Федеральные законы

Письмо ФНС России от 06.07.2017 N ГД-4-14/13154@ "О направлении "Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 2 (2017)""

Главная>Приказы и письма Минфина и ФНС России>Письмо ФНС России от 06.07.2017 N ГД-4-14/13154@

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

ПИСЬМО

от 6 июля 2017 г. N ГД-4-14/13154@

Федеральная налоговая служба в целях формирования положительной судебной практики направляет "Обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 2 (2017)" (далее - Обзор).

Управлениям ФНС России по субъектам Российской Федерации довести данное письмо и прилагаемый к нему Обзор до нижестоящих территориальных органов ФНС России для руководства и применения в работе.

Действительный

государственный советник

Российской Федерации

2 класса

Д.Ю.ГРИГОРЕНКО

Приложение

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ С УЧАСТИЕМ РЕГИСТРИРУЮЩИХ

ОРГАНОВ N 2 (2017)

1. По вопросу оспаривания решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

1.1. В связи с тем, что в представленном в регистрирующий орган заявлении в нарушение Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, утвержденных приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@, не был указан почтовый индекс, суды признали правомерным оспариваемое решение об отказе в государственной регистрации юридического лица.

По делу N А40-185135/16 Ц.Г.А. (далее - заявитель) обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Инспекции о признании недействительным решения N 236390А от 07.07.2016 об отказе в государственной регистрации юридического лица.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 31 октября 2016 года в удовлетворении заявленных требований было отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 февраля 2017 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с указанными судебными актами, Ц.Г.А. подал кассационную жалобу, в которой просил решение и постановление судов первой и апелляционной инстанции отменить.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как усматривается из материалов, 04.07.2016 в регистрирующий орган заявителем были представлены документы для государственной регистрации юридического лица при создании.

Отказывая в регистрации юридического лица, регистрирующий орган сослался на то обстоятельство, что в представленном на государственную регистрацию Заявлении по форме N Р11001 не был заполнен пункта 2.1 раздела 2, а именно: не был указан почтовый индекс.

Согласно подпункту "в" пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в едином государственном реестре юридических лиц содержатся сведения об адресе (месте нахождения) постоянно действующего исполнительного органа юридического лица (в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа юридического лица - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности), по которому осуществляется связь с юридическим лицом.

Место нахождения юридического лица имеет существенное юридическое значение. Им определяются место исполнения обязательств, уплаты налогов, подсудность споров. Недостоверность сведений об адресе (месте нахождения) юридического лица затрагивает экономические интересы неопределенного круга лиц, которые могут вступить в отношения с обществом.

Согласно статье 9 Закона N 129-ФЗ требования к оформлению документов, представляемых на государственную регистрацию, устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, были утверждены приказом Федеральной налоговой службы от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@.

Согласно пункту 2.3 Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, утвержденных Приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@, в разделе 2 "Адрес (место нахождения) постоянно действующего исполнительного органа юридического лица (в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа юридического лица - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности), по которому осуществляется связь с юридическим лицом" элементы адреса указываются с учетом следующего: в пункте 2.1 показатель заполняется обязательно.

Между тем, заявителем пункт 2.1 Заявления по форме N Р11001 не заполнен.

Довод заявителя о том, что почтовый индекс был указан в дополнительном документе, а именно, в гарантийном письме, и регистрирующий орган мог самостоятельно внести недостающие сведения, является необоснованным.

Так, гарантийное письмо не является документом, обязательным для представления на государственную регистрацию при создании юридического лица.

В соответствии с положениями статей 5 и 12 Закона N 129-ФЗ сведения об адресе места нахождения юридического лица вносятся в единый государственный реестр юридических лиц на основании сведений, указанных заявителем в Заявления по форме N Р11001.

Обязанность по правильному и полному заполнению заявления возложена на Заявителя.

Действующее законодательство не накладывает на налоговый орган обязательств по исправлению документов, поданных физическими и юридическими лицами с неполными, недостающими данными.

При таких обстоятельствах содержащиеся в заявлении сведения об адресе (месте нахождения) юридического лица не могли рассматриваться как полные и достоверные.

Установленная законодательством процедура государственной регистрации носит строго формализованный характер, в связи с чем для ее проведения необходимо не только выполнение требований в части предоставления полного пакета документов, но и в части их соответствия по форме и содержанию установленным нормативными актами формам и порядку их заполнения.

В силу подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ непредставление заявителем определенных указанным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных указанным Федеральным законом и иными федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с указанным Федеральным законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица, является основанием для отказа в государственной регистрации юридического лица.

Таким образом, заявитель с целью государственной регистрации юридического лица обязан представить достоверные и полные сведения относительно адреса создаваемой организации. Если в заявлении представлены неполные сведения относительно адреса, то это приравнивается к представлению недостоверных сведений об адресе создаваемой организации, что служит основанием для отказа в государственной регистрации создания юридического лица.

С учетом изложенного, заявление содержало недостоверные сведения о месте нахождения юридического лица, не позволяющие однозначно идентифицировать место нахождения единоличного исполнительного органа и не соответствовало установленным требованиям, что является достаточным основанием для вынесения решения об отказе в государственной регистрации в связи с недостоверностью содержащихся в заявлении сведений о месте нахождения юридического лица.

1.2. Положения пункта 3 статьи 64 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" о запрете в период наблюдения органами управления должника принимать решение о выходе из состава участников (учредителей) должника должны рассматриваться только как запрет на выплату действительной стоимости доли бывшему участнику общества в целях защиты интересов кредиторов. Ограничения, установленные абзацем седьмым пункта 3 статьи 64 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", касаются тех случаев, когда в результате принятия органом должника решения у последнего возникает обязанность по выплате денежных средств либо выдаче имущества (например, в качестве действительной стоимости доли в уставном капитале общества вышедшему из общества с ограниченной ответственностью участнику) или по выплате акционеру в связи с приобретением у него акционерным обществом ранее размещенных акций их стоимости.

По делу N А69-2787/2016 Т.Е.Ф. обратился в арбитражный суд с заявлением к Межрайонной инспекции о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации от 09.06.2016 N 875А.

Решением Арбитражного суда Республики Тыва от 2 декабря 2016 года заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с данным судебным актом, регистрирующий орган обратился в Третий арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просил обжалуемое решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Определением Арбитражного суда Республики Тыва от 12.05.2016 по делу N А69-534/2016 в отношении Общества введена процедура банкротства - наблюдение сроком на 2 месяца, до 12.07.2016.

Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц по состоянию на 28.08.2016 одним из учредителей (участником) Общества является ООО "Л." с размером доли 50%.

31.05.2016 между ООО "Л." (продавец) и Т.Е.Ф. (покупатель) заключен договор купли-продажи 17 АА 0137287 доли в уставном капитале Общества, составляющей 50% (пятьдесят процентов) уставного капитала указанного общества, номинальной стоимостью 5000 (пять тысяч) рублей, удостоверенный нотариусом Кызылского кожуунного (районного) нотариального округа Республики Тыва С.Б.М.

02.06.2016 в регистрирующий орган подано заявление за вх. N 875А с приложением документов для государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическим лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, не связанных с внесением изменений в учредительные документы, а именно: перехода доли в уставном капитале в размере 50% от участника ООО "Л." к Т.Е.Ф. на основании нотариально удостоверенного договора купли-продажи.

Решением от 09.06.2016 N 875А регистрирующий орган отказал в государственной регистрации со ссылкой на отсутствие согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме, в соответствии со статьей 64 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве).

В решении от 02.08.2016 N 02-12/5605 по жалобе общества вышестоящий регистрирующий орган указывает на другое основание для отказа - что органы управления не вправе принимать решения о выходе из состава учредителей (участников) должника и ссылается на абзац седьмой пункта 3 статьи 64 Закона о банкротстве.

Эту же позицию регистрирующий орган поддержал в ходе судебного спора.

Апелляционный суд вслед за судом первой инстанции полагает, что совершение данной сделки (действий) не подпадает под ограничения статьи 64 Закона о банкротстве и доводы регистрирующего органа со ссылкой на абзац седьмой пункта 3 статьи 64 Закона о банкротстве подлежат отклонению.

Абзац седьмой пункта 3 статьи 64 Закона о банкротстве устанавливает, что органы управления должника не вправе принимать решения о выходе из состава учредителей (участников) должника, приобретении у акционеров ранее размещенных акций.

Из буквального прочтения данной нормы следует, что запрет распространяется именно на решения органов управления.

В соответствии со статьей 32 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" высшим органом общества является общее собрание участников общества. Общее собрание участников общества может быть очередным или внеочередным; уставом общества может быть предусмотрено образование совета директоров (наблюдательного совета) общества; руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества или единоличным исполнительным органом общества и коллегиальным исполнительным органом общества. Исполнительные органы общества подотчетны общему собранию участников общества и совету директоров (наблюдательному совету) общества; уставом общества может быть предусмотрено образование ревизионной комиссии (избрание ревизора) общества.

Однако в данном случае никаким из указанных органов решения не принимались. Продажа доли была произведена основании договора купли-продажи, заключенного учредителем общества, согласия каких либо органов не требовалось.

Также из буквального прочтения указанной нормы следует, что запрещено принимать решение о выходе из состава участников.

Апелляционный суд указывает, что в данном случае имела место сделка купли-продажи доли, а не выход участника из общества.

Апелляционный суд указывает на то, что Федеральный закон 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" предусматривает различное регулирование и правовые последствия для сделок по выходу участника из общества (статья 26 Закона) и сделок по отчуждению доли в уставном капитале общества (статья 21 Закона).

Согласно абзацу 5 пункта 1 статьи 8 Федерального закона 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" именно участнику общества принадлежит право продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли или части доли в уставном капитале общества одному или нескольким участникам данного общества либо другому лицу в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" и уставом общества.

В соответствии с пунктом 1 статьи 21 Федерального закона 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" переход доли или части доли в уставном капитале общества к одному или нескольким участникам данного общества либо к третьим лицам осуществляется на основании сделки, в порядке правопреемства или на ином законном основании.

В соответствии с пунктом 2 статьи 93 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 2 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" участник общества с ограниченной ответственностью вправе отчуждать свою долю или часть доли третьим лицам, если это не запрещено уставом общества.

В соответствии с пунктом 1 статьи 26 Федерального закона 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу, независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества.

На основании анализа вышеизложенных норм, апелляционный суд считает, что понятия перехода доли в уставном капитале в результате совершения сделки и выхода участника из состава участников по смыслу статей 21 и 26 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" не являются тождественными.

Таким образом, положения пункта 3 статьи 64 Закона о банкротстве о запрете в период наблюдения органами управления должника принимать решение о выходе из состава участников (учредителей) должника должны рассматриваться только как запрет на выплату действительной стоимости доли бывшему участнику общества в целях защиты интересов кредиторов. Ограничения, установленные абзацем 7 пункта 3 статьи 64 Закона о банкротстве касаются тех случаев, когда в результате принятия органом должника решения у последнего возникает обязанность по выплате денежных средств либо выдаче имущества (например, в качестве действительной стоимости доли в уставном капитале общества вышедшему из общества с ограниченной ответственностью участнику) или по выплате акционеру в связи с приобретением у него акционерным обществом ранее размещенных акций их стоимости.

Рассматриваемый в настоящем деле договор к таким сделкам не относится.

Заявитель, ссылаясь на нарушение рассматриваемой сделкой положений пункта 3 статьи 64 Закона о банкротстве и заявляя довод о том, что предоставление доказательств уменьшения конкурсной массы невозможно, так как конкурсная масса формируется при процедуре конкурсного производства, тем не менее не обосновал, каким образом смена участника и исполнительного органа должника затрагивает права и законные интересы конкурсных кредиторов Общества.

В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия данного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", для признания сделки недействительной по приведенному основанию необходима совокупность следующих обстоятельств: сделка должна быть совершена с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов; в результате ее совершения такой вред был причинен; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки. В случае недоказанности хотя бы одного из названных обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Повторно исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанций установил, что достоверность сделки купли-продажи доли конкурсным управляющим не опровергалась; должник получил денежные средства в размере, предусмотренном договором.

