстве даны в пункте 26 постановления от 22.06.2012 N 35, из которого следует, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

Верховный суд Российской Федерации последовательно отмечает, что в условиях конкуренции кредиторов должника-банкрота возможны ситуации, когда спор по задолженности между отдельным кредитором (как правило, связанным с должником), носит формальный характер и направлен на сохранение имущества должника за его бенефициарами: за собственниками бизнеса (через аффилированных лиц - если должник юридическое лицо) или за самим должником (через родственные связи - если должник физическое лицо). Подобные споры характеризуются предоставлением минимально необходимого и в то же время внешне безупречного набора доказательств о наличии задолженности у должника, обычно достаточного для разрешения подобного спора; пассивностью сторон при опровержении позиций друг друга; признанием обстоятельств дела или признанием ответчиком иска и т.п. В связи с совпадением интересов должника и такого кредитора их процессуальная активность не направлена на установление истины.

Конкурирующий кредитор и арбитражный управляющий как лица, не участвовавшие в сделке, положенной в основу требований о включении в реестр, объективно лишены возможности представить в суд исчерпывающий объем доказательств, порочащих эту сделку. В то же время они могут заявить убедительные доводы и (или) указать на такие прямые или косвенные доказательства, которые с разумной степенью достоверности позволили бы суду усомниться в действительности или заключенности сделки.

При оценке доводов о пороках сделки суд не должен ограничиваться проверкой соответствия документов установленным законом формальным требованиям. Необходимо принимать во внимание и иные доказательства, в том числе об экономических, физических, организационных возможностях кредитора или должника осуществить спорную сделку. Формальное составление документов об исполнении сделки не исключает ее мнимость (пункт 86 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Бремя опровержения доводов о фиктивности сделки лежит на лицах, ее заключивших, поскольку в рамках спорного правоотношения они объективно обладают большим объемом информации и доказательств, чем другие кредиторы. Предоставление дополнительного обоснования не составляет для них какой-либо сложности.

Предъявление к конкурирующим кредиторам повышенного стандарта доказывания привело бы к неравенству кредиторов. Для уравнивания кредиторов в правах арбитражный суд должен оказывать содействие в реализации их прав, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела. Процессуальная активность конкурирующих кредиторов при содействии арбитражных судов (пункт 3 статьи 9, пункты 2, 4 статьи 66 АПК РФ) позволяет эффективно пресекать злоупотребления (формирование фиктивной задолженности) и не допускать недобросовестных лиц к распределению конкурсной массы.

Совершая мнимые либо притворные сделки, стороны, будучи заинтересованными в сокрытии от третьих лиц истинных мотивов своего поведения, как правило, верно оформляют все деловые бумаги, но создавать реальные правовые последствия, соответствующие тем, что указаны в составленных ими документах, не стремятся. Поэтому при наличии в рамках дела о банкротстве возражений о мнимости или притворности договора суд не должен ограничиваться проверкой соответствия документов, представленных кредитором, формальным требованиям, установленным законом. Суду необходимо принимать во внимание и иные свидетельства, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по сделке.

Данная позиция приведена в Определении СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14 февраля 2019 г. N 305-ЭС18-17629.

Согласно выработанной в судебной практике позиции аффилированность может носить фактический характер без наличия формально-юридических связей между лицами (определение Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2016 № 308-ЭС16-1475). Доказывание в деле о банкротстве факта общности экономических интересов допустимо не только через подтверждение аффилированности юридической (в частности, принадлежность лиц к одной группе компаний через корпоративное участие), но и фактической, когда структура корпоративного участия и управления искусственно позволяет избежать формального критерия группы лиц, однако сохраняется возможность оказывать влияние на принятие решений в сфере ведения предпринимательской деятельности.

В рассматриваемом случае договор поручительства №14 к договору купли-продажи №37/16 от 20 октября 2016 года был заключен 03.10.2016г., в то время как погашение задолженности по указанным обязательствам, произведено поручителем Шайдуллиной А.Ф. 13.04.2018г.

Как следует из копии трудовой книжки Шайдуллиной А.Ф., на момент погашения задолженности по договору купли-продажи №37/16 от 20 октября 2016 года, Шайдуллина А.Ф. не являлась работником ООО «Триумф-Канц» с 24.05.2017г. Согласно решению № 2 от 24.05.2017 единственного участника ООО «Триумф-Канц», с Шайдуллиной А.Ф. сняты полномочия генерального директора указанного общества.

Сведений о том, что должник и кредитор контролируются одними и теми же конечными бенефициарами, либо одни и те же лица определяют действия должника и кредитора, либо иных лиц, входящих с ними в единую группу, не представлено; кредитор не участвует в уставном капитале должника.

Сведения о том, каким образом Шайдуллина А.Ф. аффилирована с должником в настоящее время либо была аффилирована на дату погашения задолженности ООО «Триумф-Канц» перед ООО «Европапир» (13.04.2018) суду не представлено.

Оснований прийти к выводу, что погашение задолженности ООО «Триумф-Канц» перед ООО «Европапир» произведено Шайдуллиной А.Ф. в качестве компенсации за негативное воздействие на хозяйственную деятельность должника, у суда не имеется. Так, поставка товара, неоплата которого послужила причиной возникновения задолженности, произведена в период с 28.12.2017 по 22.02.2018, в то время как Шайдуллина А.Ф. не работала в ООО «Триумф-Канц» с 24.05.2017. Соответственно, само по себе возникновение задолженности не связано с какими – либо управленческими решениями, принятыми Шайдуллиной А.Ф.

По смыслу пункта 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснений, изложенных в пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве", необходимым условием отнесения лица к числу контролирующих конечных бенефициаров является наличие у него фактической возможности давать обязательные для исполнения указания или иным образом определять действия подконтрольных организаций. Осуществление таким бенефициаром фактического контроля возможно вне зависимости от наличия (отсутствия) формально-юридических признаков аффилированности.

Суд наличия таких обстоятельств как: действия названных субъектов синхронны в отсутствие к тому объективных экономических причин; они противоречат экономическим интересам одного члена группы и одновременно ведут к существенной выгоде другого члена этой же группы; данные действия не могли иметь место ни при каких иных обстоятельствах, кроме как при наличии подчиненности одному и тому же лицу и т.д., не установил.

В отсутствие в материалах дела сведений об аффилированности, например, о том, что контролирующие должника и кредитора лица поочередно осуществляли деятельность от имени должника и кредитора, и (или) являлись (являются) участниками и (или) руководителями кредитора, должника, либо подписывали договоры должника и (или) кредитора, либо иным образом участвовали в деятельности кредитора, должника, суд отклоняет указанные доводы.

Как указано кредитором, разумный экономический мотив погашения задолженности за должника, заключался в сохранении и поддержании своей деловой репутации, которая нарабатывалась Шайдуллиной А.Ф. не один год в своей трудовой деятельности на рынке канцелярских товаров, которую Шайдуллина А.Ф. начала с 1995 года. Кроме того, задолженность перед ООО «Европапир» погашена 13.04.2018г., то есть до наступления признаков имущественного кризиса в ООО «Триумф-Канц», соответственно, невозможно признать платеж, произведенный Шайдуллиной А.Ф., финансированием деятельности должника, носящим компенсационный характер.

Указанные обстоятельства подтверждены копией трудовой книжки Шайдуллиной А.Ф.

Кроме того, вопреки доводам конкурирующих кредиторов, доказательств наличия у должника имущественного кризиса, признаков неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества на дату погашения задолженности (13.04.2018) либо ранее, не представлено.

Кроме того, должник указывает на неизвестную природу происхождения денежных средств, который Шайдуллина А.Ф. перечислила ООО «Европапир».

В подтверждение наличия денежных средств для погашения задолженности ООО «Триумф-Канц» перед ООО «Европапир», Шайдуллина А.Ф. представила договор купли-продажи квартиры 12.03.2018 г., выписку из лицевого счета по вкладу, копию платежного поручения о перечислении Шайдуллиной А.Ф. денежных средств в сумме 2 500 000 руб.

Выписка по счету Шайдуллиной А.Ф. и копия платежного поручения подтверждают наличие у Шайдуллиной А.Ф. денежных средств в размере, достаточном для оплаты суммы задолженности 1 228 700,49 руб. за ООО «Триумф-Канц».

Кроме того, само по себе перечисление Шайдуллиной А.Ф. денежных средств в адрес ООО «Европапир» произведено на основании платежного поручения № 55869733 от 13.04.2018, что само по себе свидетельствует о реальном характере данной платежной операции.