При таких обстоятельствах апелляционный суд приходит к выводу о том, что факт причинения вреда имущественным правам кредиторов не доказан, что, в свою очередь, является достаточным основанием для отклонения соответствующих доводов налогового органа.

При таких обстоятельствах апелляционный суд поддерживает вывод суда первой инстанции о том, что решение регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации от 09.06.2016 N 875А не соответствует требованиям действующего законодательства, нарушает права и законные интересы заявителя в сфере экономической деятельности.

1.3. Факт принятия решения общего собрания участников общества об увеличении уставного капитала и состав участников общества, присутствовавших при принятии указанного решения, должны быть подтверждены путем нотариального удостоверения в силу прямого указания Закона. При этом ссылка заявителя на то, что поскольку в рассматриваемом случае решение об увеличении уставного капитала общества было принято путем заочного голосования, то оно не подлежит нотариальному удостоверению, не принята судами апелляционной и кассационной инстанций во внимание как основанная на неверном толковании норм права и противоречащая императивным положениям, установленным пунктом 3 статьи 17 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

По делу N А07-21544/2016 Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 29.06.2016 и обязании регистрирующего органа произвести государственную регистрацию изменений на основании заявления от 23.06.2016 N 17968А.

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 06.12.2016 заявленные требования удовлетворены. Оспариваемое решение признано недействительным, на инспекцию возложена обязанность произвести государственную регистрацию изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, на основании заявления N 17968А, поданного заявителем 23.06.2016.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2017 решение от 06.12.2016 отменено, в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе Общество просит постановление от 20.02.2017 отменить, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права и несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, на момент возникновения спорных правоотношений, согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) по состоянию на 19.08.2016, уставный капитал Общества составлял 20000 руб., участниками общества являлись: общество с ограниченной ответственностью "Г." с долей участия 22,5% уставного капитала общества (номинальной стоимостью 4500 руб.), А.В.В. - 35% (7000 руб.); Л.А.К. - 22,5% (4500 руб.); О.Р.В. - 20% (4000 руб.); лицами, имеющими право без доверенности действовать от имени Общества, согласно той же выписке являлись Г.Х.С. (директор, по записи от 26.03.2015), О.Р.В. (директор, по записи от 26.03.2015).

Согласно пункту 4.8 устава Общества в редакции от 07.08.2015, общее собрание участников общества может принять решение об увеличении его уставного капитала на основании заявления(ий) участника(ов) общества о внесении дополнительного вклада и (или) заявления третьего лица (третьих лиц) о принятии его в общество и внесении вклада. Такое решение принимается большинством голосов участников общества. Внесение дополнительных вкладов участниками общества и вкладов третьими лицами должно быть осуществлено не позднее чем в течение 6 месяцев со дня принятия общим собранием участников общества, предусмотренных названным пунктом решений.

Пунктом 9.18 устава Общества в редакции от 07.08.2015 предусмотрено, что решение общего собрания участников может быть принято без проведения собрания (совместного присутствия участников общества для обсуждения вопросов повестки дня и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование) путем заочного голосования (опросным путем). Решения общего собрания участников по вопросам, указанным в подпункте 9.2.4 устава (утверждение годовых отчетов и годовых бухгалтерских балансов), не могут быть приняты путем проведения заочного голосования (п. 9.19 устава).

В Обществе 25.05.2016 состоялось общее собрание участников в форме заочного голосования, оформленное протоколом от 25.05.2016 N 1/16, в котором в качестве способа голосования указан обмен документами посредством почтовой связи.

В протоколе отражено, что в голосовании приняли участие: общество с ограниченной ответственностью "Г." (22,5%), А.В.В. (35%), Л.А.К. (22,5%) и О.Р.В. (20%), кворум составил - 100% голосов, и собрание является правомочным.

В повестку дня общего собрания участников были включены вопросы: об увеличении уставного капитала Общества до 50000 руб. путем внесения участниками Общества и третьими лицами дополнительных вкладов; об утверждении устава Общества в новой редакции.

В протоколе отражено принятие следующих решений: увеличить уставный капитал Общества до 50000 руб. путем внесения участниками общества и третьими лицами дополнительных вкладов и утвердить доли участников после увеличения - общество с ограниченной ответственностью "Г." - 2000 руб., 13% (номинальной стоимостью 6500 руб.), А.В.В. - 11500 руб., 37% (18500 руб.), Л.А.К. - 7500 руб., 24% (12000 руб.), О.Р.В. - 8000 руб., 24% (12000 руб.), Ш.И.А. (новый участник) - 1000 руб., 2% (1000 руб.); утвердить устав Общества в новой редакции.

Протокол от 25.05.2016 подписан О.Р.В. как председателем собрания и А.В.В. как секретарем собрания, а сведения о конкретном решении, принятом каждым отдельным участником, в протоколе не отражены.

Общество 23.06.2016 представило в регистрирующий орган следующий пакет документов (N 17968А): заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица по форме N Р13001; решение об увеличении уставного капитала от 25.05.2016 (протокол N 1/16 общего собрания участников общества в форме заочного голосования); бюллетени от 25.05.2016 N 1/16/1-1/16/4 для заочного голосования на внеочередном общем собрании участников общества; документ об уплате государственной пошлины от 15.06.2016 N 2; устав общества в редакции от 25.05.2016; заявление о принятии нового участника в общество Ш.И.А.; квитанции об оплате вклада от 25.05.2016 на суммы 8000 руб., 7500 руб., 1000 руб., 11 500 руб. и платежное поручение от 17.06.2016 N 29.

Регистрирующий орган со ссылкой на пункт 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации) принял решение от 29.06.2016 N 17968А об отказе в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы Общества, в связи с непредставлением заявителем определенных Законом о регистрации необходимых для государственной регистрации документов, поскольку представленное Обществом решение от 25.05.2016 об увеличении уставного капитала не удостоверено в нотариальном порядке.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что проведение общего собрания участников по вопросу об увеличении уставного капитала Общества путем заочного голосования уставом Общества не запрещено, и из того, что поскольку решение принято в форме заочного голосования, то его обязательное нотариальное удостоверение не требуется.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции исходил из следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 32 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) высшим органом общества является общее собрание участников общества.

Согласно подпункту 2 пункта 2 статьи 33 указанного Закона к компетенции общего собрания участников общества относится, в том числе, внесение изменений в устав, а также изменение размера уставного капитала общества.

В силу пункта 2 статьи 19 Закона об обществах с ограниченной ответственностью общее собрание участников общества может принять решение об увеличении его уставного капитала на основании заявления участника общества (заявлений участников общества) о внесении дополнительного вклада и (или), если это не запрещено уставом общества, заявления третьего лица (заявлений третьих лиц) о принятии его в общество и внесении вклада. Такое решение принимается всеми участниками общества единогласно.

Одновременно с решением об увеличении уставного капитала общества на основании заявления участника общества или заявлений участников общества о внесении им или ими дополнительного вклада должно быть принято решение о внесении в устав общества, утвержденный учредителями (участниками) общества, изменений в связи с увеличением уставного капитала общества, а также решение об увеличении номинальной стоимости доли участника общества или долей участников общества, подавших заявления о внесении дополнительного вклада, и в случае необходимости решение об изменении размеров долей участников общества. Такие решения принимаются всеми участниками общества единогласно. При этом номинальная стоимость доли каждого участника общества, подавшего заявление о внесении дополнительного вклада, увеличивается на сумму, равную или меньшую стоимости его дополнительного вклада.

Одновременно с решением об увеличении уставного капитала общества на основании заявления третьего лица или заявлений третьих лиц о принятии его или их в общество и внесении вклада должны быть приняты решения о принятии его или их в общество, о внесении в устав общества, утвержденный учредителями (участниками) общества, изменений в связи с увеличением уставного капитала общества, об определении номинальной стоимости и размера доли или долей третьего лица или третьих лиц, а также об изменении размеров долей участников общества. Такие решения принимаются всеми участниками общества единогласно. Номинальная стоимость доли, приобретаемой каждым третьим лицом, принимаемым в общество, не должна быть больше стоимости его вклада.

В силу подпункта 3 пункта 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, принятие общим собранием участников хозяйственного общества решения и состав участников общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются в отношении - общества с ограниченной ответственностью - путем нотариального удостоверения, если иной способ (подписание протокола всеми участниками или частью участников; с использованием технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения; иным способом, не противоречащим закону) не предусмотрен уставом такого общества либо решением общего собрания участников общества, принятым участниками общества единогласно.

Согласно позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 107 постановления от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", решения очных собраний участников хозяйственных обществ, не удостоверенные нотариусом или лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров и выполняющим функции счетной комиссии, в порядке, установленном подпунктами 1 - 3 пункта 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иной способ удостоверения не предусмотрен уставом общества с ограниченной ответственностью либо решением общего собрания участников такого общества, принятым участниками общества единогласно, являются ничтожными применительно к пункту 3 статьи 163 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 17 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (пункт введен законом, вступившим в силу с 01.01.2016), факт принятия решения общего собрания участников общества об увеличении уставного капитала и состав участников общества, присутствовавших при принятии указанного решения, должны быть подтверждены путем нотариального удостоверения.

Исходя из смысла вышеназванных положений действующего законодательства, учитывая, что пункт 3 статьи 17 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, являющийся специальной нормой, устанавливает императивное правило об обязательном нотариальном удостоверении факта принятии участниками общества решения об увеличении уставного капитала общества, не содержит каких-либо исключений и не предоставляет возможности регулирования данного вопроса положениями устава либо иными решениями участников общества, учитывая, что обязательная нотариальная форма удостоверения принятия решения общего собрания участников общества об увеличении уставного капитала и состава участников такого собрания законодателем предусмотрена для установления правовой определенности относительно того, имел ли место соответствующий юридический факт и с целью исключения злоупотреблений со стороны участников корпоративных отношений и вероятности последующих соответствующих судебных споров, а статья 103.10 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате регламентирует порядок удостоверения нотариусом решений общих собраний участников общества, суд апелляционной инстанции правильно установил, что факт принятия решения общего собрания участников общества об увеличении уставного капитала и состав участников общества, присутствовавших при принятии указанного решения, должны быть подтверждены путем нотариального удостоверения в силу прямого указания Закона.

В соответствии с положениями Закона о государственной регистрации, государственная регистрация юридических лиц носит заявительный характер, и в силу статей 5, 9, 25 названного Закона записи вносятся в ЕГРЮЛ на основании представленных уполномоченными лицами (заявителями) документов, всю ответственность за достоверность сведений несут заявители, юридические лица, а до государственной регистрации юридического лица, изменений его устава или до включения иных данных, не связанных с изменениями устава, в ЕГРЮЛ регистрирующий орган обязан провести проверку достоверности данных, включаемых в реестр (пункт 3 статьи 51 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 2.1 статьи 19 Закона об обществах с ограниченной ответственностью заявление о государственной регистрации предусмотренных настоящей статьей изменений в уставе общества, утвержденном учредителями (участниками) общества, должно быть подписано лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества. В заявлении подтверждается внесение в полном объеме участниками общества дополнительных вкладов или вкладов третьими лицами. В течение трех лет с момента государственной регистрации соответствующих изменений в уставе общества, утвержденном учредителями (участниками) общества, участники общества солидарно несут при недостаточности имущества общества субсидиарную ответственность по его обязательствам в размере стоимости невнесенных дополнительных вкладов.

Указанное заявление и иные документы для государственной регистрации предусмотренных названной статьи изменений в связи с увеличением уставного капитала общества, увеличением номинальной стоимости долей участников общества, внесших дополнительные вклады, принятием третьих лиц в общество, определением номинальной стоимости и размера их долей и в случае необходимости с изменением размеров долей участников общества, а также документы, подтверждающие внесение в полном объеме участниками общества дополнительных вкладов или вкладов третьими лицами, должны быть представлены в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в течение месяца со дня принятия решения об утверждении итогов внесения дополнительных вкладов участниками общества в соответствии с пунктом 1 названной статьи либо внесения дополнительных вкладов участниками общества или третьими лицами на основании их заявлений.

Согласно пункту 1 статьи 17 Закона о государственной регистрации, для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется: подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по утвержденной форме N Р13001, решение о внесении изменений в учредительные документы юридического лица, учредительные документы юридического лица в новой редакции, документ об уплате государственной пошлины.

Необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям законодательства и как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию.

Основания для отказа в государственной регистрации указаны в статье 23 Закона о государственной регистрации, к которым относится непредставление заявителем необходимых для государственной регистрации документов, определенных данным Законом (подпункт "а" пункт 1).

Как установлено апелляционным судом и следует из материалов дела, заявитель 23.06.2016 обратился в инспекцию с заявлением о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, по форме N Р13001 (увеличение уставного капитала общества).

К названному заявлению были приложены решение об увеличении уставного капитала Общества от 25.05.2016, оформленное протоколом N 1/16, принятое путем заочного голосования (обмен письмами), бюллетени от 25.05.2016 для заочного голосования на данном собрании, документ об уплате государственной пошлины, устав общества в редакции от 25.05.2016, заявление о принятии в общество нового участника - Ш.И.А. и документы об уплате вкладов в уставный капитал, при этом все названные документы не были удостоверены в нотариальном порядке.

Учитывая изложенное, руководствуясь приведенными нормативными положениями действующего законодательства, исходя из конкретных обстоятельств дела, принимая во внимание, что при подаче заявления о внесении в ЕГРЮЛ изменений в части увеличения размера уставного капитала Общества, последнее представило в регистрирующий орган решение об увеличении уставного капитала Общества, не удостоверенное в нотариальном порядке, при том, что обязательное нотариальное удостоверение такого решения предусмотрено пунктом 3 статьи 17 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, апелляционный суд верно установил, что Общество не представило в регистрирующий орган все необходимые для государственной регистрации документы, оформленные в установленном действующим законодательством порядке.

При таких обстоятельствах апелляционный суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии в данном случае оснований для признания оспариваемого решения регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации спорных изменений в ЕГРЮЛ недействительным.

Ссылка общества на то, что поскольку в данном случае решение об увеличении уставного капитала общества было принято путем заочного голосования, то оно не подлежит нотариальному удостоверению, с учетом вышеизложенного, правильно не принята апелляционным судом во внимание как основанная на неверном толковании норм права и противоречащая императивным положениям, установленным пунктом 3 статьи 17 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

1.4. Формулируя вывод о неправомерности принятого регистрирующим органом решения об отказе в государственной регистрации, суды исходили из того, что поскольку увеличение уставного капитала является следствием реорганизации двух обществ, а не принятием решения общего собрания участников одного общества о его увеличении в порядке пункта 3 статьи 17 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", то нотариальное удостоверение такого решения не требуется. При этом суды учли информацию Федеральной налоговой службы от 29.08.2016, в которой изложен аналогичный вывод.

По делу N А70-10468/2016 Общество обратилось в Арбитражный суд Тюменской области с заявлением к Инспекции о признании заявления Общества по форме N Р13001 от 01.06.2016 и изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, соответствующими установленным законодательством Российской Федерации требованиям, сведений, содержащихся в заявлении и документах - достоверными; о признании недействительным решения от 08.06.2016 N 8433А.

Решением от 26.10.2016 Арбитражного суда Тюменской области, оставленным без изменения постановлением от 26.01.2017 Восьмого арбитражного апелляционного суда, заявленные требования удовлетворены, признано незаконным решение Инспекции от 08.06.2016 N 8433А об отказе в государственной регистрации, на регистрирующий орган возложена обязанность после вступления решения суда в законную силу устранить допущенные нарушения прав и законных интересов Общества путем проведения регистрации изменений в учредительных документах на основании заявления Общества по форме N Р13001 от 01.06.2016 (вх. N 8433А).

Инспекция обратилась с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, просила отменить состоявшиеся по делу судебные акты и принять новый судебный акт.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для ее удовлетворения.

Судами установлено и подтверждено материалами дела, что 08.02.2016 протоколом внеочередного общего собрания N 13 участники Общества приняли решение о реорганизации в форме присоединения ООО "Р." к Обществу.

Также 08.02.2016 решением N 4 единственным участником ООО "Р." принято решение о реорганизации в форме присоединения. ООО "Р." и Обществом утвержден договор о присоединении и передаточный акт.

23.05.2016 совместным общим собранием участников ООО "Р." и Обществом утвержден уставный капитал и устав Общества.

01.06.2016 Общество обратилось в налоговый орган с заявлением по форме N Р13001 о регистрации изменений, вносимых в учредительные документы.

Решением Инспекции от 08.06.2016 Обществу отказано в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы.

Основанием для отказа в государственной регистрации изменений послужил факт нарушения Обществом требований пункта 3 статьи 17 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон N 14-ФЗ), согласно которому факт принятия решения общего собрания участников общества об увеличении уставного капитала и состав участников общества, присутствовавших при принятии указанного решения, должны быть подтверждены путем нотариального удостоверения.

Удовлетворяя заявленные требования, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 14, 17, 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ), статьи 17 Закона N 14-ФЗ, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу о неправомерном отказе регистрирующим органом Обществу в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы.

Формулируя данный вывод, суды исходили из того, что поскольку увеличение уставного капитала является следствием реорганизации двух обществ, а не принятием решения общего собрания участников одного общества о его увеличении в порядке пункта 3 статьи 17 Закона N 14-ФЗ, то нотариальное удостоверение такого решения не требуется. При этом суды учли информацию Федеральной налоговой службы от 29.08.2016, в которой изложен аналогичный вывод.

Исходя из изложенного суды сделали правильный вывод об отсутствии у Инспекции оснований для вывода о недостоверности сведений, указанных в документах, предоставленных Обществом на государственную регистрацию изменений, и, учитывая, что иных оснований отказа, предусмотренных Законом N 129-ФЗ, Инспекцией в оспариваемом решении приведено не было, обоснованно признали оспариваемое решение незаконным.

Довод Инспекции о том, что сведениями, содержащимися в информационном письме Федеральной налоговой службы от 29.08.2016, нельзя руководствоваться по той причине, что оно носит лишь рекомендательный характер, был предметом оценки суда апелляционной инстанции, получил должную правовую оценку, отраженную в судебном акте.

Данное письмо, действительно, не является нормативно-правовым актом. Однако оно ориентирует регистрирующие органы и организации на соблюдение именно такого порядка подачи документов при реорганизации юридических лиц, а его содержание соответствует действительному смыслу разъясняемых им нормативных положений (в данном случае пункта 3 статьи 17 Закона N 14-ФЗ).

Кассационная инстанция считает необходимым отметить, что позиция налогового органа относительно писем Федеральной налоговой службы является непоследовательной: ссылаясь на невозможность применения писем Федеральной налоговой службы в одном случае, Инспекция при изложении своей позиции также ссылается на другое письмо Федеральной налоговой службы от 24.02.2016 N ГД-3-4/743@ (которое тоже нормативно-правовым актом не является, более того, к рассматриваемым правоотношениям не относится, поскольку разъясняет порядок принятия (оформления) решения об увеличении уставного капитала, как общим собранием участников общества, так и его единственным участником, т.е. в отличие от предыдущего письма (информации) не комментирует спорный вопрос, касающийся увеличения уставного капитала в связи с реорганизацией).

1.5. С учетом конкретных обстоятельств дела суды пришли к выводу о том, что представленный в регистрирующий орган протокол внеочередного общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью не может являться надлежащим документом, подтверждающим основание перехода к обществу доли или части доли в уставном капитале общества в порядке, предусмотренном законом, в связи с чем в удовлетворении заявления о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации было отказано.

По делу N А40-149808/2016 Общество обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Межрайонной инспекции о признании недействительным решения от 16.03.2016 N 74993А об отказе в государственной регистрации изменений в сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ), не связанных с внесением изменений в учредительные документы.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 17 октября 2016 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 декабря 2016 года, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Обществом подана кассационная жалоба на вышеназванные судебные акты, согласно которой заявитель просил решение и постановление судов первой и апелляционной инстанций отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Судами установлено, что в соответствии с договором об учреждении Общества от 22.11.2013 уставный капитал общества - 10 050 000 руб., формируется денежными средствами; доли в уставном капитале распределены следующим образом: В.А.В. - 1 доля номинальной стоимостью 5 125 500 руб., что составляет 51% уставного капитала; П.Д.А. - 1 доля номинальной стоимостью 3 417 000 руб., что составляет 34% уставного капитала; К.Т.А. - 1 доля номинальной стоимостью 1 507 500 руб., что составляет 15% уставного капитала.

Порядок оплаты уставного капитала:

на момент государственной регистрации каждый учредитель обязан оплатить 50% своей доли;

оставшиеся 50% своих долей участники обязаны оплатить в течение года с момента государственной регистрации.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 15 Федерального закона N 14-ФЗ от 08.02.1998 "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон N 14-ФЗ) оплата долей в уставном капитале общества может осуществляться деньгами, ценными бумагами, другими вещами или имущественными правами либо иными имеющими денежную оценку правами.

Денежная оценка имущества, вносимого для оплаты долей в уставном капитале общества, утверждается решением общего собрания участников общества, принимаемым всеми участниками общества единогласно.

Согласно пункту 1 статьи 16 указанного Закона (в редакции на момент учреждения общества) каждый учредитель общества должен оплатить полностью свою долю в уставном капитале общества в течение срока, который определен договором об учреждении общества или в случае учреждения общества одним лицом решением об учреждении общества и не может превышать один год с момента государственной регистрации общества. При этом доля каждого учредителя общества может быть оплачена по цене не ниже ее номинальной стоимости.

Не допускается освобождение учредителя общества от обязанности оплатить долю в уставном капитале общества.

Судами установлено, что из протокола N 1/2016 от 29.02.2016 внеочередного общего собрания участников Общества, на котором в качестве участника общества присутствовал В.А.В., следует, что участники П.Д.А. и К.Т.А. не оплатили свои доли в уставном капитале общества, участник В.А.В. оплатил часть доли в уставном капитале общества в размере 60 000 руб., что составляет 0,6% от заявленного размера уставного капитала.

Статьей 23 Закона N 14-ФЗ предусмотрено приобретение обществом доли или части доли в уставном капитале общества, в том числе в случае истечения срока оплаты доли в уставном капитале общества или предоставления компенсации, предусмотренной пунктом 3 статьи 15 указанного Федерального закона - с даты истечения такого срока.

В соответствии с пунктом 2 статьи 24 указанного Закона в течение одного года со дня перехода доли или части доли в уставном капитале общества к обществу они должны быть по решению общего собрания участников общества распределены между всеми участниками общества пропорционально их долям в уставном капитале общества или предложены для приобретения всем либо некоторым участникам общества и (или), если это не запрещено уставом общества, третьим лицам.

Согласно пункту 4 статьи 24 Закона N 14-ФЗ продажа неоплаченных доли или части доли в уставном капитале общества, а также доли или части доли, принадлежащих участнику общества, который не предоставил денежную или иную компенсацию в порядке и в срок, которые предусмотрены пунктом 3 статьи 15 указанного Федерального закона, осуществляется по цене, которая не ниже номинальной стоимости доли или части доли. Продажа долей или частей долей, приобретенных обществом в соответствии с указанным Федеральным законом, в том числе долей вышедших из общества участников, осуществляется по цене не ниже цены, которая была уплачена обществом в связи с переходом к нему доли или части доли, если иная цена не определена решением общего собрания участников общества.

Продажа доли или части доли участникам общества, в результате которой изменяются размеры долей его участников, а также продажа доли или части доли третьим лицам и определение иной цены на продаваемую долю осуществляются по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно.

При этом пунктом 3 статьи 24 Закона N 14-ФЗ предусмотрено, что распределение доли или части доли между участниками общества допускается только в случае, если до перехода доли или части доли к обществу они были оплачены или за них была предоставлена компенсация, предусмотренная пунктом 3 статьи 15 указанного Федерального закона.