Третье лицо ООО «Европапир» в отзыве на заявление факт получения денежных средств подтвердило.

Доводы кредитора ООО «Бюрократос» о незаключенности договора поручительства, об его безвозмездности, и доводы должника о недобросовестности действий Шайдуллиной А.Ф. ввиду необходимости принятия последней мер по расторжению договора поручительства в рассматриваемом случае правового значения не имеют, поскольку кредитор после уточнения основывает свое требование на положениях ст. 313 ГК РФ, а не на положениях договора о поручительстве.

Относительно доводов кредитора ООО «Бюрократос» о том, что Шайдуллина А.Ф. ввиду незаключенности договора поручительства имеет право обратиться за получением неосновательного обогащения ООО «Европапир», суд указывает следующее.

Как следует из абз.4 п.20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 N 54 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении" денежная сумма, полученная кредитором от третьего лица в качестве исполнения, не может быть истребована у кредитора в качестве неосновательного обогащения, за исключением случаев, когда должник также исполнил это денежное обязательство либо когда исполнение третьим лицом и переход к нему прав кредитора признаны судом несостоявшимися (статья 1102 ГК РФ).

Следовательно, не может быть признано ненадлежащим исполнение добросовестному кредитору, принявшему как причитающееся с должника предложенное третьим лицом, если кредитор не знал и не мог знать об отсутствии факта возложения исполнения обязательства на предоставившего исполнение лицо, и при этом исполнением не были нарушены права и законные интересы должника.

Поскольку в этом случае исполнение принимается кредитором правомерно, к нему не могут быть применены положения статьи 1102 Кодекса, а, значит, сама по себе последующая констатация отсутствия соглашения между должником и третьим лицом о возложении исполнения на третье лицо не свидетельствует о возникновении на стороне добросовестного кредитора неосновательного обогащения в виде полученного в качестве исполнения от третьего лица.

Аналогичная позиция изложена в постановлении Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 N 3856/14 по делу N А26-3145/2013.

Поскольку в материалах дела отсутствуют сведения о наличии условий, указанных в данной правовой норме, а именно сведений об исполнении должником денежного обязательства перед ООО «Европапир», признание судом исполнение Шайдуллиной А.Ф. и переход к ней прав кредитора несостоявшимися, заявленные кредитором ООО «Бюрократос» доводы подлежат отклонению.

В удовлетворении ходатайства кредитора ООО «Бюрократос» об истребовании документов, перечисленных в ходатайстве, судом отказано на основании ст.66 АПК РФ ввиду необоснованности и недоказанности невозможности самостоятельного истребования доказательств. Кроме того, суд с учетом всех обстоятельств дела, в т.ч. сроков его рассмотрения, полагает, что удовлетворение указанного ходатайства приведет к затягиванию судебного разбирательства.

Должником доказательств того, что обязательства по возврату денежных средств выполнены им своевременно и в полном объеме, равно как и доказательств его необоснованности, не представлено. Проверив расчет заявленной к включению в реестр задолженности, суд приходит к выводу о правильности исчисления задолженности. Расчет сторонами не оспорен, контррасчет не представлен.

На основании части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В силу статей 9 и 41 АПК РФ судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Следовательно, лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий, в том числе в части представления (непредставления) доказательств, заявления ходатайств о проверке достоверности сведений, представленных иными участниками судебного разбирательства, а также имеющихся в материалах дела.

Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (пункт 1 статьи 71 АПК РФ).

В соответствии с процессуальными правилами доказывания (статьи 65, 68 АПК РФ) лицо обязано доказать допустимыми доказательствами правомерность своих требований.

При вышеуказанных обстоятельствах, арбитражный суд считает требование кредитора подлежащим удовлетворению.

Руководствуясь ст.223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ст.71 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", Арбитражный суд Республики Татарстан

О П Р Е Д Е Л И Л:

Требование удовлетворить.

Признать требование Шайдуллиной Алсу Фуатовны, г.Казань, обоснованным в размере 1 228 700,49 руб. основного долга и 11 739,98 руб. процентов и включить в третью очередь реестра требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью «Триумф-Канц», г.Казань (ИНН 1655366061, ОГРН 1161690125167).

Определение подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Республики Татарстан.

Судья А.В. Путяткин