Пунктом 6 статьи 24 Закона N 14-ФЗ установлено, что орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, должен быть извещен о состоявшемся переходе к обществу доли или части доли в уставном капитале общества не позднее чем в течение месяца со дня перехода к обществу доли или части доли путем направления заявления о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц и документа, подтверждающего основания перехода к обществу доли или части доли. В случае, если в течение указанного срока доля или часть доли будет распределена, продана или погашена, орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, извещается обществом путем направления заявления о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц и документов, подтверждающих основания перехода к обществу доли или части доли, а также их последующих распределения, продажи или погашения. Документы для государственной регистрации предусмотренных настоящей статьей изменений, а при продаже доли или части доли также документы, подтверждающие оплату доли или части доли в уставном капитале общества, должны быть представлены в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в течение месяца со дня принятия решения о распределении доли или части доли между всеми участниками общества, об их оплате приобретателем либо о погашении.

Исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, суд установил, что в случае неоплаты своих долей участниками Общества они должны были перейти к Обществу не позднее 11.12.2014 и реализованы не позднее 11.12.2015.

В определенные Законом N 14-ФЗ сроки неоплаченные доли участников Общества обществу не передавались и не перераспределялись; в предусмотренные Законом N 14-ФЗ сроки общество не распорядилось долями и не представило регистрирующему органу документы для государственной регистрации соответствующих изменений.

С учетом обстоятельств того, что в течение длительного периода времени вопрос о неоплате доли в уставном капитале Общества и о необходимости в связи этим перераспределения неоплаченных долей учредителями общества не ставился; что в течение указанного периода времени В.А.В. признавал статус П.Д.А. и К.Т.А. как участников общества, суд пришел к выводу, что принятое 29.02.2016 В.А.В. как единственным участником Общества с долей 100% решение по вопросам перехода к Обществу доли по истечении установленного законом срока нельзя признать принятым в соответствии с действующим законодательством; что представленный на государственную регистрацию протокол N 1/2016 от 29.02.2016 внеочередного общего собрания участников Общества не может являться надлежащим документом, подтверждающим основание перехода к обществу доли или части доли в уставном капитале общества в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ), пунктом 6 статьи 24 Закона N 14-ФЗ.

При этом судами учтены разъяснения, содержащиеся в пункте 24 Постановления от 09.12.1999 Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 90 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", согласно которым в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.

Статьей 23 предусмотрены случаи отказа в государственной регистрации, в том числе при непредставлении заявителем определенных указанным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных указанным Федеральным законом и иными федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с указанным Федеральным законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица (подпункт "а" пункта 1 статьи).

Установив, что в адрес регистрирующего органа для регистрации документов представлены документы, содержащие недостоверные сведения, в связи с чем их нельзя считать оформленными надлежащим образом в соответствии с требованиями Закона N 129-ФЗ, суды пришли к выводу о правомерности отказа во внесении заявленных Обществом изменений в сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц.

1.6. Поскольку из материалов дела следовало, что у регистрирующего органа имелись предусмотренные подпунктом "б" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" основания для отказа в государственной регистрации, суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в части признания недействительным решения об отказе в государственной регистрации и отказал в удовлетворении соответствующего требования.

По делу N А57-11269/2016 Индивидуальный предприниматель А.А.А. обратился в Арбитражный суд Саратовской области с заявлением о признании недействительным полностью решения N 6798А об отказе в государственной регистрации индивидуального предпринимателя в случае представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган, принятое Межрайонной инспекцией 24.09.2015, о признании недействительным полностью решения Управления от 10.03.2016 по жалобе предпринимателя на решение N 6798А об отказе в государственной регистрации индивидуального предпринимателя в случае представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган, принятого Межрайонной инспекцией 24.09.2015, об обязании Межрайонной инспекцией устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя путем государственной регистрации прекращения деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в сроки, установленные Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) для принятия решения по полученным регистрирующим органом 17.09.2015 документам за входящим номером 6798А.

Решением Арбитражного суда Саратовской области от 11.11.2016, оставленным без изменений постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.12.2016, заявленные требования ИП А.А.А. удовлетворены в части, признано недействительным решение N 6798А об отказе в государственной регистрации индивидуального предпринимателя в случае представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган, принятое 24.09.2015. В остальной части заявленного требования в удовлетворении отказано.

ИП А.А.А. обратился с кассационной жалобой, в которой просил отменить вынесенные по делу судебные акты в части отказа ему в удовлетворении заявленных требований, в указанной части принять новый судебный акт, которым удовлетворить заявленные требования в полном объеме.

Межрайонная инспекция обратилась с кассационной жалобой, в которой просила отменить вынесенные по делу судебные акты в части удовлетворенного судами требования предпринимателя.

Суд кассационной инстанции нашел основания для частичной отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, в адрес Межрайонной инспекции предпринимателем направлено заявление о государственной регистрации прекращения деятельности в качестве индивидуального предпринимателя по форме N Р26001, к которому была приложена, в том числе, копия паспорта с указанием прописки на дату обращения в регистрирующий орган. Заявление было получено регистрирующим органом 17.09.2015.

Межрайонной инспекцией 24.09.2015 принято решение N 6798А об отказе в государственной регистрации индивидуального предпринимателя в случае представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган.

Судами установлено, что заявитель в период с 07.06.2007 по 05.06.2012 проживал и был зарегистрирован по месту жительства по адресу: Саратовская область, Ровенский район, п. Серебряный Бор, ул. Садовая, д. 6, кв. 1.

В связи с изменением места жительства 05.06.2012 он был снят с регистрационного учета по вышеуказанному адресу и зарегистрирован по новому месту жительства по адресу: Калининградская область, г. Гурьевск, ул. Крайняя, д. 1.

Вместе с тем, с налогового учета предприниматель в области снят не был и значился там на момент подачи заявления налогоплательщиком.

Согласно подпункту "б" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае представления заявителем документов в ненадлежащий регистрирующий орган.

Суд первой инстанции, сославшись пункты 2, 4 статьи 84, пункт 3 статьи 85 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ ), исходил из того, что в случае изменения индивидуальным предпринимателем места жительства и нахождения нового адреса места жительства на территории, подконтрольной другому налоговому органу, снятие с налогового учета индивидуального предпринимателя осуществляет налоговый орган по прежнему месту его жительства на основании выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей, содержащей сведения об изменении места жительства физического лица, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя.

Суд первой инстанции, установив, что предприниматель с налогового учета в Межрайонной инспекции снят не был, пришел к выводу об отсутствии оснований у регистрирующего органа для отказа в государственной регистрации прекращения деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в связи с обращением в ненадлежащий регистрирующий орган.

Вместе с тем, установив, что сведения в отношении А.А.А. представлены органом ФМС России по Саратовской области по месту учета заявителя 17.02.2016, и ИП А.А.А. был снят с налогового учета, а регистрационное и учетное дело в отношении ИП А.А.А. направлено в Межрайонную инспекцию другого субъекта Российской Федерации, суд первой инстанции отказал в удовлетворении требования об обязании Межрайонной инспекции устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя путем прекращения деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, указав, что такое решение принимается уполномоченным регистрирующим органом.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Пункт 3 статьи 8 Закона N 129-ФЗ устанавливает, что государственная регистрация индивидуального предпринимателя осуществляется по месту его жительства.

Пунктом 4 статьи 84 НК РФ установлено, что, если налогоплательщик изменил место нахождения или место жительства, снятие с учета налогоплательщика - индивидуального предпринимателя осуществляется налоговым органом, в котором налогоплательщик состоял на учете на основании сведений, содержащихся в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Постановка на учет налогоплательщика в налоговом органе по новому месту нахождения или новому месту жительства осуществляется на основании документов, полученных от налогового органа по прежнему месту нахождения или прежнему месту жительства налогоплательщика.

Налоговый орган по прежнему месту жительства индивидуального предпринимателя направляет сведения о снятии физического лица, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, и выписку из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей по каналам связи в налоговый орган по новому месту жительства не позднее рабочего дня, следующего за днем снятия с учета.

Из материалов дела следует, что у регистрирующего органа имелись предусмотренные подпунктом "б" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ основания для отказа в государственной регистрации решения об исключении предпринимателя из ЕГРИП, поскольку на момент подачи соответствующего заявления местом жительства предпринимателя являлась Калининградская область, г. Гурьевск, соответственно, любые решения в части регистрации предпринимателя в силу пункта 3 статьи 8 Закона N 129-ФЗ должны приниматься регистрирующим органом по его месту жительства.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права.

Поскольку все имеющие существенное значение для правильного разрешения спора обстоятельства в данном случае установлены судами, необходимость дополнительного исследования обстоятельств дела не требуется, суд кассационной инстанции, руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 287 и частями 1, 2 статьи 288 АПК РФ, считает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять в части новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных предпринимателем требований о признании недействительным решения регистрирующего органа от 24.09.2015 N 6798А.

1.7. При рассмотрении спора о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица суды отклонили довод заявителя о том, что регистрирующий орган не вправе применять положения нормы подпункта "ф" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" по отношению к юридическим лицам, исключенным из ЕГРЮЛ до 01.01.2016, и пришли к выводу о правомерности применения регистрирующим органом соответствующей нормы.

По делу N А03-10637/2016 Н.Е.Ю. обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения от 29.03.2016 N 4211А Инспекции об отказе в государственной регистрации.

Решением от 27.10.2016 Арбитражного суда Алтайского края, оставленным без изменения постановлением от 16.01.2017 Седьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Н.Е.Ю., не согласившись с принятыми по делу судебными актами, обратилась с кассационной жалобой, так как считает, что они приняты с нарушением норм материального и процессуального права, при несоответствии выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить или изменить решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт.

Суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Принимая судебные акты, суды двух инстанций правильно руководствовались положениями статей 198, 200 АПК РФ, пункта 6 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", статей 1, 5, 9, 17, 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) (с учетом положений Федерального закона от 30.03.2015 N 67-ФЗ), во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, а также возражениями и доводами обеих сторон.

В соответствии с подпунктом "ф" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ отказ в предоставлении инспекцией государственной услуги допускается в случае: если в регистрирующий орган представлены документы для включения сведений об учредителе (участнике) юридического лица либо о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, в отношении одного из следующих лиц:

владевших на момент исключения общества с ограниченной ответственностью из единого государственного реестра юридических лиц как недействующего юридического лица не менее чем пятьюдесятью процентами голосов от общего количества голосов участников данного общества с ограниченной ответственностью, которое на момент его исключения из единого государственного реестра юридических лиц имело задолженность перед бюджетом или бюджетами бюджетной системы Российской Федерации либо в отношении которого указанная задолженность была признана безнадежной к взысканию в связи с наличием признаков недействующего юридического лица, при условии, что на момент представления документов в регистрирующий орган не истекли три года с момента исключения данного общества с ограниченной ответственностью из единого государственного реестра юридических лиц.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что на момент подачи Обществом заявления в регистрирующий орган Н.Е.Ю. как участник, сведения о котором вносились в ЕГРЮЛ, ранее являлась участником ООО "У." с долей уставного капитала в размере 50 процентов.

01.10.2014 в отношении ООО "У." в ЕГРЮЛ внесены сведения о прекращении деятельности юридического лица по решению регистрирующего органа в связи с исключением из ЕГРЮЛ на основании пункта 2 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ.

На момент исключения у ООО "У." имелась задолженность перед бюджетом, признанная безнадежной к взысканию и списанная в соответствии с нормами Гражданского кодекса Российской Федерации и нормами Налогового кодекса Российской Федерации, и на момент представления документов на государственную регистрацию не истек трехлетний срок с момента исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ.

Судами первой и апелляционной инстанций дана правовая оценка действиям регистрирующего органа по принятию решения об отказе в государственной регистрации на основании подпункта "ф" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ. Действия регистрирующего органа были признаны законными и обоснованными.

Довод Н.Е.Ю. о том, что судами не рассмотрены обстоятельства, что регистрирующий орган не вправе применять положения нормы подпункта "ф" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ по отношению к юридическим лицам, исключенным из ЕГРЮЛ до 01.01.2016, подлежит отклонению.

Данный довод был предметом исследования судами первой и апелляционной инстанций, ему была дана надлежащая правовая оценка и сделан правильный вывод о том, что подпункт "ф" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ применен регистрирующим органом правомерно.

Довод о неприменении судами положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по аналогии права подлежит отклонению, поскольку он основан на неправильном толковании заявителем норм материального права. Оснований для применения аналогии закона в рассматриваемой ситуации суд кассационной инстанции не усматривает.

Фактические обстоятельства дела судами установлены и исследованы в полном объеме, выводы судов соответствуют доказательствам, имеющимся в материалах дела.

1.8. Ввиду того, что регистрирующий орган не подтвердил законность принятых им на основании подпункта "ф" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" решений об отказе в государственной регистрации юридического лица, суды признали соответствующие решения недействительными.

По делу N А65-15349/2016 Н.А.Г. обратился в суд с заявлением к Инспекции о признании незаконным решения N 27206А от 18.05.2016 и N 27207А от 18.05.2016.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 30 ноября 2016 года заявление удовлетворено.

В апелляционной жалобе регистрирующий орган просил суд апелляционной инстанции отменить решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 30 ноября 2016 года по делу N А65-15349/2016 и принять по делу новый судебный акт, которым в удовлетворении заявленных требований отказать в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Пунктом 4 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) предусмотрено, что записи вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации.

Статьей 12 Закона N 129-ФЗ установлен перечень документов, предоставляемых при государственной регистрации создаваемого юридического лица.

Перечень оснований для отказа в государственной регистрации определен пунктом 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ.

Подпунктом "ф" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ установлена причина для отказа в государственной регистрации, если в регистрирующий орган представлены документы для включения сведений об учредителе (участнике) юридического лица, либо о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, в отношении одного из следующих лиц:

- владевших на момент исключения общества с ограниченной ответственностью из единого государственного реестра юридических лиц как недействующего юридического лица не менее чем пятьюдесятью процентами голосов от общего количества голосов участников данного общества с ограниченной ответственностью, которое на момент его исключения из единого государственного реестра юридических лиц имело задолженность перед бюджетом или бюджетами бюджетной системы Российской Федерации либо в отношении которого указанная задолженность была признана безнадежной к взысканию в связи с наличием признаков недействующего юридического лица, при условии, что на момент представления документов в регистрирующий орган не истекли три года с момента исключения данного общества с ограниченной ответственностью из единого государственного реестра юридических лиц;

- имевших на момент исключения юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц как недействующего юридического лица право без доверенности действовать от имени такого юридического лица, которое на момент его исключения из единого государственного реестра юридических лиц имело задолженность перед бюджетом или бюджетами бюджетной системы Российской Федерации либо в отношении которого указанная задолженность была признана безнадежной к взысканию в связи с наличием признаков недействующего юридического лица, при условии, что на момент представления документов в регистрирующий орган не истекли три года с момента исключения указанного юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц.

Из материалов дела следует, что 13.05.2016 в Инспекцию за вх. N 27206А и N 27207А от Н.А.Г. по каналам связи в электронном виде через сайт ФНС России (номер заявки - U01605131115468 и номер заявки U01605131115477) были направлены документы, предусмотренные статьей 12 Закона N 129-ФЗ, на государственную регистрацию ООО "А." и ООО "Ф." при создании.

Инспекцией 18 мая 2016 года вынесены отказы в государственной регистрации при создании ООО "А." (N 27206А) и ООО "Ф." (N 27207А) в соответствии с подпунктом "ф" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ по причине представления в регистрирующий орган документов для включения сведений об учредителе (участнике) юридического лица либо о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, в отношении одного из следующих лиц: Н.А.Г. ИНН: 166100790234, дата рождения: 12.04.1974, имел право действовать без доверенности от имени юридического лица ООО "К." ИНН 1656051843, исключенного из единого государственного реестра юридических лиц и которое на момент его исключения из единого государственного реестра юридических лиц имело задолженность перед бюджетом или бюджетами бюджетной системы Российской Федерации либо в отношении которого указанная задолженность была признана безнадежной к взысканию в связи с наличием признаков недействующего юридического лица.

Однако, в ходе судебного разбирательства, выводы регистрирующего органа, послужившие основанием для вынесения решения об отказе в государственной регистрации не нашли своего подтверждения.

По мнению регистрирующего органа, заявитель имел право действовать без доверенности от имени юридического лица ООО "К".

Между тем, указанную позицию регистрирующего органа суд первой инстанции обоснованно признал ошибочной, исходя из следующего.

Согласно сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, ООО "К" исключено из ЕГРЮЛ как недействующее юридическое лицо 12.02.2016, о чем в ЕГРЮЛ за ГРН 2163443123347 внесена соответствующая запись.

При этом, с 21.01.2013 и до момента исключения из ЕГРЮЛ 12.02.2016 лицом, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица (управляющей компанией) ООО "К.", являлось ООО "О.".

Заявитель в период с момента создания 07.06.2012 и до 19.12.2013 являлся руководителем ООО "О.", а также являлся единственным участником ООО "О.".

В свою очередь, ООО "О.", 19.08.2015 прекратил деятельность путем присоединения к ООО "Т.", отношения заявителя с которым ответчиком не подтверждены.

Таким образом, заявленные основания для отказа в государственной регистрации о том, что Н.А.Г. ИНН: 166100790234, дата рождения: 12.04.1974, на момент исключения из ЕГРЮЛ, имел право действовать без доверенности от имени юридического лица ООО "К.", противоречат фактическим обстоятельствам.

В связи с чем суд приходит к выводу, что Н.А.Г., не являлся лицом, подпадающим под указанные критерии лица, имеющего право действовать от имени юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ как недействующего и имеющего задолженность в бюджет.

В частности, не являлся лицом, имевшим на момент исключения юридического лица ООО "К." из единого государственного реестра юридических лиц как недействующего юридического лица (12.02.2016), право без доверенности действовать от имени этого юридического лица.

Владение 100% долей управляющей организации не дает право Н.А.Г. действовать без доверенности от имени ООО "К". Кроме того, на момент исключения ООО "К." из ЕГРЮЛ, то есть на 12.02.2016, ООО "О." не являлось действующим юридическим лицом, в связи с реорганизацией в форме присоединения к другому юридическому лицу 19.08.2015. При этом, участником ООО "К." заявитель также не являлся.

В ходе судебного заседания данные фактические обстоятельства не были опровергнуты представителем ответчика.

Таким образом, оспариваемые решения ответчика содержит ошибочные основания для отказа в государственной регистрации, не подтвержденные фактическими обстоятельствами.

При таких обстоятельствах оспариваемые решения регистрирующего органа N 27206А от 18.05.2016 и N 27207А от 18.05.2016 об отказе в государственной регистрации не соответствует требованиям закона и нарушает права и законные интересы заявителя, в связи с чем заявление Общества обоснованно удовлетворено судом первой инстанции.

2. По вопросу оспаривания решений о государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

2.1. Учитывая, что решение суда, на основании которого было принято оспариваемое решение о государственной регистрации и внесена запись в ЕГРЮЛ, подлежало немедленному исполнению, суды отклонили довод заявителя о том, что регистрирующим органом внесена запись на основании решения суда, не вступившего в законную силу, и отказали в удовлетворении заявленных требований.

По делу N А40-146752/16 ЗАО обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Инспекции о признании недействительным решения N 304040Б от 12.05.2016, на основании которого в ЕГРЮЛ внесена запись ГРН 6157747140874 от 12.05.2016 в отношении ЗАО о генеральном директоре К.А.А.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 13.09.2016 в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2016 решение Арбитражного суда города Москвы от 13.09.2016 по делу N А40-146752/16 оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами, ЗАО обратилось с кассационной жалобой в Арбитражный суд Московского округа, в которой просило отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 13.09.2016 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2016 по делу N А40-146752/16, направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения оспариваемых судебных актов.

Из материалов дела следует и установлено судами, 05.07.2016 генеральный директор ЗАО Б.В.Р. из выписки из ЕГРЮЛ узнал о том, что К.А.А. были внесены в ЕГРЮЛ сведения о юридическом лице ЗАО, не связанные с внесением изменений в учредительные документы общества, а именно внесены изменения, касающиеся лица, имеющего право действовать от имени ЗАО без доверенности.

Согласно выписке из ЕГРЮЛ от 05.07.2016 основанием для внесения сведения о К.А.А. в качестве лица, имеющего право без доверенности действовать от имени общества, указано решение Арбитражного суда города Москвы о признании недействительным записи (ГРН) по делу N А40-179335/2015 от 31.03.2016.

Вместе с тем, на момент внесения оспариваемой записи решение Арбитражного суда города Москвы по делу N А40-179335/2015 не вступило в законную силу, поскольку было обжаловано в суд апелляционной инстанции.

Отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы, регулируются Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о регистрации).

В силу пункта 1 статьи 4 Закона о регистрации в Российской Федерации ведутся государственные реестры, содержащие соответственно сведения о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, иные сведения о юридических лицах и соответствующие документы. Государственные реестры являются федеральными информационными ресурсами.

Пунктом 4 статьи 5 Закона о регистрации предусмотрено, что записи вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации. Каждой записи присваивается государственный регистрационный номер, для каждой записи указывается дата внесения ее в соответствующий государственный реестр.

Основанием для внесения записи в государственный реестр является решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом (пункт 1 статьи 11 Закона о регистрации).

В силу части 1 статьи 182 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решение арбитражного суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения, в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами, регулирующими вопросы исполнительного производства.

Судами установлено, что в решении Арбитражного суда города Москвы от 31.03.2016 по делу N А40-179335/2015 не были установлены сроки его исполнения, поэтому оно подлежало немедленному исполнению.

Таким образом, суды отклонили доводы общества в лице генерального директора Б.В.Р. о том, что регистрирующим органом внесена запись на основании решения суда, не вступившего в законную силу.

Исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства и доводы сторон, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку решение регистрирующего органа соответствует действующему законодательству, не нарушает прав и законных интересов заявителя.

2.2. При осуществлении государственной регистрации с нарушениями закона оспариванию должна подлежать не запись о государственной регистрации внесения соответствующих сведений в государственный реестр, а решение о государственной регистрации, которое является документом, принимаемым по результатам проведенной проверки представленных заявителем документов. Соответствующая правовая позиция отражена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 19 января 2017 года по делу N 305-ЭС16-10612.

По делу N А40-133728/2016 Иностранное юридическое лицо - компания обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Инспекции о признании недействительными решения о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) регистрационной записи ГРН N 8147746182280 от 08.04.2014 о переходе доли компании в Обществе к обществу с ограниченной ответственностью "П."; а также о признании недействительной записи ЕГРЮЛ N 8147746182280 от 08.04.2014 о переходе доли в Обществе к обществу с ограниченной ответственностью "П.".

Решением Арбитражного суда города Москвы от 26 сентября 2016 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 декабря 2016 года, требования оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с принятым по делу судебными актами, компания обратилась с кассационной жалобой в Арбитражный суд Московского округа, в которой просит обжалуемые решение и постановление отменить, поскольку суды не применили закон, подлежащий применению, а также недостаточно полно изучили обстоятельства дела.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела и установлено судами, компания - юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством Республики Кипр, являлось участником и владельцем 99% уставного капитала (номинальной стоимостью 495 000 рублей) созданного и функционирующего на территории Российской Федерации Общества.

При обращении на официальный сайт Федеральной налоговой службы Российской Федерации заявителю стало известно, что в ЕГРЮЛ внесена запись (ГРН 8147746182280 от 08.04.2014) о том, что участником Общества с долей в уставном капитале в размере 99% является общество с ограниченной ответственностью "П.".

Компания, обращаясь в арбитражный суд, указало, что поскольку какое-либо решение и (или) документы, являющиеся в соответствии с федеральным законом основанием для внесения вышеупомянутых изменений компанией не издавались, содержащаяся в ЕГРЮЛ запись 08.04.2014 о переходе доли заявителя в Обществе к общество с ограниченной ответственностью "П.", внесена Инспекцией в отсутствие надлежащих достоверных документов, в связи с чем должна быть признана недействительной.

Согласно статье 4 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации) в Российской Федерации ведутся государственные реестры, содержащие соответственно сведения о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иные сведения о юридических лицах, индивидуальных предпринимателях и соответствующие документы.

Так, при рассмотрении настоящего дела по существу суды указали, что в регистрирующий орган были представлены все необходимые документы, указанные в статье 17 Закона о государственной регистрации, необходимые для несения сведений в ЕГРЮЛ. При этом в полномочия регистрирующего органа, по общему правилу, не входит проведение правовой экспертизы документов, представленных на государственную регистрацию. У заинтересованного лица отсутствовали основания для отказа в государственной регистрации, предусмотренные пунктом 1 статьи 23 Закона о государственной регистрации. С учетом изложенного, суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требования.

Также суд первой инстанции отметил, что из заявления следует, что фактически оспаривается законность перехода доли, при этом в установленном законом порядке ни Протокол собрания участников Общества, ни действия по переходу доли обжалованы не было. Доказательств обратного в материалы дела не представлено.

В соответствии с частью 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном указанным Кодексом, самостоятельно определив способы их судебной защиты, соответствующие статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, при этом избранный истцом способ защиты должен быть соразмерен нарушению, отвечать целям восстановления нарушенного права лица.

В оспариваемых судебных актах отражено, что запись о внесении изменений в сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ, не является ненормативным правовым актом государственного органа, который может быть оспорен в арбитражном суде в соответствии с главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В силу пункта 3 статьи 5 и статьи 11 Закона о государственной регистрации, запись производится на основании решения налогового органа, которое является самостоятельным ненормативным актом. В связи с этим при наличии соответствующих оснований недействительным может быть признано решение регистрирующего органа о государственной регистрации изменений, а не сама запись, произведенная на основании такого решения.

При осуществлении государственной регистрации с нарушениями закона оспариванию должна подлежать не запись о государственной регистрации внесения соответствующих сведений в государственный реестр, а решение о государственной регистрации, которое является документом, принимаемым по результатам проведенной проверки представленных заявителем документов. Соответствующая правовая позиция отражена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 19 января 2017 года по делу N 305-ЭС16-10612.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции считает выводы судов первой и апелляционной инстанций законными и обоснованными, сделанными при правильном применении норм материального и процессуального права, с установлением всех обстоятельств по делу, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора.

2.3. Отменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и признавая недействительным оспариваемое решение о государственной регистрации ликвидации юридического лица, суд кассационной инстанции исходил из того, что суды не приняли во внимание правовую позицию, изложенную в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.10.2011 N 7075/11, согласно которой необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию. Суд кассационной инстанции также отметил, что наличие альтернативных способов защиты права само по себе не является достаточным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

По делу N А40-135541/2016 ПАО обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Инспекции о признании недействительным решения от 25.04.2016 в отношении ООО, согласно которому в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) внесена запись от 25.04.2016 N 9167746763032 о прекращении деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией, признании недействительной внесенной в ЕГРЮЛ записи от 25.04.2016 N 9167746763032 о ликвидации ООО, обязании регистрирующего органа аннулировать в ЕГРЮЛ запись от 25.04.2016 N 9167746763032 о ликвидации ООО, восстановить в ЕГРЮЛ запись об ООО как о действующем юридическом лице.

Решением от 22.09.2016 Арбитражный суд города Москвы в удовлетворении заявления ПАО отказал.

Постановлением от 20.01.2017 Девятого арбитражного апелляционного суда решение суда оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ПАО обратилось с кассационной жалобой в Арбитражный суд Московского округа, в которой просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить ввиду нарушения норм материального и процессуального права.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как следует из заявления общества при обращении в арбитражный суд, между ПАО и ООО (заемщик) был заключен кредитный договор от 28.08.2014 N 050/14-К-101, в соответствии с условиями которого банк предоставил заемщику кредит в сумме 27 000 000 руб. со сроком погашения до 26.08.2015.

Не исполнив обязательство по возврату суммы кредита в установленный договором срок, ООО было принято решение о ликвидации общества (протокол от 18.12.2015 N 4).

Сообщение о принятии решения о ликвидации опубликовано 20.01.2016.

15.03.2016 в адрес ликвидируемого должника заявителем было направлено требование о кредитора с указанием суммы задолженности, ответ на которое получен не был.

Кроме того, 13.04.2016 конкурсный управляющий ПАО уведомил Инспекцию о наличии задолженности ООО, обращении в арбитражный суд с иском о ее взыскании и о подаче заявления о принятии обеспечительных мер в виде запрета регистрирующему органу вносить запись о регистрации.

Из ответа Инспекции от 22.04.2016 N 05-18/029888 следует, что он принял указанную информацию к сведению, однако, по мнению регистрирующего органа, основания для принятия решения о приостановлении государственной регистрации отсутствуют.

25.04.2016 в ЕГРЮЛ была внесена запись N 9167746763032 о прекращении деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией.

В силу пункта 1 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации ликвидационная комиссия принимает меры по выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности, а также уведомляет в письменной форме кредиторов о ликвидации юридического лица.

Ликвидатор общества в соответствии с пунктом 2 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации обязан составить промежуточный ликвидационный баланс, содержащий сведения о составе имущества ликвидируемого юридического лица, также провести полный анализ финансового состояния ликвидируемого юридического лица и необходимые мероприятия для выявления непогашенной задолженности перед кредиторами.

Однако такие действия в отношении ПАО ликвидатором ООО совершены не были, факт заключения кредитного договора и выдачи денежных средств не оспорен, доказательств обратного суду не представлены.

Несоблюдение порядка ликвидации, установленного статьями 61 - 64 Гражданского кодекса Российской Федерации, является правовым основанием для отказа в государственной регистрации прекращения деятельности.

Между тем, рассматривая вопрос правомерности ликвидации ООО, суды, установив указанные выше обстоятельства, пришли к выводу о том, что установленный законом порядок ликвидации юридического лица соблюден и у регистрирующего органа имелись основания для принятия решения, являющегося предметом оспаривания в рамках настоящего дела, несмотря на то, что регистрирующий орган был своевременно извещен обществом о недостоверности представленных ликвидатором сведений.

Однако суды не приняли во внимание правовую позицию, изложенную в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.10.2011 N 7075/11, согласно которой необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию. Поэтому представление ликвидационного баланса, не отражающего действительного имущественного положения ликвидируемого юридического лица и его расчетов с кредиторами, следует рассматривать как непредставление в регистрирующий орган документа, содержащего необходимые сведения, что является основанием для отказа в государственной регистрации ликвидации юридического лица в соответствии с подпунктом "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Аналогичная правовая позиция изложена в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 15.10.2015 N 305-КГ15-7112 по делу N А40-15395/2014.

При таких обстоятельствах решение и постановление подлежат отмене в части признания недействительным решения Инспекции от 25.04.2016 в отношении ООО, согласно которому в ЕГРЮЛ внесена запись N 9167746763032 от 25.04.2016, с принятием нового судебного акта об удовлетворении требований.

2.4. Установив, что вступившим в законную силу решением суда общей юрисдикции совершенное исполняющей обязанности главы администрации сельского поселения нотариальное действие по свидетельствованию подписи физического лица в заявлении по форме N Р14001 было признано незаконным, суды пришли к выводу о том, что при подаче в регистрирующий орган указанного выше заявления было нарушено требование пункта 1.2 статьи 9, пункта 2 статьи 18 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) в части заверения подлинности подписи заявителя в нотариальном порядке, и ввиду несоблюдения нотариальной формы представляемых на государственную регистрацию документов в случае, когда такая форма обязательна, признал оспариваемое решение Инспекции незаконным, возложив на ответчика обязанность внести в Единый государственный реестр юридических лиц в установленном порядке соответствующие изменения.

По делу N А17-8329/2015 Общество обратилось в Арбитражный суд Ивановской области с заявлением о признании незаконным решения Инспекции от 18.11.2015 N 12469А о государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, не связанных с внесением изменений в учредительные документы, в части сведений о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица - общества с ограниченной ответственностью, и об обязании ответчика внести в Единый государственный реестр юридических лиц соответствующие изменения.

Решением суда от 16.12.2016 требования Общества по делу удовлетворены, оспариваемое решение регистрирующего органа признано незаконным и отменено, на ответчика возложена обязанность внести в Единый государственный реестр юридических лиц в установленном порядке соответствующие изменения.

Не согласившись с принятым судебным актом, считая его незаконным и необоснованным, М.А.Ю. обратился во Второй арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

11.11.2015 М.А.Ю. обратился в Инспекцию с заявлением о государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, не связанных с внесением изменений в учредительные документы, в части сведений о нем как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица.

Как следует из удостоверительной надписи в заявлении, сделанной 11.11.2015, данное заявление по форме Р14001 подписано М.А.Ю., его личность установлена, полномочия как генерального директора общества с ограниченной ответственностью проверены, подпись сделана им в присутствии исполняющего обязанности главы администрации Неверово-Слободского поселения Пестяковского муниципального района Ивановской области К.Н.В. К заявлению среди прочего приложена копия распоряжения администрации Неверово-Слободского поселения Пестяковского муниципального района Ивановской области от 05.10.2015 N 17 о возложении исполнения обязанностей главы администрации на К.Н.В., копия листа записи из Единого государственного реестра юридических лиц в отношении администрации Неверово-Слободского поселения Пестяковского муниципального района Ивановской области о внесении 29.10.2015 записи о К.Н.В. как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица.

18.11.2015 на основании заявления по форме N Р14001 и приложенных к нему документов регистрирующим органом в Единый государственный реестр юридических лиц внесены изменения в части сведений о М.А.Ю. как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица - обществе с ограниченной ответственностью.

Пунктом 2 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) предусмотрено, что для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган среди прочего представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны.

Порядок государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, и внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, определен статьей 18 Закона N 129-ФЗ, в силу пункта 2 которой представление документов для регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, и (или) внесения в Единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с изменениями учредительных документов юридического лица, осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 9 данного Федерального закона.

Согласно пункту 1.2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ необходимые для государственной регистрации заявление, уведомление или сообщение представляются в регистрирующий орган по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, и удостоверяются подписью заявителя, подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке, если иное не установлено данным пунктом. При этом заявитель указывает свои паспортные данные или в соответствии с законодательством Российской Федерации данные иного удостоверяющего личность документа и идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии).

Свидетельствование в нотариальном порядке подписи заявителя на представляемых при государственной регистрации заявлении, уведомлении или сообщении не требуется в случае: представления документов, предусмотренных статьей 12 данного Федерального закона, непосредственно в регистрирующий орган лично заявителем с представлением одновременно документа, удостоверяющего его личность; представления документов, предусмотренных статьями 22.1, 22.2 и 22.3 данного Федерального закона, в регистрирующий орган непосредственно или через многофункциональный центр лично заявителем с представлением одновременно документа, удостоверяющего его личность; направления документов в регистрирующий орган в порядке, установленном пунктом 1 названной статьи, в форме электронных документов, подписанных усиленной квалифицированной электронной подписью заявителя.

Поданное М.А.Ю. в Инспекцию заявление по форме N Р14001 о государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, не связанных с внесением изменений в учредительные документы, в части сведений о нем как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, не подпадает под приведенные выше исключения, в связи с чем подпись М.А.Ю. на таком заявлении должна была быть засвидетельствована в нотариальном порядке.

Нотариальные действия в Российской Федерации совершают нотариусы, работающие в государственной нотариальной конторе или занимающиеся частной практикой и руководствующиеся в своей деятельности Основами законодательства Российской Федерации о нотариате, утвержденными постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 11.02.1993 N 4462-1.

Согласно статье 80 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, свидетельствуя подлинность подписи, нотариус удостоверяет, что подпись на документе сделана определенным лицом, но не удостоверяет фактов, изложенных в документе.

В соответствии со статьей 37 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате в случае, если в поселении или расположенном на межселенной территории населенном пункте нет нотариуса, соответственно глава местной администрации поселения и специально уполномоченное должностное лицо местного самоуправления поселения или глава местной администрации муниципального района и специально уполномоченное должностное лицо местного самоуправления муниципального района имеют право свидетельствовать подлинность подписи на документах для лиц, зарегистрированных по месту жительства или месту пребывания в данных населенных пунктах.

В целях исполнения требования о засвидетельствовании в нотариальном порядке подписи в заявлении по форме N Р14001 о государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, не связанных с внесением изменений в учредительные документы, М.А.Ю. обратился к исполняющей обязанности главы администрации Неверово-Слободского сельского поселения Пестяковского муниципального района Ивановской области К.Н.В., которая совершила испрашиваемое нотариальное действие и 11.11.2015 поставила на заявлении удостоверительную надпись.

Между тем решением Пестяковского районного суда Ивановской области от 27.05.2016 по делу N 2-521/2016 указанное нотариальное действие по свидетельствованию подписи в заявлении было признано незаконным.

Согласно статье 312 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда, которым удовлетворено заявление о совершенном нотариальном действии или об отказе в его совершении, отменяет совершенное нотариальное действие или обязывает совершить такое действие.

Приняв во внимание указанное обстоятельство, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что в связи с отменой нотариального действия по свидетельствованию подписи М.А.Ю. на заявлении такое заявление надлежало считать поданным в регистрирующий орган с нарушением требований пункта 1.2 статьи 9, пункта 2 статьи 18 Закона N 129-ФЗ в части заверения подлинности подписи заявителя в нотариальном порядке.

Согласно пункту 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления заявителем определенных данным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов (подпункт "а"), а также несоблюдения нотариальной формы представляемых документов в случаях, если такая форма обязательна в соответствии с федеральными законами (подпункт "г").

В рассматриваемом случае нарушение требований к содержанию документов, предъявляемых при обращении в регистрирующий орган за совершением регистрационных действий, приравнивается к их отсутствию, в связи с чем для заявителя наступают аналогичные правовые последствия.

Несоблюдение М.А.Ю. требований, предусмотренных пунктом 1.2 статьи 9, пунктом 2 статьи 18 Закона N 129-ФЗ, фактически означает незаполненность соответствующих граф заявления, что в свою очередь лишает этот документ статуса заявления о государственной регистрации и является основанием для отказа в государственной регистрации в соответствии с подпунктами "а", "г" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ.

При таких обстоятельствах оспариваемое решение Инспекции от 18.11.2015 N 12469А о государственной регистрации внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, не связанных с внесением изменений в учредительные документы, в части сведений о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица - общества с ограниченной ответственностью (запись за основным государственным регистрационным номером 2153702307394), обоснованно признано судом первой инстанции незаконным.

2.5. Основания для отказа в государственной регистрации изложены в статье 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ от 08.08.2001 "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", перечень которых не допускает принятие решения об отказе в государственной регистрации в случае обращения заявителя с заявлением об оставлении документов без рассмотрения. Оставление документов без рассмотрения без вынесения регистрирующим органом решения о государственной регистрации либо решения об отказе в государственной регистрации Федеральный закон N 129-ФЗ от 08.08.2001 "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" также не допускает.

По делу N А41-55452/16 А.А.И. обратился в Арбитражный суд Московской области с заявлением к Инспекции и Главному управлению Пенсионного фонда Российской Федерации о признании недействительной записи в едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей о регистрации индивидуального предпринимателя А.А.И. с 20.08.2013, об обязании Инспекции исключить из единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей запись о регистрации индивидуального предпринимателя А.А.И. с 20.08.13, о признании отсутствующими основания для взыскания с индивидуального предпринимателя А.А.И. недоимки по страховым взносам, пени и штрафов с момента регистрации индивидуального предпринимателя А.А.И. в едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей - 20.08.2013.

Решением Арбитражного суда Московской области от 21.12.2016 в удовлетворении требований А.А.И. отказано.

Законность и обоснованность решения проверялась по апелляционной жалобе А.А.И., в которой истец просил решение суда первой инстанции отменить, заявленные требования - удовлетворить.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения состоявшегося по делу судебного акта.

В соответствии со статьей 22.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (в редакции, действовавшей на момент государственной регистрации заявителя; далее - Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ) при государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя в регистрирующий орган представляются: подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти; копия основного документа физического лица, регистрируемого в качестве индивидуального предпринимателя (в случае, если физическое лицо, регистрируемое в качестве индивидуального предпринимателя, является гражданином Российской Федерации); документ об уплате государственной пошлины.

Статья 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ (в редакции, действовавшей на момент государственной регистрации заявителя) устанавливает, что в регистрирующий орган документы могут быть направлены почтовым отправлением с объявленной ценностью при его пересылке с описью вложения, представлены непосредственно либо через многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг (далее - многофункциональный центр), направлены в форме электронных документов, подписанных электронной подписью, с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, в том числе сети Интернет, включая единый портал государственных и муниципальных услуг, в порядке, установленном уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Согласно правовой позиции, выраженной в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.10.2011 N 7075/11, от 15.07.2014 N 4407/14 и от 15.01.2013 N 11925/12, необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию.

Представление на государственную регистрацию подложных документов, не порождающих каких-либо юридических последствий, следует рассматривать как непредставление в регистрирующий орган документов, содержащих необходимые сведения, что является основанием для отказа в государственной регистрации на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ.

Как усматривается из материалов дела, 13.08.2013 в регистрирующий орган был представлен комплект документов для государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, предусмотренный пунктом 1 статьи 22.1 Федерального закона N 129-ФЗ от 08.08.2001, а именно: заявление о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя по форме N Р21001, удостоверенное подписью А.А.И., копия паспорта Российской Федерации гр. А.А.И., документ об уплате государственной пошлины.

На следующий день, 14.08.2013, в Инспекцию поступило заявление А.А.И., в котором заявитель просил оставить без рассмотрения документы, поданные на регистрацию 13.08.2016.

Вместе с тем, 20.08.2013 Инспекцией принято решение N 2120 о государственной регистрации А.А.И. в качестве индивидуального предпринимателя.

Из содержания письма заместителя руководителя Управления ФНС России от 11.02.2014 N 10-11/07144 на обращение заявителя от 14.01.2014 следует, что заявление А.А.И. от 14.08.2013 об оставлении без рассмотрения документов, представленных для государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, не было рассмотрено регистрирующим органом, поскольку к указанному заявлению не была приложена копия документа, удостоверяющего личность заявителя - физического лица.

Согласно письму заместителя руководителя ФНС России N СА-3-14/1542@ от 24.04.2014 на обращение А.А.И. от 22.02.2014 оставление документов без рассмотрения без вынесения регистрирующим органом решения о государственной регистрации либо решения об отказе в государственной регистрации Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ не предусмотрено. Вместе с тем данное заявление подлежало рассмотрению в порядке, установленном Федеральным законом от 02.05.2006 N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации".

В силу положений пункта 1 статьи 11, пункта 4 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ при представлении в регистрирующий орган документов для государственной регистрации предусмотрено принятие решения о государственной регистрации либо решения об отказе в государственной регистрации.

Основания для отказа в государственной регистрации изложены в статье 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ, перечень которых не допускает принятие решения об отказе в государственной регистрации в случае обращения заявителя с заявлением об оставлении документов без рассмотрения. Оставление документов без рассмотрения без вынесения регистрирующим органом решения о государственной регистрации либо решения об отказе в государственной регистрации Федеральный закон N 129-ФЗ от 08.08.2001 также не допускает.

Таким образом, регистрирующий орган может отказать в государственной регистрации, но не вправе оставить представленные на регистрацию документы без рассмотрения.

Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ не содержит такого понятия, как оставление заявления без рассмотрения.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 6 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 6/8 от 01.07.1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", спорные акты могут быть признаны недействительными только при одновременном наличии двух условий: несоответствии их закону или иному правовому акту; нарушении указанными актами гражданских прав и охраняемых законом интересов юридического лица, обратившегося в суд с соответствующим требованием.

Бремя доказывания факта нарушения прав и интересов заявителя следует также и из положений статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым лицо, заинтересованное в защите своих прав, вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав. Заинтересованность как процессуальная категория предполагает собой нарушение охраняемых законом прав и (или) интересов заявителя. Если заявителем не будет доказан факт нарушения его прав в результате издания ненормативного правового акта, решения, осуществления противоправных действий (бездействия), суд отказывает в удовлетворении заявленных требований.

Принимая во внимание совокупность изложенных обстоятельств дела, регистрирующий орган при отсутствии оснований для отказа в государственной регистрации обоснованно осуществил регистрационные действия на основании представленных для государственной регистрации документов, предусмотренных пунктом 1 статьи 22.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ.

Доказательств обращения в регистрирующий орган в порядке, установленном статьей 22.3 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ, для государственной регистрации при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя заявителем не представлено.

Частью 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, в том числе заявление А.А.И. от 14.08.2013 об оставлении без рассмотрения документов, поданных для государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, суд первой инстанции правомерно указал, что само по себе данное заявление не может в данном конкретном случае служить предусмотренным законом основанием для признания требования заявления обоснованным, поскольку данное заявление не могло быть рассмотрено в рамках Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ, так как указанным законом не предусмотрено представление такого заявления.

При этом суд первой инстанции также пришел к обоснованному выводу о пропуске заявителем установленного частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации срока на обращение с заявлением в суд.

В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в определении от 18.11.2004 N 367-О, само по себе установление в законе сроков для обращения в суд с заявлениями о признании ненормативных правовых актов недействительными, а решений, действий (бездействия) - незаконными обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность административных и иных публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушающее право на судебную защиту, поскольку несоблюдение установленного срока, в силу соответствующих норм Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не является основанием для отказа в принятии заявлений по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, - вопрос о причинах пропуска срока решается судом после возбуждения дела, т.е. в судебном заседании. Заинтересованные лица вправе ходатайствовать о восстановлении пропущенного срока, и если пропуск срока был обусловлен уважительными причинами, такого рода ходатайства подлежат удовлетворению судом.

Вопрос соблюдения срока обращения в суд касается существа дела, поэтому подлежит разрешению и в отсутствие заявления ответчика по поводу несоблюдения заявителем при обращении в арбитражный суд этого срока.

Из содержания представленных заявителем документов следует, что А.А.И. еще в 2014 году знал о нарушении своих прав, что также подтверждается письмами УФНС России N 10-11/07144 от 11.02.2014, заместителя руководителя ФНС России N СА-3-14/1542@ от 24.04.2014.

Обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии у заявителя возможности подать заявление в арбитражный суд до истечения процессуального срока, не установлено.

Таким образом, решение вопроса об обращении в арбитражный суд с заявленным требованием зависело исключительно от волеизъявления заявителя.

При таких обстоятельствах, с учетом даты поступления заявления А.А.И. в арбитражный суд (23.08.2016), суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о пропуске заявителем срока на обращение в суд, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Довод заявителя о не получении им свидетельства о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, подлежит отклонению как несостоятельный, с учетом выбора заявителем способа получения документов, подтверждающих факт внесения записи в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей, предусматривающий явку заявителя в регистрирующий орган.

За получением свидетельства о государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя А.А.И. в регистрирующий орган не обращался, что также не оспаривается заявителем по существу.

Кроме того, действующим законодательством не предусмотрен такой способ защиты права, как требование о признании недействительными записей в едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей. В силу пунктов 1, 3 статьи 11 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием внесения соответствующей записи в соответствующий государственный реестр. Регистрирующий орган не позднее одного рабочего дня с момента государственной регистрации выдает (направляет) заявителю документ, подтверждающий факт внесения записи в соответствующий государственный реестр. Следовательно, заявитель в порядке статьи 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вправе оспорить действие и решение регистрирующего органа, которое является самостоятельным ненормативным актом. Сами по себе записи в едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей не являются ненормативными правовыми актами или решениями, которые могут быть оспорены в порядке главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, избранный заявителем способ защиты не может привести к восстановлению тех прав и интересов, которые он считает нарушенными.

При данных обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правомерному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Довод заявителя апелляционной жалобы о неправомерном применении судом первой инстанции установленного частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации срока без соответствующего заявления заинтересованных лиц не может быть признан обоснованным, поскольку этот срок относится к процессуальным срокам, для его применения не требуется заявления заинтересованного лица. Иными словами, в отличие от правила применения срока исковой давности (пункт 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации), данный процессуальный срок может быть применен судом самостоятельно.

3. По вопросу оспаривания иных решений, действий (бездействия), принимаемых (осуществляемых) регистрирующими органами при реализации функции по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

3.1. Отказывая в удовлетворении требования о признании незаконными действий регистрирующего по проведению проверки в отношении общества в части проверки достоверности сведений о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц, суды исходили из того, что оспариваемые действия не нарушают закона или иных нормативных правовых актов. При этом суды отклонили доводы заявителя о том, что непредставление Обществом соответствующих документов и сведений повлечет внесение в Единый государственный реестр юридических лиц записи о недостоверности ранее внесенных сведений в отношении генерального директора Общества, поскольку соответствующие доводы не свидетельствует о незаконности самой проверки и нарушении прав и законных интересов заявителя собственно проводимой проверкой (совершением оспариваемых действий).

По делу N А41-70015/16 Общество обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением к Инспекции о признании незаконными действий по проведению проверки в отношении Общества в части проверки достоверности сведений о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц.

Решением Арбитражного суда Московской области от 15.12.2016 в удовлетворении требований Общества отказано.

Законность и обоснованность решения проверялась по апелляционной жалобе Общества, в которой заявитель просил решение суда первой инстанции отменить, заявленные требования - удовлетворить.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения состоявшегося по делу судебного акта.

Из материалов дела следует, что участниками Общества являются Г.А.В. с долей участия 25 процентов уставного капитала, Л.А.П. с долей участия 25 процентов уставного капитала, К.В.Н. с долей участия 25 процентов уставного капитала, С.Ю.Г. с долей участия 25 процентов уставного капитала. Л.А.П. до 01.07.2016 являлся генеральным директором общества.

Решением внеочередного общего собрания участников Общества от 16.06.2016, оформленным протоколом N 13 общего собрания участников от 16.06.2016, форма проведения: очное присутствие, приняты положительные решения по вопросам повестки дня, в том числе по вопросам прекращения полномочий генерального директора Общества Л.А.П. 20.06.2016, назначения на должность генерального директора Обществам З.В.Г.

Регистрирующий орган 01.07.2016 на основании поступившего 24.06.2016 заявления З.В.Г. по форме N Р14001 (с приложением указанного протокола) внес в Единый государственный реестр юридических лиц запись (ГРН 2165004073793) о прекращении полномочий генерального директора Л.А.П. и возложений полномочий генерального директора на З.В.Г.

В регистрирующий орган 26.07.2016 от Л.А.П. поступило заявление заинтересованного лица о недостоверности сведений, включенных в Единый государственный реестр юридических лиц, по форме N Р34002, в котором заявитель в качестве обстоятельств, свидетельствующих о недостоверности сведений, указал, что представленный протокол является подложным, так как Л.А.П. участия в общем собрании от 16.06.2016 не принимал, протокол не подписывал. Аналогичное заявление поступило от другого участника Общества - Г.А.В.

В связи с поступлением указанных заявлений регистрирующим органом проведены мероприятия по проверке достоверности сведений, включенных в Единый государственный реестр юридических лиц, в части сведений о лице, имеющим право без доверенности действовать от имени Общества, в рамках которых изучены документы и сведения, имеющиеся у регистрирующего органа, в том числе возражения заинтересованных лиц, а также пояснения, представленные заявителем, проведены опросы заинтересованных лиц (Л.А.П., З.В.Г., С.Ю.Г., К.В.Н., К.В.А., Ф.О.А.).

Регистрирующий орган 21.09.2016 направил истцу уведомление о необходимости представления достоверных сведений N 06-46/16930/1, в котором сообщил об установлении недостоверности содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц сведений о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица З.В.Г. и о необходимости сообщить достоверные сведения или представить документы, свидетельствующие о достоверности сведений, в отношении которых направлено уведомление.

В силу части 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, для принятия судом решения о признании действий (бездействия) административного органа незаконными требуется совокупность двух условий: несоответствие оспариваемых действий закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Каким образом проводимая проверка достоверности сведений нарушает права и законные интересы заявителя, суду установить не представилось возможным.

При этом доводы заявителя о том, что непредставление Обществом соответствующих документов и сведений повлечет внесение в Единый государственный реестр юридических лиц записи о недостоверности ранее внесенных сведений в отношении генерального директора Общества, не свидетельствует о незаконности самой проверки и нарушении прав и законных интересов заявителя собственно проводимой проверкой (совершением оспариваемых действий).

В силу пункта 4.1 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных названным Федеральным законом.

В силу пункта 4.2 указанной статьи проверка достоверности сведений, включаемых или включенных в единый государственный реестр юридических лиц, проводится регистрирующим органом в случае возникновения обоснованных сомнений в их достоверности, в том числе в случае поступления возражений заинтересованных лиц относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего включения сведений в единый государственный реестр юридических лиц, посредством: изучения документов и сведений, имеющихся у регистрирующего органа, в том числе возражений заинтересованных лиц, а также документов и пояснений, представленных заявителем; получения необходимых объяснений от лиц, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для проведения проверки; получения справок и сведений по вопросам, возникающим при проведении проверки; проведения осмотра объектов недвижимости; привлечения специалиста или эксперта для участия в проведении проверки.

В силу пункта 4.3 указанной статьи Основания, условия и способы проведения указанных в пункте 4.2 настоящей статьи мероприятий, порядок использования результатов этих мероприятий устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Основания, условия и способы проведения указанных в пункте 4.2 статьи 9 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" мероприятий, порядок использования результатов этих мероприятий утверждены приказом ФНС России от 11.02.2016 N ММВ-7-14/72@.

Согласно пункту 4 указанных Оснований основанием для проведения мероприятий по проверке достоверности сведений, включенных в Единый государственный реестр юридических лиц, является получение регистрирующим органом заявления заинтересованного лица о недостоверности сведений, а также иной информации о несоответствии сведений, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц, сведениям, полученным территориальными органами ФНС России после включения в Единый государственный реестр юридических лиц таких сведений.

Рекомендуемый образец заявления о недостоверности сведений Единого государственного реестра юридических лиц приведен в приложении к настоящим Основаниям и Порядку.

Как было указано выше, Л.А.П., являясь заинтересованным лицом, обратился в регистрирующий орган с заявлением по установленной форме, что явилось основанием для проведения регистрирующим органом соответствующей проверки.

Учитывая изложенное, отсутствуют основания для вывода о незаконности оспариваемых действий регистрирующего органа по проведению проверки в отношении Общества в части проверки достоверности содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц сведений о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица.

При таких обстоятельствах, с учетом предмета и основания иска, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что заявленные требования удовлетворению не подлежат, поскольку оспариваемые действия не нарушают закона или иных нормативных правовых актов.

Решением суда от 12.12.16 по делу N А41-42915/16 удовлетворены требования о признании недействительным решения внеочередного общего собрания участников Общества от 16.06.2016, оформленным протоколом N 13 от 16.06.2016, и решения регистрирующего органа о государственной регистрации вносимых изменений в сведения о юридическом лице и внесении в Единый государственный реестр юридических лиц записи от 01.07.2016 N 2165004073793 о регистрации З.В.Г. в качестве генерального директора Общества.

Данное решение не может иметь преюдициального значения для правильного разрешения спора на дату рассмотрения настоящего дела, однако выводы, к которым пришел суд по делу N А41-42915/16, свидетельствуют о наличии реальных оснований для сомнений у регистрирующего органа в достоверности сведений о З.В.Г., имеющем право без доверенности действовать от имени Общества, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц, и обоснованности совершения оспариваемых действий по проверке достоверности таких сведений.

При этом на момент обращения Лексина А.П. в регистрирующий орган с заявлением по форме N Р34002 исковое заявление по делу N А41-42915/16 уже было принято к производству арбитражного суда (15.07.2016).

При данных обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правомерному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований.

3.2. Установив, что на момент рассмотрения спора регистрирующим органом было принято решение о государственной регистрации изменений местонахождения Общества, суды пришли к выводу об отсутствии со стороны регистрирующего органа бездействия, нарушающего права и законные интересы Общества. При этом довод заявителя о том, что невнесение регистрирующим органом в установленные сроки сведений о месте нахождения Общества нарушило его права в виде вынесения решения о проведении выездной проверки прежним налоговым органом без учета внесения изменений, суды отклонили, так как решение о проведении выездной налоговой проверки само по себе не свидетельствует о нарушении законных прав и интересов заявителя.

По делу N А40-186731/15 Общество обратилось в Арбитражный суд города Москвы к Межрайонной инспекции, Инспекции с заявлением о признании незаконными действия (бездействия) Межрайонной инспекции, выразившегося в неосуществлении в установленный законом срок регистрационных действий по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) записи ГРН 615774652428, решение о внесении которой принято 02.03.2015; об обязании устранить допущенное нарушение прав и законных интересов Общества путем внесения в ЕГРЮЛ исправления в сведения о дате изменения адреса (местонахождения) и налогового учета Общества с отображением в государственном реестре даты регистрации соответствующих изменений в установленный законом срок, исчисляемый с 24.02.2015.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 03.06.2016, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.08.2016 и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 12.12.2016, в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, заявитель просил отменить состоявшиеся судебные акты и удовлетворить заявленные требования, ссылаясь на существенное нарушение судами норм материального и процессуального права.

Изучив судебные акты, состоявшиеся по делу, оценив доводы кассационной жалобы заявителя, суд не нашел оснований для ее передачи на рассмотрение в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как следует из обжалуемых актов, 02.10.2006 Общество зарегистрировано в качестве юридического лица Межрайонной инспекцией, о чем в ЕГРЮЛ внесена запись ГРН 5067746885993.

До 11.03.2015 Общество состояло на налоговом учете в Инспекции.

Протоколом внеочередного собрания учредителей от 17.02.2015 Обществом принято решение о внесении изменений в устав, связанных с изменением адреса местонахождения.

Общество 24.02.2015 обратилось в Межрайонную инспекцию с заявлением по форме N Р13001 о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица.

В расписке о получении документов, представленных для государственной регистрации юридического лица, указана дата выдачи регистрирующим органом документов - 04.03.2015.

Согласно выписке из ЕГРЮЛ дата записи, содержащей сведения об адресе местонахождения и постановке на учет в налоговом органе, указана 11.03.2015.

Обществом 17.03.2015 получено решение Инспекции от 10.03.2015 N 862 о проведении выездной налоговой проверки за 2013 - 2014 года.

Ссылаясь на нарушение сроков внесения в ЕГРЮЛ сведений, Общество обратилось в арбитражный суд с указанными требованиями.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Частью 4 статьи 200 АПК РФ установлено, что при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные доказательства, руководствуясь положениями Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", суд отказал в удовлетворении требований, так как установил, что запись о внесении изменений действительно осуществлена регистрирующим органом за пределами срока, установленного статьей 8 названного Закона, однако на момент рассмотрения спора, регистрирующим органом было принято решение о государственной регистрации изменений местонахождения Общества, отраженных в ЕГРЮЛ, что свидетельствует об отсутствии бездействия органа, нарушающего права и законные интересы Общества.

Довод заявителя о том, что невнесение Межрайонной инспекцией в установленные сроки сведений о месте нахождения Общества нарушило его права в виде вынесения решения о проведении выездной проверки прежним налоговым органом без учета внесения изменений, правомерно отклонен, так как решение о проведении выездной налоговой проверки само по себе не свидетельствует о нарушении законных прав и интересов заявителя.


Популярные статьи и материалы